Глава 7. Кража

Автор:
Oblako
Глава 7. Кража
Аннотация:
​Первые зимние ночи очистили Ирем от тех, кто не сумел защититься от мороза. Улицы Окраины стали просторнее без отребья, дремлющего по углам, в Центре вдоль бульваров плавали цветные огоньки в честь приближающегося дня Перерождения. По вечерам на главных улицах включалась иллюзия падающего снега — прекрасное напоминание о далекой родине эльфов.
Текст:

Первые зимние ночи очистили Ирем от тех, кто не сумел защититься от мороза. Улицы Окраины стали просторнее без отребья, дремлющего по углам, в Центре вдоль бульваров плавали цветные огоньки в честь приближающегося дня Перерождения. По вечерам на главных улицах включалась иллюзия падающего снега — прекрасное напоминание о далекой родине эльфов.

Казалось, над Пятой Окраиной взорвался амулет на удачу, а может, просто уставший от осенней тьмы мегаполис решился показать свои светлые стороны. Вельва, исправно снабжавшая местных жителей горячей свежей едой на вынос, выиграла, поставив деньги на одного из участников Игр, и на радостях насыпала покупателям двойную порцию. Главной проблемой было донести колышущуюся над бортами коробки гору еды до места. Но даже если покупатель и терял часть удачи, споткнувшись о неровности мостовой, это становилось радостью для брауни, горгулий и прочей мелюзги, вечно толкущейся под ногами, не говоря уж о василисках.
Тамра на улице остановил гоблин, знакомый из далекой прошлой жизни. Узнав о нынешнем положении довольно известного когда-то ученого, он пришел в ужас. Не слушая возражений, всучил мариду только что подаренный коллегами на Перерождение небольшой медальон — зачарованный домик. Заклинание оказалось рассчитано на полгода, с ограничением массы, в которое укладывались Ликс с Омнио либо один Караг. Тамр, не обладая весом, конечно, мог присоединиться к любому из них, однако не ощущавшему холода, жары и твердости камня мариду домик пригодился бы разве что в качестве места уединения. А одиночества Тамр не любил.
По меркам гоблина, владеющего небольшой компанией туристических услуг, жилище было весьма скромным, но для выросших на улице комнатка казалась настоящим дворцом. Горячий душ с ароматной водой, всегда свежее белье на просторной кровати, окно-экран во всю стену и цветной пушистый ковер под ногами.
Орк с усмешкой уступил царские покои эльфу и суккубу, чтобы экономить по ночам на заклятии огня, а также чтобы “эти два мерзляка больше не будили его среди ночи стуком зубов”.
Ликс вновь стал пропадать, в такие ночи Омнио не использовал медальон, боясь пропустить возвращение эльфа, и изо всех сил старался не выдать своего беспокойства. Одна ночь превратилась в череду ночей и дней, полных щемящего счастья. Впервые в жизни суккуб на собственном опыте понял, что означает это слово.
Эльф сразу обозначил свои позиции: делить ложе без обещаний, лишних вопросов и планов на завтра. Часто Ликс возвращался на вершину скалы хмурым, и тогда лучше было проглотить радостное приветствие и не подходить, пока он сам не захочет присоединиться к компании у огня. Иногда этого не случалось, и эльф вновь скрывался в темноте, провожаемый обеспокоенным взглядом Омнио.
Но порой Ликс сразу шел к костру, устраивался на своем любимом месте — перевернутой бочке, шутил и смеялся, небрежно запуская пальцы в волосы суккуба, притулившегося у ног. В такие моменты тот даже забирался к Ликсу на колени, перебирал яркие лиловые пряди, нежился в его руках. Когда Ликсу надоедало, он просто ссаживал Омнио на землю и продолжал разговор с остальными, не обращая на суккуба внимания. Омнио понимал, что эльф всего лишь позволяет ему быть рядом с собой. Относится к суккубу, как бывший хозяин Омнио — к ласковому грифону, что жил в доме.
Несмотря на это, Омнио ощущал счастье. От сознания, что оно не сможет продлиться долго, чувство становилось до слез ярким и острым, как осколок тонкого радужного стекла.
***
Сумерки наполнили воздух серовато-неоновой радугой. В те дни, когда небо заволакивалось тучами, в Иреме становилось теплее, будто город укрывался одеялом, спасаясь от колючего звездного мороза.
Частенько Тамр впадал в черную меланхолию и повторял затертую до дыр истину, что чем меньше знаешь — тем спокойнее на душе, и лишь клинический идиот может быть абсолютно счастлив. Однако периодически в нем просыпалась жажда делиться оставшимися в памяти знаниями. Этим вечером он учил Омнио шить. На синем платье появилась прореха: усталость, обледенелая лестница и торчащие из вытертых ступеней железки сыграли свою роль. Простые нитки не годились для одежды с несколькими материализациями, заговоренные стоили столько же, сколько заклятие восстановления. Однако, по мнению марида, никакое умение не могло считаться лишним, и монеты были потрачены на синий моток с маленькой магической печатью.
Теперь Омнио сидел на перевернутой бочке и, шепотом повторяя услышанные от Карага проклятья, колол себе пальцы иглой. Тамр, ползая по ткани в виде светящейся голубой нитки, показывал суккубу механизм действий.
Ликс появился неожиданно рано, добравшись по выщербленной стене к своему тайнику, сунул туда звякнувший кошель, затем подошел к огню и бросил на колени Омнио серебряную драхму. Тот поднял на эльфа недоуменный взгляд.
— Завтра Перерождение. Купи себе что-нибудь.
— Мне… не надо. И у меня есть свои деньги, — возразил суккуб.
Эльф уселся рядом.
— Зачем они тебе? — улыбнулся он.
— На еду, — пожал плечами Омнио, — ну и разное… Нитки вот…
— А остальное куда?
— Караг говорит, нужно откладывать на всякий случай.
Сварливый тон орка забавно прозвучал из уст Омнио. Ликс рассмеялся. Тамр принял свой обычный вид и тоже улыбнулся.
— Откуда? — спросил он, кивнув на монетку.
На вершине скалы действовал негласный закон: нельзя требовать ответа, а спрашивать можно о чем угодно.
— Меня нашел один чудак-картограф, — дернул плечом Ликс. — Сказал, что без тайных переходов Окраины книжка будет неполной. А дроны его не устраивают — хочется “колорита”. Ну и приперся сюда в своем паланкине с киборгами, искал знатоков. Трое назвали мое имя.
Эльф не скрыл довольной усмешки.
— Хочет, чтобы я показал ему “изнанку Ирема”. Сначала Пятую, потом остальные.
Слушая его, Омнио затаил дыхание. По словам Карага, Ликс ненавидел рутину и никогда не соглашался на работу, длящуюся более суток. Но это… Это подходило эльфу как ничто другое. И могло стать постоянным занятием, давая необходимую Ликсу свободу, деньги и возможность гулять по ночам безо всякого риска. И возвращаться домой.
— Ты согласился? — уточнил Тамр.
Ликс сладко потянулся и откинулся на локти.
— Пока все равно делать нечего… Там посмотрим.
Омнио закусил щеку, справляясь с безудержно разъезжающимися в улыбке губами. Он старательно закрепил последний стежок, нырнув за пластиковую занавесь, быстро переоделся и вышел к огню уже в женской ипостаси.
На лестнице раздались тяжелые шаги и знакомое побрякивание. Улыбающийся Караг сгрузил ловушку под навес и, молча подойдя к друзьям, достал и бросил на жестяной стол три золотые драхмы. Ликс присвистнул, Тамр картинно уронил челюсть на пол. Омнио осторожно тронула золото пальцем. В последний раз такие монеты она видела еще у господина, на улицах Окраины даже серебро встречалось нечасто.
— Домой иду себе, — усевшись и потирая руки, начал Караг, — а на нижней улице какой-то толстячок меня увидал, глаза вытаращил. Бордель искал, а может, гадалку. Заплутал маленько. Нездешний, по всему видать — пуговки на брюхе шелковые, крюк ему в глотку… — Караг задумчиво поковырял когтем в зубах. — Неужто я такой страшный, а? Орков, он, что ли не видел? Ну и прилип к стене. Там, где под аркой, узкое место, знаете?
Ликс кивнул и сел, подперев рукой подбородок.
— Так вот, иду себе, а он, бедняга, побелел весь, клешни трясутся, сумку достал и мне протягивает-пищит: “Все берите, прошу, только не убивайте меня!”
Караг широко ухмыльнулся.
— Ну, я и взял. Чего не взять, если просят?! Порычал на него немного, для виду. Чтоб, значит, было что потом вспомнить.
Ликс расхохотался и хлопнул его по плечу, потом сгреб монеты и сунул за пояс, обернулся к Омнио и подмигнул:
— Идем. Хоть посмотришь, для чего деньги нужны.
Караг достал два лепестка заклятья очищения и отдал один Ликсу. Затем натянул свою лучшую куртку, расшитую каменными зубками горгулий, и надел на левый клык узорчатое медное кольцо. Тамр обернулся представительным мужчиной во фраке и чалме, Ликс накинул плащ и приколол к плечу маленький значок секты огнепоклонников. Перед адептами богатого древнего ордена открывались многие двери, а главное, им опасались задавать вопросы. Значок эльф как-то на спор украл у диакона храма Седьмой Окраины прямо во время служения. Лепестки растворились в воздухе, волосы Ликса засияли в свете закатного солнца, руки орка выглядели непривычно без пятен машинного масла и копоти.
Дойдя до границы района, друзья сели в большой ионобус и устроились на заднем сидении. Омнио с любопытством разглядывала проплывающий внизу город. Ярусы улиц становились все чище и светлее по мере приближения к Центру. Увидев крышу знакомой виллы, где началась ее жизнь, суккуб вздрогнула и отвела взгляд.
Еще две пересадки и телепорт, и они оказались на одном из центральных бульваров. Карагу приходилось тащить Омнио за руку, девушку ослепило обилие света, разукрашенные витрины и наряды прохожих, она застревала на каждом углу. У магазина бижутерии Омнио уперлась ногами в пенолит и зачарованно уставилась на стоящий на улице столик с товарами для распродажи. Суккубы не носили украшений, они сами служили украшением… В гладких кабошонах мерцали переливающиеся звезды, кометы и даже целые галактики.
— Видишь, деньги бывают нужны и для другого, — заметил эльф.
Суккуб выбрала себе колечко. В шарике вокруг голубоватой звезды вращалась небольшая планета. Под ворчание Карага целая серебряная драхма была потрачена на ерунду, не стоящую и обола, и Ликс вновь уверенно повел компанию за собой. Свернув в боковую улицу, он остановился у скромной, но дорогой кованой вывески. Внутри оказался элитный ресторан с пабом на крыше. Увидев значок, его обладателя-эльфа и блеснувшие в руке золотые монеты, их беспрепятственно пропустили в двери. В прозрачном кубе посреди зала плясали русалки, каждый стол закрывало поле, поглощающее шум. Омнио казалось, будто она попала в сон. Раскрыв меню, девушка увидела цены и обомлела.
— Бери что хочешь, — прошептал Ликс, — Не стесняйся, все за счет заведения, — хихикнул он.
Многие дорогие блюда суккуб знала, набрав на светящейся панели номера, она увидела одобрительную улыбку официанта. Караг тронул пальцем маленький шарик в центре стола, и он развернулся в скатерть, на которой красовались заказанные блюда и напитки.
— Налетай, — улыбнулся марид, и прикрыв от удовольствия глаза, принялся за еду.
Перед ним стоял поднос со всеми десертами, что были указаны в меню. Караг уже смаковал огромную кружку густого синего пива, а Ликс обгладывал косточку летучей горгульи. Блюда походили на замысловатые скульптуры. Полюбовавшись, Омнио тоже рискнула попробовать. Было вкусно, но, закончив, девушка подумала, что теперь хорошо бы купить горячих сосисок у Вельвы и поесть по-настоящему. К столику подошла молодая стройная орха и спросила, не нужно ли чего дорогим гостям. Караг расплылся в улыбке, проводил официантку взглядом, единым глотком допил пиво и направился к стойке, за которой скрылась орха. Через четверть часа орк вернулся, устало и довольно вздохнул, затем с удвоенной энергией набросился на еду.
Над столом появилась крохотная панель с текущим счетом — четыре золотых и шесть серебряных оболов. Омнио ахнула и приложила ладони к губам. Ликс улыбался ей, в глазах плясали огоньки.
— Пошли, потанцуем.
Он выдернул ее из-за стола и потянул за собой к лифту, ведущему на крышу. Там и правда играла музыка, огни города сияли ярко — Центр был лишен проблемы смога. Стеклянный парапет покрывали кованые цветы.
— Готовы? — вполголоса спросил Ликс.
Караг кивнул и взял у эльфа светлый нейлориновый канат, спрятанный под плащом.
— Встречаемся внизу.
Тамр дематериализовался, Омнио не успела ахнуть, как Ликс подхватил ее, забросил себе на спину, вскочил на переплетение металлических веток и прыгнул…
Загудели черные гравибутсы, бег по стене заставлял Омнио дышать через раз, изо всех сил прижимаясь к спине Ликса. На улице мелькнул Караг, Ликс сбросил суккуба и схватив за руку, дернул за собой.
Они бежали долго, задыхаясь от смеха, повисали на задниках плывущих автотакси, услышав пиликанье служебной сирены, соскакивали в тень за парапетом и вновь бежали, минуя мосты дорог и запутанные повороты улиц. То теряли друг друга из виду, то снова встречались. Огни мелькали мимо, сливаясь в полосы. Омнио помнила, как Ликс спрыгнул с эстакады прямо в колышущееся море неона, и она без раздумий последовала за ним. Помнила грохот промявшейся под весом орка крыши ионокара и визг откуда-то снизу, из цветного моря голов. Хоть и было страшно, Омнио не хотелось зажмуриваться. Наоборот, хотелось увидеть и запечатлеть каждое яркое, хмельное мгновение.
Вбежав в захлопывающиеся двери полупустого ионобуса, компания повалилась на сидения, хватая воздух. Ликс вытащил из кармана золотые и бросил орку. Только теперь девушка поняла, отчего бережливый Караг позволил эльфу забрать их, чтобы потратить на развлечения. Тамр прикоснулся к панели в потолке, вызывая светящееся полотно ежедневной газеты, и растекся в кресле, будто устал больше всех. Омнио улыбнулась. Ликс бросил взгляд на новостную полосу и тут же перепрыгнул на сидение за головой Тамра, внимательно вчитываясь в строчки. Омнио пожалела, что не умеет читать на всеобщем. Маг вложил в память суккуба лишь знаки языка любовных поэм, которые в далекие времена написали люди.
— Даже не думай, — вполголоса сказал марид.
Эльф прищурился и не отрывая взгляда от текста, медленно, чувственно улыбнулся.
***
Три недели. Таких мирных и тихих, что хотелось кричать. Боль тела-ничто по сравнению с внутренней ломкой. Каждый день сух и мертв, как череп василиска на шее Карага. Но сегодня Ликс наверстает все. Снова сполна ощутит себя живым.
Вспоминая взгляды жителей черного пика, он грустно улыбнулся. В последние дни Ликс много молчал. Омнио молчала тоже, но вопрос в глазах было не скрыть.
“Где ты проводишь ночи?”
Это бесит. Он не шавка на поводке.
Волнуются? Друзья? Брат? Пустое. Ликс не верит в это. Никогда не верил.
Новостная лента бывает коварной. Маленькая заметка о контакте с очередной цивилизацией на задворках Космоса, их скромный дар — камень, не встречающийся в здешних местах. Бесценный кусок минерала, днем открытый для любого жителя Ирема, жаждущего взглянуть на иномирное чудо за слоем защитного поля, а ночью охраняемый пуще драгоценностей Короны. Маленькая заметка в газете, и вот уже впереди, в невыносимо блеклом тумане появилась цель. Неделя поиска необходимой информации, покупка снаряжения. Деньги картографа до копейки ушли в дело, и теперь Ликс готов.
Экранирующие накидки запрещены к использованию в городе. Но маленький чип на виске смазывает черты лица, и мало ли темных плащей в Иреме? Вокруг нужного небокола установлен магический щит. Его нельзя обойти и невозможно перепрыгнуть. Но можно проникнуть снизу, по катакомбам, где хозяйничают тритоны и потомки Себека*. Там, где веками не ступала нога работников Службы.
С круглого потолка мерно капает вода, стены изъедены светящимися червями. Респиратор защищает от голубоватых спор грибов, покрывающих трубы объемным кружевным ковром. Вдохнешь разок — и до конца жизни будешь видеть цветные сны. Конец настанет через несколько минут, некоторые специально выбирают такую мягкую, быструю смерть.
Дальше вода. Глубину не измерить на глаз, нужно рискнуть. Ноги теряют опору, теперь только плыть. Бурые волны Неолеты с коварным течением научили сражаться и побеждать тех, кого не смогли утопить. Эту лужу Ликс преодолеет шутя. Отсюда еще слышен гул подземных транспортных тоннелей. Самое начало канализационной системы, тритоны обитают глубже…
Сведения не всегда точны. Резкий рывок вглубь. Острые мелкие зубы не смогли прокусить кожу сапога, перепончатые руки скользят по гладкому нагруднику, но эльф не успел глотнуть воздуха, поэтому действовать надо быстро. Взмах ножа, юркая тварь уходит в сторону. Ликс выдергивает из ножен другой клинок и вода темнеет. Кровь тритона дорого стоит, но сейчас не до этого, только вынырнуть и идти дальше.
А дальше некуда… Сплошная стена. Прикосновение подтверждает, что это не морок, но карта ведет сюда. Значит, надо возвращаться и искать проход под водой, там, где плавает тело тритона.
На чешуйчатой груди уже пируют мелкие светящиеся химеры, Ликс ныряет в воду. Мощный сноп света выхватывает из тьмы обросшую слизью сломанную решетку, пара длинных теней в ужасе бросается прочь от луча. Неизвестно, что кончится раньше: тоннель или кислород в легких. Еще рывок, и еще. Просвет. Подземный спертый воздух кажется средоточием свежести. А вот дальше нужно быть осторожным — на стене полустертый знак — ромб с точкой.
Себек. Отпечаток чешуи.
Высушить одежду заклятьем, активировать амулет, блокирующий запах и тепло, надеть очки ночного видения и двигаться бесшумно. Лишний вздох привлечет их внимание. Лишний шаг будет стоить жизни. Тишина и сложный орнамент пересекающихся коридоров. Темный провал отделяет Ликса от цели, чуткие эльфийские уши улавливают шорох с невидимого, далекого дна, а магическое зрение позволяет увидеть следы волшебства. Сети. Кого они ловят здесь, в глубине? Тритонов? Случайных путников? В пустом на первый взгляд тоннеле натянуты незримые нити. Паралич, ожидание, смерть в широких челюстях. Ликсу приходится проявлять чудеса гибкости, пробираясь меж магических струн, и вот он на краю бездны. Будь он потомком Себека, непременно соорудил бы посреди потолка несколько удобных уступов, за которые так хорошо цепляется веревка… чтобы оборваться потом вместе с камнем под тяжестью тела. Ликс достает складной лук, и привязанный к стреле канат летит на другую сторону. Активация нового режима, и стрела, вонзившись в пол, бурит камень распустившимися лезвиями.
Прячущиеся во тьме увидят его, стоит сделать шаг.
Бег по тонкой светлой нити и яростное шипение карабкающихся по стенам тварей. Глаза горят красным огнем, как россыпи драгоценных камней. Дерзость ошеломила их, только одно крокодилоголовое чудовище успевает забраться достаточно высоко, чтобы дотянуться до веревки. Взмах меча отправляет его вниз, но движение лишает равновесия, и Ликс повисает на руке. Рывок почти вырывает сустав из плеча, ладонь жжет огнем.
Вспышка света на миг выявляет отвесные стены, покрытые множеством замерших хвостов, ног и длинных голов. Страшный сон генного инженера, тысячи всевозможных мутаций. Одноразовый парализатор срабатывает с первого раза, не зря он стоил половины всех денег.
Девять сотен ступеней, и корни небокола прямо над головой. Внутри почти нет защиты. Несколько киборгов, которых обманет двойник, скрывшийся в соседнем коридоре. Воздуховоды, мучительно медленное бесшумное продвижение… Нужный зал и небольшой круглый стол, закрытый силовой полусферой. Еще одна стрела решает вопрос генератора, поле гаснет на несколько мгновений. Система перезапустится, этих секунд должно хватить воришке. Их хватает.
Обратный путь кажется длиннее, Ликс выбирает другую дорогу, обходя владения крокодилов. В кармане лежит темный осколок неведомого камня.
___________________________________________________
* Себек - божество-крокодил в легендах Египта
0
15
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илья Лопатин №1