Первые шаги. Путеводные знаки

Автор:
Green_tea
Первые шаги. Путеводные знаки
Текст:

«Сначала было Слово», все так, и я в этом убедился на собственном опыте. Сколько себя помню, всегда тяготел к литературе. Сейчас, анализируя прошлые годы, неожиданно обнаружил, что с юных лет натыкался на некие путеводные знаки. Они ненавязчиво, но вполне определенно направляли меня к Слову. Еще в школе прочел афоризм Сократа: «Если слово не бьет, то и палка не поможет». Он произвел неизгладимое впечатление. Вот, оказывается, где скрывается настоящая сила, вот чем надо серьезно заниматься, если хочешь стать сильным!

Однако первые практические попытки приобщиться к литературе я предпринял лишь в десятом классе. Как-то осенью сидел в поликлинике, прикидывая, как бы так изловчиться и добыть справку для школы, чтобы объяснить пропуски занятий. Тут увидел пальму, что потрясло необыкновенно: убогое пыльное помещение и вдруг это красивое экзотическое растение! Сами собой сложились стихотворные строчки. Конечно, они были не очень складные, но искренни и эмоциональны. Потом еще написал и еще. Показал лучшему другу – Вадику, тот послушал и попросил листочки со стихами, чтобы дома почитать внимательнее. Через несколько дней ко мне с заговорщицким видом подошел наш общий приятель.

— Слушай, старик, а ты знаешь, что Вадик читал Светке твои стихи, и говорил, что это он сочинил?

— Ну и что?

— А тебя, разве это не колышет?

— Да пусть читает на здоровье…

Мне действительно было не жалко, напротив, я даже посчитал это похвалой, ведь плохие стихи вряд ли кто захотел бы присвоить.

А тем временем неумолимо приближался последний звонок. Такое судьбоносное событие нельзя было оставить без внимания, и я задумал написать, ни много ни мало – поэму. Как же я удивился, когда на выпускном вечере послышались просьбы однокашников почитать свежеиспеченное произведение. Видно, Вадик постарался, сделал бесплатную рекламу. Я немного стушевался, все-таки в стихах были не совсем лицеприятные строки про наших дорогих учителей. Меня все-таки упросили, и я продекламировал наиболее безобидные отрывки. Успех был ошеломляющий, что еще больше укрепило меня в необходимости продолжать литературные опыты. В поэме были, в частности, такие слова:

Десять лет мучений позади,
Тюрьмой для меня была школа,
А теперь куда хочешь — иди,
И не бойся ни двойки, ни кОла!

Вадик ножичком нацарапал их на школьном подоконнике. Вот такой стала моя первая "публикация" и первое "признание".

Были и другие знаки. Как-то, в книжном магазине, разглядывая полки, услышал вкрадчивый голос:

- А у вас Вознесенский есть, «Треугольная груша»?

К продавщице склонился молодой парень и шепотом продолжил:

- Десять рублей плачу…

Девушка испуганно залопотала:

- Нет, нет, и даже не было…

Конечно, я знал об этом поэте, но то, что за его стихи готовы платить такие баснословные суммы, даже и не подозревал. По тем временам, предложенные деньги за тоненькую книжечку стихов в десять-пятнадцать раз превышали ее номинал. Да, — подумал я, — в этом наверняка что-то есть. Вот она — сила Слова!

После школы я поступил в медицинский. А разве это не знак? Конан Дойль, Шиллер, Рабле, Лем, Моэм, Чехов, Булгаков, Вересаев – список писателей-врачей можно продолжать и продолжать. Сын врача, Михаил Жванецкий справедливо заметил, что «любая история болезни – это уже сюжет». Моэм со знанием дела утверждал: «Медик знает о человеке все самое худшее и самое лучшее». Так что все закономерно.

Учеба и бурная студенческая жизнь не оставляли времени для серьезной литературной работы. Хотя нет, однажды мы с однокурсником Максом взяли пива, и когда оно неожиданно закончилось, решили, не сходя с места, писать роман о большой и несчастной любви. Как сейчас помню захватывающее начало: «В этот дождливый осенний день так хочется прижаться к родному плечу и рыдать от безысходной тоски по бесцельно прожитым годам…». Но, к сожалению, наш писательский запал также быстро потух, как и зажегся. Больше никакими литературными подвигами студенческие годы не запомнились. Затишье так бы и продолжалось, пока на горизонте не возникла она — Настоящая и Большая Любовь, и поэзия снова была востребована. Но это уже совсем другая история.

А вот то самое первое стихотворение (слегка подправленное):

Пальма

Усталое солнце плыло по стеклу,
Довольная осень дары принимала,
А в темном и пыльном больничном углу,
Заморская пальма цвести начинала.

Забытая, в ящике грубом ютилась,
А ночью ей Африка милая снилась:
Всё пальмы и пальмы, и с ними она,
И чайки, и пены морской белизна,
И неба бездонного звонкая синь,
И огненный ветер - посланник пустынь…

А утром очнешься ты в ящике снова,
И нет уже сладкого сна золотого,
И словно смущаясь своей красоты,
Твои, не раскрывшись, увянут цветы...

+4
106
18:15
+1
Хорошо написано. Но может это надо было в блогах разместить?
18:42
+1
Спасибо, Светлана! Да, я думал об этом, но для блога, мне показалось, рассказик великоват. unknownrose
18:55
+2
И еще один знак — первое стихотворение написано в поликлинике. Так что, медицины было не избежать…
Дочка готовилась к последнему звонку. Писать сценарий поручила мне. Что-то около десяти песен. Четко дочь прописала — о каком преподавателе что надо сказать.
— Тебе аттестат не выдадут, — сказала я после того, как песни были написаны.
— Прорвемся, — ответила дочь.
Прорвалась и поступила на журфак :)
18:59
+2
Спасибо, Бабуля! А ведь вы правы, насчет поликлиники, что-то я этот момент совсем упустил. smilerose
Загрузка...
Кира Фокс №1