НАША ЖИЗНЬ

Автор:
Константин Токарев
НАША ЖИЗНЬ
Аннотация:
Моя поэзия о том, что было в нашей с вами жизни.
А на обложке картина, которая была нарисована лично мною. Я нарисовал её цветными карандашами на бумаге формата А3. Я ведь художник и поэт, как это поётся в одной из знаменитых песен.
Текст:

Штормовые четверостишия

Обладает оно харизмой,
То подарит матросам штиль,
То измучает штормом капризно.

Пол, потолок, иллюминатор, переборка,
Согласно физике не там должны стоять,
Смысл потеряла флотская приборка,
А экипаж утратил навык спать.

Есть на свете такие вещи,
Что проще вроде бы не могут быть,
Но то на суше, а в море надо делать резче,
Стоять под душем, есть и на горшок ходить.

Кризис среднего возраста

На пороге у весны,
Прислонясь спиной доверчиво
К шкуре мачтовой сосны,
Я задумался о странном
Напряжении бытия,
Высекая образ рваный
Своего шального «Я».
Вспоминая кадры прошлого
Пробиваясь сквозь туман
Сквозь обиды свои пошлые
Сквозь забывшийся обман
Я пришел к простому выводу:
Все не так как должно быть,
Во всем стоит искать выгоду,
И, пожалуй, бросить пить …

Интеллект друг человека

Идет девчонка в короткой юбке
Сидит водитель как на иголках
Познакомиться хочет водитель жутко
Напряг свой мозг
Аж позвоночник хрустнул
Но дальше, кроме «Эй!» – никак
Не джентльмен водитель. Грустно.

В бананово-лимонном Сингапуре

Море, пальмы, сингапурский бриз,
В сотый раз под него засыпаю
И во сне лечу по снежному склону вниз
Там, во сне, дрожащей хмельной походкой,
Мысли скачут в углах сознания,
Затихают, лежат, как опившийся водкой,
Труп бродяги без опознания.
Удивляюсь работе мозга,
На тропической потной жаре,
Я скучаю по хмари промозглой,
По унылой дождливой поре,
По убогим серым строениям,
В три, четыре и пять этажей,
В ностальгическом настроении,
Выдает он портреты бомжей,
Работяг, студентов, политиков местных,
Образ мэра с генитальной фамилией,
Впрочем, образ вполне неуместный.
Как корова, жующая лилии.
Можно долго еще разглядывать,
Сонный бред через лупу памяти,
Воздвигая в прямых извилинах,
Сахалинскому острову памятник,
Можно долго играться рифмами,
Не великими, как «Чу! Прокачу!»
Можно просто словами тихими
Прошептать «Я домой хочу»…

Про любовь

Бывает, что сидишь, пьешь чай
А рядом за столом сидит она
И все заказы "Мне вина.."

И смотришь ты в ее глаза
Но тут шальная стрекоза
Гляди, народ!
Ей прямо в рот!

И вроде бы, чего такого?
"Мадам, еще сухого?"
И тут судьба вам дарит поворот:
Уй-д-и-и, урод!!!

Вахты…

Будит круглый глаз прожектора,
Хриплым голосом обветренным
Мой «привет…» ему ответом.

Сел. Не сразу. Лицо в руки
Пятница? Четверг? Суббота?
Из-за гулкой, липкой скуки,
Вспоминаю без охоты.

Вода, зубы, паста, щетка,
Вода, мыло, пена, бритва
Слава Богу, помню четко,
Эту нудную молитву.

Завтрак? К черту. Кофе кружку.
Сигарету. Не прикуривается
Зажигалка, хм, подружка,
Ты, давай, бросай придуриваться!

День без цвета, снег без звука,
Провода. Кресты железные.
«Скука, скука, скука, скука…»
В голове стучит по-прежнему

Спит со временем, недвижимо
Пастбище оленей снулых,
Тишиной гнетет безжизненной
Тундра – кладбище понурое

Снова между нами города

Бежали проворно по песчаной дорожке
Лапки упорно компьютер держали
Ушки из плюша от ветра дрожали

Часто от пыли дорожной чихая
Пух топал, брезгливо москитов вдыхая
Оглохнув от шума машин и вертушек
Мечтал о работе в магазине игрушек

Думал о том, как однажды в субботу
Закончив в архиве свою работу
Или в четверг, а лучше бы в среду
Числах в двадцатых, где-то к обеду

Декабрьским днем, замерев без движения
Заметит медведя девочка Женя
Ножкой притопнет, бровки поднимет,
Скажет «Пух мой! Никто не отнимет!»

Дверь в магазин со звоном отбросит,
Снег отряхнет и у тетеньки спросит
«Сколько за этого, с порваным носом?»
Тетенька скажет: Что за вопросы?

Этот медведь – украшение полки!
Взгляните-ка лучше, у нас есть волки,
Олени, тюлени и пушистые зайцы…!
Пусть вашими зайцами играют нанайцы!

А мне уж, пожалуйста, будьте любезны,
Пуха отдайте, он добрый, полезный,
Он мой, он хороший и дружный,
Он для меня, ну очень уж нужный…

И Пух, от счастья сопя и вздыхая,
Ушами как светом костра полыхая
С полки полезет и к Жене прижмется,
И больше от Жени не оторвется..

Паранормальные явления

В нормальной квартире,
Ночью нормальных явлений боится.
Скрип половиц в ночном тихом мире…
И паре нормальных уже не спится..
Пара трясется, пара пугается,
И вот уже кажется, пара ругается…
Пара вопит, пара решает,
Кому из них страх не очень мешает
Кто же из них наиболее смелый
Кровать очертить кругом из мела..
Так до утра и сидят в обнимку…
Несмелый Антон и несмелая Нинка..

Беседы о религии

Под морем чайным.
Лимонно-круглые фонарики
По чаю лайнером.
Над чайным морем – дымка.
Стелется.
Напротив – сидит поп.
Кобенится.
Его елейный голос.
Льется.
Уже восьмой стакан.
Все не напьется.
Устали уши.
Лоб.
Вспотело тело.
Устал я слушать.
Поп.
Это не дело.
Так долго говорить
Отчаянно.
Так много чаю пить.
Нечаянно.
Еще один глоток.
Неосторожный.
И лопнешь.
Ты.
Ведь в жизни все возможно.

Вечер на двоих

Ливень. Пицца. Звенящая лень.
Нежность. Мягкая. Греет бок.
Тянет. Медленно. Томатный сок.
Телевизор молчит. В ухо.
Шепот милой. Течет глухо.
Ты же любишь меня. Верно?
Почему же вечер такой скверный?
Почему не идем в кино, милый?
Посмотреть про любовь двоих мыло.
Я молчу. Что хочу. Попкорна.
Пива светлого. И жёсткого порно. 


Прасковья Мрида

И за сердцем не угнаться,
Сладких чувств – полный ушат,
Мне исполнилось шестнадцать!

Блин, не помню, где я? Кто тут?
Почему я в неглиже?
Треск в башке, в сознании омут,
Девятнадцать мне уже…

Интересно, что подарит,
Шубу? Розочку опять?
Иль напьется и ударит?
Бог мой, завтра – двадцать пять…

Замуж? Дуры, я в порядке,
Есть квартира, детей – грядка
Есть свой бизнес, я красива, я умна
Ну и что, что скоро тридцать, ну и что, что я одна!

Молодая, чуть за тридцать,
В жизни я еще моложе,
Я все жду своего принца,
Помирать одной негоже…

Приходи ко мне, мущщина,
Мне за сорок, я добра,
Есть хорощщая мащщина,
Есть и щщуба из бобра!

Всем, кто знал Прасковью Мриду,
Приглашение придти,
В «Сахинцентр» на панихиду,
Завтра, в пятницу, к пяти…


Выборы

Лысины, знамена, шапки
Выбери! Выбери! Выбери!
Разбегаются в стороны шавки

За меня! За меня! За лучшего!
За правдивого и прекрасного!
Не за них! Не за них! Замучают!
Они злые все и очень опасные!

Голосуйте душой и сердцем!
Мочевым пузырем и печенкою!
Голосуйте, крутые перцы!
И продвинутые девчонки!

В общем, выборы по стране катятся
Как регата в сочинении классика,
Интересно, кто первым придет?
Врунгель или капитан «Каракатицы»?

Не бывает на свете чудес

Вечер пятницы, гулять так, гулять!
По бульвару прошел туда.
По бульвару прошел сюда!

Сделал лишний по улице крюк
Из-за новых, отглаженных брюк
Башмаки не такие, кто?
Будет видеть их под пальто?

Сигарету держал в зубах.
Девки крашены: «Ох и ах!»
Разрешите, мадам, узнать,
Как же в детстве звала Вас мать?

Вы ответили что-то? Как?!
Почему же сразу дурак,
Извращенец и старый маньяк?
Я вполне адекватен, да!
Внешний вид – это все ерунда.
Не смотрите на мой живот,
Я местами красив, вот и вот!
Не смотрите на плешь мою,
Подождите! Я Вам спою!!!

Зря сегодня терзал утюг,
Зря я делал тот самый крюк..
Не бывает на свете чудес,
Не получится пятничный секс…


Ночь

Разговор бурлит. Всю ночь.
В чайнике вода кипит. А дочь,
Все не спит. В который раз.
Смотрит бусинами глаз.
Тени ловит. Хмурит бровь.
Думает. Родная кровь.
Что случилось? Почему же?
Ну, понятно. Снова лужа.
Не дает малышке спать.
Снова надо все менять.
Ползунки. Носки. Пеленку.
Сполоснуть водой ребенка.
Очень легкий алгоритм.
Бесконечной ночи ритм…


Бабочки

Что между Леной, Светой, Ирой…
Вся разница всего лишь в имени,
Цвете волос, объеме вымени.
Однако ж снова, раз за разом…
Мужчина жениться в надежде
И удивляется, зараза
Что у Надежды под одеждой
Всё та же баба, как и прежде…

Детство

Солдатики, машинки, велик,
Два государственных канала,
Вещал наш черно-белый телек,

У детства радости простые,
Вот папа мне купил коньки,
Те, с «лопухами», самые крутые,
В чуть гнутых лезвиях сверкают огоньки,

Вот лыжи первые, «Снежок»,
Два красных кругляша на палках,
Сломались лыжи? В мусорный мешок!
Кататься можно и на санках,

Фломастеры достали – это счастье!
И не беда, что выдыхались через день,
Все просто – разбираешь их на части,
Зальешь одеколон, опять рисуй, пока не станет лень,

А первый велик! «Бабочка» моя!
Зеленый корпус, камеры, покрышки,
Качать вот, правда, не любил их я,
И падать, и зеленкой мазать ссадины и шишки,

А булочки? Что стоили всего лишь три копейки,
Правда, с изюмом, те уже четыре,
Возьмешь «Дюшес», присядешь на скамейке,
И ты самый довольный в этом мире…

Конечно, были трудности у нас,
Мы не смотрели в детстве «Doomа» третьего,
И вместо слова «Ахтунг!» был «Атас!»,
И было лишь двадцатое столетие…


Муттер, пришлите носки!
(Как чистятся мозги нациста)

Псов пограничных заводит лай!

Сердце навыкат! Нерв звенит!
Берега брестского манит вид!

Зиг! Хайль! Зиг! Хайль!
Ну же! Оберст! Команду дай!

Подсумки забиты! Пальцы на ложе!
Мы воины Вермахта! Великий Боже!

Слава тебе! Слава фюреру! Слава!
Мы заново пишем истории главы!

Дайте команду! Спустите нас!
Мы всех готовы порвать сейчас!

Зелень сукна свинцом прошить!
Дайте команду! Унтерменшам не жить!

Здравствуйте, муттер, и фатер тоже.
Кажется мне, нас покинул Боже!
Кажется, фюрер забыл о нас!
О представителях высших рас!

Муттер, либе, молю Вас слезно!
Каждой ночью и днем морозным!
Холодно мне, сердце жмёт от тоски!
Муттер, битте, пришлите мне шерстяные носки!

Темы для передачи «Пусть говорят»

Моя кошка плохо слышит
Попугая тошнит в тачке
Хомяка пробила жрачка
Муж – скотина
Муж – урод
Муж – полнейший обормот
Утром не завел машину
Вечером спустила шина
Днем украли левый дворник
Я купила новый коврик
Накачала гелем ногти
Я кусаю свои локти
Губы пухлые теперь
Жена выгнала за дверь
Друг увел подругу друга
Моя попа не упруга
Я хожу уже в спортал
Хлопцы, горе, член упал!
Я такая растакая!
Я такая никакая
Люди, дайте похмелиться
Я решила отравиться
Люди, почему вы все так злы?
Мужики – это козлы
Форум скучный
Форум классный
У меня трусы атласные
У меня подруга – дура
Всем привет! Меня звать Шура!
Можно долго продолжать.
Но, спасибо, иду спать.


Не успел

У ворот.
Солнце жаркое
В рот.
Капли мелкие
В воротник.
Магазин пустой
Клик-клик-клик.
Борода
На весь свет.
Умирать?
Нет!
На бок
Правый.
А бушлат у него
Рваный.
И еще на бок
Левый.
Вот же снег, какой
Белый.
А теперь назад
Резко.
Ох, и взгляд у него
Дерзкий.
Ну и где же он,
Угол?
И зачем же здесь
Уголь?
По плечу, по руке
Больно.
Так домой захотел
Невольно.
И еще по руке
Сука.
И е-ще по ру-ке
Липко.
По спине, по ногам
Скука.
Как-то быстро все
Было.
Школа, вечер, поцелуй
Милой.
Это было всё,
Было…
Теперь кровью всё
Смыло.


Я помню

Каких-то тридцать восемь лет назад
Так резко, так нелепо, так нежданно
Я получил увесистый шлепок под зад!
Я помню те глаза шальные
Над марлевой повязкой блеск пенсне,
Я помню – "Мальчик! Поздравляем!"
И лапу ели в белом, как зима, окне.
Я помню, как привязывали бирку,
К моей, похожей на мясной рулет, руке
Как медсестра писала под копирку
Не помню, сколько рост и сколько-то кг.
Я помню, как укладывали рядом,
Таких же кукол в марле, как и я.
Я помню, как организованным отрядом
Встречала из роддома мамина семья.
Я помню, неуютно было из-за снега,
Что попадал в глаза, в мой нос и рот.
Но согревала сердце мамы с папой нега
И пьяно-радостный советский наш народ.
Как оказалось, я безосновательно напрасно,
Подумал, что моим рождением горд народ
Реальный повод был не менее прекрасным
И я теперь был горд за наш народ!
Народ, как оказалось, пил шипящий,
Напиток полусладкий – первый сорт.
За так стремительно и снежно уходящий
И вот уже такой далекий 72-й год…

Другие работы автора:
0
58
Комментарий удален
Загрузка...
Сергей Милушкин №1