Поющие васильки

  • Кандидат в Самородки
Автор:
Ёлка
Поющие васильки
Текст:

У папы и мамы Василька уже давно наступила важная и взрослая жизнь. Телефон в руке днем и вечером. Рабочие звонки, деловая переписка, общедоступный календарь. Всё ради семьи и её благосостояния. И это давало свои плоды.

Например, осенью они отправили бабушку в санаторий.

-Я тебе такую путевку достал, мама, - говорил папа Василька. - Горы, воздух, фрукты, солнце! Да я бы сам поехал, если бы мог. А мы не пропадем без тебя. Бориса накормим, погладим. Цветам засохнуть не дадим. Не переживай.

Ясное дело, бабушка всё равно переживала. Не решалась. Хотела взять Василька с собой, но согласилась с родителями, что там мальчику среди заслуженных пенсионеров будет скучно.

Вздохнула: “Жаль, дедушки рядом не будет”.

И уехала.

Василек скучал по бабушке. Каждое утро вместе с папой он ходил в бабушкину квартиру. Гладил и кормил рыжего кота Бориса. Поливал цветы. Протирал пыль с любимого бабушкиного столика.

Но однажды папа Василька отправился на работу раньше положенного.

-Сегодня очень важный день, малыш, - сказал он светловолосому мальчугану, стоя у порога. - Ничего не случится, если мы сходим к Борису вечером.

Василек расстроился. Он-то знал, что Борис будет ждать их утром. Даже коты могут грустить в одиночестве. А тем более рыжий ласковый зверь бабушки.

И Василек решил. Раз ему уже целых шесть лет - пора начать заботиться о близких. Ближе Бориса котов у Василька не было.

Бабушка жила недалеко. Всего лишь через два киоска с восхитительными пятикопеечными игрушками и взрослыми журналами. Через один овощной киоск со смешным носатым продавцом. И всего через три светофора, один из которых пищал, когда зеленый человечек разрешал перейти дорогу.

Василек проводил папу. Выпил стакан чая. Написал записку маме. И ушел кормить кота.

***

Бориса Василек увидел с порога.

Тот мяукал под закрытой дверью кладовой. Сердито дергал хвостом. И грозно сверкал глазами.

В кладовую Васильку нельзя было заходить. Но однажды он почти случайно, одним глазом (можно даже сказать вполглаза), увидел, как бабушка относит туда собственноручно связанное покрывало. Другим глазом (уже широко открытым любопытным карим) Василек наблюдал, как бабушка накрывает этим покрывалом картину. Крайне старинную на вид. И очень интересную. Настолько, насколько может быть интересна картина в потемневшей деревянной раме, которую одному конкретному мальчику нельзя было видеть. То есть ужжжжжжасно интересна.

Василек был серьезным шестилетним молодым человеком. Раз бабушка сказала нельзя - значит нельзя.

Борис явно волновался из-за того, что происходило за закрытой дверью кладовой. Василек снял обувь и погладил взъерошенного Бориса. Тот мурлыкнул, но от двери не отошел.

-Там что-то случилось? - спросил у кота Василек. Борис мяукнул.

-Может там прорвало трубу? - задумчиво произнес мальчик.

-Если это труба, надо обязательно проверить, - добавил он, отодвинул кота и зашел в кладовую.

Бориса Василек оставил за дверью на случай, чтобы кот случайно не уронил что-нибудь важное.

Маленькая кладовая оказалась на удивление пустой. Конечно, никакой трубы в ней не было. Пара коробок у правой стены. Смешная ваза с засохшим (или сушеным) подсолнухом у левой. И картина, лежащая лицом вниз, на полу.

Василек нахмурился и решил, что картина упала. Шум испугал Бориса и именно поэтому он сердился за дверью.

То, что лежать картине в такой красивой деревянной раме на полу не дело, было понятно даже младенцу. Вряд ли на свете есть хоть одна бабушка, которая это одобрила бы.

Картина оказалась на редкость тяжелой и Васильку пришлось постараться, чтобы поднять её. Но он справился. Прислонил её к стене и решил, что для окончательного порядка надо поднять ещё и покрывало.

Каждое бабушкино покрывало было произведением искусства. Василек никак не мог понять, почему все бабушкины творения разные. Одни получались мягкие и нежные. Другие - узловатые и колючие. Третьи - и плотные, и воздушные. Когда он спросил про это, бабушка рассмеялась, погладила внука по кучерявой голове и ответила: “Это потому что я вплетаю в них хорошие истории. А где ты слышал две одинаковые истории?”.

Покрывало на полу походило на маленькое облачко. Василек поднял его, повернулся к картине лицом и увидел два больших желтых глаза.

Они смотрели прямо на мальчика.

Да не просто смотрели.

Они мигали.

На самом деле на картине царила синяя ночь. На темном небе сверкали звезды. Под небом раскинулось поле, на котором среди высокой травы росли крупные васильки. А глаза, так удивившие мальчика, были, конечно, не сами по себе. Этими огромными желтыми глазами на Василька смотрел лохматый зверь. просто гигант рядом с нежными васильками. Он стоял на двух ногах, уперев руки-лапы в бока.

Так обычно стояла мама Василька, когда отчитывала сына за какую-то шалость.

Зверя так здорово нарисовали, что мальчику нестерпимо захотелось погладить этого невозможного гиганта. Он был уверен, что шерсть прохладная и мокрая от росы. Но Василька не зря считали воспитанным молодым человеком. Сначала он сказал:

-Здравствуйте.

-Здравствуй, мальчик, - ответил зверь и спросил: - А ты кто?

-Я Василек, - сказал бесстрашный мальчишка и подумал, что небо на картине должно быть бархатным, а звезды колючими. - На самом деле я Василий, но никто так меня не называет.

-Это очень интересно, Василек, - зверь улыбнулся и мальчик увидел, какие белые у него зубы. Наверное, они скользкие и острые. - А меня зовут Ангрон, но меня тоже никто так не называет.

-А вам там не холодно? - спросил мальчик, потому что вспомнил, что воспитанные люди разговаривают сначала о погоде. Но на этом его вежливость закончилась и он, не дождавшись ответа, спросил о самом важном:

-А можно я вас потрогаю?

Зверь улыбнулся ещё шире и, кажется, даже обрадовался. Наверное, ему было очень одиноко под этими звездами.

-Конечно, Василек. Не вижу в этом ничего плохого.

Мальчик протянул руку. Шерсть обожгла жаром кончики пальцев. А вот ветерок, неожиданно скользнувший по шее Василька, принес прохладу.

Мир стремительно изменился. Теперь зверь смотрел на Василька своими желтыми глазищами сверху вниз. А звезды тревожно подмигивали с головокружительной высоты. Василек понял, что он попал внутрь картины. Но ни капельки не испугался. “Сначала, надо выбраться”, - решил Василек, - “а потом пугаться”.

Зверь расхохотался.

-Ну что же, - взревел он уже не так мирно, как пару минут назад, - давай попробуем, каковы на вкус маленькие воспитанные мальчики!

Зверь поднял страшную когтистую руку-лапу. И тут прямо в нос зверя прилетел камень. Гигант взревел и тут же получил второй камень в глаз. Василек обернулся и увидел вдалеке смешного седого старичка.

-Беги сюда! - закричал тот мальчику.

-Дедушка! - обрадовался Василек и побежал к нему.

Бабушка кроме всего удивительного и неисчислимого умела печь лучшие в мире слойки с курагой. А дедушка Василька любил бабушку и всё, что она делала. Бывало сядет у окошка, смотрит на бабушку, щурится довольно, как Борис. Истории бабушкины слушает, кота за ушком чешет и слойки жует. Хорошее было время, пока дедушка не пропал без вести.

Василек бежал к старичку. Зверь ревел. А дедушка все кидал и кидал камни. Удивительно метко!

-Бежим к лесу, - выдохнул дед и потянул внука к деревьям, которых не было видно на картине. “Она больше внутри, чем снаружи” - восхитился Василек, когда они вбежали на опушку.

-Здесь он нас не достанет, - сказал остановившись дедушка, обнял внука.

Зверь обиженно ревел и потирал ушибленные места.

Дедушка тем временем перевел дух начал ругаться на Василька:

-Ты зачем зверюгу этого гладить полез?! Ладно я, старый дурак. Но ты-то умный мальчик!

Успокоившись, дедушка рассказал, что нашел эту картину год назад. Это было настоящее чудо! Говорящий нарисованный зверь. Да еще такой интеллигентный. Разговаривать со зверем можно было часами, что дедушка и делал. И решил, обязательно подарить эту картину Васильку на день рождения. Что могло быть чудеснее?

Хорошо, что не успел. Зверь не просто так разговаривал с дедушкой. Он втирался в доверие, обманывал, льстил. А как только дедушка решил, что ему нечего бояться, предложил прикоснуться к себе. И утянул в картину. Бессовестное животное. Хоть и говорящее. Только съесть не успел. Дедушка Василька так просто никогда не сдавался. Плюнул зверю в глаз и сбежал.

-Самое обидное, - закончил старичок, - что выбраться отсюда очень просто. Достаточно прикосновения любого живого существо снаружи. Но на картине видно только поляну. А её охраняет зверь.

Василек вздохнул и спросил:

-А зачем бабушка накрывает картину?

Тут дедушка смутился, заулыбался, но ответил:

-Это наш способ общаться. Она мне истории, как и раньше, рассказывает, пусть и через покрывало. А я васильки на поле цвести подговариваю. Видишь, как хорошо у меня получается.

Полевые цветы и правда были на редкость крупные и яркие.

-А их можно подговорить? - удивился Василек.

-Ещё как! - оживился дедушка. - Сейчас вот мы разучиваем с ними колыбельную. Иногда получается тааак хорошо, что даже зверь засыпает. Жаль, бабушка ни разу не увидела.

Василек задумался. Здорово, что дедушка нашелся. Но как им теперь отсюда выбраться?

И тут зверь опять заревел. Василек и дедушка увидели, как по нему скачет рыжая блоха и пытается выцарапать глаза.

-Во дает, - удивился дедушка.

-Да это же Борис! - закричал Василек, - Борис! Кис-кис-кис! Оставь зверя в покое! Беги к нам!

Кот услышал мальчика и пулей помчался к ним. Бедный зверь в это время ревел на всю картину:

-Дед, ты мне надоел! Ух, доберусь до тебя, плешивый!

-Вовсе я не плешивый, - обиделся дедушка и прижал к груди, домчавшегося до них кота. - Борисушка, пушистый ты пройдоха!

-Дедушка, - вдруг сказал Василек, - а ты можешь сейчас подговорить цветы спеть колыбельную?

Старичок подумал, потом махнул рукой, мол, а давай попробуем, и подошел к краю поля. Дедушка опустился на колени и ласково зашептал:

-Милые мои, хорошие, василечки полевые, самые красивые, давайте споем?

Трава зашумела, заколыхалась, а дедушка запел: “Спи, моя радость усни. В доме погасли огни”. Сначала зазвенел один василек, потом его звон подхватил второй. И вскоре уже всё поле запело, зазвенело, задрожало.

Зверь перестал реветь. Сел на землю и обиженно потер глаза.

-Надо было давно съесть тебя, старик, - сказал уже тише зверь. Сладко зевнул, лег прямо на землю и захрапел.

-А теперь пошли, - Василек взял Бориса на руки и они вышли из-под защиты деревьев. Долгую минуту Василек опасался, что он ошибся. Что Борис сам смог открыть дверь и броситься на врага. Мальчик надеялся, это папа или мама пришли в квартиру. А ведь кто-то из них обязательно догадается, как вытащить пленников отсюда! На то ведь они и родители.

Зверь негромко зарычал и начал переворачиваться на другой бок. Мальчик испуганно посмотрел на дедушку и в следующий миг свалился на пол кладовой.

Рядом стоял папа.

-Василий! - грозно сказал он. - Нам надо будет очень серьезно поговорить!

Потом он повернулся к старичку и не меняя тона добавил:

-Папа! А с тобой будет говорить мама!

***

Ох, и влетело тогда Васильку за то, что ушел из дома не сказав куда.

Бабушка охала и причитала до тех пор, пока Василек не дал честное-честное слово, что больше не будет уходить из дома без спроса. Дедушка такое обещание тоже дал.

А зверь так и спит на картине. И никто его не собирается будить - может выспится, подобреет.

Всякое в этом мире случается.

+5
67
18:35
+2
Прелесть)
13:35
+1
Очень симпатичная сказка, помню её с турнира) И иллюстрация Елены была отличная)
13:35
+2
Да, иллюстрация говорящая получилась)
21:27
+1
И я помню эту сказку. Но перечитала с удовольствием! Спасибо!
13:36
+1
Вам спасибо!)
Загрузка...
Варвара Дашина №1