Подземная авиация (6)

Автор:
Дмитрий Федорович
Подземная авиация (6)
Текст:

6

Результатом данного ЧП был внеочередной аврал. Дело в том, что зарвавшиеся самовольщики не учли, что провизия, за которой они были командированы на базу, имела ограниченный срок годности. А на Сейшельских островах, куда занесла их фантазия в поисках романтики, климат жаркий… Мясо, например, подтухло и провоняло весь трюм. А ящики с дрожжами вообще растеклись липкой зловонной лужей. Консервные банки – даже и те кое-где повздувались. На пищевые продукты магические слова о сингулярности почему-то влияния не оказывали.

Отделению ефрейтора Гребе был дан приказ: от испорченных продуктов транспортный «крот» освободить, санацию и дезодорацию отсеков произвести. Для чего получить на складе два ящика одеколона «Шипр». Об исполнении доложить к двадцати часам ноль-ноль минутам. Время пошло.

Гребе яростно зашевелил ноздрями:

– Так, блин. Отделение, за средствами индивидуальной химзащиты, бегом – марш!

Работка была та ещё. Скользкие и вонючие бараньи туши нужно было запаковать в герметичные полиэтиленовые мешки и подготовить для отправки «на большую землю», на свалку. Мука, тоже набравшаяся гнилой мясной вони, была, слава богу, уже в мешках. Дрожжевую жижу совковыми лопатами грузили в полиэтиленовые бочки. Легче всего было с консервами – их решено было пока оставить и отбраковывать по мере открывания.

Всё это увлекательное действо производилось в костюмах общехимической защиты – жарких, неудобных, ручьями гонящих пот. И, между прочим, разве это не издевательство над здравым смыслом – для перевозки на свалку перегружать разлагающуюся дрянь с одного «крота» на другой такой же?! Причём находящийся в противоположном конце части?!

Однако никто не задал ни одного вопроса: ни солдаты, ни ефрейтор Гребе. Приказы не обсуждаются.

­– Зайцев, Степанов! – голос Гребе из-под маски звучал глухо.

– Я! – в один голос откликнулись солдаты.

– Мать вашу, духи ленивые! Не успеем к сроку. Берите быстро бочки с этим дерьмом, грузите на тележку. Вывалите всё в слив нах, только так, чтобы никто не видел. Если, суки, попадётесь – урою! Ясно? Стойбля! И муку тоже. Только смыть мне как следует! После этого вылить в каждое очко по флакону «Шипра». Яснобля?!

– Так точно.

– Вперёд.

И они, нагрузившись, двинулись вперёд, что несколько напоминало переход Суворова через Альпы – учитывая то, что суворовцам тоже приходилось тащить на себе, например, пушки. Несколько скрасило обстановку то, что по дороге им попался начальник свинарника, маленький вертлявый сержант-хохол без фамилии. Фамилия, скорее всего, у него когда-то была, но иначе как Макака его не называл никто. Узнав, какое количество ценного провианта подлежит списанию, Макака возликовал и приказал доставить мешки с мукой на корм своим подопечным:

– Це ж трэба! От лайдаки! А колы б я нэ побачив?

– Нам приказано всё уничтожить.

– А я прыказую – на свинарню!

– По уставу нам положено подчиняться своему непосредственному начальнику. Поговорите с Гребе.

– Положено, нэ положено… Положенных ебуть! Та сьогодни ж цю муку зъидять, нихто и знаты нэ будэ! Я сказав – свиням!

Единственное, что подвигло Зайцева и Степанова посмотреть сквозь пальцы на неточное исполнение приказа командира отделения было то, что альтернативное транспортирование муки Макака организовал своими силами: неизвестно откуда налетела команда чумазых, кисло пахнущих рабов и, пока наши фуражиры-ассенизаторы двигались со своей тележкой в направлении ближайшей уборной, эти волшебники разгрузки избавили их от по меньшей мере пяти мешков. Сам же неутомимый Макака в это время увивался возле Гребе, пытаясь отщипнуть для своего любимого свиного поголовья очередной лакомый кусочек.

Беда грянула к вечеру. Лучший боров-производитель Юркин, названный так в честь комбата, отравился некачественными продуктами и теперь лежал на боку, извергая с обоих концов пищевода зелёное дерьмо. Время от времени по его необъятной туше пробегала дрожь судороги, завершавшаяся очередным пароксизмом извержения и новой волной вони. Крохотный Макака топтался рядом, не в силах придумать ничего для изменения ситуации. Служебные духи попрятались и осторожно выглядывали из дальних укрытий.

Прибывший на место происшествия старший лейтенант Ахтыблин, будучи дежурным по части, в силу должностных обязанностей призван был разрешить возникшую проблему. Поскольку боров Юркин никак не прореагировал на яростные пинки сапогом по животу, был сделан вывод о действительной серьёзности заболевания.

– Прирежь эту тварь, – брезгливо вытирая налипшие на голенище брызги дерьма, процедил Ахтыблин. – Так хоть мясо не пропадёт. А то ещё сдохнет он у тебя.

– Як це заризаты?! – оторопел Макака.

– А так. Ножом. И поторопись, сержант, пока он не захлебнулся собственным г@вном.

Юркин, сволочь, действительно, закатив маленькие глазки, лежал в луже собственного дерьма, лишь судорожно поводя боками. Вонь от него исходила неимоверная.

Макака всплеснул руками:

– Та вы подывиться, яка це тварюка! Центнерив п’ять! Його ж нияким ножом нэ визьмэш! Хиба що шаблюкою зарубаты.

Ахтыблин смерил взглядом относительные размеры Макаки и Юркина и усмехнулся.

– Ладно уж, – снисходительно бросил он, доставая из кобуры служебный пистолет. – Сейчас мы твою тварюку…

Он тщательно прицелился борову в лоб и нажал курок.

Эффект процедуры расстрела превзошёл все ожидания. Пуля, не совладав с лобной костью, с глухим стуком завязла в свином лобешнике. Макака шарахнулся в сторону. Боров, до которого дошло, что ситуация складывается совсем не в его пользу, с визгом вскочил и, не разбирая дороги, кинулся удирать, сбив Ахтыблина с ног. Некоторое время тот пытался удержаться на крупе разъярённого животного, но это блистательное родео окончилось бесславным падением. Как раз в эпицентр той самой зелёной лужи. Сделав бешеным карьером три круга вдоль изгороди свинарника, Юркин обессиленно затих и, ткнувшись окровавленным пятачком в пол, замер.

Хуже было другое. Офицер не рассчитал, что в закрытом пространстве части выстрел раздастся пушечным громом. Что автоматически означало чрезвычайное происшествие. Прибывший по тревоге караул обнаружил находящегося в полной прострации и свином дерьме дежурного по части, валяющихся от хохота служебных духов-свинолюбов и неизвестно от чего скончавшегося лучшего борова-производителя.

Смена караула и дежурного по части произошла в этот день на час раньше, чем это было предусмотрено распорядком дня.

- продолжение следует -

+4
203
21:37
+3
Здорово!!! Так хорошо написано, увлекательно, с юмором, читаю с удовольствием. И картинка классная. Вы уже публиковали где-нибудь этот рассказ целиком? Не терпится прочитать продолжение.
Всему своё время… Одно могу сказать: я сторонник хэппи-эндов, так что всё кончится хорошо.
И ещё: многие фамилии подлинные, я практически с натуры писал, вспоминая свою службу. Только засунул всё в фантастический антураж.
14:00
свина жа-алко…
Погиб на службе…
И Макака тоже жалко — лишился питомца…

Единственное, что подвигло Зайцева и Степанова посмотреть сквозь пальцы на неточное исполнение приказа командира отделения,_ было то, что альтернативное транспортирование муки Макака организовал своими силами...
сюда запятушку нужна.
… неизвестно откуда налетела команда чумазых, кисло пахнущих рабов,_ и(,) пока наши фуражиры-ассенизаторы двигались со своей тележкой в направлении ближайшей уборной, эти волшебники разгрузки избавили их от по меньшей мере пяти мешков
— а здесь бы я иё бы перетащила с другого боку от «и».
Загрузка...
Кира Фокс №1

Другие публикации

Степка
Евгений 9 часов назад 1