Поезд счастья часть 5

Автор:
Таня Мочульская
Поезд счастья часть 5
Аннотация:
Пятая и последняя часть повести, о девушке волей случая попавшая из мира пост-апокалипсиса, в наш мир.
Текст:

Возвращение

Всегда славно возвращаться домой, даже если в гостях очень понравилось, если оставила там настоящих друзей, даже если впереди не ждет ни чего хорошего. Дом он как родители его не выбирают, правда, в отличие от Папы с Мамой его можно реконструировать или вообще перестроить.

Все случилось как нельзя лучше. Оба охранника безмятежно посапывали в караульной, причина такой почти смертельной усталости валялась под столом, и даже кажется не одна. Перерывы между поездами по вечерам не большие, но и их достаточно для разведчика чтобы подняться на ферму. Настя сначала влезла по лестнице и не обнаружив перехода, даже запаниковала, но вспомнив, что в вагон она впрыгнула, полезла по веревке. Тяжело пришлось с сумками, но своя ноша не тянет. В свой мир она уже спускалась по ПЭ образным ступенькам заменяющим лестницу. Спряталась под высоким берегом, ну вот и дома.

К хорошему, человек привыкает сам, причем очень быстро, а к плохому приходится приучать, и то не у всех получается. На ужин Настя съела пшенной каши с мясом, из консервной банки, и запила водой из речки. Да не мартини с соком лайма, и оливкой. Надо отсидеться до полночи и потом, надев прибор ночного виденья, пойти в деревню. Но спать сейчас нельзя, чужая территория, глазом не моргнешь, как повяжут, мост виден со всех сторон. Пускай в сумерках, но заметить могли многие.

От моста до южной заставы, где то километров двенадцать, зимой шли часа четыре. Сейчас почти лето дорога покороче, можно идти по лесу, да и с ночной панорамой не надо особо прятаться все видно метров за двести. Поэтому крадущегося мальчишку Настя увидела за долго до того как тот стал чего-то подозревать.

– Вылезай, я тебя вижу, – выкрикнула она так громко что мальчишка даже вздрогнул. Он прятался в нижних лапах ели, но прекрасно был виден в тепловизор, – вылезай, а то гранату брошу.

– Ежли ты меня видишь то, что я показываю, – огрызнулся заморыш, оттопырив средний палец.

– А за это ты задохлик отдельно получишь по ушам.

– А, что так сразу по ушам, – заскулил мозгляк, вылезая из-под елки, на вид ему было не –более четырнадцати, но этот первый взгляд бывает обманчивым, кто знает в каких условиях он жил, – я проверял, а ты и в правду видишь? Ты вообще где?

– Перестань болоболить. И держи руки на виду.

Настя вышла из-за раздвоенного ствола дуба, панорамный прибор ночного виденья тускло освещал лицо, и в темноте это выглядело очень эффектно. В руках она держала пистолет Макарова, говоря всем своим видом, что без сомнения отстрелит мелкому голову.

– Говори быстро, и не переспрашивай. Ты кто такой.

– Я, – смог едва пролепетать мальчишка. Он оторопел соляным столбом, выпучил глаза, как челюсть не отбила ногу загадка. Все что он мог из себя выдавить, не строилось не только в предложения, это не было похоже даже на слова, набор каких-то междометий. Потом видимо собравшись, выдал: – вот это ботинки.

– Да отличные ботинки, и удобные между прочем. А теперь говори кто таков. А то пристрелю.

– Стреляй в этой жизни ни чего, более прекрасного, я уже не увижу. Так чего тянуть.

– По умничай мне тут. Вон сумки взял и вперед, куда скажу, ты теперь мой.

– Стану твоим если ботинки дашь потрогать.

– Если только лицом! – Настя спрятала в кобуру пистолет, – и смотри без глупостей, меня полгода одним мясом кормили, догадываешься из кого. Да и на рефлексах меня тоже не переиграть, как что вон сумки, а рюкзак так и быть понесу сама.

– Звать меня Гришка, я вон от туда с озер, кто то пришел с набегом я убежать смог, три дня тут кругами хожу. Голодный, аж желудок слипся, я наверное вообще есть теперь не смогу.

– На, держи, – Настя достала недоеденную за ужином галету. И бросила мальчишке. Тот на лету поймал и откусил кусочек. Восторгу не было границ.

– Что это за чудо?

–Обычный армейский сухарь. В сух пай кладут вместо хлеба.

– Дай еще добрая хозяйка, – вновь заскулил заморыш.

– У меня больше нет, зачем много брать когда уже почти дома.

– У, злая хозяйка, сама все слопала, а раба покормить забыла, не будет у тебя хорошего дома, и печь потухнет и замуж ни кто не возьмет.

– У меня действительно нет, не брала я с собой еды, вот правда сникерс есть, но если ты его попробуешь, то язык проглотишь и говорить уже не сможешь.

– Рабу нужны руки, а язык и вовсе не к чему, дай скикис добрая хозяйка, всю дорогу буду про нашу деревню рассказывать, ни чего не утаю.

Настя извлекла из кармана шоколадный батончик и вновь кинула Гришке. Тот практически мгновенно надорвал упаковку, та же Настя так и не научилась этого делать. И откусил очень маленький кусочек, сразу завыл от счастья.

– Из чего это сделано.

– Я не знаю, я их не очень то люблю, у меня их друг любит, вот по привычке в магазине и купила, у кассы. Он такой есть чего куснуть, а ты ему вот такую шоколадку, и он рад как маленький ребенок.

Мальчишка остановился, и обернулся худощавым лицом к Насте, и пристально посмотрел на нее. Уже светало. Настя сняла панораму с глаз, и спрятала ее в специальный чехольчик, Гришка продолжал рассматривать свою новую хозяйку, потом серьезным почти взрослым голосом спросил:

– Кто ты?

– Я Кипренская Анастасия Николаевна, – представилась она, – возвращаюсь домой из удивительно прекрасной поездки. Если я начну тебе вот сейчас, что-то рассказывать то ты все равно не поверишь, скажешь сказки мол. Поэтому расскажу попозже, когда будет чего показать.

– И там тоже едят людей? Я вижу, что мясо ты ела всласть.

– Нет, там за это жестоко наказывают, людей вообще нельзя убивать. Там для этого специальные службы есть и куча разных ограничений. А мясо, мясо действительно ела в огромных количествах только, говядину это коровы, свинину, баранину, курятины много. Мясо там не очень дорогое двенадцать к одному к картохе.

– И ты от туда ушла? – ужаснулся заморыш.

Гришка искал возможности поймать взгляд Насти, он напоминал маленького очень милого котенка, такого, лобастого, с голубыми глазками и треугольным хвостом. Ему очень хотелось спокойствия, есть, и обычного человеческого и тепла. Он так искренне, с такой надеждой пытался достучаться своими чистыми глазами до самого сокровенного, просочиться в саму душу. Девушка со спокойствием выдержала его взгляд, и попыталась объяснить, как ей казалось само собой разумеющееся вещи:

– Ты пойми у меня здесь все, община, семья, дом, друзья. А там, подруга, правда настоящая, таких вообще очень мало, да друг тому, что я этот сникерс купила. Была еще старушка, что меня приютила, только ее убили, просто так ради забавы. Ты не поверишь, но это было первое умышленное убийство за последние три года. И через это я увидела, или даже почувствовала правду. Останься бабуля со мной, было бы ради чего там жить, обзавелась новыми связями, проросла корнями, как гриб грибницей, тоненькими, но очень крепкими. И уже не вернулась бы. А так вот я здесь.

– А сколько надо работать за вот такой скикис, – мозгляк продемонстрировал остатки так и не извлеченные из фабричной упаковки. Вот сколько надо иметь силы воли, что бы не заглотнуть его целиком. – Сколько…

– Да нисколько у них гематоген, это батончик сладкий такой детям очень полезный, вообще бесплатно, в любом магазине стоит аппарат, на кнопку нажал и от туда конфета, вот только ее ни кто не ест. А вот…

– Сколько сортов разных таких скикисов за деньги? – не дал договорить Гришка.

– Да много, но я их не считала. Я сырокопченую колбасу, в первой день посчитала. Это такая сухая, но очень вкусная, жевать очень долго можно. Так вот ее семьдесят семь сортов. А ты слышал, что ни будь про авокадо.

– Да, в каталоге сниженных цен видел, судя по названию должно быть очень вкусным.

– Отвратительная гадость, маслянистое такое, его только в салаты или в суши это рисовые комочки а с верху там рыба, или водоросли.

– Хозяйка давай вернемся, – у заморыша выступили слезы, дернулось веко и затряслись губы, – я буду хорошим рабом, я столько всего умею, давай вернемся на сумрачный поезд.

– А как же твои, их же еще наверняка можно через купцов найти, выкупить. Я помогу. Потом отработаете и вернетесь, снова вместе будете. Тебе нельзя их сейчас бросать, отпилят ноги, продадут диким.

– Да пошли они лесом! – взорвался Гришка, – если есть выбор, я выбираю набитое брюхо, место у печки и вот такие ботинки. Если есть хоть один шанс пристроиться…

– Помолчи немного. – Настя перебила мозгляка, прислушалась, быстро достала пистолет и мальчишке шепотом: – сюда идут люди, много людей. Выходи на середину поляны и кричи.

– Они меня убьют.

– В противном случае тебя убью я, – резко прекратила прения девушка уже из кустов.

– Не убивайте меня! Не убивайте меня! – выбежав на середину поляны, во всю горло заорал мальчишка.

– Громче давай а то могут мимо пройти, – послышалось уже с другого места.

Крики продолжились. Через минуты две, с большой опаской вышел человек вооруженный охотничьим ружьем. Но переговоры стал вести кто-то из-за куста.

– Хватит орать, а то пристрелим.

– Если я перестану, меня пристрелят кода куда быстрее, у нее пистолет. А у вас какое-то жалкое ржавое ружье и туда же пристрелят они! – снизив громкость на тон, проговорил мальчишка, но его рвало на части от собственной значимости, – а еще у нее арбалет, две базуки, и целый рюкзак скитесов. И всех вас она держит на прицеле по тому, что на лице светящаяся маска.

– Заткнись, мелюзга, а то сейчас язык отрежу.

– Ладно, можешь помолчать, – крикнула Настя уже из-под веток ели, – дед Михей ты что ли.

Ответом на вопрос стало гробовое молчание. Даже мужчина, выставленный на показ для переговоров, с какой-то надеждой обернулся назад.

– Михей я же узнала тебя по голосу. Признавайся это ты.

– Настюха, ты что ли. Живая?

– Ну да. Ты с нашими.

– Да. Выходи, давай. Покажись.

Настя, не выпуская из рук пистолета, лишь опустив его стволом в низ, вышла на встречу уже появившимся из-за деревьев и вставшим из травы людям. Она без труда узнала всех это же второй мобильный отряд охраны. Здесь и Виктор должен быть, сердце зашлось, болью предчувствия. Но через мгновения она увидела его, какое же счастье что он такой трус.

– Настя!? – Виктор остановился в метре от нее, – Настя ты такая.

Она, не стесняясь, обняла друга, еле сдерживая слезы радости.

– Неужели поезд счастья, – проскрипел Дед Михей.

–Он самый. Ах, ребята я так всем вам рада, я конечно потом сильно пожалею но это будет потом! – девушка все-таки не сдержала слезы, – все теперь будет хорошо, у меня два калаша, семена новые, лекарств набрала, часы там всякие, так что скоро все изменится!

На радостях отряд решили развернуть обратно, ведь появление Насти в корне могло поменять весь образ жизни деревни. По этому, расположились на легкий привал, чтобы решить какой дорогой идти.

Виктор, подкараулив момент, когда ни кого не оказалась рядом, резко повернулся и обжог серьезностью взгляда. Потом спокойно, но со значением сказал:

– А где Сашка? Он прыгул за тобой. И на мосту его не оказалось.

– Я не знаю. Я долго ждала, как договаривались на последней остановке, там бабулька была она еле шла за ней уже ни кого не было. В вагонах даже свет выключили, а его выключают, когда последний пассажир выходят. Они там по камерам наблюдения отслеживают. Я узнавала. Его в моем поезде точно не было.

– Неужели миров больше чем два.

– А почему неужели. Если есть еще один, в чем я могу засвидетельствовать, то может и второй и третий. Вот пусть ему только повезет. И из того мира не захочется сбежать, как захотелось мне.

Другие работы автора:
+1
44
Я читатель привередливый, но мне понравилось, хотя есть невнятные места и куча ошибок. Я бы вам предложил зарегистрироваться на сайте «Нью автор», поскольку по моим наблюдениям, на Слоне засилье прозападных либералов.Во всяком случае, редакция регулярно убирает мои публикации под предлогом из политизированности. На «Нью Авторе» публика благожелательная, любит опекать и исправлять ошибки, регистрация простая, публикация на других сайтах разрешена. — www.newauthor.ru/kak-opublikovat-svoj-rasskaz — Начать лучше с коротких рассказов, например: «Сегодня снова дождь». С вашего позволения, напишу вам на стену для надёжности.
Загрузка...
Валентина Савенко №1