Альбигойцы

  • Жаренные
Автор:
Первый
Альбигойцы
Аннотация:
18+ ( есть сцены насилия.). Совпадения с реальными людьми и событиями случайны. Автор не призывает к противоправным действиям.
Текст:

В купе поезда ехали четверо мужчин. Основательный дядя с тяжелым взглядом, суетливый вихлястозадый мужичонка, молодой «ботан» в идиотской бородке и седой спокойный мужчина.

Познакомились. Выпили. Разговорились.

С политики и погоды, с вялого обсуждения бабского племени разговор перекинулся на проблему возмездия, а поводом послужил сюжет из интернета. Разъяренная толпа пыталась разорвать педофила, и только полиция вырвала предполагаемого преступника из жадных рук народной фемиды. Возмущенные подписчики канала требовали незамедлительной и публичной казни нелюдя.

- Давить их надо. Всех. Сам бы, своими руками передушил, - весомо бросал Дядя. Глядя на его кулачищи, верилось легко.

- Это точно. Только так. В тему, как говорится, - охотно поддакивал Мужичонка, подскакивая на месте от возбуждения.

Ботан напряженно молчал.

Вступил Седой.

- Вас не смущает то, что вина мужчины не доказана? Это ведь только «предполагаемый преступник». Вполне может быть, что он ни при чем.

- Брось, - тяжело пыхнул Дядя. -Дыма без огня не бывает. Этот … недаром убогий был, с людьми общаться не хотел, за десять лет стакана ни с кем из соседей не раздавил. Значит, нутро гнилое. Только так, стрелять и вешать, не виноват, - повезло, прямиком в рай.

-Альбигойцы, - вдруг непонятно встрял Ботан.

Все посмотрели на него с недоумением.

До этого молодой вел себя тихо, терзал планшет и собственного мнения не обнаруживал.

- Поясни, - потребовал Дядя.

- В средние века были такие, альбигойцы, в Бога верили не по Канону. Вот Папа Римский и повелел истребить еретиков, - слегка дрожавшим от волнения голосом пояснил юноша.

- Ну, повелел и повелел. Мы тут каким боком?

- Когда спросили, как отличить еретика от примерного христианина, Папа ответил: «Убивайте всех. Бог разберет, где свои», - твердым голосом закончил Ботан.

-Ну, хоть и Римский, а правильно рассудил. За это надо выпить.

-Хорошо бы, - обрадовался вихлястозадый.

Но тут Седой громко кашлянул, ударил ребром ладони по столику и выдал:

- Так. Не могу, припекло. Слушайте мою историю.

«Было мне лет пять — шесть, в школу еще не ходил. Повезла меня матушка на юг, к тетке на яблоки и виноград. Денег у нас в обрез было, поэтому путешествовали плацкартом. Вагон довоенный, унылым пластиком перегородки отделаны. Я пластик потихоньку колупал, да пассажиров рассматривал. А рассматривать было что: вагон под завязку. В то время мало кто в купе ездил, все больше плацкартом обходились. И поодиночке, и семьями, детей полно разнокалиберных, одни сиську просят, другие постарше, выпендриваются.

Девочка мне одна понравилась, косы вокруг головы, шея гордая и смеялась ласково. Я с детства почему - то на смех западаю, если он приятный - значит и человек хороший. Девочка эта уже большенькая была, лет тринадцати, с какой-то врожденной учительской жилкой. Собирала она нас, ребятишек, и игры устраивала, истории занятные рассказывала. Так у нее все ловко, да интересно выходило, всем хорошо: ребятишки заняты, родители довольны. Во всех отсеках собирались по очереди, с нашего и начали.

Ехали в нашем дядя Сема и тетя Поля, муж с женой. Дядя Сема весь какой-то гладкий был: плечи большие, круглые, как у борцов, бритая голова как мяч, живот шаром выпирал. Любил дядя Сема во всем порядок: постель свою по струнке заправлял, за чай рассчитывался — копейки помнил, ел — все крошки со стола соберет и в рот, чтоб добро не пропало. Понравился он мне поначалу.

- Ну, здравствуй, коли не шутишь, - сказал.

И руку как взрослому подал.

Никто со мной еще так не здоровался, по настоящему. Лестно показалось мне это.

Дальше — больше.

Широкой души оказался попутчик. Угощал нас вкуснятиной разной, шоколадом, да сервелатом. Я такого и слова никогда не слыхал - «сервелат», мы дома все на картошку, да капусту налегали.

А дядя Сема стол накроет и ласково приглашает:

- Пожалуйте за компанию, попутчики дорогие.

Меня по плечу похлопает, матушку мимоходом по руке погладит. Хороший дядя. Правда, родительнице моей он не глЯнулся, и угощения такие она не поощряла. А тетя Поля почему — то все косилась на матушку, да губы кривила.

Так вот.

Стал я просить матушку, чтоб ребятишки у нас собрались, а она к дяде Семе, согласны, мол?

Кисло глянул дядя Сема на нас, малышню, но тут девочка вмешалась:

- Мы тихонько, мешать не будем, сказки порассказываем и все.

Дядя Сема и разулыбался, растекся медово:

- Ну, если такая барышня симпатичная просит, как откажешь?

Одним словом, добряк.

Ехать долго пришлось, несколько суток. И случилось в этой поездке страшное происшествие, которое всю жизнь мою дальнейшую определило.

Накануне прибыл на боковушку пассажир, необычный с виду: высокий, верста верстой, руки - ноги тощие, а уж глаза совсем жуткие: огромные, навыкате, вот - вот из глазниц выпрыгнут.

Зашел, поздоровался вежливо и больше слова не сказал.

Неприятным он мне показался, необычным, страшным.

И дядя Сема его сразу невзлюбил. Пассажир этот, казалось, всем своим видом порядок нарушал.

- Это не человек, а Рыбий Глаз какой - то,- отметил дядя Сема, когда новый попутчик в тамбур подался, - смотрите, не случилось бы чего.

Вечер, помню, странный выдался: тишина вагон накрыла, нам, ребятишкам, не игралось, девочка наша приуныла, и за окном закат полыхал тревожный, все нутро своим видом выворачивал.

А утром проснулся я от жуткого звука. Женщина кричала, да так страшно, что трудно было поверить, что это человек кричит, а не зверь воет утробно. Я вскочил и к матушке, а она схватила меня, обняла и уши зажала.

- Не слушай, не слушай, - губами шепчет, а у самой руки как лед.

Ни дядя Семы, ни Рыбьего Глаза не было, одна тетя Поля в проход шею вытянула, вслушивалась, да всматривалась.

Крик смешался со странным гулом, все нараставшим и разбухавшим. Казалось, надвигается огромная волна, оглушая и поглощая все на своем пути. И двигалась она в нашу сторону.

Откуда - то прибежал дядя Сема, запыхавшийся, в поту.

Женщины стали его пытать :

- Что, что случилось?

А он, отдышавшись, ответил:

- Рыбий Глаз еще тот подлюка оказался, снасильничал, девочку нашу попортил. Чуяло мое сердце недоброе. Ну ничего, сейчас его научат уму — разуму.

И бритую голову платком промокнул.

Понял я, что с подружкой нашей неладное стряслось, вырвался из матушкиных рук и рванул в сторону гула. Да гул вместе с толпой людской сам к нам в купе явился.

Впереди толпы Рыбий Глаз плелся, пинками, да тычками подгоняемый. Как его били! Как его терзали! Лицо распухшее в крови, ухо надорвано, рука как плеть повисла! И сам он уже был не страшный, а жалкий, как пугало огородное сломанное. Только губы шевелились:

- За что, за что?

А вокруг крик, мат, жадные руки тянутся страшную отметину на человеке оставить.

Задрожал я, закричал :

- Мамочка!

А сам к дяде Семе за помощью, ведь только он, такой сильный и добрый мог остановить происходящее.

И добрый дядя Сема навел порядок. Обстоятельно, деловито нанес он хорошо выверенный удар в глаз избиваемому. Глаз лопнул и потек страшным месивом, а несчастный качнулся, ударился об угол полки и упал. Встать ему уже не пришлось.»

Седой замолчал. Молчали и попутчики. Затем Ботан спросил:

- А что было дальше?

- Дальше? - задумчиво переспросил рассказчик, - дальше не помню. Потерял я сознание и несколько дней пролежал в бреду. Потом несколько лет не разговаривал. Матушка много со мной горя претерпела, оттого и умерла рано. Не пришлось ей увидеть как сын выздоровел, выучился, адвокатом стал.

Опять помолчали. Выпили. Дядя бросил:

- Да, детишкам такие сцены противопоказаны, спорить не буду. Зато наказание свершилось без нудятины и проволочек, вполне справедливо.

- Справедливо, говоришь? - от волнения Седой перешел на «ты», - а как тебе тот факт, что Рыбий Глаз не виноват оказался? Довелось мне все подробности дела того узнать, больной он был, физически не мог подобное совершить.

- Не виноват говоришь...Ну и что? Бог разберет. Зато другим наука будет, тем, кто еще пошалить захочет.

- Как ...

Седой поперхнулся словами. Горячая волна возмущения захлестнула его и заставила замолчать. Ему хотелось сказать очень много правильных и справедливых слов. Что стремление к возмездию может оказаться поводом для звериной потехи. Что самосуд походя ломает множество жизней и калечит невинные души. Что следователи нашли настоящего насильника, и тот оказался виновен в двойном преступлении. Много чего мог сказать Седой.

Но он наткнулся на взгляд Дяди, уверенный и насмешливый, и не сказал ничего.

Лишь коротко ответил на вопрос захлебывающегося от любопытства Мужичонки:

- А кто, кто преступник?

- Разглашению не подлежит.

Нахлынула вязкая усталость, закружилась голова, и Седой подумал:

- Эх, разговорился я, старый дурак. Зря. Что и кому хотел доказать?

За окном поплыли островки домов, закружились дороги, весело мчались автомобили. Поезд подъезжал к большому городу. Седой засобирался, снял чемодан с полки.

И вдруг Ботан, волнуясь, и оттого срываясь на нелепый фальцет, обратился к Дяде:

- А ведь я понял, кто вы. Конечно, не Папа Римский. Вы хуже, вы ...

- Ну, и кто я ?- лениво поинтересовался Дядя, - кто? Боишься сказать?

- Боюсь, - вдруг признался Ботан, - пока.

Седой резко обернулся к юноше:

- Брось, Андрей, тема закрыта. Ты говорил, что выходишь на этой станции?

Значит, нам с тобой по пути. Собирай вещички.

Он дождался Ботана, кивнул :

- Бывайте, мужики.

И они с молодым вместе вышли из вагона.

+10
301
13:26 (отредактировано)
+2
Местами перепутаны дефисы с тире, это сильно бросается в глаза. Читается легко, приятный стиль. Тема острая и лично у меня вызывает отклик, потому что мне не нравится, когда апеллируют к «справедливости», так как это понятие субъективное, как и «норма». Не испытываю также особой симпатии к «дядям Сёмам».
21:48
+1
Спасибо!
21:26
+2
Автор не призывает к противоправным действиям.
прокурору расскажете wink
В купе поезда ехали четверо мужчин. бывают купе еще где-то?
вихлястозадый мужичонка если он сидел (на полке), как узнали про зад?
преступника из жадных рук народной фемиды народная Фемида — крайне неудачное выражение
недаром убогий был, с людьми общаться не хотел, за десять лет стакана ни с кем из соседей не раздавил. откуда это известно? показано, как его толпа пытается растерзать. откуда такой экскурс?
«Было мне лет пять — шесть, в школу еще не ходил. Повезла меня матушка на юг, к тетке на яблоки и виноград. Денег у нас в обрез было, поэтому путешествовали плацкартом. Вагон довоенный, унылым пластиком перегородки отделаны. Я пластик потихоньку колупал, да пассажиров рассматривал. А рассматривать было что: вагон под завязку. В то время мало кто в купе ездил, все больше плацкартом обходились. И поодиночке, и семьями, детей полно разнокалиберных, одни сиську просят, другие постарше, выпендриваются. никто так выпивши рассказывать не будет — не верю я
пропущенные зпт
Угощал нас вкуснятиной разной, шоколадом, да сервелатом. Я такого и слова никогда не слыхал — «сервелат» угу
почему «То» с пробелами и тире? нужен дефис без пробелов
в целом, причесать текст и будет терпимо
только для адвоката герой слишком эмоциональный и импульсивный
да и диалоги неестественные
21:50 (отредактировано)
+2
Спасибо, Влад.
Мужичок «ехал», его к полке не привязали.
Чем неудачна «Народная Фемида»?
Информация из интернета может не ограничиваться одной — двумя фразами.
" Выпивши«не значит пьян. Бывают, ой бывают и интеллигентные люди с грамотной и образной речью.
Непонятно „угу“ по поводу сервелата. В 60-е жили довольно бедно, конечно, не в Москве.
Адвокаты тоже разные бывают. Этот недаром
поездом ехал, эмоциональным и импульсивным тяжело разбогатеть, но и такие встречаются.
Диалоги… Когда каждый год приходится ездить на наших поездах, то подмечаешь много интересного и даже странного.
21:56
+1
мне тоже таки случается ездить на поездах…
22:12 (отредактировано)
+1
Да, бывают такие ораторы, да и философов полно, спать не дают.
21:42 (отредактировано)
+2
Тема горячая. Спорная. Авторский взгляд и оценка имеет право на существование. Только вот оценки я не углядел – только взгляд. Да ладно, и так хорошо. Оценку предоставляется давать читателям – это авторски правильно.
Придерусь вот к чему: к первоначальному осуждению виновного. События построены не совсем грамотно: «Вас не смущает то, что вина мужчины не доказана? Это ведь только предполагаемый преступник» – а почему «предполагаемый»? Ранее ведь чётко утверждалось, что «Разъяренная толпа пыталась разорвать педофила». И никакого сомнения в доказанности педофилии автор перед этим не заронил. Так что здесь мой взгляд споткнулся. И ещё: «Обстоятельно, деловито нанес он хорошо выверенный удар в глаз избиваемому. Глаз лопнул и потек страшным месивом» — очень сомневаюсь, что кулаком можно «лопнуть» глаз. Для этого придётся повредить черепную кость.
Традиционно не буду выискивать грамматически-синтаксических блох. Просто отмечу – они таки есть. Автору – удач!
21:57
+1
кулаком можно выбить глаз — я такое встречал в практике
и не так уж это сложно — попробуйте легонько кентосом себе точно в глаз ударить и поймете
Можно я не буду пробовать?
22:05
+1
В тексте так прямо и говорится «полиция вырвала ПРЕДПОЛАГАЕМОГО преступника»… Все ясно и понятно.
Глаз. Мужчина необычный, больной, и глаза навыкате, не как у всех, поэтому все возможно.
22:49 (отредактировано)
+2
«Вагон довоенный, унылым пластиком перегородки отделаны.» Пластиком вагоны стали отделывать вначале семидесятых XX века, до этого был линкруст, а до линкруста — шпон…
Непонятно, как в условиях «коллективного стриптиза на 70 человек» злодею удалось совершить задуманное и остаться не узнанным…
Не поняла, кем Ботан хотел назвать Дядю, но побоялся.
История волнительная, сопереживательная, читается на одном дыхании. Хороший слог.
23:00
+1
1.Довоенный пластик… Неужели прокол?
2.Вполне реально и даже случается.
3.Ботан и Дядя? Пусть читатель домыслит.
Спасибо. Радует, что рассказ понравился.
19:36 (отредактировано)
+2
«3.Ботан и Дядя? Пусть читатель домыслит.» — автор опять за своё. eyesПри всем уважении, не хочется домысливать, не вижу смысла, но, наступаю себе на горло, ведь автор, в моем воображении, ударяет хлыстиком и снисходительно улыбается: «Ну же, бестолочь, включите мозг, домысливайте! Назвались читателем моего рассказа — обязаны домыслить то, что я хотел сказать.»
И вот заскрипел мозг, заработало воображение. А оно у меня бывает, мягко говоря… В общем разное… Особенно, если над ним насилие совершить…
«Молодой «ботан» в идиотской бородке», как же он хотел назвать Дядю, но не смог, пока? Кстати, почему «пока»? Что значит это — «пока» боюсь сказать? Домысливаю…
Он — «ботан»? «Ботан»! Бородка — идиотская? Идиотская (не просто же так автор акцентировал на этом внимание читателя!). Каких слов от такого ждать?
— А ведь я понял, кто вы. Конечно, не Папа Римский. Вы хуже, вы…
— Ну, и кто я ?- лениво поинтересовался Дядя, — кто? Боишься сказать?
— Боюсь, — вдруг признался Ботан, — пока. — Наклонился, собирая вещички, и произнес тихим шепотом, — мерзкая, вонючая ко-каш-ка — вот кто…
А если серьезно, то при домысливании разрушается логика основных событий этого рассказа и тает приятное впечатление. no
20:43
У кого как.
Мне Ваш вариант не кажется не логичным.
Спасибо.
23:18 (отредактировано)
+2
Исключительно мое мнение.
По содержанию: тема острая, смелая, нужная. Я авторскую позицию увидела, «оценку». Мне она ясна.
По стилю. Написано хорошо.
Что меня лично не устроило… Из четверки работают два перса. Дядя и Седой. Ботана надо раскрыть ярче. Наметка с историческим уходом очень хорошая, интересная, расширить бы, а то ее как Дядя отсекает, так и читателю начинает думаться, мол, и чего, и к чему.
Четвертый мужичонка потерян.
Дядя картонен. Он тут антагонист. Для авторского замысла. Нет, есть люди с такой позицией. Но подано однобоко, сильно намеренно, чувствуется, что он не живет, что он сюжет двигает.
История в истории. Меня напрягало, что рассказ-воспоминание написан с учетом литературного произведения с «говорящими» пейзажами и эмоциональной реакцией героев. Воспоминания ребенка пяти-шести лет… Да сервелат он запомнит, но закат, который как-то там влиял эмоционально, или как дядя в определенный момент улыбался, медово-немедово, кто какие слова сказал, прямой речью. Ну отдельная фраза в память западет, а вот прямо монологом, диалогами… так не рассказывают детские воспоминания. Так говорят друг с другом. Как-то сама стилистика рассказа авторская, не от лица Седого. Мне в нее не поверилось. А когда перестаешь верить в детали, перестаешь верить в идею. Скользкая дорожка.
Ну и как Седой узнал о подробностях этого дела? Поднял архивы? Мне кажется по прошествию лет… ну как-то с трудом верится в деталь. А она важная.
Сцена избиения деталями Шолохов «Тихий Дон»
Это по ощущениям моим.
23:45 (отредактировано)
+2
Спасибо.
Так рассказывают детские воспоминания, осмысленные с возрастом. Впечатлительный ребёнок, колупающий стенки, помнит атмосферу и образы, красноту за окном. Понимание приходит с годами.
Архивы. Все — таки герой недаром в этой сфере работал. Представьте человека с детской психической травмой и неприятием произошедшего.Конечно докопался, это не трудно.
Дядя. А как Вам другой, дядя Сема? Хотелось, чтобы читатель увидел связь и образ первого дополняется и раскрывается вторым. Не получилось,?
По поводу Шолохова сказать ничего не имею, сцена с натуры.
23:57
1. Так детские воспоминания рассказывают писатели))) но Вам виднее.
2. Архивы. Ок. Архивы. Я правда склонна к тому, что в то время все это так было либо под «секретно», либо безалаберно потеряно, но это мое представление. Вам опять же виднее.
3. Другой дядя, как личность, арку для меня не вывел.
4. Верю. У него, наверное, тоже
00:01
1.Это все-таки рассказ, а не протокол.
Пункт 3. Жалко, была надежда и старание.
00:06
+1
1. Это все-таки сковородка, не табуретка. Кроме стиля авторской речи и протокола, есть миллион вариантов, как мне кажется.
По пункту 3. понятно, что вся эта история рассказана, чтобы Дядю заткнуть. Это понятно. Старались, получилось.
08:03
+3
1. молодой «ботан» в идиотской бородке — такой молодой, что в бородку поместился?
2. почему — то — мелочь, но тем не менее. Дефисы-то ставятся всегда без пробелов, а тире - с пробелами.

Написано живо и интересно. Правда такой громкий и слегка пафосный дисклеймер навесили, а на деле — убрать этот лопнувший глаз и все, стандартный 16+. Я прям расчлененки ждал, морально приготовился, а вы… Эх… smile
Персонажи получились разные, но толку от этого мало. Ладно Ботан хоть изредка что-то поддакивал, четвертого «ВИХЛЯСТОЗАДОГО» (почему не «вихлозадого»? Это другое?) потеряли вообще. Он там до кучи, потому что купе четырех-местное.
Седой единственный, кто представляет интерес, Дядя этот — картон-картоном, сплошной непробиваемый лоб. И я понимаю, что такие кадры встречаются, но он прям неандерталец у вас. Немного совсем не хватило, чтобы сделать его живее. Все-таки почему эти люди такие твердолобые? Потому что недалекие. Он может громогласно и уверенно нести чушь, но если умный человек ему лаконично и доходчиво объяснит, что это чушь, он на пару секунд зависнет, напряжет умишко, а потом скажет «Да хоть бы и так!» и повторит свою чушь. Твердолобость идет от полного нежелания принять другую точку зрения, но если им ее на блюдечке поднесут, они слегка опешат. Я с ходу вспомню где-то три таких кадра, с которыми знаком лично. И ваш до них не дотягивает) Гнет одну линию, при этом никаких сомнений, которые присущи любому живому человеку, не чувствуется. А у таких героев они, как ни парадоксально, ведущие штрихи. Тени для придания объема.
по-моему чушь какую-то сказал
Кто же все-таки преступник? Появилось несколько версий обеих историй, остановиться на одной трудно. Но допустим, было так: в прошлом насильник — дядя Сема, сразу подумал об этом, и эта версия вырисовывается хорошо, тут вам как автору — бурные овации. В нынешнем же разыскиваемый педофил — Дядя, но здесь уже никаких улик читателю вы не оставили, это просто выстрел в молоко.
Вердикт:
Доработать образы и добавить им объема. Мужичонку либо вообще убрать, либо расширить его роль. В остальном, очень даже неплохо
09:00 (отредактировано)
+1
В рассказе представлены типы людей.
«Мужичонка»-подпевала сильным, таких у нас хоть отбавляй, своего у них ничего- поэтому штрихами.
А вот Дядя типичный из типичнейших, непробиваемый ни на йоту и никогда. Оглянитесь вокруг! Они, такие же, как и дядя Сема, «порядок любят». На словах ой как. А на деле все кончается преступлением. Вы дядю Сему раскусили.
А Ботану еще развиваться и развиваться, он в процессе, поэтому и боится «пока».
Спасибо за внимательное прочтение и критику.
09:27
+2
Интересный стиль, хороший слог, читается легко. Герои получились действительно разные, автору удалось размежевать характеры людей из разных слоев общества.
Автор поднял злободневную тему и это правильно. Много на самом деле безвинно казненных. Для обвинения и казни нужно еще доказать вину подозреваемого. Много на ум приходит историй с насильниками и убийцами… Есть доказанные, как например преступления Чекатилло, но есть и не доказанные, как например, история из фильма «Зеленая миля», — безвинного человека на электрическом стуле казнили, хотя потом выяснили кто всё таки убил детишек. А вот история из фильма «Ворошиловский стрелок» стоит особняком…
Как бы там ни было, но автор молодец. Плюс дал подсказку кто вероятный преступник, пусть читатель сам додумывает. Ну а все грамматические либо синтаксические ошибки я сейчас пропускаю. Мне был важен смысл и посыл истории. Плюс.
09:33
+1
Спасибо.
Да, тема, к сожалению, злободневна всегда.
10:56
+1
Вчера читала, увлеклась, забыла, что надо ошибки выискивать. Сегодня перечитывала, увлеклась… Да бог с ними с ошибками, когда тема актуальная, история практически реальная, столько мыслей возникает, ведь все мы сталкивались с такими типажами и столкнемся ещё не раз. И непонятно, что с этим делать и как себя вести, ведь они непобедимы.
Автору спасибо! Душу разбередил, мозги расшевелил, значит основную задачу литератора выполнил.
11:06
+1
Вам спасибо, Светлана.
Отклик в читательском сердце, вот оно-счастье!
11:30
+2
Начало не очень. В одном предложении вводятся четверо персонажей, и по их описаниям ясно, на чьей стороне симпатии автора. С первых строк видим героя, антагониста, подпевалу и юнца-теоретика.
Интриги в рассказанной Седым истории я не нашла: в прошлом всего два мужских персонажа. Если один невиновен, то преступник — или дядя Сема, или вообще неизвестно кто. Разглашению ведь не подлежит…
Способ раскрытия основной темы сомнителен. Загвоздка в антагонистах. Оба громче всех выступают за справедливое возмездие на месте и своими силами. Однако дядя Сема из прошлого с огромной вероятностью является преступником, Дядя из настоящего — вообще непонятно кто.
Параллели между персонажами очевидны, но к какому выводу должен прийти читатель? Мотивация дяди Семы ясна: нужно отвести подозрение от себя. А Дядя тоже педофил или просто дурак? Мораль “на воре шапка горит” сюда точно не лезет. Для вывода “творящий самосуд уподобляется преступнику” оснований мало.
В целом отклика рассказ не вызвал. Готова принять шаблонность персонажей и недомолвки в сюжете как часть авторской задумки, но раскрытия этой самой задумки не увидела.
11:38
+1
Спасибо, Ксения.
К какому выводу должен прийти читатель? Мораль не лезет?
А вот это уже читательская задача. Никто ничего не должен. Автор специально оставил поле для размышлений.
И, судя по Вашему комментарию, правильно.
11:43
+3
Извините, если вмешиваюсь.
Читатель тоже додумывать не должен. Оставить ему поле для размышлений тоже хорошо, но ведь надо и позаботиться о том, чтобы ему захотелось додумывать. Кто-то прочитает рассказ, скажет «Вообще ничего не понятно, кто маньяк-то, хоть бы намек дали! Тьфу, зря читал». Перебор с загадками тоже плохо. Хорошо, когда хотя бы возможность додумать есть, когда правильный ответ есть, и подсказки к нему автор заботливо попрятал по всему тексту. Но когда автор сам не смог определиться с версией и принял решение мол, а, читатель сам додумает, как ему больше понравится, то это уже — дурной тон.
11:55
+1
Вы, например, все поняли.
А намеков в тексте столько…
Но критика имеет право быть, спасибо.
11:59
+2
Я просто хотел предостеречь) Будьте осторожны с этими полями для размышлений, читатель не дурак, конечно, но с опреденной точки зрения — тот еще дурак) Как в театре нас учили — «запомните, зритель тупой — ему нужно все разжевать»))
12:01
+1
Понятно, спасибо.
11:58
+1
Да, был первый вариант с полным «разжевыванием».
15:39
+2
В рассказе присутствует идея, хорошая сюжетная линия, продуманный состав героев. В отличие от предыдущих комментаторов, я считаю представленных четырех разнохарактерных героев — отличной репрезентативной выборкой общества, что добавляет целостности и рассказу в раскрытии основной идеи.
В то же время, конец рассказа мне не понравился, и я долго не могла понять почему так. Я люблю незавершенность, когда автор оставляет читателю возможность догадаться/поразмышлять. Но в данном случае, на мой взгляд, ряд моментов… не очень. Так
1) фраза
— Разглашению не подлежит.
непонятно почему Седой не дал ответ. Разве это закрытая информация? Кажется только для того, чтобы не говорить в рассказе прямо, что насильник Сема. С этой точки зрения
Лишь коротко ответил на вопрос захлебывающегося от любопытства Мужичонки: — А кто, кто преступник? — Разглашению не подлежит.
в рассказе лишние.
2)
— А ведь я понял, кто вы. Конечно, не Папа Римский. Вы хуже, вы ...

В этом моменте, на мой взгляд, две проблемы.
2.1) Первая проблема, может и несущественная, в том, что, действительно, непонятно кто без каких-то отсылок или намеков. В отличие от Narrator я бы вообще сказала Дьявол и получился бы рассказ с элементами мистики. Фраза "- Боюсь, — вдруг признался Ботан, — пока." тоже звучит странно: во-первых, не так много ситуаций, когда молодой человек открыто скажет, что боится; а во-вторых, «пока» звучит как вызов. Короче, на мой взгляд, это скорее фраза из американского экшена.
2.2) Вернемся ко второй проблеме — внимание в рассказе ни с того, ни с сего резко переключается с широкой проблемы «линчевания» на личность самого Дяди, «затирая» саму идею рассказа. А надо ли это? Надеюсь автор не обидится, но
— Ну, и кто я ?- лениво поинтересовался Дядя, — кто? Боишься сказать? — Боюсь, — вдруг признался Ботан, — пока.
я бы тоже выкинула.
16:03 (отредактировано)
+1
Спасибо за прочтение и комментарий.
Почему не дал ответа? Все в тексте рассказа:
«Хотелось сказать много»… и далее до вопроса Мужичонки. Старый седой человек понял, что «мечет бисер перед свиньями», если коротко. И только реакция Ботана показала, что есть люди, которые поймут, и его рассказ не пропал втуне.
А Ботаны на то и Ботаны, они МОГУТ сказать то, в чем постыдятся признаться другие.
16:09
+1
И добавлю.
Да, личность Дяди пока определяющая. Пока что сильные едут, а слабые «выходят из поезда».
Но выходят они вместе.
16:21
+1
1)
Старый седой человек понял, что «мечет бисер перед свиньями»,
У вас уже есть фраза «Но он наткнулся на взгляд Дяди, уверенный и насмешливый, и не сказал ничего.», которая отлично это показывает. Не думаю, что последующие фразы это усиливают. Я не эксперт/литературовед или даже писатель, но сама столкнулась было с тем, что выкидывая часть фраз, смысл не изменяется, а скорее становится четче. В любом случае — это личная позиция читателя.
2) Что касается
личность Дяди пока определяющая

Все таки хотелось бы определиться личность конкретного Дяди или тип таких как этот Дядя?
16:25 (отредактировано)
Вы же сами в первом комментарии написали про репрезентативность.
Дяди как тип многочисленны.
Пока.
16:29
В таком случае пункт 2.2) с моей точки зрения остается неизменным :)
22:48
+2
Мне рассказ понравился. За жизнь. Сцена с расправой над Рыбьим Глазом заставила содрогнуться. Может автор задеть! и это здорово
22:51
+1
Спасибо, Василиса, за отзыв.
08:36
Огромная благодарность всем критикам и комментаторам!!!
11:40 (отредактировано)
+1
Рассказ очень непростой, получился липкий и вязкий, как паутина для мухи. Очень сильно напомнил мне то, что я делал в «РЭП-е» и «Либеральной сказке», только с одним отличием: если я полностью переделывал в либерально-ущербные, изуродованные эго-индивидуализмом мышление и речь героев, то здесь мы сталкиваемся с такой же переделкой мышления и речи повествователя. И хорошо это или плохо — я не знаю, всё зависит от того, насколько повествователь автору альтер-эго или антагонист. Потому ставить плюс или минус — это для меня проблема. Но однозначно не ноль, и пусть плюс или минус решит подброшенная монетка…

Я пять раз перечитывал рассказ и размышлял.

Ведь, действительно, практически все «недостатки» текста —

— «вывернутое наружу» построение сюжета, если все «традиционные» с архаики и вплоть до конца 20 века сюжеты пытались «сокращать количество сущностей», сводить всё разнообразие в единый пучок, и даже такие философские вещи, как тютчевское «Природа — Сфинкс, И тем она верней // Своим искусом губит человека, // Что, может статься, никакой от века // Загадки нет и не было у ней» собирает все смысловые пучки и турбулентности вокруг триады Природа — Человек — Загадка Сфинкса, то здесь мы имеем принципиально «раздёрганный» сюжет с переизбытком «несводимых в единый центр» подробностей, с начатыми и незаконченными возможными сюжетными линиями;
— неопределённая, непрояснённая, невыявленная структура повествования: даже сугубо-условное «завязка — кульминация — развязка» в приложении к этому тексту «плывут» и «размазываются» по разным аспектам повествования в повествовании о повествовании (именно так: повествование о событии в поезде, в котором повествуется о событии, которому внутренний повествователь — «юный Седой» — был скорее свидетелем, чем участником — какую завязку, какую кульминацию и какую развязку считать основной?)
— цитирование, в том числе и культурно-историческое, «альбигойцы», остаётся вне конкретной текстовой сюжетной (сюжетных?) привязок, для «привязки», для понимания роли и места цитируемого требуется неявная контекстуальная включённость, причём не просто «включенность в контекст истории», но ещё и морально-этическая оценка — и тех, цитируемых, событий, и всех трёх событий в данном тексте, и даже всего исторического процесса, историософии — то есть цитирование текста несамодостаточно, оно не живёт вне какого-то социокультурного контекста. Но вот какого? — а вот это уже и незаявлено, и непрояснено, и есть подозрение, что преднамеренно.

— вот все вышеперечисленные «недостатки текста» вполне могут оказаться просто специфическими особенностями его преднамеренного строения. Или не оказаться. Но в любом случае необходимо рассмотреть оба варианта — преднамеренное или непреднамеренное. Чтобы понять и чтобы оценить.

Наверное, самое главное для любого литературного приёма — понять, «что мы получаем в результате, если платим чем-то». В данном случае — таким «вывернутым несовершенством» текста. То есть «принять правила игры текста», чтобы оценить «куда нас… занёс» (вместо многоточия Бог или чёрт — по собственному выбору smile).

Ведь, в действительности, если забыть всё то, что традиционно для русской литературы, более того, для русской культуры, для православия, то получаемая картинка весьма и весьма эмоциональна:

— рассказ про событие в поезде, в котором повествуется о событиях в поезде же, но много лет назад приводят к «переналожению» пластов «тогда» и «сейчас в поезде» и «сейчас в рассказе повествователя»; всё «прокалывается насквозь» и «жуть детского убийства» входит и в «жуть рассказа Седого» и в «жуть рассказа про поездку»… Э, да тут хоррор, да тут ужастик по противности куда там Олдосу Хаксли, а по жути — Стивен Кинг переступает с ноги на ногу сандаликами, обиженно размазывает слёзки и курит бамбук не в затяжку!!!

— теперь в этот «компот с перцем и бараньим салом» добавляем чуточку альбигойцев — и получаем образ агрессивной бесчеловечности, причём не только толпы, но и каждого из неё, любого, причём даже не в толпе! Опа! Да какая степень героизма требуется даже просто для того, чтобы открыть дверь и сходить в сортир — ведь вокруг всё те же «они», которые «звери»! Даже если сходить не только в сортир в поезде, но даже в собственной квартире: есть же ещё и соседи, которые могут тупо вломиться через стену, пол или потолок с включённой бензопилой, есть же и собственные домашние, и даже хомяк своими длинными жёлтыми клыками может прогрызть пятку и впиться прямо в кости копчика изнутри!!! Это не говоря о мышах в ушах или тараканах, проползающих через нос и альвеолы в артерии и гадящие прямо в сердце!!!

… нет, я конечно, мог бы продолжать ещё долго, меня даже смешит такое «развёртывание в сюжет страхов эго-индивидуала без кулоьтурно-морального стержня», но…

Но самое главное, что и такой утрированный и убийственный сарказм, и юмор «с чернотой уровня чёрта» — они тоже в тексте не заявлены: «эдакий читатель подводится к такому восприятию, но бросается на грани, на чёрточке, последний шаг он делает сам». И, думается мне, дело тут не только в том, что «если в душе нету Бога, то и греха тоже нету», и греха самоубийства — а при эдаком взгляде на мир проще самоубиться сразу. Хотя бы для того, чтобы не мучиться самому и не мучить окружающих…

Вот так вот сюжетец рассказа про поезд, в котором рассказ про поезд, оказался рассуждением о Добре и Зле. В глобальном масштабе.

И совсем иначе этот же сюжет о Добре и Зле в глобальном масштабе смотрится, если есть представления о традиционных для русской литературы православных и культурных ценностях. О «Заповеди Христовой» (которая категорический императив Канта и «моральный кодекс строителя коммунизма», которая «не сотвори и не скажи другому того, чего б ты не хотел себе»), о «повиси-ка на нём // А когда надоест — возвращайся назад гулять по воде...». О «за други своя», о «работайте, братья» и «это вам за пацанов». О том, что «то добро, которое ты сделал себе», что «то добро, которое ты сделал другому, но и получил добро себе», что «любое добро, которое делается не в ущерб себе» — оно Божьим Добром (то есть единственным настоящим, а не мнимым) не является! Это как «ты — богат? Ты умеешь зарабатывать и богатеть? Так вот раздай всё своё имущество бедным, для начала...»

И вот если есть такая «традиционная русско-литературная» фундаментальная установка, то текст ещё более разоблачителен, уничижителен и просто бичующ!!! Признаюсь честно, первый раз без смеха читать не мог настолько, что раз пять прерывался, уходил от компа покурить, успокоиться! На вот такой вот коротенький отрывок — пять сигарет, это много! В какой-то степени даже чересчур много, надо бы разбавить — но это то моё мнение, на котором не настаиваю…

И совсем иное дело, если этот текст написан всерьёз…

Конечно, тогда автора (и сочувствующих ему читателей) лучше всего просто пожалеть. Но, боюсь, «любое доброе дело не окажется безнаказанным, и это тоже», потому продолжать в эту — «если это всерьёз» — сторону я не буду. Сказанного — достаточно.

Подбросил монетку — плюс! Не только я оптимист, но и генератор случайных положений монетки в мире тоже!!!
12:09
Спасибо за внимательное прочтение и развернутый комментарий.
Загрузка...
Илья Лопатин №1

Другие публикации

Оголтелый шут
Tasha Slay 9 минут назад 0
Альпа
N-Rakhman 3 часа назад 0