У Вечного огня

Автор:
valeriy.radomskiy
У Вечного огня
Текст:

 Как-то вечером, когда осень хозяйничала на опустевших улицах, мы вчетвером долго гуляли по городу. Ленька с Настей шли впереди, я с Ириной – чуть сзади. Неторопливо пересекая улицу за улицей, поддерживали негромкий разговор, шутили.

Хулиганил ветер. Он то громко хлопал во дворах подъездными дверьми, то, запутавшись в ветвях тополей, озлобленно свистел, взлохмачивал нам волосы, подхватывал с земли листву, кружил её над головами и, поиграв, бросал под ноги. …Но было сыро, и мы изрядно продрогли.

- А давайте разведём костёр! – предложила Ирина.

Эту идею в один голос одобрили Ленька с Настей. И тут меня осенило…

Сквер, заложенный в память воинов, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественной войны, встретил наш тишиной. Свет фонарей серебрил голубые ели. Обнажённые берёзки жались друг к другу, бросая на землю тонкие тени. Лестничный ряд гранитных ступеней поднял нас к Вечному огню. Мы дружно протянули к нему руки. Огонь обласкал нас свои теплом, осветил заострённые от холода лица.

- Во, здорово! – воскликнула Настя, потирая руки. – Тепло-то как!

…Шаги приближавшегося к нам человека мы услышали не сразу. Это был старик.

- Это хорошо, детки мои, – сказал он, – что вы не забываете павших…

Старик не договорил – захлестнул кашель. Откашлявшись, хотел было продолжить, но его опередила Настя:

- Дед, шёл бы ты к своей бабке! А то – детки, приходите, не забываете… Замёрзли мы и греемся. Не видишь, что ли?

- Настя! – одёрнула Ирина.

- Да ну его, - отмахнулась та.

…Уже из темноты к нам долетел осторожный голос старика:

- А бабка моя погибла и похоронена здесь, где ты сейчас стоишь, дочка. Я ведь, собственно говоря, к ней и пришёл… – Слышно было, как старик, спускаясь по ступеням, остановился: – А вы погрейтесь, погрейтесь, детки, коль замёрзли. Я подожду.

Гнетущую паузу напряжённого молчания первым нарушил Ленька:

- Пошли, – сухо и раздражённо бросил он в сторону Насти. – По-моему, кое-кто уже перегрелся!

Настя стояла, виновато покусывая губы…

- Не хотела я его обидеть… Пошутила, – оправдывалась она на ходу. Ну что вы, ребята?! Я ведь для настроения…

К сожалению, хорошее настроение, так долго не покидавшее нас в этот вечер, напрочь улетучилось. Вскоре мы расстались. Непривычно рано и молча разошлись по домам, точно перед этим наговорили друг другу гадостей.
Встретились на следующий день. Настя не пришла.

- Мальчики, пойдёмте в сквер, – несмело предложила Ирина. – Может быть, увидим того старика и извинимся за Настю.

- Да и мы тоже хороши, – угрюмо заявил Ленька. – Пойдём, конечно, вдруг он и в самом деле придёт.

…Подходя к скверу, мы заметили, что у Вечного огня стоят двое. Не сговариваясь, ускорили шаг и чуть ли не бежали по аллее Славы. Поднявшись по ступеням, мы остановились, веря и не веря своим глазам: это были Настя и уже знакомый нам старик. Настя виновато улыбалась и прятала за спиной букет белых астр.

(1985 г.)

+2
37
12:32
Сложная тема! Трогательно получилось! До слёз пробрало, наверное становлюсь сентиментальной. Автору аплодирую стоя!
06:57 (отредактировано)
+1
… Спасибо. Перед тем, как Вам ответить — читал Вас (не всё, конечно), и главное для меня — не заставлял себя это делать: желание только нарастало! Молодчинка!!! Но можно сказать, что нечаянно и к душе Вашей прикоснулся — горе у нас одно и то же… Даже не знаю: предлагать ли Вам прочитать мой роман «Я — душа Станислаф!» (?), найдёте, если всё же решитесь, в Интернете (по фамилии или по названию первой книги романа). Как бы там ни было, я — Ваш читатель, однозначно, а сентиментальность — это Ваша творческая, скажу так, чувственность. А быть чувственной и талантливой — это ведь так здорово! С ув.
Нашла на АТ. Пока прочитала, изрыдалась вся. Очень тяжело такое читать.
18:49
+1
… Потому я и сделал для Вас оговорку «знаю-не знаю...» Вот она — чувственность строк, — какая да не думал я, что, стремясь именно к такой манере повествования, демонстрировать его буду на описании смерти, ставшей для меня откровением: Ад — на земле, а на небе — это выдумка. Чушь и ложь! И вообще: родители должны умирать вместе со своими детьми — это, пожалуй, высшая земная справедливость. Вместе с ними (как-то!) рождаться и вместе умирать — где-то так. Простите.
Это в вас горе говорит. А что сказал бы сын? А что сказали бы вы, оказавшись на его месте? А вы хотели бы, чтобы вместе с вами ушли все, кого вы любите?
01:18
… Скорее (сейчас), да, чем нет — так мы будем жить любовью и умирать с ней… Не понимайте буквально вышесказанное (ранее).
…Как жестока любовь бывает,
Когда её так много, что она
Собой казнит.
И исцеляет
Не в миг, не сразу, а спустя!..

Быть может, это не любовь?
Так верность мстит печали?
Или глумится боль
Над сердцем, стонущим?
Едва ли,
Это жалость!.. И не гнев!
Уж точно — он сражён тоской.
Быть может, расставанье – плен:
Скорбящий взгляд пленен слезой?

Тогда что в клочья разрывает тишину,
И криком пролетает над рекой?
Кружит – не улетает!
Но кому –
Мой крик?! И почему такой,

Будто я бью себя ножом,
В грудь, в сердце, снизу — вверх!
И жить с такой любовью невозможно¸
И мой палач, любовь, дороже всех!

…Как жестока любовь бывает,
Когда её так много, что она
Сама себя не понимает:
зачем её так много…навсегда!
31.07.18 г.
13:27
+1
Просто и доступно, но жизненно! Однозначно плюс) Я сама была свидетелем подобных ситуаций, но, к сожалению, совесть ни у кого не взыграла.
Написано хорошо, чуть не хватило яркости персонажам, глубины какой-то, но это уже вредное имхо показало нос)) smile
07:35 (отредактировано)
+1
… Спасибо.И Вы правы: Художественная «бледность» персонажей от возраста, в котором я пребывал тогда, когда это написал, но главное (и здесь Вы тоже правы) — нравственная глубина авторской мысли…
Прочитал «Сказку..» — Ваше «от первого лица» гораздо сильнее (психологичней, скажу так) диалогов. Но это не минус, а, скорее, излишняя (как я понимаю) аргументация того, что Вам кажется важным в повествовании. С ув., и главное — есть ведь за что!
Загрузка...
Илья Лопатин №1