У Нибраса

Автор:
Виктор Восхитительный
У Нибраса
Аннотация:
Бойтесь своих желаний.
Текст:

«Только пешком или верхом» – крупно написано на большом самодельном деревянном знаке.

Днём в лесу Форд модели Ти свернул с щебенистого шоссе на каменную дорогу. Молодой блондин в дешёвом деловом костюме за рулём проигнорировал знак, если вообще заметил на большой скорости. И чуть не поплатился: автомобиль сразу стал вилять из стороны в сторону, чуть не улетел в кювет – вот, оказывается, зачем кучер в старой деревянной повозке с лошадьми вскочил и стал показывать руками крест над головой когда появился автомобиль.

Водителю пришлось резко ударить по тормозам непослушной машины.

Два неопрятно одетых в грязную поношенную одежду немолодых пассажира пулей выскочили и пешком продолжили путь по каменной дороге.

Форд аккуратно развернулся, медленно выехал на шоссе и припарковался.

С водителем вышел и третий пассажир, так же плохо одетый, его ровесник. Они покурили.

- Ну, увидимся. – сказал пассажир когда закончил курить.

- Ни пуха, ни пера. – пожелал водитель и остался у своего авто.

- К чёрту.

Пассажир заплатил кучеру доллар, ещё пять – за немедленный старт. Залез в его повозку и сел на скамью.

Транспорт неспешно поехал по дороге. Копыта цокают тише из-за проросшей травы между камнями дороги – так давно за ней не ухаживали, и за повозкой… Даже самое незначительное движение пассажира совсем обветшалая повозка выдаёт скрипом. Удивительно, как она не разваливается или не разламывается.

Повозка быстро нагнала двух пассажиров авто. Они согласились на предложение товарища водителя сесть в повозку.

- Думаю, мы в расчёте. – сказал молодой присоединившимся попутчикам.

- Конечно. Вижу ты «новенький», Артур. – ответил немолодой пассажир.

- Артур – это водитель. А я Англис. Вообще, как там? – он кивнул головой в сторону движения.

- Да ты не переживай. Мы там уже пару лет пьём…

- Выпиваем. – поправил его друг с поднятым вверх пальцем и продолжил за товарища, гордо вытянув туловище вперёд. – И как видишь живы–здоровы.

- Что тебя привело сюда? Любопытство? Или разочарование в нынешнем продукте? – спросил первый выпивоха.

- Да сухой закон его сюда привёл, отстань от него. – ответил за молодого товарищ. – Или он после этих… как их? Буккекеров? Бутекеров? Бультекеров?

- Бутелкеры! – тут выпивоха засомневался в своём произношении слова «бутлегер». – Ну про продукт я и имел ввиду их. Да не важно, если бы они были нужны, мы бы помнили. А они нам не нужны. – пассажир решительно провёл рукой по воздуху. – Алкоголь там льётся рекой практически за центы – такого качества ты днём с огнём нигде не найдёшь, а бабы–бабы… – безмятежная улыбка и закрытие глаз.

- И плевал карлик на фараонов. Они сами его боятся. – прибавил другой пассажир и рассмеялся, хлопнув себя по колену.

- Карлик? – спросил Англис.

- Ты с ума сошёл говорить такое при кучере?! – безмятежность прервалась. – А если он расскажет?

Выпивоха торопливо пересел от товарища к молодому.

- Да он нормальный мужик. И я уверен, на правду не обидится. – сказал упомянувший о неизвестном карлике.

- Нормальный мужик? А что ты к нему никогда не садился, даже пьяным в стельку?

- А чего хорошего доброго человека отвлекать? – одинокий выпивоха пытается оправдаться.

- Хорошего доброго потому что он всем наливает ни за что?

- Да. И что с этого?

Англис испугался внезапного смеха соседа по скамье.

- Держу пари: кишка у тебя тонка сесть к нему и сказать: «ты карлик». Скажешь и выживешь – и я везу тебя на своём горбу отсюда, не скажешь – ты меня. Так и быть можешь закласть, но не сильно, чтобы ты был в состоянии нести меня.

Выпивохи пожали руки в знак договора и третий «разбил» по их просьбе.

Так он и ехал молча потому что не мог задать побольше вопросов о «карлике» выпивохам из-за их спора. Встретилась другая повозка, едущая навстречу, кажется, со спящими людьми – некоторые из них храпят.

Не проехала повозка и пяти километров, как дорога окончилась площадью, окружённую лесом. Прямо напротив дороги стоит деревянное двухэтажное здание, из которого доносится стук бокалов, смех …женские стоны. Его вид вызвал в мыслях у молодого приезжего вопрос: «Как оно вообще держится? Его что? Первые колонисты строили?». Но это мнение возникло скорее из-за стиля, нежели состояния – больше требуется косметический ремонт.

Один из выпивох слез с остановившейся перед таверной повозки.

- Прошу. – сказал Англису оставшийся.

Тот слез с повозки и стал робко оглядываться. Он увидел на площади бетонные застывшие лужи – фундаменты домов, застигнутые врасплох дождём и ветром, холодом.

- Смелее. – сказал выпивоха и махнул рукой на вход.

Троица вошла после выхода шатающегося пьяного посетителя. Первый, кого она встретила внутри – громила на входе с улыбкой, плохо скрывающей злобу.

- Он хороший…, если его не беспокоить и особо не шуметь. – робко сказал про вышибалу выпивоха.

В таверне не светло, но и не темно. У одной из стен камин. Ни один стол не пустует: на каждом стоят кружки, рюмки, стаканы, восседают за ними пьяные гости, некоторые из них спят, положив голову на стол, а другие, наоборот, пританцовывают под музыку деревянных лютен и флейт в руках бардов. Между ними ходят официантки с подносами.

- Ну друг… Ты как? С нами или один?

Англис оставил своих проводников, и сел у барной стойки.

- Пива.

Через минуту молодой посетитель уже взял деревянную кружку с напитком, через край которой обильно перемахнула пена.

Он заметил ещё одну странность – вся одежда персонала: вышибалы на входе, официанток, музыкантов, грязна и будто модой из прошлого века.

«Есть ли связь между новым – «сухим» – законом и изречением: «Запретный плод сладок?». – прервал блаженное наслаждение Англиса напитком приближающийся голос сзади.

Его хозяин при последних словах показался и договорил их уже сидя на соседнем стуле. Посетитель так напугался, что едва не выплеснул пиво изо рта. Соседом оказался, действительно, лилипут – среднего возраста, светловолосый с лысиной, в деловом костюме.

- Что скажете вы? – спросил он.

- Я? Я…я…я? —заикается Англис, но борется со своим волнением—Почему именно я?

- По вашему лицу видно, что носить такую одежду: грязную, поношенную, ниже вашего достоинства. Простой пропойца смирился бы с ней за время преждевременного старения, разрушения печении и так далее. У вас таких признаков нет, значит вы начинающий алкоголик, но одежда на вас, поверьте мне – «опытного». Он смирился бы со своим запахом, не морщил нос, не ёрзался: вы брезгуете своей – то есть чужой на вас – одежды, боитесь подхватить болезнь от неё.

Собеседник, чтобы успокоиться, залпом выпил кружку пива. Но это не помогло: пот так и льётся ручьём, сердце колотится.

- Ах, да что это я? – сказал лилипут невозмутимо – Я управляющий этим заведением, Нибрас. Может вам ещё кружечку, за счёт заведения? Или ещё чего покрепче?

Посетитель не отказался.

- Это ещё крепче. – предупредил бармен.

- Ну так как считаете вы?

- Что, простите? – растерянно спросил Англис, отвлечённый тщетным укрытием своей тревоги «залпом» ещё одной кружки.

Управляющий пересказал свой монолог, чтобы его собеседник, разменявший третью кружку, вспомнил исходную тему разговора.

- Я и не знаю, что сказать. Согласен, что запрет на алкоголь повысил спрос – а высокий спрос, повышает цену предложения.

- Рождает предложение, рождает. Практически любой спрос рождает предложение. – поправил Нибрас.

- Но удовлетворить его-таки непросто. Федералы… сами понимаете.

- И все хотят, если не производить спиртное, то хотя бы иметь достаточное количество. Ваша семья в том числе.

- Ага… - Англис следя за волнением своего тела, не уследил за своим языком, к тому же «развязанный» алкоголем. Он негромко рассмеялся. – Вы меня подловили: да, я гангстер, шестёрка.

- Зачем вы так грубо? Рим не сразу строился. Наберитесь терпения.

- Терпения?! Терпения?!

Дальнейшее поведение клиента непонятно: то ли слезы потекут ручьем в ожидании сочувствия или пробудится разрушительная бычья ярость. Для последнего появился катализатор.

- Эй! Ты карлик!

Нибрас и его собеседник повернулись на голос. Бывший спутник Англиса, впервые упомянувший карлика в повозке, пьяный, выплеснул содержимое кружки в руке в управляющего. Но тот оттолкнулся от края стола и стал падать назад вместе со стулом на пол. Жидкость попала на Англиса – он в отчаянии достал пистолет и несколько раз выстрелил в пьяницу. Тот упал, Гангстер положил пистолет и продолжил пить пиво. Нибрас упал не на спину, а приземлился на ноги, затем поднял стул и сел на него.

- Я вижу у тебя проблемы и не маленькие. Расскажи мне о них. – управляющий немного дрожа обернулся на мертвеца и робко обнял собеседника за плечо.

- Проклятый Мендес, чёрт его дери, мы работаем, а он отрывается со шлюхами. Мы же эти… – последние слова убийца произнёс с особенным отчаянием. – Ну вы слышали…

Англис отчаянно заплакал.

- Знаешь ли, я могу тебе помочь. – будто шёпотом предлагает Нибрас. – Как ты думаешь, что лучше? Огромные запасы алкоголя появляются у вашей семьи, за это они благодарят тебя, но не факт, что дальше пойдёт дело. Или ты становишься на место Мендеса – если я правильно понял, он твой командир – и на твои плечи ложатся его обязанности.

- Откуда ты знаешь, что я здесь именно за выпивкой?

- А зачем тебе притворяться пропойцей, сливаться с окружением? Ну так что ты выберешь?

- Отец мне как-то говорил: «за всё придётся платить». А какова цена у этого предложения? – внимательно глядя на своего собеседника, спросил Англис.

- Ну, ты умрёшь через десять лет. – ответил Нибрас, и добавил. – Эта цена на все предложения.

- Не уверен, что я сделаю что-то полезное в этой жизни. Зато уверен, что сегодня-завтра закончу застреленным в канаве, и никто обо мне не вспомнит. Целовать задницу боссам желания не имею. «Живи быстро – умри молодым». А можно мне стать боссом Семьи – семьи Пеппоне, и она будет семьёй Аллена?

«Не наглей» – немо выразил лицом Нибрас.

Глубоким вечером автомобиль подъехал к гостинице в городке, самом близком к таверне. Из-за руля вышел Артур и услужливо открыл заднюю дверь. Из гостиницы вышли молодые люди встречать пассажира, который пошатываясь и щурясь вышел из авто в одних трусах: он снял с себя раздражающую ненавистную грязную одежду и выбросил в окно по дороге.

- И что мы собрались? – недоумевает ещё не протрезвевший пассажир после пяти минут молчаливого разглядывания. – Какие новости?

Он взялся руками за склонённую голову и принялся вспоминать события последних нескольких часов. Когда он случайно повернул её к машине, то отпрянул от авто. Он только сейчас увидел, что приехал на машине Дайомедеаса Диаса – импортной Изотте-Фраскини 8А.

Капореджиме семьи Пеппоне – Дайомедеасу Диасу поручено договориться о поставках из таверны. Он приехал со своими людьми в ближайший городок к таверне, поселился с ними в гостинице и через пару дней расспросов местных о таверне послал туда на разведку своего лучшего человека – Англиса Аллена – но судя по всему, ныне нового босса.

Тот почему-то искал в толпе Диаса.

- Поговорим завтра. Расходимся. – сказал босс.

Водитель привёл пассажира в один из номеров гостиницы, тот сразу лёг спать.

Англис проснувшись и оглянувшись по сторонам, понял, что находится в номере и воняет. Он принял душ, в шкафу нашёл несколько рубашек и штанов, пару пиджаков и аксессуаров – каждая одежда повешена на плечиках. В карманах нашёл начатую пачку сигарет, зажигалку, приблизительно 2 сотни долларов, наручные часы, которые собрался продать хотя бы за тысячу – сам он их ни за что бы ни надел. Надел приглянувшиеся рубашку, штаны.

Теперь гангстер стал искать деньги: Семья не могла отправить своего человека с пустыми руками на переговоры, да и не исчезли они от перемены ситуации. Первым делом он сдвинул шкаф рассчитывая на тайник. На всякий случай простучал стену, хотя сам знал, что глупо ломать её во временном пристанище. Но усилия не окупились.

Проснувшийся вытащил из ящика прикроватной тумбы гравированный Кольт М1911 с резьбой на рукоятке и засунул за пояс, забрал нож из тумбы.

Он вытащил ящички и безуспешно проверил их на двойное дно. Затем перевернул тумбочку и безрезультатно ощупал.

Потом заглянул под софу. Чтобы темнота отступила, он зажёг зажигалку – пылевые комки поймали свою толику пламя и почти мгновенно исчезли. Взгляд наверх принёс плоды – кейс. Но он за пружинами. Англис вылез приподнял матрас и взял кейс.

Кейс закрыт кодовым замком.

Чтобы его открыть, Англис позвал Дайомедеаса Диаса – знания не должны исчезнуть. Диас сперва отказался сказать код. Но сказал после того, как Англис его, человека старше больше, чем на 10 лет, избил, а затем ударил по голове – жертва потеряла сознание.

Молодой открыл кейс и увидел, что он наполнен рядами пачек стодолларовых купюр, и закрыл.

Англис достал кольт, взвел предохранитель, положил палец на курок и направил дуло на голову бессознательного Дайомедеаса. По телу пробежал холодок, пропала уверенность, задиристость сменилась грустью, рука трясётся всё сильнее – убить человека, благодаря которому принят в семью, есть «непыльная» работа, сыт и прилично одет.

Он заставил себя выстрелить – не оставил свидетеля, да и с другой стороны – мстителя. Ему сделалось дурно, рука ослабла, выпал пистолет – он дрогнул при стуке оружия о голову трупа, а затем и о ламинат, проступила слеза, но он взял себя в руки, хотя сильная дрожь, стресс, испуг остались. Бандит поднял орудие убийства и вернул пистолет за пояс, взял кейс, вышел из номера и запер снаружи.

Ему встретился другой гангстер.

- Как всё прошло?

Убийца попытался вернуть ту задиристость, которая была в начале разговора с ныне убиенным и произнёс:

- Старикашка давно нарывался и получил своё. Сейчас он в номере, избавьтесь от тела ночью по-тихому, как мы умеем… как вы умеете. – поправил Англис себя.

Человек кивнул.

- Послезавтра делаем то, зачем сюда и приехали. Будьте готовы, чистите «мушкеты». Я всё разъясню. А сейчас оставьте меня мне надо придумать… доделать план. – приказал Аллен с вернувшейся задиристостью.

Англис вышел на улицу и закурил, прокручивая в голове мысли и события: «как всё далеко зашло», «ведь можно было спокойно поговорить за бутылочкой пива, обсудить», «неужели меня также возненавидят за мои приказы, которые я получал ещё утром».

Он поехал в бордель за рулём автомобиля, на которой вернулся. В эту ночь он очень много курил. Он понял попутчиков-алкоголиков, одного из которых убил: спиртное в таверне лучше, чем где-либо.

Через день утром новый босс проснулся в номере другой гостиницы и приказал своим гангстерам приехать в полной боевой готовности. Когда они явились, он в дорогом деловом костюме объяснил свой план, грусти и подавленности, как и не бывало:

«Итак друзья, сегодня мы сделаем то, за чем сюда и приехали. Углубим русло алкоголя для нашей семьи, так сказать. Как говорится: «Хочешь что-то сделать хорошо, сделай это сам», – я разведал обстановку и разработал стратегию. Внимательно слушаем. Подъезжаем к той каменной дороге. Выходим из машины и как мы обычно умеем убеждаем кучера – на машине по тем камням не проедешь, уж поверьте мне на слово, Артур не даст мне соврать, а пешком нам не солидно. Доезжаем на повозке и эффектно заходим в таверну. Далее не зеваем и делаем всё одновременно. Стреляем в громилу на входе, тысячу долларов каждому, если он трясясь, поднимет ручки. В глазах у него свирепость, кинется он на нас, несмотря на наше большинство и пушки. Берём на мушку бармена, и забираем у него пушку из-под стойки, ещё тысяча, если её там нет. Выгоняем алкашей, чтобы облегчить понимание очередью в потолок. Только не дайте спрятаться этому… как его… Небрасу-Педрасу… И тут я делаю ему деловое предложение, от которого сложно отказаться».

Произнося последнее предложение он взглянул на свой пистолет. И отдал приказ о начале пути.

Кортеж гангстеров с угнанным грузовиком для бочек алкоголя и Изоттой-Фраскини во главе остановился у каменной дороги. Одному бандиту поручили охранять автомобили. Всё пошло по плану. Даже лучше: управляющий и не пытался спрятаться. Или хуже: он абсолютно не напуган – Англис смутился. И вот он сидит перед управляющим, надменно говорит, показывая свою властью:

- Прошу извинить меня за причинённый ущерб. – он посмотрел по сторонам и взглянул на потолок с дырами от пуль. – Мы не договорили в прошлый раз.

- Правда? - с поднятыми бровями от наигранного удивления ответил Нибрас. - Как по мне, мы всё решили тогда. Если глаза меня не обманывают, вы получили, что хотели: отныне вы знатный человек, из карманов сыпятся золотые дублоны.

Аллен положил свой пистолет на стол перед собой, чтобы показать серьезность намерений.

- При всём уважении, вы правы лишь отчасти. Сейчас я говорю с вами не как мальчишка с джинном из лампы. А как деловой партнёр с деловым партнёром. Сами должны понимать – долг.

- Если вы мой потенциальный деловой партнёр, и вы пришли ко мне, получается, с деловом предложением, не так ли? - нарочито поинтересовался Нибрас.

- Верно мыслите. Вижу у вас тут реки алкоголя в нынешнее-то время. – заметил главный гангстер. – Не хотите ли поделиться ими с хорошими людьми?

- А я разве этого не предлагал?

- Предлагал. – перешёл на «ты» капо Англис Аллен. – И я готов воспользоваться предложением.

- Никак поменять свою должность на алкоголь? Так это невозможно. Ну почти.

- А мне и не нужен обмен, мне нужен алкоголь, сейчас же. Для начала хватит бочек десять, на пробу, так сказать. Потом вы переедите к нам поближе – вам должно понравиться. Эй, ребята обыщите тут всё – берите, что хотите.

- Как переехать? Куда? А как же мои посетители? Вы не понимаете, мой долг – обслуживать их. – жалобно сказал управляющий.

Гангстеры стали заходить в комнаты и в подвал. И вернулись из него встревоженными, укоризненно глядя на управляющего.

- Что такое? – встал его «деловой партнёр».

- Рой отхлебнул немного из чана и брякнулся оземь.

- А вы разрешения спросили? - усмехнулся Нибрас. – Какой-то странный запах, нет?

Из подвала повалил дым. Гангстеры вдохнули – их стало рвать. А управляющий вдохнул глубже и с некоторым наслаждением сказал Англису:

- Как вам человечинка?

- Вы готовите из этого закуски? – ужаснулся гангстер, и закрыв горловиною нос, упал и попятился назад.

- Что ты такое говоришь, партнёр? Нет, конечно, клянусь. Эй, вы вышли отсюда!

Дым быстро развеялся – гангстеры поднялись и пошли наружу. Один из них выстрелил по управляющему из автомата. И продолжил путь после взгляда своей живой жертвы.

Капо спиною упёрся в человека. Им оказался вышибала - живой, несмотря на огнестрельные ранения спереди. Он одной рукой поднял за шиворот «партнёра» над землёй. Между тем тот увидел вставшего на ноги бармена, убитого минутами ранее. Анлис достал гравированный Кольт и выстрелил в лоб Нибрасу – тот продолжил стоять. Моргнул – глаза его полностью красные, через несколько секунд снова моргнул – глаза обычные.

Затем он взмахнул рукой и пистолет вылетел из рук на пол.

- Что мне с тобой делать? Лишить тебя должности я не могу. Убить тоже. – Англис улыбнулся. – А ты особо не ухмыляйся. Ты по-прежнему смертен. Курт, покажи ему.

Вышибала швырнул жертву в столы сбоку и снова стал держать над землёй одной рукой.

- Я не то, что не могу. Не имею права – не имею права убивать клиента, отпускать его душу. Мог бы тебя запытать, но не вижу смысла, мне больше по душе – если так можно выразиться – рюмки-кружки, – управляющий взял одну со стола и отхлебнул, – книги учёта, производство, сделки. И сам истошным воплям предпочитаю лютню. Меган, дорогая, сыграй что-нибудь.

Одна девушка вышла из укрытия и стала играть на флейте.

- Я вообще там внизу, – управляющий показал пальцем на пол, – что-то вроде новатора. Я бы мог ждать, как и остальные, пока меня вызовут такие неудачники, как ты. Но так, – тут он оглянулся по сторонам, – если люди не продают свою душу, то уж во всяком случае искушаются. Итак, отвлеклись… давай думать дальше, как тебя наказать. Я тебе обещал должность? Дал её. Ты хотел «отрываться» со шлюхами? «Отрывайся» не хочу. Хотел денег? У тебя их полные карманы. И это всё несмотря на то, что ты средь бела дня убил человека в моём заведении, подмочил мою репутацию.

Англис тайком достал нож – и резко разрезал им вдоль перед рубашки. Конец лезвия задел его живот и грудь. Гангстер выскользнул из верхней одежды – она осталась в руках громилы. Между ними началась драка.

- На зрелище изредка можно глянуть.

Управляющий взглянув на бармена, постучал пальцем по краю кружки.

Тот пришёл и наполнил её.

Драка почти сразу переросла в избиение с применением окружающих предметов. Амбал больно сжал руку противника с ножом и ударил им в плечо того, и толкнул в окно. Англис разбив стекло, перевалился через раму и упал на камни грудью. Курт перепрыгнул на улицу и приземлился ногами на спину бедолаги. По нему начали стрельбу из автоматов гангстеры, но прекратили её из-за бесполезности. Вышибала поднял жертву и вернул в окно. Но будто случайно промахнулся: Англис ударился под окном и снова упал. Громила попал телом в отверстие со второй попытки.

Через несколько минут израненный капо вылетел через выход к своим людям, которые его отвезли в город. Они увидели живым кучера, которому перерезали горло в начале пути, отчего тот якобы умер. Шея кучера была тогда обмотана белым шарфом, сейчас – он багровый.

Англис выжил, и как заверял управляющий, через десять лет погиб от диких зверей, так, по крайней мере, зафиксировал патологоанатом. До этого он так и остался капо, но наименее уважаемым в Семье, зато самым богатым. Из-за этого он не вызывал доверия как партнёр. К тому же он единственный, кто чудом уцелел при убийстве дона Пеппоне, случившегося вскоре после посещения таверны. Он женился на проститутке, она не родила ему наследника.

Другие работы автора:
0
36
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Голубенкова №1

Другие публикации