Абордаж

Автор:
oleg.savoschik
Абордаж
Аннотация:
Финальная часть трилогии о пиратах.
Текст:

Абордаж.

От одного взгляда на “Свирепого” у Марко сжималось сердце. Его гордость, любимый корабль, гроза Южных морей, представлял собой жалкое зрелище: напоминающий решето корпус, сломанные мачты, безжизненно свисающие флаги. И палуба, усеянная трупами.

– К абордажу-у-у... Готовсь!– раздался крик капитана.

Шансов у “Свирепого” не было с самого начала. Успешно миновав линию огня форта, в гавани он столкнулся с тяжеловооруженным кораблём королевского флота. Линейный “Владыка” ждал прибытия пиратов.

Несмотря на маневренность, “Свирепый” оказался перед соперником как на ладони. Никто не выдержал бы такой обстрел: залп четырех дюжин орудий нашёл свою цель, круша такелаж, засыпая палубу обломками и убивая матросов. Экипаж линейного работал слаженно, не упуская пиратов из вида, не давая им передохнуть от града ядер и картечи, пресекая любые попытки дать отпор.

Корабли поравнялись бортами и в ход пошли абордажные крюки. Марко осматривал палубу “Свирепого”: матросы успели возвести баррикады из бревен и бочек, защищая ют – кормовую надстройку судна. Марсовые стрелки уже заняли позиции.

– Целсь!

Шеренга королевских солдат вскинула ружья, целясь с борта “Владыки”. Марко облизнул высохшие на ветру губы. Он знал, что поступает правильно, но нелегко видеть последние минуты корабля, капитаном которого был столько лет.

– Пали!

На несколько мгновений всё скрылось в пороховых клубах, наполненных грохотом стрельбы да криками раненых. А затем смешалось: бойцы королевского флота бросились на палубу “Свирепого” и пираты яростно вступили в бой.

– А ты что? – капитан “Владыки” посмотрел на Марко. – Забыл, как держать саблю? Когда сдаешь своих, иди до конца, парень. А теперь марш отрабатывать благосклонность Дворца!

Марко с удовольствием бы сейчас прошелся сапогом по этой ехидной роже, но сдержался. Когда всё закончится, у него будет свой линейный корабль, и тогда они поговорят на равных.

Стоило ему спрыгнуть на скользкую от крови палубу “Свирепого”, как корабль покачнулся, и бывший капитан едва не полетел за борт. Даже у матерых морских волков перед боем накатывает вялость в ногах. Марко знал: чтобы побороть сковавшую тело неуверенность, нужно скорее начать, вдохнуть полной грудью запах пороха и гари, почувствовать мелодию, что рождает собой в схватке сталь, отпить вражеской боли.

Первого он зарубил со спины. Рубанул с пол оборота, развернувшись как раз вовремя, чтобы отразить атаку другого матроса. Сабли скрестились дважды, прежде чем Марко отступил на шаг, гася инерцию противника и сразу же атакуя сам – широкими, хлесткими ударами, отводя кривое лезвие за голову. Соперник был вынужден лишь защищаться, теряя силы, не имея возможности отступить из-за сражающихся за спиной. Тогда Марко ушел в бок поворотом корпуса, давая врагу ответить. Тот поторопился со своим неумелым замахом снизу, распоров лишь воздух, открывая грудь, подставляя живот…

Следующим оказался здоровенный чернокожий детина. Марко знал его: лично отбил у работорговца с дальних Островов и позвал к себе в команду за недюжинную силу и выносливость. Сейчас на мокром от пота лице бывшего раба не виделось и капли благодарности, лишь яростный оскал и налитые красным глаза.

Марко удачно увернулся от двух резких взмахов тесака, но плясать на заваленной телами палубе среди сражающихся затея опасная – рискуешь споткнуться или нарваться на случайный меч. Попытка блокировать широкой стороной клинка тоже оказалась не из лучших – боль растекалась по плечу от каждого удара, а руку опасно уводило в сторону, что было чревато пропуском в корпус.

Очередным широким взмахом чернокожий едва ли не выбил саблю Марко, тот потерял темп, лишившись равновесия, и полетел спиной на палубу, сбитый с ног ударом огромного плеча. Он оказался под чьими-то ногами, рискуя быть растоптанным, но победоносный крик негра заставлял думать лишь о занесенным тесаке.

Рука привычным движением легла на шершавую рукоять пистолета. Он стрелял не целясь, даже не сняв оружие с бедра, рискуя ранить себя самого. Едва спустив крючок, Марко перекатился в сторону и обернулся. Чернокожий монстр прихрамывал на месте, зажимая широкой ладонью кровоточащую рану на ноге. Отвести удара саблей по красной бандане он уже не смог.

Марко осмотрелся. Бой был почти закончен, солдаты в алых мундирах взяли верх. Они добивали раненых и немногих оставшихся на ногах пиратов, били прикладами, кололи штыками, стреляли в упор.

Глаза щипало от пота и пороха, одежда, казалось, насквозь пропиталась запахом гари и чужой кровью. Марко знал большинство из убитых сегодня: свою команду, предателей, подло примкнувших к старухе и забравших у него корабль.

Он прошелся по палубе умирающего друга, чувствуя слабое дыхание в каждом скрипе, в каждой щепке, что была разбросана вокруг. Мимо сломанных баррикад, спустился в каюту капитана. В свою каюту.

Она сидела, прикрыв глаза, не выпуская свою неизменную трубку изо рта. Даже не шелохнулась, когда он вошел, лишь вновь окутав себя лёгким облаком сизого дыма.

Марко хотел было что-то сказать, выплюнуть крутившюуся столько дней на языке злобу. Но вместо этого молча сел напротив и принялся заряжать пистолет.

– Даже не поздороваешься с бабушкой?

Мужчина выронил пулю: вскипевшая в бою кровь остывала медленно, и пальцы слушались плохо. Наклоняться за металлическим шариком он не стал, лишь ругнулся и достал новый.

– И как ты поняла, что это я? – Марко заметил, что женщина таки не открыла глаз.

– От тебя смердит крысиным дерьмом. То ли не отмылся после подвала, где тебя оставила, то ли я тебя таким вырастила.

Марко промолчал и на этот раз. Лишь облокотился на колени, подняв заряженный пистолет. Пока лишь дулом вверх.

– Серхио? – спросила старуха.

– Да. – сказал пират. – Он нашел меня и освободил. Помог добраться до королевского порта. А здесь я нашел способ тебя остановить.

– Что они тебе пообещали?

Марко покрутил головой, разминая шею, и, помолчав, ответил:

– Корабль. Тяжелый линейный корабль королевского флота. Новую команду. И двойную долю с промысла.

– Пирату. Долю. С его же промысла. – Старуха презрительно фыркнула. – И как оно тебе, капитан Марко? Уничтожить свой корабль, свою команду, своих братьев, и всё ради чего? Чтобы облизать очередную жопу красного мундира?

– Да что ты несешь!? – вскочил Марко, чувствуя, как вновь пульсирует в висках. – Это они меня предали первыми. Они! И ты. Ты отняла мой корабль, смутила моих людей.

– Нельзя предать предателя. Наше дело…

– О каком к морскому дьяволу деле вообще идёт речь?! Ты просто спятившая из ума старуха, застрявшая в прошлом веке. Я годами выстраивал отношения, при которых все стороны получали выгоду, и это работало! А ты просто разрушила всё в одно мгновение свой дурацкой пиратской идеологией. И теперь “Свирепый” уничтожен, а основные силы королевского флота громят пиратское гнездо, что ты оставила в городе.

Марко ненадолго остановился и перевел дух. Добавил уже тише:

– Они там гибнут из-за тебя.

Больше всего на свете ему сейчас хотелось выстрелить. Поставить наконец кровавую точку на лбу проигравшей в этой схватке поколений. Но он не хотел… не мог сделать этого, ещё раз не взглянув ей в глаза. Чувствовал, что без этого удовлетворение не будет полным.

Старуха будто нарочно смотрела себе под ноги, не поднимая головы. Она вытряхнула остатки черного табака из трубки на пол и спросила:

– Ром есть? Напоследок горло промочить охота, а ядро расколошматило последний бочонок. – Пробормотала старуха и, не дождавшись ответа, продолжила: – Тогда последнее желание. Хочу ещё раз увидеть волны.

Марко, сам не зная почему, кивнул и, держа пистолет в одной руке, другой подхватил женщину под локоть и помог встать. Пока они поднимались на палубу, Бабушка придвинулась к мужчине ближе и сказала негромко:

– Их там нет.

– Кого?

– Серхио Реверте, глупый засранец, по моей указке возводил городские укрепления для пиратов. Но пиратов там больше нет. Пускай теперь сам разбирается с королевским флотом.

“А где же они тогда?” – почти спросил Марко, но его отвлек шум и беготня на палубе. Королевские солдаты явно торопились вернуться на свой корабль.

– Эй, – окликнул одного из пробегающих мимо солдат. – Что случилось?

И по лицу служивого понял, что дело пахнет сельдью.

– Корабли. Много. Близко. – Ответил тот кратко.

Марко перегнулся через бортовые перила и увидел их. Он видел эти флаги и раньше: пираты. Не меньше дюжины кораблей. Часть уже вступили в схватку с защищающим порт фортом, остальные на всех парусах неслись к “Свирепому”.

– Их память ослабла, – раздался за спиной старушечий голос. – Память о тех временах, когда имя пирата имело вес в этих морях. Им нужно было напомнить. Если бы я позвала людей ограбить порт ради золота – они бы не пошли. Верность, купленная за его блеск, быстро утекает вместе с опустевшим кошельком. Нет, им нужен был символ. Символы держатся в памяти долго, передаются поколениями. До еврейского плотника мне не дотянуть, но, что смогла, я сделала. Мой последний вздох ляжет ветром в эти паруса, растреплет покрытые пылью флаги.

Марко скрипнул зубами. Пираты слишком близко. “Владыка” не успеет расцепиться со “Свирепым” и занять выгодную позицию для боя. Чертова старуха связала их нарочно!

– Ты ведь знала, что, даже если здесь не будет королевского флота, тебе не взять порт в одиночку? И осознанно пошла на… это?

– Я свое отжила, мой мальчик. Это, – старуха указала на корабли, – моё наследство.

И улыбнулась. Марко с самого детства не видел, чтобы она улыбалась.

– Ну, а ты чего возишься, якорь в твою корму?! – крикнул капитан королевского судна с палубы. – Ба! Да это же старая Генриетта! С радость бы посмотрел, как ты висишь на рее, да вот времени нет.

И прицелился.

– Ее нельзя сейчас убивать! – крикнул было Марко, но поздно – меткий выстрел свалил бабушку на месте.

Он поднялся на борт последним. Корабль успел отойти от “Свирепого”, но пиратские суда подошли достаточно близко. Вот-вот смогут дать прицельный залп. Через морскую гладь долетали голоса.

– Что они кричат? – сказал капитан, ни к кому в отдельности не обращаясь.

– Морская волчица. Они кричат “морская волчица”.

Сказав это, Марко похолодел. Он слушал, как её имя скандируют сотни глоток и понимал: смерть легенды ему не простят. А еще через мгновение прогремел первый залп.

“Владыка” в этот день стал первым из тяжелых боевых судов королевского флота, потерпевшим поражение при прямом столкновении с корсарами.

Подавив последнее сопротивление на воде, пираты хлынули в гавань. Капитан Марко не смог увидеть этого: внук морской волчицы пошел на дно вместе с гордостью алых мундиров.

Веселый Роджер взвился над зданием ратуши, ознаменовав начало новой эпохи расцвета Пиратства в Южных морях.

Другие работы автора.

Автор выражает благодарность литературному сообществу
БОЛЬШОЙ ПРОИГРЫВАТЕЛЬ за помощь в работе над этим текстом.

Другие работы автора:
+2
68
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Нидейла Нэльте №1