Злая любовь

Автор:
Green_tea
Злая любовь
Текст:

Дивная пора – бабье лето. Природа с удовольствием демонстрирует переменчивый женский нрав: утром – бодрит зябкой прохладой, днем – ласкается теплым пушистым котенком. В воздухе поблескивают невесть откуда взявшиеся серебряные паутинки, как последние летние приветы на пороге тяжких зимних испытаний.

Время подходило к полудню. Тамара с букетиком неказистых гвоздик, вся погруженная в себя, неспешно шла по аллее мимо разнокалиберных оградок. Это была дама весьма зрелого возраста, полноватая, с ярко-рыжими волосами и стрижкой типа бокс, в очках с толстыми стеклами. На ней была светлая шляпка устаревшего фасона, вполне гармонирующая с бесформенным бежевым плащом. Вся эта незамысловатая конструкция прочно крепилась на кривоватых ножках в стоптанных коричневых туфлях. Неожиданно Тамара увидела на скамейке Виолетту. Красивая блондинка, с гордой осанкой и высокой ухоженной прической, из тех женщин, которые, как хорошее вино, с возрастом становятся только вкуснее и изысканнее, неподвижно сидела, уставившись в одну точку. Тома сперва думала пройти мимо, переждать где-нибудь за деревом, но потом решилась: или сейчас, или никогда!

- Ну, здравствуй, злыдня, – сказала она устало, устраиваясь рядом.

- Здравствуй, Тома, коль не врешь, - в тон ей ответила Виолетта.

- Ты и имя мое помнишь?

- А я все помню…

- Ишь, какая памятливая…

- Да, я такая! А вот что в тебе Георгий нашел, ума не приложу? Замороченная, толстая, некрасивая, это еще мягко сказать…

- Значит, нашел. Тридцать лет вместе прожили, это тебе не кот наплакал…Да, знаю, бегал он по всяким лахудрам, вроде тебя, но всегда ко мне возвращался…

- Ну и я его лет двадцать знаю. Не каждая жена столько с мужем живет.

- А я как о тебе прознала, так сразу хотела разобраться, глаза твои бесстыжие - выцарапать…

- И что же не разобралась, духу не хватило?

- Хватило бы, да я вскорости остыла, подумала: ну, покалечу тебя, а он новую найдет, и что изменится?

- Молодец, и как это ты со своими куриными мозгами дошла до такой глубокой мысли?

Пропустив грубость мимо ушей, Тамара закурила, глубоко затянулась, и как ни в чем не бывало, продолжила:

- Слушай, Виолка, раз у нас такой разговор пошел… Ну ладно, я, доля моя такая, и потом сын у нас, уже и внук есть. А тебе-то, зачем этот козел сдался? Чмо настоящее, алкаш запойный, жмот, да и на рожу: тот еще Ален Делон… А ты ведь баба видная, и, поди, другие ухажеры, не чета Жорику, были?

- Были, были. Да и сейчас, только свистнуть… А вот Жорка, черт такой, впился в сердце, как клещ и не отцепится никак.

- Вот-вот, и у меня такая же ботва… Но я-то хоть знала его еще молодым, не таким задрипанным…

- А как познакомились-то?

- Я тогда работала секретаршей на автобазе. А Жорик самосвал водил. Бойким был, задиристым, ни одну юбку не пропустит, прижмет, бывало, ущипнет и обязательно похабщину какую-нибудь на ухо скажет. Конечно, и я была тогда не такая, - Тома смущенно опустила глаза, будто разглядывая башмаки, и горько усмехнулась. С ним весело было. Особенно голос заводил, низкий, хрипловатый... Да что я тебе рассказываю, сама, наверное, заметила?

- И, правда, и меня он тоже голосом зацепил. Помню, иду я по дороге, а он остановил свою бандуру и говорит:

- Ну, что, красавица, поехали кататься? - Я сразу и растаяла, как под гипнозом, залезла в его замызганный самосвал, и пошло, поехало…

- А ты в курсе, что он в тюрьме сидел?

- Конечно, я по наколкам сразу поняла, да он и не скрывал, даже гордился. Он тут всю местную шпану знает, уважают его.

- Уважают, да не очень. Как-то наехал на соседа, а тот молодой, да ранний, как раз из местных, так отделал нашего Жорика, что он три дня с кровати не вставал, кровью мочился, и не видел ничего, так глаза распухли.

- Да, сейчас молодежь совсем страх потеряла, ни уважения, ни почета старой гвардии…

- Он тот еще гвардеец, все норовит на понт взять. Его побили, а он потом на мне, да на сыне все вымещал. А после вообще оборзел, все грозился зарезать. А Мишка тогда только женился, жену привел. И каждый день такие концерты при невестке. Стыдобище! Анжелка смотрела, смотрела, да и говорит: «Тетя Тома, не надоела вам такая жизнь?», а я: «Надоела, как не надоесть, а что поделаешь?». «А Вы в суп подсыпьте ему чего-нибудь, зачем такой муж сдался?» Вот так современная молодежь проблемы решает…

- А ты что?

- Я говорю: «Дура, как только такие мысли могли в голову прийти?»Потом и сын начал к рюмке прикладываться. Из-за этого они и разбежались, сама подумай, как жить в таких условиях? Анжелка ушла и внука забрала…

- Что, вот так всегда мрачно…и никакой радости?

- Да все было, и радость была, особенно первые годы…

Тома замолчала, задумавшись, будто вспоминая то счастливое время. Потом встрепенувшись:

- Сейчас только подумала, а ведь Георгий не такой простой человек, как кажется. Хоть он бога и не очень жалует, но господь его все равно хранит. Случай был, достала ему путевку в круиз на «Адмирале Нахимове». А он проспал и не поехал. Представляешь! Это был как раз тот рейс, когда «Нахимов» утонул. Я думаю, не случайно все это. И не проспал он вовсе, а почувствовал опасность, или бог знак какой подал…

- Ничего себе, а я и не знала про этот случай.

- А он не любил его вспоминать, хотя и хвастун редкий.

- Да, уж, его хлебом не корми, дай только про подвиги рассказать. Но про жизнь с тобой мало рассказывал. Да нам и не до разговоров было…

Виолетта хихикнула, пытаясь уязвить Тамару, но та словно не заметила:

- Конечно, согласись, он еще тот подарок. Любил поработать, особенно поспать. Гнали его везде в шею. Только на самосвале задержался. Там график был, как раз для него: сутки работать, двое отдыхать. Вот день отработает, потом сутки пьет, на третьи отсыпается, готовится выйти в смену. Но тоже не удержался, куда-то не туда заехал, или налево что-то там толкнул, в общем, поперли. Потом таксопарк, маршрутка, бомбил немножко, и все, приехали, встал на прикол. Тут еще деньги шальные привалили, он и ушел в хронический запой.

- А что за деньги, если не секрет?

- Да сейчас уж какой секрет… Он свою мать забрал к нам, ее двушку продал, купил жигуленка, а на оставшиеся деньги думал, заживет беззаботно, но пропил их за год. Попытался бомбить, но тоже – мимо. Не мог даже на бензин заработать, зато регулярно стукался, ремонт, запчасти, короче, не доходы – одни слезы. Кое-как продал бедняжку. Но этих денег тоже ненадолго хватило. После осталась только мамашина пенсия… А мать уже совсем старая была, впала в полный маразм, неуправляемая, даже за собой не могла ухаживать. Все на мне. А Жорка все пытался сук отпилить на котором сидел, орал на старуху, предлагал в дом престарелых сдать, но я не дала. Слава богу, забрал к себе, не дал Георгию согрешить и в этом. А я уж к тому времени тоже не работала, зачем за копейки работать? В общем, жили на мои сбережения, я еще потихоньку свои украшения продавала, раньше у меня этих цацек навалом было, от матери остались. Немного знахарством подрабатывала. Мои бабка и мать известными в городе целительницами были, не одну женщину материнством осчастливили.

- Тома, это ж подсудное дело!

- А что тут такого? Это даже не знахарство, а народная медицина. Они знали старинные методы и рецепты, проверенные временем. И не вслепую лечили. Сначала просили обследоваться, смотрели все анализы и только там, где видели, что могут помочь, брались. Вот страждущие и шли, сначала к бабушке, потом к матери, ну, а как их не стало, ко мне. Конечно, я по глупости не все секреты переняла, но кое-что освоила. Как-нибудь, при случае, покажу фотографии моих пациенток с детьми. Само собой, они меня благодарили. Но этот гад не давал развернуться. Видите ли, они мешали ему отдыхать. А их деньги ему не мешали… Вот такой идиот… Мало того, с этих денег еще выкраивал на своих шалав. Тебе, наверное, тоже гостинцы приносил?

Виолетта обиженно поджала губы.

- Никакая я тебе не шалава. Да, приносил, бутылку принесет, сам ее и выжрет, вот и все гостинцы. Иногда, правда, очень редко, дарил детям шоколадку. Кстати, дети его любили, но не за шоколадку, конечно.

- Смотри-ка, чужих детей привечал, а своему сыну никогда ничего не приносил. Хотя Мишка его тоже по-своему любил, даже гордился во дворе перед друзьями, какой крутой у него папашка, с какими классными татуировками…

- Ох, подруга, поражаюсь тебе, такая жизнь, а ты совсем не озлобилась… Ну, что, выпьешь со мной?

Виола из хорошо початой бутылки разлила водку по трем пластиковым стаканчикам, пододвинула бутерброды с колбасой.

- Помянем! Пусть земля ему будет пухом!

- Пусть! Царство небесное!

Они выпили до дна не чокаясь, закусили.

- А знаешь, Виола, вот прошло уже три месяца, а мне все не верится, что Жоры нет.

- И для меня он как живой…

Тут Тома вспомнила про свои гвоздики.

- Я вот тоже цветочки принесла… Думала здесь прибраться, да смотрю, ты уже навела порядок…

- Да, хотелось пораньше поздравить Георгия с днем рождения, ждал, наверное…

- Я тоже хотела, но ты меня опередила…

- Да хватит нам уже соревноваться, да и делить уже нечего…

- Ты права, общим он теперь стал для нас… И душа его, наверное, сейчас радуется, что мы здесь, и нет между нами никакой вражды…

Они собрали со столика свои вещички, крошки с полотенца стряхнули в траву для птичек, в могилку воткнули стаканчик с водкой, накрытый кусочком ржаного хлеба. Еще раз взглянули на крест с поблекшей фотографией, перекрестились, и пошли прочь.

Они шли молча с просветленными лицами, с легкими улыбками, каждая думая о своем. Спины их распрямились, как будто с них наконец-то упал тяжелый непосильный груз. Закатное солнце, обтекающее женские фигуры, сверкнуло над головами легким венчиком, будто нимбом…

+4
68
22:29 (отредактировано)
+1
Какая добрая, светлая история. Жизненная. И написано очень хорошо. Автору аплодисменты! bravo
22:42
+1
Светлана, спасибо, рад, что рассказ понравился! Весеннего настроения и удачи! smilerose
Отличный рассказ!
10:14
Спасибо, Владислав! Удачи! smile
Загрузка...
Кира Фокс №1

Другие публикации