Дело было на Алтае

Автор:
Евгений Владимирский
Дело было на Алтае
Аннотация:
Продолжение рассказа "Культурный парк" после того, как главный герой, рассчитавшись с работы в парке культуры, уезжает на Алтай и приключениях, которые случились там с ним и его командой. Основано на реальном путевом дневнике, но имена всех участников вымышленные.
Текст:

1

Отъезд

Еще не было даже 6 утра. Начальницы Анна Аверина и Фекла Антонова, наверное, видели сны в ожидании очередного рабочего дня. А может и не спали уже, с нетерпением ожидая встречи со своими подчиненными, выше которых они себя норовили поставить. Тем не менее, у них на работе продолжалась активная текучка кадров, от которой они сами замучились. «Почему так у нас все происходит?» – думали они. На этот вопрос каждый отвечал по - своему. Одну из версий происходящего рассказывал Алексей, живущий сравнительно недалеко от них. Но история его работы там и увольнения оттуда была слишком долгой, поэтому мы повторять ее здесь не будем. Да и есть вероятность, что она была не со всем правдивой. Тем не менее, кого эта история заинтересует, всегда может открыть его рассказ «Культурный парк», чтобы все понять. Скажем лишь, что он работал у них там, около полугода, но еще два дня назад вынужден был рассчитаться. Уходить ему оттуда не хотелось, но обстоятельства были сильнее его. При этом у Анны Авериной и Феклы Антоновой, была своя версия происходящего. Только их версии не знал никто, кроме, пожалуй, их самих.

Теперь же Алексей собирался в дальнюю дорогу. Тяжелый рюкзак на 120 килограмм, полный вещей, среди которых на дне лежала одна из гондол водного катамарана, походная баня, несколько пакетов с продуктами. Про личные вещи уже и не говорилось. Рюкзак был настолько тяжелый, что Алексей его с трудом мог взвалить себе на плечи. Причем, все было нужное, трудно было от чего-то из собранного отказаться. Помимо рюкзака, он взял с собой еще пакет с вещами первой необходимости. Одет Алексей был в солдатский камуфляж, такого же цвета кепку на голове и ботинки – берцы на ногах. Таким образом, он больше напоминал солдата, уходящего в дальний военные поход, нежели бродячего туриста, как он сам себя и называл. Со всем этим ему предстояло теперь ехать на железнодорожный вокзал. Маршрутки в городе к этому времени уже курсировали, но, не желая свое нелегкое снаряжение везти в общественном транспорте, он решил вызвать такси. О чем также настаивали и его мама с папой.

«Будь умницей», - говорила ему мама на прощанье, когда подошла машина. «Соблюдай осторожность, тебя в этом походе ожидают какие-то неприятности, во сне видел», - напутствовал ему отец. «Вообще не хотел отпускать тебя в этот поход», - добавляя после. Лишь затем отец ему сказал, что если он будет соблюдать меры осторожности, то все обойдется. Алексей и сам понимал, что опасностей в предстоящем походе миновать будет очень трудно. Тем не менее, его от них отделяло пока что около 1000 километров бесконечных дорог, которые предстояло преодолевать около двух дней. И эти 1000 километров казались ему такими не досягаемыми, что думать об предстоящих опасностях было довольно рано. «Может, все же не поедешь», - в мыслях подумывала его мама и даже хотела об этом сказать, но тихо молчала, стараясь морально поддержать своего сына перед предстоящим путешествием, из которого Алексей был должен вернуться домой не раньше, чем через две недели. Да он теперь врядли и сам бы повернул назад, даже если бы знал, что из предстоящего путешествия может не вернуться.

Поэтому, взвалив себе на плечи очень тяжелый рюкзак и держа в руках менее тяжелый пакет с вещами первой необходимости, он после проверки собранных им вещей открыл входную дверь и вышел за порог квартиры своих родителей. Провожая его у порога, мама захлопнула за ним дверь, затем несколько раз повернула ключ и выдернула его из замочной скважины. В подъезде стало тихо. Алексей остался один, в недоумении. Ему казалось, что он был не на свободе выбора пути, а сидел в запертой комнате, откуда сам не мог выйти. Но думал об этом довольно не долго. Вскоре его взгляд упал на лестничную клетку, одна из лестниц которой вела на верхние этажи дома, другая вниз, куда тут же направился турист и вскоре вышел из подъезда. Машина такси ожидала его уже у входа. Как только Алексей к ней подошел, водитель помог погрузить в багажник его вещи, а после они оба сели в салон. «Куда поедем?» - спросил Алексея водитель. «На вокзал», - ответил он в ответ и лишь после заметил из окна машины, что его мама стоит на балконе и смотрит, поскольку окна балкона его дома выходили во двор. Она все еще думала, что Алексей откажется от поездки, но когда его машина тронулась, лишь крикнула вслед, чтобы он позвонил, когда сядет в электричку.

От дома родителей до железнодорожного вокзала было не более 10 километров пути. Сначала таксист вел машину по знакомому до боли Алексею старому проспекту, вдоль заборов дворцового парка, где еще недавно он работал. Из окна автомобиля этот парк ему казался довольно пустым. Лишь изредка в нем появлялись случайные прохожие, да смотрел в окно одного из офисных домиков охранник, работающий там сутками. Светило солнце, окружающее светом своих лучей весь город. Вроде бы тепла большого еще не было, но это было только сейчас. Уже через несколько часов в городе должна была установиться жаркая погода.

Как только район дворцового парка закончился, машина Алексея выехала на шоссе, по которому оставшиеся 8 километров мчалась вдоль заводов и коллективных садов. Возникало впечатление, что они ехали не по городу, а по загородной трассе. Тем не менее, город продолжался. Вдоль дороги тянулась трамвайная линия. Только трамвай уже давно не был основным транспортом, многие люди предпочитали ездить в маршрутках, а иногда и такси. К счастью служб такси в городе становилось в последнее время немало, и они конкурировали между собой. Позвонив в несколько фирм такси, можно было выбрать для себя по стоимости проезда в тот или иной район довольно выгодный вариант поездки, особенно если такси бронировал заранее. Хотя утром вызвать такси все же дело было проблемное. 4 службы Алексею пришлось обзвонить тогда, прежде, чем ему дали машину. Водитель не особо задавал вопросы своему пассажиру, спеша доставить его до места, чтобы после ехать на очередной вызов.

Едва машина, в которой ехал Алексей, спустя около 20 минут пути, остановилась у здания железнодорожного вокзала, таксист помог выгрузить ему вещи и тут же уехал. Бродячий турист вновь остался один на перепутье выбора. Вроде бы на привокзальной площади тогда народу было немало. Но этих людей не интересовали особо проблемы Алексея. Так же, как он сам не интересовался в данный момент проблемами этих прохожих. Каждый был занят своим делами или готовился ехать по ним. Сойдя с такси, Алексей словно затерялся в толпе этих людей, идя теперь пешком к зданию железнодорожного вокзала

Несмотря на то, что поездов из города, где жил бродячий турист, курсировало немного, многие из них были не ежедневными. Народу внутри вокзала находилось все же немало. Большинство из присутствующих здесь ждали скоростную электричку на Екатеринбург, которой должна была ехать и команда Алексея, но было не намного меньше тех, кто ждал другие электропоезда, в том числе местный проходящий поезд, ожидаемый вокзалом с минуты на минуту. До отправления электропоезда на Екатеринбург было еще около получаса. Хотя вскоре обнаружилось одно «но», которое Алексей сразу не заметил, спеша в здании вокзала найти других членов отъезжающей вместе с ним команды.

Один из туристов уже сидел в зале ожидания. Звали его Егор. Это был молодой человек лет 30. Хотя в те годы обзавестись семьей казалось довольно проблематично. Егор уже был женат, имел семилетнюю дочь. Остальные 5 человек из их команды, 4 парня и одна девушка, семей своих не имели, если понимать под словом «семья» не только своих родителей, но также своих вторых половинок. У девушки вроде парень был. Она как бы встречалась с ним регулярно. Этот парень даже на вокзал ее должен был сейчас привезти на своей машине. Но все, же в отношениях с ним у нее все было как-то неопределенно, точнее, как писали тогда некоторые девушки в социальных сетях интернета - «все сложно». Не складывалось тогда с личной жизнью также у Алексея и их главного руководителя похода, Бориса Сергеевича Родных.

Почти всем участникам предстоящего путешествия было от 19 до 30 лет от роду, только Борис Сергеевич имел возраст уже 50 с чем-то лет. Это был высокий худой мужчина с седыми волосами. Опыту его водных походов мог позавидовать каждый из участников. Немало горных рек он тогда посетил. Не раз был на грани между жизнью и смертью, когда его катамаран переворачивался на горной реке. Тем не менее, его по-прежнему тянуло на воду. Он не мог долго отдыхать в номере гостиницы, и если куда-то отправлялся в путь, то обычно это был небезопасный водный поход. Еще месяц назад он вернулся со сплава по одной из рек Казахстана. Теперь же он ехал на Алтай. По категории сложности предстоящий поход казался ему отдыхом. Но все, же расслабляться было нельзя. Только, к сожалению, предстоящая дальняя дорога до места начала сплава порождала невольно эту расслабленность.

Казалось, Борис Сергеевич все продумал, и маршрут следования до места, и то, где они будут вставать на ночлег, да многие другие вопросы, в которых другие участники похода мало, что понимали. Точнее, они понимали многое, но, увы, не все. Тем временем, скоростная электричка на Екатеринбург, которой они должны были ехать, подошла к первой платформе вокзала, и на нее объявили посадку. Согласно своему расписанию, она должна была отправиться в путь в 7.05 утра. Тем временем, Борис Сергеевич и многие участники похода думали, что она уйдет лишь в 7.28 утра. Поэтому большинство из них еще даже не приехало на железнодорожный вокзал. Таким образом, об этом изменении расписания из туристов сразу узнали Алексей и второй участник похода Егор, прибывшие туда за 40 минут до отправления. Но и они теперь уже были бессильны что-то изменить, звоня по своим сотовым телефонам другим участникам, чтобы те поторопились. В итоге, все собрались на вокзале только в 7 утра, за 5 минут до отправления электрички.

Поезд еще стоял на платформе, но в кассе билеты не продавались. Пытались, правда, они пройти в один из вагонов электропоезда без билетов. Но у каждого входа в поезд стояли контролеры-проводники, категорически отказывающиеся их пускать. «Мы же заплатим», - говорил им Борис Сергеевич. «Не имеем право», - отвечали они в ответ хором. В итоге, электропоезд на Екатеринбург отправился в путь без них, помахав на прощанье им хвостиком. Тогда как команда Бориса Сергеевича осталась стоять у опустевшей платформы, смотря ему в след. Наравне с ними здесь стояли и двое провожающих друзей руководителя похода и куча тяжелых рюкзаков, а также две длинных железных рамы, свернутых в тент. «И что теперь будем делать?» - задавался вопросом каждый из участников похода. Вариантов было много, все не перечислить. Но никто из них не сказал, что надо вернуться домой. Тем временем, электричек на ближайшие часы в Екатеринбург, согласно своему расписанию, больше не было. Те же электропоезда, которые туда шли, им не подходили, поскольку туристы могли опоздать на поезд, отходящий из Екатеринбурга примерно через 4 часа. Можно было конечно пойти на автовокзал, чтобы уехать оттуда в Екатеринбург на автобусе или маршрутке. Оттуда на Екатеринбург они отходили, чуть ли не каждые 20 минут, если не чаще. Но, все же, поразмыслив, они решили заказать туда микроавтобус

Жил в том городе водитель Андрей. Основной его работой была перевозка пассажиров на своем микроавтобусе «Газель» между районами города. Хотя микроавтобус был у него довольно уже старый. Тем не менее, Андрей и его машина пользовались спросом не только у случайных пассажиров, которых он видел сотнями ежедневно, но также туристов. Не раз его они просили подвезти до Екатеринбурга, да во многие другие места необъятной Свердловской области. Ходили слухи, что видели микроавтобус Андрея и в Пермской области, а также других ближайших областях страны, но толком об этом никто не знал. Знали лишь, что на него можно положиться в отличие от многих других водителей -маршрутников. Именно поэтому ему, после опоздания в то злополучное утро, на электричку позвонил Борис Сергеевич Родных.

Подобные звонки для Андрея были уже обычным делом. Понятно, что он мог отказаться, сославшись, что не может и прочее. Но, увы, работа водителя - маршрутника была не очень веселой. Часами порой они стояли на конечных остановках, в ожидании, когда их коллеги по работе отправятся в путь, дав наконец-то возможность выехать им самим. Прибыли, естественно обычные рейсы, приносили тоже немного. Тем временем индивидуальный извоз туристов, казался более прибыльным. Единственное, пожалуй, о чем жалел этот водитель, что рейсы были эти не регулярные.

Когда позвонил ему в то утро Борис Сергеевич, Андрей собирался на работу. Звонок этот его так обрадовал, что не прошло и 40 минут, как Андрей уже был на вокзале. Началась погрузка вещей. Но когда собрались уже ехать, выяснилось, что один из участников похода, по имени Тимофей, купил билет на поезд по заграничному паспорту, тогда как взял с собой лишь Российский, который ему выдали позже. Пропустят ли его в Екатеринбурге на поезд по этому паспорту, он не знал. Но поскольку электричка уже ушла, водителю Андрею было все равно, когда отправляться, Тимофей решил попробовать все, же забрать свой паспорт через свою знакомую, которая приехала в центр города. Именно туда отправились на микроавтобусе Андрея бродячие туристы. Путь до туда от вокзала занял не более 5 минут. Таким образом, выпрыгнувший там из микроавтобуса Тимофей, вскоре вернулся, показывая всем, улыбаясь, два своих паспорта.

«Ну что, теперь в Екатеринбург», - спросил Андрей. «Да», - хором ответили туристы, только что не наставили на него пистолеты, и то, потому что ни у кого их не было. Хотя Андрей сам понимал, что отказаться теперь будет уже нельзя. Поэтому, заправив свою машину на газовой заправке, он выехал на трассу и взял курс на Екатеринбург.

Ехали они, не спеша, рассекая километры бесконечных дорог, проходящих через старые Уральские горы и леса, где крутые спуски и подъемы были обычным делом. Редко встречались прямые ровные участки дороги. Не было на их пути почти и населенных пунктов, а если даже какие-то из них поблизости и встречались, то обычно оставались в стороне от основной дороги.

Многим пассажирам микроавтобуса Андрея закладывало уши. Но на это уже мало, кто обращал внимание. Главное было на уме у всех теперь одно – это успеть на поезд. Не чувствовали себя спокойно и родители Алексея, особенно, когда после 7 утра он им так и не позвонил. В итоге, ему мама позвонила на сотовый телефон сама. «Ты где?» - спросила она его. «Я еще на вокзале, мы опоздали на электричку, сейчас ждем «Газель»», - отвечал ей тогда Алексей. Вроде родители успокоились, но когда микроавтобус водителя Андрея выехал на Екатеринбургскую трассу, беспокоиться приходилось уже Алексею и другим членам команды. Поскольку доехать до Екатеринбурга было еще полбеды. Проблемы могли начаться в самом городе, вызванные пробками на дорогах. Не раз Алексею приходилось с ними сталкиваться, когда он приезжал в этот город по различным делам. Поэтому, если он туда ехал на автобусе, то предпочитал высаживаться там, у ближайшей трамвайной остановки, не доезжая вокзала. Дальше он обычно продолжал свой путь на трамвае. Тогда как теперь это было невозможно. Приходилось морально готовиться к худшему. Но видимо судьба в тот день все решила иначе. Когда после 9 утра, Андрей въехал на своем пассажирском микроавтобусе «Газель» в Екатеринбург, город был почти свободен от автомобильного движения. Точнее, движение было такое же сильное, как в других больших городах. Но машины не стояли. Звенели трамваи, созывая к себе пассажиров. Шли по своим маршрутам городские рейсовые автобусы, маршрутные такси и троллейбусы. Спешили пешком куда-то другие люди, кому ехать было вроде никуда не надо. Но если кто-то из них вдруг садился на троллейбус или автобус и спрашивал, оплачивая проезд у кондуктора, насчет пробок в городе, то мог услышать следующее: «Какие пробки, по расписанию идем!» И это было понятно, ведь такое было в Екатеринбурге лишь по выходным и праздничным дням.

Никто из этих людей не обращал тогда внимания на микроавтобус Андрея, теряющийся в потоке движения среди машин. От окраины Екатеринбурга до железнодорожного вокзала его отделяло тогда 20 минут пути. Но эти минуты казались для всех его пассажиров мимолетными, пролетевшими тогда, словно минута. И вот они уже стояли на месте, выгружая свои вещи. За процедурой выгрузки бродячими туристами своего снаряжения из «Газели» почти никто из прохожих не наблюдал, но очень тщательно следил сам железнодорожный вокзал, раскинувшийся на 4 корпуса вдоль первой посадочной платформы.

На часах было ровно 10 часов дня. Поезд, на который спешила команда Бориса Сергеевича Родных, отходил только в 11.30 дня. «Мы все же успели!» - радовались многие члены его команды, спеша теперь вместе с вещами в здание вокзала. «Я уже на вокзале Екатеринбурга», - сообщал позвонивший с вокзала Екатеринбурга своим родителям сам Алексей. О том, насколько этой новости обрадовались или не обрадовались мама с папой Алексея, история умалчивает. Так же, как и неизвестно настроение родственников других участников предстоящего пути, который для них только начинался.

До пересечения туристами невидимой границы между Свердловской и Тюменской областями оставалось совсем немного времени. Становилось понятно одно - теперь они назад не повернут уже точно. Только водитель Андрей, получив заработанные деньги за извоз, возвращался на своем микроавтобусе «Газель» домой, не зная о том, кто позвонит ему теперь вновь.

Тогда, как железнодорожный вокзал Екатеринбурга, тоже, можно сказать, не стоял на месте, принимая круглосуточно сотнями пассажирские поезда и электрички. Если на железнодорожном вокзале города, из которого только что приехала и вошла внутрь команда туристов под руководством Бориса Сергеевича, часто случалось, что на посадке не стояло в определенные часы ни одного поезда. То вокзалу Екатеринбурга приходилось только об этом мечтать. Вследствие этого, народ, прибывший сюда, словно сходил с ума, от бесконечной беготни и суеты. Поскольку отъезжали отсюда часто не только местные жители из Екатеринбурга, но люди из других городов, от которых не было прямых поездов. Обычно они сдавали вещи в камеру хранения и бродили по площади. Лишь немногие, молча, стояли на одном месте, стараясь не привлекать особо внимания. Одними из таких людей являлась команда Бориса Сергеевича. Они стояли у одного из входов в тоннель, ведущий к платформам, и смотрели на табло с указателем поездов, на одни уже шла посадка, другие должны были прибыть в ближайшее время. Третьи же готовились к отправлению. Одним из этих поездов был скорый поезд сообщением «Брест-Новосибирск». Он еще не пришел, но вот-вот должен был прибыть. Именно этим поездом должны были из Екатеринбурга выехать Алексей и еще 6 человек из команды, во главе с руководителем.

Пользуясь временем ожидания, многие иногда выходили из здания вокзала в ближайшие магазины покупали продукты для дороги, которые не докупили у себя в городе. Затем они в пункте взвешивания взвесили свои рюкзаки и прочий багаж. Данная процедура была для пассажиров не обязательной, но все, же иногда приходилось ее проходить, на случай, если проводник вагона велит доплачивать за багаж. Вроде по размерам все сходилось. Их багаж не превышал габаритов и веса, который допускалось провозить на поезде с собой бесплатно. Поэтому радостные туристы вскоре вошли в тоннель, спеша к таинственной платформе, у которой в то время остановился скорый поезд «Брест-Новосибирск». Какой эта была платформа по счету, 5, 6 или прочей, толком никто не запомнил. Не отразил этого в своем путевом дневнике сам Алексей, хотя был в этой команде фотографом и ведущим бортового журнала. Писал только, что шли они по тоннелю вокзала довольно долго, но даже когда стали подниматься на поверхность, где у выхода на табло висел указатель их поезда, тоннель продолжался дальше. В отличие от основного здания вокзала, он был почти пуст. Даже у выхода на поверхность, народу ходило мало. То же самое происходило и в одном из вагонов скорого поезда «Брест-Новосибирск», к которому подошла команда Бориса Сергеевича.

Что должен сделать проводник вагона, если у пассажира правильно оформлен билет, сходятся данные этого билета с данными его паспорта? Гласил один из экзаменационных вопросов при приеме теоретического экзамена у проводников, и были даны варианты ответов:

A)отправить домой

B)послать на вокзал

C)заставить погулять по улице

D)допустить к посадке

Понятно, что правильный вариант, конечно же, был – допустить к посадке, о чем понимали все, даже те, кто на проводников никогда не учился. Хотя по отношению членам команды Бориса Сергеевича было бы правильнее, наверное, наоборот. Да, у них билеты были оформлены правильно, данные их гражданских паспортов сходились. Только ехать вот они собрались не просто отдыхать, а искать приключения. К тому же, что родственники многих туристов не очень хотели, чтобы те уезжали.

Если бы проводник об этом узнал, то пожелал команду отправить домой. Не сделал этого, потому что не имел права. К тому же, что они могли соврать о цели своего путешествия. Так что, как в правильном ответе, проводник проверил у всех туристов билеты и разрешил пройти в салон. Правда, разложив вещи в тесном салоне плацкартного вагона, они вскоре вышли проводить Екатеринбург перед последними минутами стоянки их поезда. В вагоне из команды остался лишь Алексей, да другие пассажиры, в основном транзитные. Многие из них либо уже нагулялись, либо не хотели выходить сразу. Тем временем их поезд готовился к отправлению, а вместе с ним и его пассажиры. Они словно терялись в этом поезде, будто он стоял на таинственной платформе 9 и 3/4, о которой в знаменитых книгах Джоан Роллинг про Гарри Поттера, популярных в те годы, знали лишь волшебники.

Хотя скорый поезд «Брест-Новосибирск» был поездом обычным, на него даже сейчас в кассах продавались билеты, он все же казался почти незаметным среди других поездов. Даже с самого верхнего этажа вокзала его было не особо видно. Также как пассажирам этого поезда не был виден город Екатеринбург. Сидя в Новосибирском поезде, пассажиры не слышали также объявления диктора о прибытии и посадке на другие поезда. Хотя ещё минут 5 тому назад в длинном тоннеле между платформами голос диктора не умолкал практически ни на одну минуту. Но время шло, проходящие поезда в этом городе никогда более полутора часов не стояли, так же, как и обычные, отходящие непосредственно из самого Екатеринбурга. Не был исключением и скорый поезд «Брест-Новосибирск». В 11.34 дня местного времени пришло время отправляться и ему. За 5 минут до отправления всех провожающих проводник попросил покинуть вагон, но их уже и не было. Поезд плавно уходил из города, постепенно набирая скорость. Для кого-то из пассажиров это было лишь продолжения долгой дороги после двух суток пути от Бреста до Екатеринбурга, для других же путешествие только начиналось. И вместе с уходом этого поезда терялась надежда родителей Алексея на то, что он не уедет на две недели, а возвратится в этот же день домой.

2

Пассажиры

Поезд шел, рассекая бесконечные километры дорог, периодически подавал гудок машинист электровоза, как бы на прощанье городу Екатеринбург, из которого он сейчас медленно уходил. Скучали пассажиры, особенно севшие на этот поезд в самом Екатеринбурге, ожидая, когда проводник начнет проверять билеты. Но и он особо долго с этим не затягивал. Как только поезд тронулся, он прошелся по вагону, а после выдал всем новым пассажирам по комплекту постельного белья. Оно было уже включено в стоимость билета. Начались часы вынужденного бездействия, навеянные долгой дорогой. «Только как, же быть с нашими рюкзаками и двумя железными рамами от катамарана», - спрашивали некоторые из туристов своего руководителя Бориса Сергеевича. На этот вопрос ответ найден был довольно быстро. Рюкзаки были разложены по багажным отсекам. Даже негабаритным железным рамам нашлось место среди двух багажных полок, расположенных над верхними спальными, одного из спальных отсеков вагона. Таким образом, тяжелые вещи туристов словно исчезли. На полу стоять оставались лишь пакеты с продуктами, да одежда, в которую они собирались переодеться.

Тем временем скорый поезд «Брест-Новосибирск» выехал на железнодорожный мост, пересекающий улицу Ленина, города Екатеринбург. Это была одна из главных городских улиц. На ней и сейчас звенели трамваи, мчались куда-то рейсовые автобусы и маршрутные такси, была на той улице, близ остановки «Площадь 1905 года» даже станция метро, которая также и называлась. Но ее с этого моста не было видно, так же, как и троллейбусы. Да они по этой улице никогда и не ходили, лишь пересекая ее у театра музыкальной комедии.

Теперь из окна вагона скорого поезда данный город казался таким далеким, что о нем приходилось лишь вспоминать, смотря в окно. Ведь этот мост для многих пассажиров был последним напоминанием об Урале и Свердловской области. Точно также было и для членов команды Бориса Сергеевича. В этот момент они почти все не отходили от окон и махали на прощанье городу рукой. Но прошло 5 минут, как их поезд пересек этот мост, и началась долгая бесконечность. Длинные многочасовые перегоны, короткие стоянки и снова в путь. Тогда как в железнодорожных билетах туристов было написано, что поезд «Брест-Новосибирск» прибудет в конечный пункт лишь на следующий день в 10 утра. Поначалу Борис Сергеевич для команды хотел организовать в вагоне что-то вроде мастер-классов по вязанию узлов и прочих туристических навыков, которые можно было осваивать, даже не выходя из поезда. Но когда уже сели в вагон, он понял, что это не получится, потому что все хотят просто отдыхать, ничего не делая. Да и сам Борис Сергеевич был рад отдохнуть. Поэтому каждый теперь делал, что хотел.

Тимофей и еще один из участников похода Александр решили в начале пути сходить в вагон-ресторан. Присоединился к ним и Алексей. Идти им пришлось оттуда с самого начала поезда, поскольку их вагон являлся одним из хвостовых в составе. Впереди находился только электровоз, но для пассажиров переход туда был закрыт. Поэтому Алексей вместе с Тимофеем и Александром отправились в путь, пересекая другие пассажирские вагоны и даря свой улыбчивый взгляд пассажирам, мимо которых пробегали. По дороге они особо нигде не останавливались, стараясь пройти этот путь от своего вагона, как можно быстрее. Лишь когда увидели перед собой дверь, ведущую в вагон-ресторан, немного задумались, а после вошли внутрь.

Ресторан в этом поезде работал с 8 утра до 9 вечера, без перерыва выходных. Да только пассажиров этого поезда он особо не привлекал. Большинство предпочитало брать еду в дорогу с собой, а если чего и не хватало, то докупали на промежуточных станциях, поскольку это было намного дешевле. Запаслись своей едой и члены команды Бориса Сергеевича Родных. Только интерес просто посетить вагон-ресторан делал свое дело. Мягкие кресла с высокими спинками, удобные столики, стойки у окон создавали в этом вагоне дополнительный уют. Не хватало, пожалуй, лишь только живой музыки, но это здесь не было предусмотрено. Да вообще поезд «Брест-Новосибирск» не являлся фирменным и числился в расписании как обычный скорый. Отличался от многих других поездов только тем, что были в нем новые все, без исключения, вагоны, в которых также имелись кондиционеры. Что встречалось тогда в поездах довольно редко.

«Я только один раз ездил в поезде с кондиционером несколько лет назад, в купе моем было холодно, что приходилось укрываться одеялом, тогда, как на улице стояла сильная жара», - говорил с удивлением об этом Александр, который, по его словам на поездах ездил куда-нибудь в последнее время почти каждое лето. «Возможно», - поддержал его сидящий с ним рядом Тимофей, когда они разместились за одним из столиков вагона-ресторана. Лишь Алексей, разместившийся за столом напротив, пока молчал, просматривая меню. Все, что там предлагалось, казалось ему дорогим, но в итоге после некоторых размышлений, он заказал себе тарелку с картофелем фри и чашку чая. Тогда как Александр с Тимофеем взяли одну на двоих бутылку пива и булку хлеба. Про других посетителей вагона ресторана ничего неизвестно. Поскольку их в тот момент не было вообще. Помимо них, в ресторане находилась только повар и молодая официантка.

Но сидеть втроем Алексею, Тимофею и Александру было скучно, тянуло с кем-то поговорить. И вдруг кто-то из них спросил официантку о том, можно ли в этом вагоне фотографировать, поскольку Алексей взял с собой фотоаппарат. «Наверное, можно, только, пожалуйста, не фотографируйте меня», - ответила она. Началась фотосессия. Сами на фотоаппарат снялись, вагон сфотографировали. Тем временем, еда, которую заказали туристы, постепенно заканчивалась. Хотя из ресторана их не выгоняли, туристы понимали, что надо скоро будет уходить. К тому же, другие туристы их уже тогда заждались, сидя в своем вагоне. Только уйти было не так просто. К тому же, что Тимофея с самого начала пути интересовал вопрос о том, пропустили бы его в поезд по Российскому паспорту. Ведь билет он купил по заграничному. Сначала, они спорили между собой, Александр говорил, что могли, ведь имя с фамилией по нему совпадали, да фотография тоже. Но Алексей сомневался. Лишь официантка вагона, работающая на поездах уже не первый год, сказала им с уверенностью, что нет. Тоже самое вскоре подтвердил проводник их вагона. «Как хорошо, что мы опоздали на электричку!» воскликнул в ответ на это их руководитель Борис Сергеевич.

Так прошло около двух часов пути. За это время поезд не сделал ни одной остановки, продолжая и тогда ехать без них. Мелькали за окном вагона города Богданович, Камышлов, Талица и другие населенные пункты. На улице стояла жаркая погода, но туристы ее почти не чувствовали, поскольку кондиционер, работающий в вагоне, регулировал воздух. Туристы даже пытались спать. Дремал на своей верхней полке и Алексей, периодически даже забывая, что едет в поезде, а не отдыхает дома. Внезапно, к отсеку, где он отдыхал, подошел руководитель Борис Сергеевич. «Господа туристы, пожалуйста, не называйте меня на «Вы», особенно в лесу, я могу обидеться», - просил он Алексея и отдыхающих в том же отсеке Александра и Тимофея. «И еще, называйте меня просто по имени», - продолжал руководитель сплава, а после вернулся к себе в отсек.

Те туристы, кто ехал в спальном отсеке вместе с Борисом Сергеевичем, к этому давно привыкли, легко называя его на «ты» и по имени. Тогда как Алексею и другим двум его соседям по местам это было довольно не просто. Ведь перед ними был высокий 50 летний мужчина, который даже по росту казался намного выше их. «Как же я буду его на «ты» называть?», - думал Алексей. Но постепенно эти мысли отошли на второй план, теряясь за окном вагона быстро мчавшегося поезда. Тем временем, его солдатский камуфляж лежал уже давно свернутым в пакете, ходил Алексей по вагону в шортах и легкой майке, на ногах у него были вместо ботинок одеты легкие тапки – шлепанцы. Похожий наряд был и у других туристов.

Спать они днем долго особо не могли, да и двое шумных маленьких детей периодически им это делать мешали, без конца бегая по вагону. Их мама, пытавшаяся детей поначалу сдерживать, не всегда справлялась. Да особо им и не препятствовала. Лишь когда они подходили к дверям, ведущим в другой вагон, то останавливала. «Знаете, я их понимаю», - сказал как-то Алексей маме этих детишек. «Замкнутое пространство вагона поезда, даже взрослых утомляет, особенно при долгом путешествии, а что уж про них говорить», - продолжал он. И мама с ним соглашалась, к тому же, что в пути они уже были 3 сутки, держа путь из Смоленска с пересадкой в Новосибирске, куда-то дальше. Куда, опять же, в своем дневнике, Алексей не указал. Известно, что они должны были на следующий день прибыть вместе с ними в Новосибирск, там ждать до самого вечера другой поезд, которым им предстояло ехать еще 12 часов. Дети с вагона поезда «Брест – Новосибирск» стали любимцами многих туристов, они с ними игрались, а также помогали их маме следить за этими неугомонными малышами. Хотя дети ехали не только в сопровождении мамы, но и бабушки, бабушка не особо вмешивалась в этот процесс, предпочитая больше отдыхать в своем отсеке.

Помимо общения с детьми и их родителями, туристы общались также с другими пассажирами вагона, не скрывая цели своего путешествия. Многие им завидовали. Лишь некоторые из пассажиров оставались в стороне от их компании, всячески избегая разговора с ними.

Тем временем прошло уже около первых 5 часов пути. За это время поезд «Брест-Новосибирск» сделал лишь одну остановку, но стоял на ней не больше 5 минут. Поэтому пассажиров там не выпускали. Поезд останавливался там, чтобы посадить новых людей. Но их было немного, и состав мчался дальше навстречу городу Тюмень, где предстояла стоянка почти час. Город этот был огромен. «Прогуляться бы там сейчас», - думали многие туристы. Но, увы, не могли. Сначала казалось, что мешает им этот сделать отдаленная от вокзала платформа, на которой остановился поезд. А когда до вокзала туристам все же удалось пешком добраться, то уже и времени для прогулки не стало хватать. Они успели только сходить в магазин купить кое-какой еды, и снова надо было бежать в вагон. Поезд шел дальше. Последним из населенных пунктов в тот день, где туристам удалось выйти на перрон, был город Ишим, но стоянка там была не более 10 минут. Алексей только и успел сфотографировать привокзальную площадь этого города, но после снова надо было ехать дальше. Помимо длинных остановок, поезд «Брест-Новосибирск» совершил в тот день еще немало и коротких. Только стоял там не более 5 минут. Поэтому из вагона выходил только проводник, и то, чтобы не пропустить случайных пассажиров, купивших к нему билет. Тогда как за окном вагона постепенно садилось солнце, и наступала темная ночь.

Алексей сидел в это время в спальном отсеке Бориса Сергеевича и разговаривал с другими туристами, попивая из кружки горячий чай. «Знаете, я уже похожее что-то видела во сне ранее и теперь все вижу прямо, как было в моем сне», - вдруг сказала девушка, член их команды. Звали ее Света. В поход этот ехала она не просто, как участник, но и второй руководитель сплава от их туристического клуба. Сидела Света в тот вагонный вечер вместе с Борисом Сергеевичем, и смотрела на сидящего напротив них Алексея. Хотя ранее вместе с Алексеем на поезде никогда не ездила. Теперь же, когда скорый поезд «Брест-Новосибирск» постепенно все глубже и глубже уходил в ночь – это было в реале. Вроде ничего необычного в этом не было. Подумаешь, приснился вещий сон. Что в этом такого? Тем не менее, Алексей, будучи не крещенным, невольно задумался о том, что произошедшая с ним ситуация не являлась случайностью. Все было предрешено свыше, когда он вынужден был сначала рассчитаться с той работы, собираясь в дальнюю дорогу, а после попал вместе с туристической командой на этот поезд. Маршрут их пути был продуман, неожиданностей быть казалось не должно. Но, увы, что ждало их впереди, не знал никто.

3

По следу белого «Фиата»

Последним населенным пунктом, где Алексей в тот вечер, точнее уже в ночь, решил выйти на прогулку из вагона, был город Омск. Но поскольку поезд его проходил в 2 часа ночи, многие пассажиры уже спали. Те же, которые на перрон все же вышли, стояли на платформе, не отходя от поезда. Лишь пассажиры, для которых Омск становился конечным пунктом своего путешествия, сразу же ушли в город. Такова была традиция, связанная с тем, что многие просто боялись отстать от поезда, особенно если поезд норовил остановиться на отдаленной от выхода в город какой-нибудь платформе. Именно отдаленная от вокзала платформа очень часто делала свое дело. Многим транзитным пассажирам не хотелось бегать по тоннелям ради того, чтобы посмотреть на город с вокзала всего две минуты, а то и того меньше. Даже если в этом городе никогда не были и врядли туда когда-либо могли приехать вновь.

Исключением в ту ночь не стал и город Омск, когда туда прибыл скорый поезд «Брест-Новосибирск», теряясь там на одной из отдаленных платформ среди других пассажирских ночных поездов. Хотя большинство пассажиров уже спали, свет горел лишь в начале и конце многих вагонов. Но и этого освещения хватало, чтобы свободно ходить через все вагоны в тот, же туалет. Поэтому Алексей без особого труда добрался до выхода и сошел на перрон. Затем, он с платформы, где стоял его поезд, поднялся по лестнице на крытый помост надземного перехода и направился в город. По дороге он фотографировал казавшийся ему необычным изнутри железнодорожный вокзал. Он был настолько огромен, что Алексей пока шел по переходу, то боялся уже не только отстать от своего поезда в этот поздний час, но и вообще потерять дорогу к перрону. Тем не менее, ему удалось до города добраться довольно быстро. Только в городе, кроме темноты и с трудом освещающих привокзальную площадь фонарей, ничего не было видно. Где-то поблизости стояли назойливые таксисты, часто предлагающие вновь прибывшим пассажирам свои услуги. Некоторые из них не просто стояли с машинами на стоянках у вокзала, но и проходили на перрон, подходя прямо к вагонам только, что прибывших поездов. В Омске, к счастью, Алексей их не встретил, да и вообще дальше выхода с вокзала в город не пошел. Испытываемый им страх боязни отстать от поезда и сильное желание наконец-то уже лечь спать, делали свои дело. Поэтому практически сразу турист направился тем же путем в вагон поезда «Брест-Новосибирск» и вскоре, забравшись к себе на верхнюю спальную полку, начал засыпать. Тем временем до отправления из Омска было еще около 40 минут.

«Омск, ты, кажется, хотел здесь выйти и посмотреть этот город», - разбудил внезапно Алексея, голос другого участника похода, Тимофея. «Да, хотел и сходил, стоим уже около 20 минут», - ответил ему Алексей. «А я что-то совсем уснул после пива, только сейчас проснулся», - сказал Тимофей в ответ. На этом их разговор закончился. Тимофей пошел спать дальше. Алексей же еще какое-то время ворочался на своей полке, и лишь когда их поезд отправился дальше, тоже уснул.

Тем временем в пригороде Барнаула отправиться в путешествие готовился молодой и рослый водитель Сергей. Не раз он тогда перебрал мотор своего комфортабельного белого пассажирского микроавтобуса «Фиат». Вроде его жене в самое время было к этому привыкнуть, ведь ездил он по всему Алтаю довольно часто. Но все, же ей было как-то грустно на душе, когда Сергей забрался в кабину микроавтобуса и поехал куда-то вдаль, рассекая километры бесконечных ночных дорог. Навстречу ему проезжали другие машины и ночные рейсовые автобусы с пассажирами, для водителей которых это была постоянная работа. Тем временем Сергей никогда на регулярных рейсовых маршрутах не работал. Он даже презирал их, но без работы тоже не сидел, периодически заключая контракты с туристическими базами всего Алтая. Так уже было много лет, сколько конкретно, никто не знал. При этом, его «Фиат» был всегда в исправном состоянии, только на некоторых стеклах окон периодически появлялись со временем трещины, но они были почти незаметны. Удобное расположение кресел в салоне, огромный багажник для вещей, широкие проемы между рядами сидений, создавали в нем дополнительный уют. Его машине и ее состоянию могли позавидовать водители даже самых комфортабельных автобусов, которые тогда рассекали просторы всей страны и прилегающих к ней территорий, в том числе стран СНГ.

«Я бы и на дальний восток поехал, но, увы, никто мне подобные рейсы пока не заказывает», - в мыслях размышлял в ту ночь Сергей, мчась один по Чуйскому тракту, трассы М-52, в сторону города Новосибирск. Путь его туда, увы, был не близок, растягиваясь длинною лентой на 200 и более километров пути. Тем не менее, он успешно в течение 5 часов преодолел это расстояние и уже, примерно к 8 утра, прибыл в этот город.

В гостиницу Сергей не пошел, но ему и в машине своей спалось порой неплохо. Поэтому остановившись у привокзальной площади этого города, он тут же раскинулся во весь рост на еще два сидения своей кабины и уснул, в ожидании скорого поезда из Бреста. Белый «Фиат» был его вторым домом. Если бы кто-то в интервью его спросил, что ему интереснее, жить только для своей семьи или зарабатывать деньги, развозя туристов по всему Алтайскому краю. Он бы ответил, что для него это совершенно равнозначные вещи. Сергею было одинаково приятно и то, и то. Тем не менее, работа водителя-частника делала свое дело. Рейсы его нередко затягивались, в результате, за неделю он часто дома ночевал не более двух дней, а то и того меньше. Таким образом, Сергей больше напоминал водителя-дальнобойщика на большегрузной фуре, нежели комфортабельного 18 местного пассажирского микроавтобуса, которым фактически и являлся. Помимо развоза туристов, он занимался еще и изучением их маршрутов следования. Когда группы туристов садились к нему в машину, то частое незнание туда дороги самими туристами, компенсировалось знанием дороги самим водителем. Особенно везло тем, кто садился вперед. Потому что по дороге Сергей мог рассказывать интересные истории о местах, где они проезжали, да и вообще с ним было просто приятно пообщаться на различные темы.

Помимо контрактов с туристами Алтая, сотрудничал Сергей и с туристическими клубами других регионов, в том числе командой под руководством Бориса Сергеевича Родных. Как Борис Сергеевич познакомился с этим водителем, не помнил уже и сам. Давно больно все это было. Известно лишь, что в каждый свой Алтайский приезд, Сергей встречал всегда его команду, помогал донести все их снаряжение до машины и погрузить. Так было и в тот жаркий утренний летний день, когда скорый поезд «Брест-Новосибирск» после 10.30 утра прибыл в свой конечный пункт, город Новосибирск.

Вокруг прибывшего поезда почти сразу собралось множество встречающих, толпящихся вдоль всего состава. Возможно, стояли они уже здесь больше 20 минут, так как о прибытии поездов сообщалось обычно заранее. Их не могло заставить покинуть перрон ни жаркое палящее солнце, святящее уже тогда ярко в небе, ни множество других факторов. Все они были рады прибытию своих родственников, которые либо приехали сюда погостить, либо вернулись домой из поездки. Но было немало в том поезде и тех, кого, увы, здесь встречать было не кому. Терялась в этой толпе и группа туристов, руководимая Борисом Сергеевичем Родных. Они покинули вагон одними из последних прибывших этим поездом пассажиров, неся с собой свое нелегкое снаряжение. Поначалу им казалось, что их никто не встречает. Но когда туристы вышли в город, то увидели там водителя Сергея, о котором Борис Сергеевич рассказывал своей команде до этого похода. Особенно, Борис Сергеевич делал упор на то, что в его микроавтобусе очень мягкие кресла и уютный салон. Вскоре в этом убедились и сами туристы.

Белый «Фиат» стоял от вокзала не очень близко, поэтому команде пришлось до него немного пройтись пешком. Но когда до микроавтобуса все же добрались, то снаряжение было погружено ими в багажный отсек в считанные минуты. Причем, багажник микроавтобуса был настолько огромен, что вещи, включая негабаритные рамы от катамаранов и тяжелые рюкзаки, пассажиры салона почти их не замечали. Салон был от них просто свободен. Отсутствовали в нем и сами туристы, которые не спешили в тот момент покидать Новосибирск. Они гуляли по продуктовым магазинам, прилегающим к привокзальной площади, фотографировались и, наверное, ушли дальше, если бы не их главный руководитель. Борис Сергеевич тщательно следил за временем и уже через час после прибытия в Новосибирск велел всем грузиться в машину. «Нельзя ли задержаться здесь подольше, ведь возможно мы этот город никогда больше не увидим», - спросил его кто-то из туристов, понимая, что назад домой они уже поедут через Барнаул, минуя Новосибирск. «Увы, нет, нам еще около 10 часов предстоит ехать до места начала сплава», - отвечал руководитель. Очень не хотелось им уезжать, но, увы, руководителя они ослушаться уже не могли, занимая места в салоне. Таким образом, в 11.30 дня водитель Сергей вновь сел в кабину своего микроавтобуса и завел мотор.

Объезжая центральные улицы города стороной, белый «Фиат» быстро выехал из Новосибирска и помчался по трассе М-52 Чуйского тракта. Тем временем, почти все его пассажиры вскоре стали дремать в своих креслах. Вроде можно было вновь пока никуда не спешить и не о чем переживать. Но все, же один из участников этого похода по имени Алексей, немного грустил о том, что не удалось им посетить в Новосибирске хотя бы центр города, проехаться там просто без цели на метро или каком-то другом виде транспорта. Размышляли об этом и другие туристы, только бесконечная дальняя дорога вскоре сделала свое дело, постепенно усыпив почти всех. Лишь самые стойкие из пассажиров продолжали смотреть в окно, боясь пропустить интересный пейзаж. Выделялся среди не спящих поначалу и Алексей, но после его тоже стало клонить ко сну, поскольку лесной пейзаж, окружающий их, был довольно однотипным. Согласно заметкам в дневнике Алексея, почти не отличался от пейзажа Среднего Урала, откуда они только, что прибыли на поезде. С трудом верилось, что нас отделяло тогда от дома около 1000 километров. Тем временем расстояние от дома лишь увеличивалось, а не уменьшалось, как могло показаться на первый взгляд. Тогда как водитель Сергей продолжал с уверенностью вести машину все дальше и дальше. Борис Сергеевич Родных садиться вперед не стал, отдыхая в салоне. В кабине с водителем сидел поначалу другой участник похода, по имени Тимофей.

Так прошло около двух часов пути. За это время Сергей ни разу не остановил свою машину для отдыха. Но в какой-то момент решил остановиться. Для многих его пассажиров было это неожиданностью, они продолжали еще спать, да видимо не крепко. Когда белый «Фиат» сделал остановку, проснулись почти все и вышли прогуляться. «Мы до Барнаула еще не доехали?», - спросил вдруг Алексей водителя. «Нет еще, да и не доедем, за 12 километров от него повернем на Бийск», - ответил Сергей. После этого разговора с водителем Алексей немного решил побродить по стоянке и размять ноги. Только идти было некуда здесь особо, повсюду был густой лес, где не было даже места для стоянки. Лишь уходящая в правую сторону куда-то от основной трассы еще одна дорога, немного простор этой остановки увеличивала. Помимо туристов, здесь же неподалеку отдыхали люди, приехавшие сюда на красном автомобиле «Нива». Кто-то из них просто сидел в машине, другие гуляли. Но никто из них не забывал, что надо ехать дальше. Поэтому после 10 минутной на том месте стоянки, туристы снова начали занимать места в салоне микроавтобуса. Сел в салон и Алексей, но тут, же встал вопрос о том, кто поедет впереди с водителем, чтобы ему не было скучно. Поскольку Тимофей ехать впереди больше не желал. Не было желания садиться туда и у других участников похода. Микроавтобус по-прежнему стоял на месте. Пришлось, молча вперед пересесть Алексею, которому было все равно. К тому же, что место с водителем у двери его устраивало ничуть не меньше, чем в салоне. Да и спинки кресел там были такие же высокие, как в салоне, с той разницей, что казались менее мягкими. «Ну что, поехали дальше?» - спросил после этой перестановки местами туристов Сергей. «Да!» - ответили все, и микроавтобус поехал дальше, рассекая километры дорог. Навстречу ему периодически проезжали междугородние рейсовые автобусы и множество легковых машин, среди которых белый «Фиат» вновь просто терялся. Но до места начала сплава, деревни Ильинка, куда держал в это время путь водитель Сергей, было еще далеко. Тогда как за окном лесной пейзаж почти не менялся. Возникало впечатление, что дорога будто бы специально задерживает микроавтобус на одном месте. Только периодические встречающиеся развилки дорог, уходящих в сторону с основной трассы, скрашивали эту однотипную лесную глушь.

В районе одной из таких развилок располагалась бензиновая заправка, где водитель Сергей остановил машину. Был тут же небольшой продуктовый магазин, находящийся в том же заправочном павильоне, где сидели операторы. Так что при желании можно было еще там перекусить. Но, увы, времени на это дело, ни у кого из пассажиров белого «Фиата» не оказалось. Остановились они там лишь, чтобы заправить машину. После чего Сергей снова завел мотор, и они поехали дальше. Только Алексею чудом удалось успеть сбегать до магазина за газированной водой. Когда он вернулся в машину, его почти никто не заметил, второй руководитель сплава – девушка Света даже готова была бить тревогу, куда он пропал. Хотя надо было просто для этого взглянуть в кабину водителя, куда снова после стоянки на заправке у двери сел Алексей. Причем, Алексей и не думал скрываться. Как только началась паника, связанная с его поиском, он тут же дал понять, что сидит впереди, в одном из кресел. Их спинки были настолько высокими, что пассажиров, сидящих впереди, действительно почти не было видно.

Разобравшись с недоразумением, туристы продолжали путешествие по дорогам Алтая. Точнее, одной из дорог – Чуйскому тракту трассы М-52. В тоже время палящее солнце и жаркая погода отставать от них не желали. Они словно специально шли вместе у них на хвосте, даже когда, подъезжая к Барнаулу, за 12 километров от него, Сергей повернул свой микроавтобус на Бийск. Отсюда до этого города было около 132 километров. Вроде участок этой дороги ничем особым никого никогда не привлекал. Была, казалось, обычная трасса. Только после 2005 года здесь за 26 километров, не доезжая Бийска, стала возвышаться небольшая часовня, в память о погибшем в автокатастрофе актере и губернаторе Алтайского края, Михаиле Евдокимове. Хотя она не являлась достопримечательностью Алтая, тем менее, многие проезжающие мимо водители делали остановку и фотографировались в том месте.

С момента его гибели прошло уже немало лет, но эта история до сих пор вызывала много споров. Мало кто верил, что гибель Михаила Евдокимова была случайностью. Не верил в это и водитель белого «Фиата», Сергей, подъезжающий тогда к этому месту. Возможно, сидящий рядом с ним Алексей на эту часовню не обратил внимания, но водитель решил как – бы специально сказать ему об этом. «Может быть, в «Мерседесе» Евдокимова тормоза тогда были неисправны?» - спросил водителя Алексей, также не веривший в случайность той автокатастрофы. «Все возможно, но скорее всего все было в той машине исправно, просто подстроили аварию, способов, же подстроить ее, множество», - сказал в ответ Сергей. На этом по данной теме разговор Алексея с водителем завершился. Но не утихали споры по всей стране. Был даже случай, когда за эту аварию чуть не посадили в тюрьму совершенно невиновного в ней человека. Точнее уже даже посадили, дав срок с отбыванием в исправительной колонии – поселении. Но его адвокатам удалось обжаловать приговор и подсудимого оправдали. Готовы были начать беседовать на эту тему и пассажиры белого «Фиата». Но, не желая поднимать особо шум в салоне, Сергей не просто не стал предлагать обсудить тему гибели Михаила Евдокимова, да вообще не стал останавливать в том месте свою машину. Таким образом, часовня вскоре скрылась за поворотом, многие из пассажиров даже ее и не заметили. Только история гибели губернатора Алтайского края, Михаила Евдокимова продолжала их мысленно преследовать. Вроде никто из команды Бориса Сергеевича о ней больше не говорил, тем не менее, разговоры об этом можно было слышать в кафе различных городов Алтая, а также среди пассажиров поездов идущих туда и оттуда. Даже мама Алексея, живущая за многие километры от этого места, если от кого-то слышала подобные разговоры, не оставалась от них в стороне.

Проехав мимо места гибели актера, Алексей вместе с водителем продолжал беседу, но о чем, он в своем дневнике вновь умалчивает. Пишет лишь, что они продолжали ехать дальше, без остановок, по-прежнему держа путь на Бийск. Поначалу Алексей думал, что они этот город обойдут по объездной дороге, но при подъезде к Бийску оказалось, что такой дороги нет. Лишь зимой, по словам водителя белого «Фиата», некоторые машины объезжали его по льду через реку. Но смельчаков таких было немного. Да и сам Сергей врядли бы рискнул это делать на своем микроавтобусе, постепенно тогда въезжая в этот город. Это был единственный город на пути туристов, который они не могли объехать. По размерам своим он вроде казался не особо большим, но в тоже время и не был особо маленьким. Троллейбусов там не было, но курсировали трамваи. Линии были двухколейные, но на некоторых участках встречались и одноколейные участки пути. По данным энциклопедического словаря 1984 года издания, в Бийске проживало примерно 215 тысяч жителей. Сейчас же, когда по Алтаю путешествовала команда Бориса Сергеевича Родных, в 2000 какой-то год, если население этого города увеличилось или уменьшилось, то не сильно намного.

Больше этот город ничем туристам не запомнился. Вскоре, они, минуя Бийск по центральным улицам и застревая периодически на перекрестках между светофорами, покинули его, так, не познав еще одной достопримечательности. О ней Алексей узнал уже на обратном пути, не раз после рассказывая про нее своим родителям и друзьям. Но не будем забегать вперед. Когда Бийск остался позади, перед туристами вновь раскинулась обычная загородная трасса, которая была похожа на ту, что гнала их до этого города. Только что ее указатель показывал теперь на конечный пункт – город Горно-Алтайск. Согласно этому указателю, до него было где-то около 210 километров. «Мы разве доедем до Горно-Алтайска?» - спросил вдруг водителя Алексей. «Да, доедем и даже объедем, проследовав дальше», - сказал Сергей. Только поговорить им этот раз долго не удалось. Они еще и 10 километров не проехали от Бийска, как перед ними раскинулась со своими торговыми рядами деревня Сростки. Это была родина актера и писателя Василия Шукшина. Данный населенный пункт так и остался бы почти незамеченным на карте маршрута команды Бориса Сергеевича, если бы их водитель не остановил здесь машину на обеденный перерыв, напоминавший больше перерыв на ужин, поскольку на часах было уже 5 часов вечера.

Согласно договоренности, о которой настаивал Борис Сергеевич еще за несколько недель до отъезда на Алтай, питание команды до места начала сплава и обратно, осуществлялось за свой счет. Это было связано с разными предпочтениями туристов. Одни хотели поесть шашлык, другие курицу или что-нибудь еще. Поэтому еще в поезде за сутки в пути Алексею и другим членам команды пришлось вести с собой рюкзаках не только пакеты с продуктами для сплава, но и еду в дорогу. Лишь изредка они делились, друг с другом своим чаем, сахаром и другими припасами, которые к тому времени уже постепенно кончались. С приездом в деревню Сростки у них не осталось из еды почти ничего, а если что-то и было, то лежало очень глубоко в рюкзаках, заваленных в багажном отсеке. Так что пришлось снова покупать еду, на этот раз для того, чтобы поесть за столом, сидя в уютном кафе. Каждый выбирал на свой вкус. Лился в кружки горячий чай, кофе, кто-то успел даже в уже тогда закрывающейся закусочной отведать не особо ароматный, но питательный свиной шашлык без специй, трубочных сладких вафель с кремом и прочей еды. Помимо этого, каждый желающий мог здесь приобрести в сувенирных лавках различные сувениры, а также отведать местного кваса или медовухи. Эти напитки можно было приобрести там, в литровых и полуторалитровых бутылках. Причем, прежде чем купить медовуху или квас, продавцы разрешали попробовать. Кто-то из туристов даже купил по бутылки с этими напитками. Попробовал тогда их и Алексей, но, ни один из них ему сильно не понравился, поэтому покупать не стал. После обеда он, прогулявшись, немного по прилегающей территории, отправился к машине. Вскоре туда стали подходить другие туристы. Таким образом, стоянка, затянувшаяся здесь на 40 с чем-то минут, стала постепенно подходить к концу. Микроавтобус шел дальше. Вроде с момента отъезда туристов из Новосибирска прошло уже больше 5 часов, да только путь их по-прежнему был еще очень далек.

Продолжая путь дальше, путешественники постепенно подъезжали к границе Алтайского края. Но в тоже время с пересечением этой невидимой границы, о которой свидетельствовал приграничный столб, их микроавтобус въезжал в совершенно другую область, Республику Алтай. Если до границы Алтайского края с Республикой Алтай, пейзаж, окружающий Чуйский тракт, представлял собой сплошные хвойные леса и степи. То с пересечением белого «Фиата» этой границы, все резко поменялось. Начались сплошные горы, тянувшиеся через Горно-Алтайск до самой границы с Монголией. Таков был Чуйский тракт, названный в честь реки Чуя, протекающей параллельно трассе М-52 от самого Новосибирска.

До Монгольской границы команда Бориса Сергеевича не доехала тогда 470 километров, свернув вправо, на другую дорогу. Все бы хорошо, но только если на самом Чуйском тракте асфальт был везде, то здесь им не покрытыми оставалось довольно немало участков. Часто на ней встречались ямы и кочки. Так было на протяжении оставшихся 70 километров пути. Только в 9.30 вечера, когда уже начало смеркаться, команде удалось пересечь деревню Ильинка и встать на одном из берегов реки Песчаной, примерно через километр от нее. Остановка за населенным пунктом, а не в нем самом, была связана в первую очередь с тем, что туристы своим присутствием не желали привлекать внимание местного населения. Поэтому, выбрав подходящую стоянку на ночлег, Борис Сергеевич велел всем выгружаться из микроавтобуса и ставить лагерь. Тем временем, водитель Сергей, получив заработанные деньги, вновь возвращался домой. Возможно, по дороге, он заночевал в каком-то населенном пункте, поскольку от дома его отделяло не менее 10 часов пути. Но никто об этом точно уже не знает. Туристы только и видели, как белый «Фиат» скрылся за поворотом, оставляя их в лесу вместе со снаряжением. Каждый из них теперь делал свое дело. Одни ставили палатки, стремясь их поставить, пока окончательно не стемнело. Другие шли за дровами, чтобы разжечь костер.

4

На реке

1 день

Уже 3 день подряд команда бродячих туристов, руководимая Борисом Сергеевичем Родных, находилась за 1000 километров от дома. За это время они около суток проехали на поезде от Екатеринбурга до Новосибирска, а после еще почти 10 часов ехали в микроавтобусе оттуда до одной из захолустных Алтайских деревень Ильинка. Самое было бы время сейчас им остановиться, побродить по лесу, просто отдохнуть. Но, увы, о долгом отдыхе им приходилось теперь просто мечтать. Встав на ночлег после долгой дороги на микроавтобусе, они на следующий день уже с самого утра начали готовиться покинуть нынешнюю лагерную стоянку. Спали туристы теперь в трех своих палатках, трое из них располагалось в одной и еще по два человека в двух оставшихся. Самой мало приметной, но в тоже время главной из палаток туристов являлась палатка Бориса Сергеевича Родных. В ней Борис Сергеевич, словно король, располагался, будучи окруженным двумя телохранителями, которыми там согласились стать Алексей и Егор, первый человек встреченный Алексеем два дня назад на вокзале перед началом путешествия. Да у Алексея с Егором не было другого выбора, поскольку палаток своих они не имели. Остальные же выбирали себе сожителей по месту в палатке сами. Спать в палатках им приходилось теперь на пенопластовых ковриках, постеленных внутри, а укрываться вместо одеял, спальными мешками. Туалетом же с того момента, как они покинули поезд, служил теперь густой лес и пустыри, где они порой вынуждены были ночевать.

В первый день своего пребывания на реке Песчаной и 3 день вообще пути, для туристов начался с завтрака, но уже после его окончания они почти сразу начали собирать свои плавательные средства – катамараны. Они закрепляли железные рамы, качали надувные гондолы. Процесс сбора катамаранов и подготовка вообще к отплытию, были делом трудоемким и не быстрым. Казалось, что это все затянется еще на один день. Но уже к двум часам дня все было готово, и Борис Сергеевич дал команду к сбору лагеря и отплытию. Вновь туристам не хотелось уходить с нынешней стоянки, поскольку это было последнее место, где можно было позвонить по сотовому телефону родственникам, друзьям, родителям, чтобы сообщить на прощанье перед долгими днями вне зоны доступа сети, что у нас все хорошо. Да вновь Бориса Сергеевича, не желая ослушаться, туристы стали собирать вещи, а уже примерно в 14.30 дня катамараны вышли на маршрут. Плыли они тогда на двух катамаранах, один из которых был двухместным, другой четырехместным. Безусловно, почти все участники сидели на веслах, но только один человек, сидевший на катамаране пятым, был в роли пассажира. Одеты туристы были теперь в непромокаемую одежду. На груди каждого из них закрывал тело надувной спасательный жилет, головы накрывали шлемы, чем-то напоминающие хоккейные. Таким образом, вчерашние пассажиры поезда, а после микроавтобуса, потеряли свой прежний облик в одночасье, став настоящими туристами-водниками. Правда, подобный наряд в жаркую погоду, стоящую тогда на улице, становился не очень удобным, но, увы, без жилетов и касок на реку выходить было нельзя. Лишь когда вставали на берег для обеда или ночлега, каски и жилеты ими снимались.

За тот день плавания туристами было пройдено около 15 километров пути. Погода, как и предыдущие дни, стояла солнечная и жаркая. Уровень воды в реке был средним. Несколько речных проток им приходилось преодолевать по направлению струи воды. Но в, то, же время на многих участках начала маршрута плавания было множество мелей, на которые, ни один раз садились катамараны. Приходилось, кому из туристов спрыгивать с катамарана и выталкивать его на глубину. Так было почти, что до самого вечера. При этом, на том участке пути, вода была почти, что стоячая, только в некоторых местах встречалось течение. Но оно было не сильным. Возникало впечатление, что так будет на протяжении всего пути. Туристы и не подозревали тогда, что основные опасности их ждут впереди.

Ночевать команда Бориса Сергеевича встала недалеко от деревни Тоурак. На этом данный день из путевого дневника Алексея обрывается, да и мы, думаю, не станем в него углубляться. Поскольку на реке, по его словам, они находились около 7 дней, каждый из которых был похож на предыдущий. Вставали они обычно в 8 утра, дежурные готовили завтрак, собирались в путь, отплывали. Днем была остановка на обед, а после вновь до самого вечера плыли, проходя за день не более 25 километров. Дежурили обычно по двое человек, назначенных еще перед походом на каждый из дней, соответственно, у них были в рюкзаках пакеты с продуктами на эти дни. Из-за недостатка людей дежурить за поход приходилось по два-три раза за сплав, но в тоже время с окончанием каждого дежурства уходил один продуктовый пакет. Эти продукты больше не приходилось носить с собой в рюкзаке. Естественно, туристы, носящие их наравне со своими вещами, этому немного радовались. Так в первый же день плавания от одного пакета с продуктами избавился благополучно Алексей, дежуривший тогда вместе с Егором. В последующие дни от них избавлялись другие ребята из команды. В рацион их питания входили бутерброды с сырокопченой колбасой и салом, чай, на завтрак ели какую-нибудь кашу, в обед супы, на ужин рожки, гречка и многое другое, что можно было приготовить в котелках на костре. Потому что электричества не было нигде, даже сотовый телефон связь не ловил. Поэтому, чтобы он не намок, Алексею перед выходом на реку пришлось его отключить и заклеить скотчем вместе с деньгами и документами, включая обратные билеты на поезд, в легко сворачиваемую папку-файл. Все эти документы Алексей носил у себя на груди.

2 день

На второй день плавания команда Бориса Сергеевича снялась со стоянки в 10.45 утра Алтайского времени, отличающегося от времени Свердловской области всего на один час вперед. Поэтому если верить заметками Алексея, на территории их области было тогда лишь 9.45 утра. Но Алексей во время плавания по часам ориентироваться перестал вообще. Сотовый телефон, на котором у него были часы, ему распаковывать для этой цели не хотелось. Он жил в лесу, стараясь идти в ногу с другими туристами, вставал утром, когда все. Складывал свой рюкзак, ходил его привязывать к катамарану, плыл до самого вечера. Спать в палатку шел ночью, когда видел, что кто-то уже ушел вперед него. Самым первым не уходил никогда.

Туристы продолжали свое плавание по одной из рек Алтайского края, Песчаной. Этот день пути особых трудностей для них не представлял, вода здесь не особо радовала скоростью своего течения, она была довольно низкой. Но в тоже время встречалось множество участков, где реку перекрывали кустарники и упавшие деревья. Немало проблем туристам доставили и стоящие на их пути в тот день мосты. Первый мост в районе деревни Тоурак они преодолели с ходу, без разведки. Потом у них часто встречались протоки, где им приходилось на глаз выбирать протоку, которая была более полноводной. Впереди всегда шел двухместный катамаран, где тогда сидели Борис Сергеевич и другой участник похода, Тимофей. Остальные плыли следом на четырехместном катамаране. Но через 1.5 километра после деревни Тоурак туристам пришлось остановиться и ссадить своего пассажира на берег. Затем оставшиеся на нем туристы, нагибаясь, смогли с трудом проплыть под стоящим на их пути мостом. После они продолжали путь, маневрируя между камнями и наклоняясь уже над расческами, низко висящими над рекой деревьями, кусты которых не раз чуть не сбрасывали путешественников с катамарана. От места своего первого ночлега до места обеда ими тогда было пройдено около 12 километров. На обед они встали тогда в районе притоки Громотуха. При этом, ни притоки Громотуха и Гремешуха им увидеть не удалось. Как предполагала тогда второй руководитель сплава, Светлана, данная ситуация была связана с тем, что приток реки Громотуха впадал Гремещуху, но туристы при прохождении маршрута прошли по другой, как им показалось, более полноводной.

Закончив обед, бродячие туристы вновь заняли места на своих катамаранах и отправились дальше. Плыли они еще в тот день до места ночлега около 16-17 километров. Пять раз на пути им встречались тогда узкие места, где приходилось часто маневрировать между камнями, наклоняться и нагибаться. Только когда они добрались до притоки реки, под названием Куяча, препятствий на их пути стало меньше. Протоки закончились, и туристы, проплыв еще 2-3 километра, стали искать место для ночлега, которое нашли у левого берега реки. Там была прекрасная стоянка, на которой имелся стол и лавочки, но было множество мошек. Ориентиром для туристов послужила вывеска с объявлением, висящая на двух столбах.

Проплыв за день около 4 часов общего ходового времени, туристы стали отдыхать на берегу. Вновь заготавливались дрова, ставились палатки, готовилась на костре еда. Стоящая в те дни солнечная погода делала свое дело. Днем было жарко, вечером холодно, даже в палатке. После 7 утра становилось довольно душно. Пейзаж, окружающий реку Песчаную в том районе стоянки, мало отличался от Уральского. Почти всюду на их пути тянулись горы и густые леса. Гуляя в один из вечеров по палаточному лагерю, Алексей этому сильно удивлялся. Ведь похожая картина открывалась и на Дальнем Востоке, по словам Тимофея, одного из участников того сплава, который ранее там служил в армии. «Только, что деревья легко ломались, с одного удара по ним ногой», - добавлял он к сказанному ранее.

После поселка Куяган, за которым на второй день встали ночевать бродячие туристы, по словам руководителей Бориса Сергеевича и Светланы, вообще на их пути никаких населенных пунктов не должно было быть до самой деревни Солоновка. Но до этой деревни тогда туристам было еще целых 4 дня ходу. Возможно, растительность этих мест отличалась, друг от друга, окружающие их деревья были похожими друг на друга лишь издалека. Но бродячие туристы на это мало обращали внимание. Смотря на все эту природу, Алексею с трудом верилось, что его от дома отделяло больше 1000 километров. Ведь пока они ехали на микроавтобусе до места начала сплава, в середине их пути природный рельеф резко поменялся. То здесь была почти точно такая же природа гор и лесов, которая часто открывалась перед глазами пассажирам из окон вагонов электричек и пассажирских поездов, идущих по просторам России.

Как бы туристы тогда не плыли по реке Песчаной, им все равно оттуда пришлось бы возвращаться поездом. Хотя до их поезда было еще больше 4 дней, Борис Сергеевич уже тогда мечтал о бане, которую думал посетить в Барнауле, в день отъезда, прогулке по этому городу и прочих удовольствиях, которых, увы, не было в лесу.

В своем описании путешествия по Алтаю, Алексей делал упор на путевой дневник для отчета о совершаемом ими походе в туристический клуб, где работали их руководители. Поэтому в нем встречается много различных терминов и прочего, что теперь, смотря дневник Алексея, я пытаюсь упустить.

3 день

Прошло два дня пути увлекательного сплава по реке, завлекающей путешественников все дальше и дальше. Погода, дарящая туристам поначалу тепло и солнце, на третий день резко поменялась. Начались дожди. Шли они конечно с перерывами, давая периодически отдохнуть, но все, же были. Тем временем, туристы после завтрака, несмотря на пасмурную и дождливую погоду, должны были продолжать свое путешествие.

Как всегда, впереди шел двухместный катамаран, на котором сидели Светлана и Александр, остальные плыли следом за ними на четырехместном. В качестве пассажира на нем плыл этот раз Борис Сергеевич Родных. Одет он был в защитный костюм, надувной спасательный жилет, на ногах были кеды, а на голове сидела светлая каска, на которой черными буквами хорошо виднелась надпись – директор, сделанная в одном из походов его участницами. «Не можете меня называть на «ты» и по имени, называйте директором», - шутя, говорил он туристами, которые до сих пор периодически обращались к нему на «Вы». Но время шло, вроде постепенно привыкали к этому все, даже Алексей, которому было труднее всего. Тем временем плавание продолжалось. Только сейчас река стала показывать свою агрессивность. Начались пороги, где вода бурлила довольно сильно. От поселка Куяган до реки Сосновки команде Бориса Сергеевича пришлось преодолеть два таких порога, считавшихся 2 категории сложности с плюсом. Главной сложностью их прохождения являлось множество камней, располагавшихся в устье реки. Вроде река была одна, но все, же пороги реки тоже имели свои названия. Первый из них, тянувшийся на 1.5 километра назывался «2 ступени». После его окончания шел практически следом другой, похожий по бурности воды на порог «2 ступени», порог «Кривой». Начинался он после впадения ручья Сумного под правым берегом. Преодолевали их туристы без предварительной разведки, хотя порой делать ее и приходилось. Только проблем от этого меньше не становилось. После порога «Кривой» двум катамаранам идти пришлось еще около 6 километров, в попытке отчаянно найти место для остановки на ночлег. Но ее поиск, увы, долго был безуспешен. Всюду тянулись заросли деревьев и высокой травы, мешающие даже просто причалить к берегу. Возможно, путешественники плыли бы тогда до самой темной ночи. Только в какой-то момент после 6 часов вечера Борис Сергеевич велел причаливать к берегу, а после, несмотря на возражения других туристов, приказал сгружать вещи. Затем на берег подняты были и сами катамараны. Это была первая остановка, которую туристы совершили в зарослях высокой травы, преодолев за тот день около 18 километров. Вроде там ночевать казалось невозможным, разводить костер, а также ставить палаточный лагерь. Но когда путешественники, взяв весла, начали ими окружающее пространство очищать от травы, их стоянка просто преобразилась. Даже не верилось, что здесь недавно была высокая трава. Лишь дождь по-прежнему продолжал издеваться над командой. Чтобы не намокли заготовленные в тот вечер дрова, Борис Сергеевич велел их накрыть тентом, что было тогда сделано впервые за время всего сплава. Тогда как подходил к концу третий день на реке и шестой с того дня, как бродячие туристы покинули родной дом.

4 день

Что можно сказать про этот день? Начало его было не из весёлых, потому что туристы встали на час раньше и все из-за того, что дежурные перепутали время. Точнее, его перепутали Алексей и Егор, дежурившие тогда по кухне. Сначала встал Егор и пошел готовить котелки для костра, а вслед за ним вышел из палатки Алексей, который по времени на Алтае особо не ориентировался, как писалось выше, вставая, когда встают все и, ложась спать, когда начинали уходить другие. В результате, еда была приготовлена ими на завтрак, но не 8 утра, а намного раньше. Уже в 7.30 утреннего времени дежурные стали звать всех откушать, что очень удивило Бориса Сергеевича. Ведь он и сам мог все приготовить, да делал это, когда дежурные по тем или иным причинам просыпали свое время дежурства. К счастью происходило это не часто. Кто-то, конечно, встал и пошел отведать утренней трапезы, другие же продолжали досыпать, другие же продолжали досыпать. Но сбор к отплытию, в результате, тогда затянулся. Да выглянувшее утром тогда теплое солнце, невольно порождало у многих туристов огромную лень садиться на весла. Они грелись на солнце, как это любили делать змеи, которых, никто из участников на протяжении всего похода так и не повстречал. Хотя в этом районе они, безусловно, были, как и в других областях всей необъятной России. При этом, клещей, увы, избежать не удалось. Снял его как-то со своей ноги и Алексей. Он даже сразу и не понял, что это клещ, когда на ноге увидел черное пятно, думал, что отковыривает застывшую кожу от раны, только когда снял, стало понятно, что он ошибся. Летало в том районе и множество мошек, комаров, особенно в вечерние часы. Но ночью в палатке они особых проблем не доставляли. Правда, в начале пути, Алексей поджигал перед сном в палатке таблетки против комаров, да, вскоре, убедился, что и без них ночью не кусают. Все бы хорошо в этом походе, но надо было снова плыть дальше. Уже в 11 часов дня Алтайского времени туристы сели на катамараны и стали грести веслами по реке. 2 часа они плыли тогда по спокойному течению реки под жарким солнцем к месту обеденной стоянки. Но когда они встали на обед, погода резко изменилась, начался дождь, который продолжался полтора часа. Понятное дело, что туристы на погоду были сильно злы. Это надо испытать на себе самому, потому что в городе, если попадаешь под дождь, можно скрыться под крышей дома, если же, наоборот, в лесу, то от дождя можно укрыться только в палатке. Да и то не всегда ее успеваешь поставить, а если и поставил, то не факт, что в ней будет сухо. Тем не менее, стоять на одном месте было тоже нельзя, поэтому, отведав обед у костра, промокшая от дождя команда Бориса Сергеевича, вновь плыла по реке. Оставшийся путь до реки Тихой, продолжался без особых приключений, вода была здесь довольно спокойной с редко встречающимися на пути камнями. При этом, туристы постепенно входили в каньон, где начинался основной по сложности участок их путешествия. Терялась в этом каньоне очень уютная туристическая стоянка, которую проплывающие ранее туристы назвали «Веселой». Именно на ней бродячие туристы, не брившиеся уже около недели, под руководством Бориса Сергеевича и девушки Светланы, встали после 5.30 вечера на ночлег. За день ими было пройдено около 16 километров и стоянку эту увидели они еще издалека. Она должна была стать их домом на несколько дней

Первое, что бросилось в глаза прибывшим – это стоящий на ней неработающий телевизор и холодильник. На многих деревьях были нацарапаны ножами других туристов город и год, когда те здесь проплывали. Помимо этого, в холодильнике лежала тетрадка, где туристы писали свои впечатления. Позже там свою запись оставил и Алексей. Пока же он помогал другим туристам относить вещи на берег и ставить палатки в этом уютном месте, где было почти все. Да только дрова отсутствовали поблизости. Пришлось за ними идти в горы, а после уже нарубленные деревья скидывать по склону вниз, где после их подбирал стоящий неподалеку другой участник команды. Таким образом, на подготовку дров было потрачено несколько часов. Хотя, на других предыдущих стоянках дрова находились и заготавливались довольно быстро, в течение получаса. Зато потом счастью туристов не было предела. Они отдыхали, сидя у костра, не обходилось, часто и без алкоголя. По вечерам пили разведенный водой спирт, но обычно немного, сдерживая себя. Потребляли его в небольших количествах Алексей и Борис Сергеевич, но больше одной рюмки никогда себе не позволяли, в отличие от других членов команды. Гитары у них не было, поэтому песни у костра если пели, то делали это без музыки. Главным запевалой почти всегда была второй руководитель Светлана, кто-то ее поддерживал в пении, другие делать это стеснялись, особенно Борис Сергеевич. Его поющий голос услышать так и не удалось. Тем временем 4 день пути подходил к концу, многие постепенно расходились спать в предвкушении дневки, поскольку на 5 день плавания по реке плыть никто не собирался. Данная стоянка в том месте на две ночи была запланирована Борисом Сергеевичем еще задолго до начала похода. Поэтому когда наступил 5 день, большинство туристов встали лишь к обеду. Жаркое солнце, светящее с самого утра, не предвещало никакого дождя.

Как и Борис Сергеевич, Алексей не любил спать подолгу. Поэтому он помог Борису Сергеевичу приготовить еду на завтрак и после еды, почти сразу пошел купаться в реке. Параллельно купанию, Алексей стирал в реке кое-что из своей одежды, а также вывешивал ее для просушки. Вроде все было хорошо, но после 2 часов дня зарядил надоедливый дождь. В результате чего, рухнула надежда туристов поставить и растопить взятую ими на сплав походную баню. Думали вообще забить на это дело, поскольку на утро следующего дня нужно было плыть дальше. Внезапно кто-то предложил остаться на том месте еще на один день. Идея эта казалась не реальной, ведь у туристов на счету был каждый день. Малейшая оплошность могла стоить тем, что команда могла опоздать на поезд, уходящий из Барнаула через несколько дней. Тем не менее, всегда пунктуальный Борис Сергеевич, как ни странно, но идею эту одобрил. Возмущалась только Светлана. «Как же так, мы не должны дольше стоять здесь, из графика можем выбиться», - говорила она. «Я этот день специально оставлял на запас», - сказал в ответ ей Борис Сергеевич Родных. Светлана, будучи по документам, главнее Борис Сергеевича, пыталась говорить ему что-то в опровержение этого. Поначалу он слушал Светлану, а после попросил отойти с ним в сторону от других членов команды, где что-то сказал. Что конкретно говорил Борис Сергеевич Светлана, осталось загадкой для всех. Не пошел за ними и присутствовавший при этом общем совете туристов Алексей. Но когда они вернулись к сидящей у костра команде, Светлана была согласна на все, поставив лишь условие, что они не снимутся на 6 день со стоянки при хорошей погоде.

Помимо отдыха на «Веселой» стоянке, планировал Борис Сергеевич в тот 5 день исследование стоящих на его пути ближайших порогов «3 камня» и «Слаломный». Делать это предстояло естественно на одном из катамаранов, который после прохождения той дистанции необходимо было до места стоянки назад тащить на себе. Но отсутствие прямых на берегу троп приводило к тому, что часть пути приходилось нести катамаран на себе по скользким камням через бурную воду против течения реки. Это приводило к тому, что многие туристы из команды Бориса Сергеевича, даже самые опытные, не хотели выходить на воду. За весь 5 день пребывания на «Веселой» стоянке было сделано на реку только два выхода. После, уже в период ужина, участники сплава Тимофей и Александр сплавились на двух местном катамаране к другому берегу за родниковой водой, тем самым совершив 3 рейс на воду. Это был единственный случай за весь сплав, когда туристы брали воду из родника. В остальных же случаях набирали котелок водой у берега, где стояли на ночлег и сразу же несли кипятить на костер. 5 день на реке подходил к концу и об одном просили туристы тогда у неба – это больше тепла и солнца на следующий день.

К сожалению, мольбы о солнце были напрасны, и утро 6 дня у реки вновь началось с дождя. Это привело к тому, что туристы с самого утра хотели сниматься с якоря. Только Борис Сергеевич не спешил с этим делом, наоборот заставив всех проснувшихся ко времени завтрака членов команды об этом сильно подумать. Ему казалось, что смысла покидать эту стоянку не имеет никакого, поскольку здесь у них были тогда сухие дрова. В то время, как на другом месте их нужно было только искать. В общем, решили остаться.

Сидя на так называемой «веселой» стоянке, которую в некоторых интернет - отчетах прозвали «мокрой», туристы читали тетрадь с записями ранее бывающих здесь туристов, хранившейся в холодильнике, а также сборник стихов Бийского олеумного завода (БОЗ), посвященный 40-летию этого предприятия. Параллельно Алексеем наблюдался известный всем со школьной программы круговорот воды в природе. Вода в горах испарялась белым паром прямо на его глазах, но через час, а то того меньше, не забывала поливать всех обильным дождем. Гроз вроде не было, тогда, как в прошедшие дни гремело не раз, а попытка уйти от нее во время плавания на реке, не всегда приносила успех. Но была на «веселой» стоянке в тот злополучный 6 день очень скользкая грязь, намытая дождем. Один из участников сплава на ней как-то поскользнулся вместе с чашкой горячего чая, тем самым ошпарив кипятком себе руку, к счастью обошлось без ожога. Вообще немало трудностей и лишений за время походной жизни испытали почти все путешественники. Но это не мешало каждому из них мечтать о том, чтобы вообще не было дождей в последующие два походных дня. К вечеру погода все же сжалилась над путешественниками, засветило солнце и баню поставить удалось. Многие парились там довольно активно, лишь некоторые из них вышли оттуда через 5 минут и больше не возвращались туда. Заветная мечта туристов сбылась, можно было плыть дальше.

7 день

3 ночи и 2 дня великие путешественники, руководимые Борисом Сергеевичем Родных и Светланой, стояли на очень уютной стоянке, под названием «Веселая» или «Мокрая», как там ее? Да ладно, пусть будет «Веселая». За это время они ни разу не видели проплывающих мимо них других групп туристов и случайных рыбаков с надувными лодками. Возникало впечатление, что здесь они были одни. Знали о них лишь спасатели Алтайского региона, которым туристы позвонили еще о выходе на маршрут в первый день прибытия на реку. Но и они пока не собирались их искать. Тем временем туристы уже с самого утра в тот 7 день пребывания на реке собирались плыть дальше, и после 10 утра их катамараны стали рассекать водные просторы реки Песчаной. За время плавания путешественниками пришлось проходить множество речных порогов, где всюду их окружала куча подводных камней и мелей. Несмотря на то, что в то время река особой опасности собой не представляла, в некоторых местах каньона висели железные таблички в память о ранее погибших здесь туристах, в разные годы. По словам руководителей девушки Светланы и Бориса Сергеевича, в каком-то году данный каньон охраняли спасатели, преграждая путь на реке, даже выброшенной между двух берегов веревкой. Поскольку вода в том месте так сильно бурлила, что плыть было опасно. Тем не менее, не все туристы спасателей слушали и продолжали свое плавание. В итоге, с каждого катамарана, следовавшего дальше, кто-то один всегда погибал, падая в воду. Их не спасали надувные спасательные жилеты и гидрокостюмы, одетые на них. Правда, команда Бориса Сергеевича на своем пути в том каньоне встретила лишь 3 железных таблички в память о погибших туристах, на самом деле погибших здесь было гораздо больше.

Хотя приключений в тот 7 день пути избежать не удалось и самой команде Бориса Сергеевича. Сначала на одном из катамаранов с веревок слетел в воду плохо привязанный рюкзак одного из путешественников. Спасти его удалось чудом, причалив к берегу, когда туристы заметили, что ослабли веревки, которыми он был привязан к раме. Затем проблемы возникли и у Алексея, когда на берегу с ремня сорвался и упал в воду футляр с его цифровым фотоаппаратом. При этом, еще минут 10 назад он сидел пассажиром на 4х местном катамаране и снимал им видео, как их команда преодолевала не очень безопасный порог реки. Свалиться в воду вместе с фотоаппаратом, когда их катамаран прыгал на бурной воде, было легкое дело. И вот когда путешественники причалили на берег, где вроде все было безопасно, фотоаппарат упал в воду. К счастью, он не испортился, но объектив намок. В результате, когда Алексей на него фотографировал, то фотографии получались довольно туманными. Тогда как фактически тумана на самом деле и не было. Лишь на третий день после этого случая фотоаппарат Алексея заработал, как прежде. На этом вроде приключения туристов закончились. Преодолев за день почти 11 километров, они вновь встали на ночлег. Стоянка эта была не менее уютной и обустроенной, нежели «Веселая», которую они ранее покинули, имелся стол и несколько лавочек. Единственное, чего, пожалуй, не было, так это неработающего телевизора и холодильника. Причем, это была третья стоянка после стоянки «Веселой», расположенная сравнительно недалеко от второй, куда команда Бориса Сергеевича ранее причаливала ранее, просто на нее посмотреть. Но именно на 3 стоянке Борис Сергеевич велел другим участникам команды ставить палаточный лагерь. Туристы, проходящие за прошедшие дни большие расстояния, подчинились. Хотя нисколько не устали. У многих порой возникало впечатление, что, несмотря на произошедшие с ними в тот день приключения, они не прошли тогда даже 5 километров. Только карту маршрута обмануть было непросто. Пройденное ими расстояние действительно равнялось 11 километрам, но сравнительно не маленькая скорость течения и бурная вода, ускоряли их катамараны, в результате, невозможное становилось возможным.

8 день

Последние часы уходящего вечера 7 дня туристы гуляли по лагерной стоянке, а некоторые из них отправились даже лазить по близлежащим горам. Вроде и погода позволяла теперь это делать, поскольку дождь особо в тот день не шел. Только что в небе весь день было пасмурно, но это уже не очень огорчало туристов, которые ожидали 8 дня пути. День этот не заставлял себя ждать. Он наступил, и бродячие туристы утром вышли на воду, продолжая плавание вдоль каньона. Активно и согласовано гребя веслами, они в течение часа успешно преодолели оставшиеся километры опасного участка реки, и вышли из каньона. Казалось, все опасности уже позади, но теперь возникала другая проблема. Реку Песчаную, словно подменили, вода почти, что в ней стояла, не ощущалось течения. А плыть приходилось дальше. В отличие от предыдущих участков реки, где им почти никогда не встречалось людей, здесь чуть ли - не на каждом километре стояли туристические палатки. Многие стоящие на берегу, отдыхающие были со своими машинами. Часто эти люди махали членам команды Бориса Сергеевича рукой, как бы приветствуя путешественников. Те махали им в ответ своими веслами, но обычно не останавливались, спеша, как можно быстрее причалить у берега, рядом с деревней Солоновка. Вроде и плыть до нее оставалось сравнительно немного, не более 4 километров, но вода теперь, словно специально задерживала туристов. Пришлось причалить к берегу на обед. Это был последний их обед во время сплава, как и вообще последний день на реке. Все были немного уставшими, но немного радостными, что поход подходил к успешному своему окончанию. Когда после обеда туристы продолжили свое плавание, даже и не заметили, как проплыли мимо деревни Красный городок. Именно там им рекомендовал еще перед сплавом, в конце пути, высадиться водитель белого «Фиата», Сергей. Но, увы, у них это не получилось. Возможно, туристы ее не увидели, поскольку само селение находилось сравнительно не близко от берега. Не было видно в тех местах и деревни Солоновка, когда туристы, преодолев еще несколько километров и проплыв под автомобильным мостом, практически сразу встали на свой последний ночлег. Ориентиром деревни в том месте была только дорога, ведущая туда. Все участники сплава естественно этому очень радовались. Не радовалась лишь погода. Она, словно специально, издевалась над туристами. С утра вроде светило солнце, да днем, не раз гремело, начинался дождь. Как только дождь переставал, казалось, что можно просушить одежду, гондолы от катамарана. Но стоило об этом только подумать, как дождь начинался вновь.

5

Два дня дома

Несмотря на дождливые выходки погоды, волю бродячих туристов, сломать уже было нельзя. 8 дней подряд они выживали, перенося трудности походной жизни. Теперь все это было позади. Они быстро перенесли свои рюкзаки и прочие вещи на берег, а после стали разбирать свои плавательные средства – катамараны. Из надувных гондол уходил воздух, а раскрепленные железные рамы складывались в огромные чехлы. Радовало здесь и то, что в этом месте ловит сотовая связь, что давало возможность наконец-то позвонить домой родителям, друзьям, женам и другим родственникам, кого туристы не видели около двух недель.

Хотя от дома туристов отделяло еще целых два дня долгой дороги, но уже по суше, они здесь звонили спасателям с целью сообщить завершении речного маршрута.

При этом, если еще несколько часов назад путешественникам казалось, что им подменили в реке воду вместо сильно бурной воды, залив стоячую. Теперь именно также можно было сказать и про самих туристов. Никто ничего не хотел делать. В результате, дело с приготовлением ужина просто затянулось, они о нем забыли. После 5 часов вечера несколько участников сплава, Тимофей, Егор и девушка Светлана отправились пешком в деревню до магазина. Примкнул к ним и Алексей. Это был сравнительно небольшой населенный пункт. Сама деревня особой достопримечательности собой не представляла. Но поблизости от нее было множество детских загородных лагерей и санаториев, откуда в некоторые города Алтайского края курсировали рейсовые автобусы. Был даже проходящий автобус на Барнаул, куда собирались следующим утром выехать бродячие туристы, идущие в это время в магазин. Шли они туда тогда около километра, но когда добрались до магазина, по воспоминаниям Алексея, деньги, словно сами зашевелились в их кошельках. Ведь они не могли их тратить в условиях леса почти 8 дней. Бутылки с пивом, сигареты, сушеные кальмары, чай, глазированные сырки и прочие товары полностью заполнили пакеты всех пришедших туда туристов. «Вроде и купили то немного, а все равно оказались нагружены, как ишаки», - смеясь, говорил Тимофей. Всем по мешку с товаром из деревенского магазина досталось, а некоторым и не по одному. Тем временем, в палаточном лагере шла своя жизнь. Туристы отдыхали, а когда Алексей и его команда вернулись из магазина, началось распитие алкоголя. Кто-то ограничился одним пивом, но были и те, которые норовили смешать его с разведенным спиртом. Насколько этот напиток был неприятным, сказать трудно. Но те, кто его попробовал, опьянели на глазах всех мало пьющих в считанные полчаса и после уже мало, что понимали. При этом, они предлагали попробовать этот коктейль другим участникам. Вроде можно было уже не ужинать. Только ужин в тот вечер все же состоялся, да есть его, начали после 10 часов вечера, когда уже начало темнеть. Затем многие стали расходиться спать в свои палатки. Но некоторые из туристов оставались сидеть у костра, не забывая, что подъем был назначен на 6 часов утра следующего дня. Это было связано с тем, что позвонил водитель Сергей и сказал, что приедет на своем микроавтобусе в деревню Солоновка ночью, время приезда не уточнил.

Алексей у костра не очень любил подолгу засиживаться, поэтому, завершив трапезу, он пошел в палатку и, застегнувшись в своем спальном мешке, быстро уснул. Только долго этот раз поспать не удалось. В 2 часа ночи он проснулся, чтобы сходить в туалет, а когда после вернулся в палатку. Внезапно за его головой вдруг что-то засветилось, а следом за светом Алексей услышал шум приближающейся к их палаточному лагерю машины. Чем дальше эта машина ехала, тем светлей становилось в его палатке. Поначалу Алексею выходить не хотелось, но вскоре желание посмотреть, что за машина, одолела его, и он вновь покинул свое спальное ложе, надев на голову налобный фонарь. В темноте, стоящей тогда на улице, действительно выделялись светящиеся фары приближающейся к лагерю Бориса Сергеевича, машины. Когда Алексей вышел из палатки, машина эта была еще далеко. При этом, в самой палатке Алексею казалось, что будто она уже рядом. Расстояние между Алексеем и той машиной быстро сокращалось. Вскоре он увидел, как она преобразилась в силуэт огромного микроавтобуса. Это был водитель Сергей. Узнав его машину, Алексей включил свой фонарь и отправился к нему на встречу. Водитель заметил приближающегося к нему туриста и остановился. После, Алексей сел в кабину к Сергею, и они вместе заехали в палаточный лагерь. «Я знал примерно, где вы встали, но издалека ваш лагерь был просто не заметен, особенно в темное время суток», - сказал водитель Алексею, когда они заехали на территорию лагеря. Да Борис Сергеевич и сам никогда не стремился вставать ночевать на видном месте. Поэтому даже на последнем месте ночлега, когда населенный пункт был сильно рядом, по его приказу, лагерь был поставлен так, чтобы их видело меньше людей, живущих поблизости. Теперь же, когда белый «Фиат» стоял на территории лагеря туристов, водитель перебрался спать в салон машины, Алексей пошел назад к себе спать в палатку. Но в 6 утра, следующего дня, проснувшиеся туристы обнаружили, что заготовленные ими еще тогда вечером дрова намокли от дождя, обильно поливавшего до самой полуночи. Костер долго не хотел разгораться, а когда все же разгорелся, и еда была приготовлена, дождь зарядил с новой силой. Пришлось, чтобы ничего не намокло, спешно собирать лагерь, складывать палатки, паковать рюкзаки и грузить все в багажный отсек микроавтобуса. Прятались от ливня туристы теперь под крышей салона белого «Фиата», который еще неделю назад их из Новосибирска доставил в Ильинку. Там же в салоне путешественники и уплетали свой завтрак, устроив небольшую столовую. Отведал утренней трапезы туристов и водитель Сергей. Своей миски и ложки у него не было, да это не стало большой проблемой. С ним посудой поделился кто-то из туристов. Заимствовали посуду друг у друга и сами туристы, которые уже сложили ее в рюкзаки. Тем временем за окном машины дождь продолжался. Понятное дело, что плохая погода команду сильно злила. Но в тоже время, именно благодаря плохой погоде, туристы собирались довольно быстро, и уже в 8.45 утра Алтайского времени белый «Фиат» выехал из Солоновки, взяв курс на Барнаул. Первые 50 километров пути дорога была ухабистая, неровная, но затем начался хороший асфальт. Почти все участники сплава ехали в салоне микроавтобуса, лишь Алексей вновь сидел в кабине вместе с водителем. Кто-то в это время спал, пытаясь нагнать время, которое не доспали они в палатке, другие читали книгу, третьи просто смотрели в окно. Что же касается самого Алексея, то книгу он не читал, но в окно и на дорогу смотрел часто, периодически разговаривая с водителем. Спать ему особо не хотелось. Тем временем за окном микроавтобуса дождь, как прежде, лил, не переставая и барабаня по лобовому стеклу машины. Вроде тогда все, без исключения, мечтали о том, чтобы быстрее попасть домой, а, следовательно, нужно для этого было быстрее ехать в Барнаул, откуда вечером у них отходил поезд. Но когда водитель Сергей в 10 часов утра заехал в город Бийск, настроение туристов резко поменялось. Борис Сергеевич стал просить водителя довезти их до шашлычной, вспоминая строчку из песни Сергея Трофимова: «А впереди еще три дни и три ночи, и коньячок, и шашлычок вкусно очень».

Пришлось водителю, свернуть на одной из улиц города с основной дороги, по которой они могли выехать сразу на дорогу, ведущую в Барнаул и поехать совершенно в противоположном направлении. Алексею показалось поначалу, что они едут к дороге, ведущей в Горно-Алтайск, по которой ехали еще около недели назад. Но из города так и не выехали, остановившись где-то в центре Бийска, напротив роскошного кафе. Данное место было окружено различными торговыми точками и супермаркетами. Из достопримечательностей здесь выделялся лишь стоящий, как памятник, на пьедестале, макет старинного грузовика, чем-то напоминая первый грузовик «АМО-Ф 15». Напротив него располагалось само кафе, построенное из красного кирпича.

Вроде стоянка здесь была ни к чему, поскольку особо никто еще не проголодался. Хотя, шашлык того стоил. Как вспоминал после Алексей: “Было немного удивительно, заплатив сравнительно небольшую сумму денег, получить большую тарелку с, наверное, шестью, если не больше, толстыми кусками сочного свиного мяса с луком. Причем, кетчуп и прочие приправы, стояли на всех столах в почти неограниченном количестве. Так что заказывать их отдельно становилось просто не надо». Ели шашлык почти все туристы. Возможно, кто-то пил коньяк, но Алексей и Егор с Тимофеем, сидящие с ним за одним столом, его не заказывали. Поэтому они коньяк не пили. Когда тарелка с шашлыком Алексея опустела, он почти сразу покинул кафе, чтобы прогуляться немного по прилегающей к нему территории. Чем занимался в это время водитель Сергей, так и осталось загадкой. Только туристы покинули его машину, он тут же закрыл ее и куда-то ушел, вернувшись лишь к 11 часам дня. Наконец, простояв в Бийске около часа, команда вновь поехала дальше, обгоняя старые трамваи, произведенные, заводом города Челябинской области, Усть-Катав, и другие транспортные средства, которые следовали в их направлении.

Когда Бийск остался позади, белый «Фиат» оказался на загородной трассе, по которой ехать до Барнаула оставалось около 160 километров. Из достопримечательностей на этом участке дороги через 26 километров после Бийска, по-прежнему выделялась часовня, построенная в память о гибели здесь в 2005 году, актера и губернатора Алтайского края, Михаила Евдокимова. Несмотря на пасмурную погоду, в том месте тогда стояло множество машин с туристами. Кто-то на ее фоне фотографировался, другие просто гуляли. Лишь водитель Сергей, как и когда, ехал неделю назад мимо нее, не стал там останавливать свой белый «Фиат». Да туристы не просили.

После часовни продолжались лесные просторы федеральной трассы М-52, казавшиеся бесконечными. Редко на ней можно было встретить, даже просто ответвление в сторону с основной дороги, нежели какую-нибудь достопримечательность. Смотря в эту даль из окна кабины водителя, Алексей постепенно начал впадать полудрему. Во время этого короткого сна ему казалось, что с приездом в Барнаул, их путешествие закончится, и он вместе с другими членами команды, наконец, увидит свой дом, родителей, жен, друзей. Но тут, же вспоминал, что это лишь иллюзия. Потому что дальше ехать предстояло еще поездом, уходящим тогда из Барнаула после 9 вечера. Вроде Алексею нравилось ездить в поездах, встречая ночью сны под стук колес. В последние годы они почти каждое лето проводил в них хотя бы одни сутки и столько же обратно. Пора уже было привыкнуть. Только почему-то теперь в завершении сплава по реке Песчаная, проведя на микроавтобусе по дороге от деревни Солоновка до города Барнаул, около 4 часов, Алексею дорога поездом казалась уже лишняя. Ведь туристы и до этого на одном месте за 8 дней плавания почти не стояли, задержавшись только на два дня в районе стоянки «веселая». Остальное же время, как писалось выше, останавливались только для обеда и чисто переночевать, чтобы, собрав лагерь после 10 часов утра выйти снова на реку.

Тем временем, микроавтобус «Фиат», а также его водитель Сергей не ждали времени, и, сделав небольшую остановку, по просьбе участников похода, за 12 километров до Барнаула, он после часу дня, въехал в столицу Алтайского края, город Барнаул. Затем они еще, наверное, минут 15 ехали по широким улицам города, обгоняя трамваи, троллейбусы и другие виды транспорта, держа курс на железнодорожный вокзал. Из окна микроавтобуса город казался довольно красивым, маня к себе всех приехавших сюда, хотя бы прогуляться. Да и времени еще было довольно много для этого. Хотели по нему пройтись сами члены команды Бориса Сергеевича, но прежде, чем это сделать, заехали сначала на железнодорожный вокзал.

По внешнему виду здание Барнаульского вокзала не отличалось от вокзалов городов Нижний Тагил, Магнитогорск, и некоторых других Российских городов. Поговаривали даже, что такой же вокзал был в столице Казахстана, Астане. Возможно, похожие вокзалы имелись в других странах бывшего СССР, но об этом история умалчивает.

Отличался железнодорожный вокзал Барнаула от похожих вокзалов других городов только покраской снаружи и оформлением залов изнутри. Напротив железнодорожного вокзала находился большой автобусный вокзал, откуда, судя по полноте списка расписания междугородних рейсов, можно было уехать в любой конец России, да и не только. Но, путешественникам было туда не надо. В это время они прощались с водителем Сергеем, надеясь с ним когда-нибудь встретиться вновь. После водитель уехал, тогда, как туристы пошли в здание вокзала, точнее в его подземную часть, где находились камеры хранения и подземный тоннель, ведущий к отдаленным посадочным платформам вокзала. До поезда было еще 6 часов, поэтому в тоннель они не пошли, но в камеру хранения заглянули все. Управляющая за положенную плату охотно приняла на хранение их рюкзаки и негабаритные две железных рамы от катамаранов. В результате, словно от взмаха волшебной палочки, бродячие туристы остались почти без ничего. При них оставались только деньги с документами, банные принадлежности, да один-два запасных пакета. Еще Алексей оставил у себя свой фотоаппарат, но, не желая привлекать им внимания других горожан, спрятал его сразу под свою камуфляжную куртку.

Когда со сдачей вещей все было решено, Борис Сергеевич и его команда покинули здание вокзала, держа путь в сторону бани. Дорога от вокзала до туда была относительно недолгой. Уже примерно через 10 минут ходьбы, здание бани распахнуло перед ними свои двери. Это было небольшое одноэтажное здание, где отдельно мужских и женских отделений не имелось. Просто она работала в разные дни и часы отдельно для мужчин, а также отдельно для женщин. Когда туда вошли путешественники, был четверг, который по расписанию бани, был мужским днем. Отделение представляло собой 3 комнаты, включая раздевалку, умывальную и парную. Отсутствовала здесь лишь камера хранения для ценных вещей, но все ценные вещи управляющая баней женщина, рекомендовала отдавать ей. Сначала отдал ей на хранение свои деньги, документы и фотоаппарат, Алексей. После, его примеру последовали другие участники постепенно завершающегося похода. Оставалась лишь одна трудность – в их команде была девушка Света, но ей разрешили мыться с мужиками. Правда, тогда в отделении мылся еще один человек, видимо житель Барнаула, но он вроде против присутствия девушки не отказался. Таким образом, какое-то время Светлана мылась и парилась среди 8 мужчин. Только счастье ее было недолгим, вскоре эти ряды мужчин стали сокращаться. Сначала, примерно минут через 10-15 баню, постояв немного в парной и помывшись под душем, покинул Алексей, который не любил подолгу париться. После, баню стали покидать другие участники похода. Сколько они там мылись, неизвестно, но Алексея отпустили без проблем. Единственное, что когда он уходил оттуда, один из участников похода, по имени Тимофей спросил Бориса Сергеевича о том, отпустит ли он Алексей погулять по городу. «Почему бы не отпустить – это не Казахстан, все свои», - сказал Борис Сергеевич. Позднее, Алексей от него узнал, что в Казахстане не очень любили россиян, иногда полицейские просили показать их свои документы и вообще задавали много вопросов, поэтому в одиночку ходить там не рекомендовалось. Но тогда был не Казахстан, а Россия. Попрощавшись со всеми участниками похода, Алексей стал собираться в город. Правда, когда у управляющей стал забирать свои вещи, она удивилась, что он стремится забрать слишком много. Банщица уже не помнила, что оставлял у нее он, что другие. Чужого Алексей не взял, все было свое, недоразумения разрешились очень быстро, и вскоре вышел из бани в город. Тогда как встреча с другими туристами на вокзале у камеры хранения была назначена в 9 вечера.

Сначала путь Алексея пролегал в сторону железнодорожного вокзала. Шел он, не торопясь, наслаждаясь теплой погодой. Потому что с того времени, как команда прибыла в Барнаул, светило солнце, было тепло. Да только на вокзале тогда было делать нечего, поэтому Алексей зашел в расположенную неподалеку от него блинную. Заказал себе один блин с сыром и еще один с ветчиной, а на запивку взял горячий чай с сахаром. Блины эти были довольно большими, поэтому турист легко наелся ими досыта и продолжил свое путешествие по Барнаулу.

Минут 40 он тогда гулял по привокзальной площади, пытаясь в газетных киосках найти схему маршрутов движения автотранспорта Барнаула, включая троллейбус и трамвай. Но, увы, все было тщетно. Сколько не искал, попадались только схемы движения автобусов и маршрутных такси, линии трамваев на них хоть и были прорисованы, но не было указано трамвайных номеров, какой и где проходит. Это Алексея не устраивало, да гулять, ожидая поезд, только в районе вокзала тоже не хотел. Пришлось ему купить автобусную схему, но больше как памятный сувенир, нежели для ориентирования по городу. Затем он около километра шел по проспекту Ленина, где, кроме обычных жилых домов с различными продуктовыми магазинами, ничего внимание особо не привлекало. Только в конце улицы увидел здание, на крыше которого возвышалась невысокая башня с часами и шпиль. Возникало впечатление, что перед ним стоит здание городского совета, либо другое административное учреждение, как это было тогда в Екатеринбурге. Тогда как на самом деле это был обычный жилой дом, о чем Алексею после говорили другие пассажиры поезда, хорошо знавшие этот город. Но Алексей этот город не знал, будучи в нем впервые. От этого незнания он сел случайно в остановившийся там трамвай 4 маршрута и проехал на нем около получаса, куда глядят глаза, постепенно отдаляясь от вокзала. До достопримечательностей каких-то в Барнауле трамвай этот его в итоге не довез, но в одной из промышленных зон оказался, где была одна из двух его конечных остановок. Напротив той остановки находилась ничем не привлекательное здание парикмахерской, да стоял трамвай маршрута № 1. Алексей почти сразу пересел на него, вновь проехал через вокзал, там не вышел, поехал дальше. В какой-то момент полупустой трамвайный вагон заполнился людьми битком, продолжая следовать дальше. Домов жилых на его пути становилось все меньше и меньше. Из достопримечательностей того района города он из окна вагона увидел только Дворец Культуры (ДК) «Сибэнергомаш», представлявший собой 3 этажное здание, которое фактически дворец никак не напоминало. Если бы не вывеска на крыше, можно было подумать, что перед прохожим стоит обычный жилой дом. Проехав этот дворец, трамвай Алексея совершил по пути еще несколько остановок, после которых жилые дома и прочие здания вообще скрылись из виду. Начались пустыри. Возникало впечатление, что вагон уже выехал за город и следует где-то по пригородам Барнаула. Лишь подъезжая к конечной остановке, трамвай первого маршрута вновь заехал в густонаселенные жилые кварталы. Ехать Алексею пришлось теперь уже не полчаса, а по времени намного больше. Это Алексея немного пугало, поэтому он решил вернуться обратно уже на железнодорожный вокзал. К тому же, что особенностью этого города было то, что здесь было только 3 маршрута троллейбуса, зато около 10 маршрутов трамвая. Линии этих маршрутов переплетались, словно паутина. Поэтому, не желая больше испытывать судьбу, Алексей этот раз пересаживаться не стал и остался в том же самом трамвае. Но приключения на этом не кончились, потому что в середине пути между той конечной остановкой и вокзалом, кто-то остановил их вагон аварийным тормозом, водитель долго не могла завестись. Пришлось Алексею пройтись пешком в сторону следующей остановки, где прохожие посоветовали ему сесть на троллейбус 6 маршрута. К счастью, делать этого не пришлось. Уже у следующей остановки его нагнал трамвай другого маршрута, на котором он быстро доехал до привокзальной площади, где он был в 6 часов вечера, тогда как его поезд отходил лишь 9.30 Барнаульского вечернего времени. Такое регулярное движение трамваев Алексея немного удивило. Что же касается марок трамваев, то в основном это были Чешские «Татры», произведенные в городе Прага в советское время. Новые вагоны хоть и появлялись, но тогда их было еще мало. В большинстве мест линии трамвайные были изолированы от автомобильных дорог. Шпалы просто не покрывали асфальтом. Стояли голые рельсы, на которые машинам и автобусам, при попытке выехать, был риск застрять на самих рельсах. Но это были лишь только впечатления Алексея. Возможно, он ошибался, проехав на трамвае по городу всего 2-3 часа, если бы пробыл в Барнауле тогда подольше, возможно бы и усомнился насчет регулярного их движения. Да этого не случилось. Сойдя с трамвая недалеко от привокзальной площади, он сразу же ушел в сторону здания вокзала и больше в тот день ни то, что не садился, но вообще трамваев города Барнаул не видел. Потому что рядом с вокзалом трамваи не проходили, их линия как - бы оставалась в стороне. Напротив вокзала проходил лишь троллейбус и городские автобусы, маршрутные такси.

Хотя до поезда было еще много времени, Алексей больше в город выезжал, гуляя недалеко от него. По дороге он покупал в продуктовых магазинах продукты для дороги, заходил в сувенирные лавки. Ходили поблизости там и другие участники сплава по реке Песчаной. Оказалось, что после ухода Алексея они пробыли в бане еще полтора часа, а после пошли в столовую на обед. Здесь были тогда почти все. Не было среди них лишь Егора и Тимофея, что других немного удивляло. В зале ожидания вокзала те появились лишь в 8 вечера. Из рассказа Тимофея стало известно, что они сначала, как и все, гуляли по привокзальной площади, но после пошли в кино, где на сеансе просидели почти 2 часа. Тем временем скорый поезд «Барнаул-Москва» давно уже стоял на первой платформе за окном зала ожидания, где тогда ютились бродячие туристы, как бы напоминая о скором отъезде. Именно этот поезд должен был их доставить в Екатеринбург, но до посадки было еще далеко. Среди других ожидающих, которых на вокзале было тогда немало, путешественники теперь особо не выделялись, так же как и когда ходили по городу. Многие уже побрились, только Алексей, не брившийся уже 3 недели, оставил бороду. Почти всех туристов переполняло тогда двоякое чувство – с одной стороны они были рады, что скоро будут дома, с другой же, было как-то грустно на душе. Не очень хотелось уезжать из Барнаула, но время не желало никого ждать. Как было оговорено заранее, в 9 вечера команда спустилась в камеру хранения вокзала и, забрав оттуда все свои рюкзаки и прочий большой багаж, отправилась к поезду. Посадка на него еще не началась, но народ уже стоял вдоль всего состава. Среди них толпилось множество провожающих, но отъезжающих было не меньше. Каждый имел с собой хотя бы одну большую дорожную сумку, а то и больше. Поскольку посадка на поезд осуществлялась в вагон с тем номером, который был указан на билете, многие уже перед началом посадки старались отыскать среди множества вагонов свой. Пытались найти там, согласно своим билетам, вагон № 13 и члены команды Бориса Сергеевича Родных. Они больше не пытались затеряться в толпе других пассажиров и теперь, наоборот пытались среди них выделиться. Особенно это стало заметно, когда началась посадка, и Алексей всем предложил сфотографироваться на фоне поезда, где на одном из окон висела надпись «Барнаул-Москва». «Зачем вы фотографируйтесь у нашего состава, ведь этот поезд ничем не выделяется среди других нефирменных Российских поездов», - думали многие проводники, вышедшие в это время из своих вагонов, да ничего не решались им сказать. Только те, с кем туристы уже успели пообщаться за время ожидания поезда, понимали причину происходящего.

На фотографирование у поезда ушло совершенно немного времени, вскоре бродячие туристы, как ни в чем не бывало, предъявив проводнику 13 вагона свои билеты, стали входить в салон и заносить свой тяжелый багаж. С этой процедурой они управились довольно быстро, разложив вещи в тесном салоне плацкартного вагона. Вроде стало уютно. Только другие пассажиры до сих пор теснились в вагоне, раскладывая уже свой багаж. В результате, создавалась иллюзия, что там яблоку негде упасть. Трудно было понять тогда в вагоне, кто среди этих толпящихся людей провожающий, а кто сам пассажир. Везло только проводникам, потому что они стояли в это время на платформе и следили за посадкой. Не желали мириться с этой участью и члены команды Бориса Сергеевича. Поэтому они вскоре тоже вышли на перрон, как бы для прогулки. Даже Алексей их в этом тогда поддержал. Но кроме самого здания вокзала и других служебных помещений, стоящих поблизости, туристы со стороны платформы ничего там не видели. Город Барнаул для них тогда словно закончился. При этом, платформа, на которой стоял их поезд, была абсолютно первая, и не было ей впереди равных, как в Екатеринбурге, где две недели назад остановился скорый поезд «Брест-Новосибирск». Тогда как время шло, последние минуты летели, словно секунды. За 5 минут до отправления проводники стали пассажиров загонять в свои вагоны, словно арестантов, выгоняя, при этом провожающих. Да пассажиры сами не думали сопротивляться, занимая свои места и покорно ожидая, когда за окном заблестит вечерний пейзаж. В это время на Алтайских часах пробило 9.45 вечера, и поезд «Барнаул-Москва» медленно поехал вдоль первой платформы железнодорожного вокзала города Барнаул. За 10 минут следования, город скрылся в глуши среди пустырей и множества случайных деревьев. Начались бесконечные леса. Вроде бы тогда еще не стемнело, но темнота, как предвестник ночи, уже была близка. В вагоне горел свет. Скучали пассажиры. Кто-то стелил постельное белье, другие пили чай или что-нибудь ели, третьи пытались лечь уже спать, но уснуть не получалось. Что же касается Бориса Сергеевича и его команды, то многие из них смотрели на своих фотоаппаратах фотографии со сплава. У большинства на уме теперь было желание с кем-нибудь здесь познакомиться и похвастаться своими приключениями на реке, но вечернее время суток и темнота за окном вагона делала свое дело.

В отличие от поезда «Брест-Новосибирск», народу было здесь куда больше. Не было ни одной свободной спальной полки, многие из которых были раскуплены чуть лине за месяц. Казалось бы, хоть верхние спальные места свободны, но это была лишь иллюзия. Согласно своему билету, должен был на верхней полке спать и Алексей. Только его попутчикам, Тимофею и Александру досталось по нижней. Их это не очень устраивало, поэтому они предлагали Алексею поменяться с кем-то из них местами. Да Алексей был неисправим, поскольку спать на верхней полке ему было намного удобнее. Хотя обычно за нижние спальные места в вагонах, чуть ли не дрались. В случае Алексея до драки дела не дошло и, получив отказ, оба успокоились, начав готовиться ко сну. Тем временем, скорый поезд «Барнаул-Москва» шел, рассекая ночную тьму, навстречу другим пассажирским и товарным ночным поездам.

Долго в ту ночь Алексей не мог уснуть, ворочаясь на своей полке, а когда все же уснул, то увидел какие-то странные непонятные сны, от которых проснулся в 2 часа ночи. В это время его поезд пересек поселок городского типа Колунда, где простоял около 20 минут. «Не город, а деревня, производство ели держится, жить там трудно, работы почти нет», - говорили про него пассажиры, севшие там. Это было единственное, что сонному Алексею удалось про него случайно узнать. После он еще немного побродил по вагону, ожидая, когда откроют туалет, а после снова завалился спать. Но в 5 утра, когда за окном рассвело, он снова проснулся, поезд стоял на станции. Это был город Карасук. Согласно своему расписанию, состав стоял здесь 20 минут, а может 40, точно уже не помнит никто. Факт в том, что долго. Поскольку, сна, уже не было ни какого, Алексей вышел на перрон в легкой футболке, шортах и тапках-шлепанцах. Несмотря на ранний час, народу у перрона все же хватало. Пользуясь этим, Алексей просил некоторых из пассажиров, чтобы его пофотографировали. Фотографировал он и сам немало, особенно виды старого паровоза, двухэтажное здание железнодорожного вокзала, выкрашенное в желтый свет, а также автобусную станцию, располагавшуюся прямо за зданием вокзала. Дальше Алексей не пошел, а когда пришло время отправления, ехал дальше тем же поездом, куда до отправления вернулся намного раньше. Возможно, еще немного поспал потом, но завтракать сел намного раньше, чем проснулись его три попутчика из отсека. Одним из попутчиков был турист Тимофей, с нижней полки. Другие две соседние – верхние и нижние полки разделяли между собой молодая мама со своей дочерью, ехавшие в Тюмень. Но ехать на поезде днем было для большинства пассажиров делом довольно скучным. Туристы из команды Бориса Сергеевича были не исключением. За время всего путешествия с книгой в руках можно было среди них видеть только Бориса Сергеевича Родных. Все остальные занимались, чем могли. Днем Алексея можно было видеть стоящим недалеко от вагонного – кипятильника «титан», где он около часа заряжал с розетки свой мобильный телефон, параллельно, чтобы не было скучно, слушал музыку на своем mp3-плеере, да снимал на свой фотоаппарат, что видит, не забывая про себя. Таким образом, он какое-то время был весь окутан проводами. Затем еще несколько раз выходил на станциях, одной из которых была станция «Татарская», а другой город Омск. Там он покупал что-нибудь поесть, да просто фотографировался, но принципиально не брал и не потреблял в тот день алкоголь, в отличие от других туристов. За время пути от Барнаула до Екатеринбурга он из алкоголя пил лишь пиво, и то перед сном, когда вечером за день до этого его поезд уходил из Барнаула. Тогда как другие туристы в это время пили разведенный спирт или водку, пытаясь ее подлить как-то в чай Алексея. Но Алексей вовремя увидел, как они это делают и, убедившись по запаху, что там алкоголь, вылил его в окно. Себе же приготовил новый чай. После он несколько часов не разговаривал с теми, кто это сделал. Лишь когда те извинились, притворился, что забыл о происшедшем. Потом девушка Светлана немного учудила, завалившись спать вместе с одним из участников сплава на одну нижнюю полку. Увидев это, Тимофей попросил Алексея, чтобы он сфотографировал их. Возможно, Алексей согласился и сделал это, но есть вероятность, что нет. Потому что, когда после сплава все, без исключения, участники стали смотреть его фотографии, то этих фотографий так и не нашли. Помимо, потребления алкоголя, туристы в какой-то час собрались на совет, чтобы решить, на чем поедут ночью из Екатеринбурга домой. Было два варианта – это вызвать водителя пассажирской «Газели», Андрея, который их отвозил еще перед Алтаем в Екатеринбург и другой вариант – ждать до 6 утра ближайшую электричку. Почти все проголосовали за то, чтобы вызвать в Екатеринбург Андрея. Только Борис Сергеевич и еще один участник похода были за электричку. Таким образом, их голоса против 5, проголосовавших за Андрея, уже ни на что не влияли. После этого совета туристы решили поиграть немного в журналистов, берущих друг у друга интервью о прошедшем сплаве по реке «Песчаная». Главным оператором со своей видеокамерой выступал в этой игре руководитель сплава Борис Сергеевич Родных, но часто снимали и его самого. Говорили не всегда серьезно, периодически шутили, смеялись. Веселья добавляла им 7 летняя девочка, которая ехала со своей мамой в том же самом 13 вагоне, ища новые знакомства среди пассажиров. Кому-то это не нравилось, но бродячим туристам пообщаться с ней было приятно. Когда она со своей мамой днем сошла в Омске, ее как-то стало даже не хватать. Только уже пьяным туристам, по-прежнему не хватало общения. Поэтому они завели знакомство с молодой мамой и ее дочерью, ехавшей в отсеке Алексея. Их фотоаппараты давно уже не работали, поскольку были разряжены аккумуляторы. Тогда как фотоаппарат Алексея еще работал. Пользуясь этим, они просили Алексея показать свои фотографии. Алексей не отказывал. Общение шло, все были счастливы. Молодая мама и ее дочь ими начали уже гордиться. Наверное, даже отправилась бы тогда в очередной их поход. Но после 7 вечера поезд «Барнаул-Москва» прибыл в Тюмень, и туристам с ними пришлось расстаться. Многие даже вышли из вагона, чтобы проводить. Только Алексей не стал выходить там и все 40 минут стоянки поезда провел в вагоне. Заходил он там тогда и в вагон-ресторан, но, несмотря на то, что поезда «Брест-Новосибирск» и «Барнаул-Москва» по уровню обслуживания, были абсолютно разные, их объединяло тоже самое меню, с теми, же самыми кусающимися ценами.

Хотя от Тюмени до Екатеринбурга ехать было еще около 5 часов, Алексей уже тогда сдал свое постельное белье и переоделся в солдатский камуфляж. Тем временем ряды знакомых туристам уже пассажиров редели, на их место приходили другие, но общаться уже с ними не было, ни у кого желания, да хотелось всем поспать перед прибытием в Екатеринбург. Алексей спать сначала не хотел, но после и его потянуло. Лежал он теперь на голой полке, подстелив под голову свернутый матрац, проведя так время почти до самого прибытия в Екатеринбург. Поезд прибыл туда в три часа ночи. До последнего момента, многие из пассажиров, для кого этот город становился конечным пунктом, надеялись, что поезд опоздает хотя бы на час. Но этого не случилось. Пришлось выходить. Вроде ранняя подготовка Алексея к выходу, начатая еще в Тюмени, была напрасна, но когда стали выходить, то он был самым готовым среди всех, даже в туалет сходил. Он словно чувствовал, что его проводники скоро закроют, а закрыли еще за час до прибытия поезда в Екатеринбург. Так что многие туристы туда очень хотели, но ничего уже сделать не могли.

Пришлось, сойдя с поезда, туристам покинуть платформу ни с чем, таща на себе нелегкое снаряжение. Водитель Андрей ждал их, сидя в кабине своего микроавтобуса «Газель» у той же стоянки, где две недели назад тогда высадил перед отъездом на Алтай. Вновь путешественники грузили ему свое снаряжение, чтобы вскоре покинуть Екатеринбург. Сели почти все, как ранее в микроавтобусе Сергея, опять в салоне. Видя это, Алексей снова разместился впереди, но когда закрывал дверь, она не сразу захлопнулась. Пришлось ее открыть, чтобы хлопнуть сильнее. Хотя в туалет, прежде, чем сесть, туристы все же сходили, но уже на вокзале, где, как и прежде, суетился народ. На платформах вокзала стояло тогда около 6 пассажирских поездов, одним из них был встречный спутник поезда «Барнаул-Москва», поезд «Москва-Барнаул». Оба они, как два брата, в Екатеринбурге стояли около часа и оба после продолжали одинаковый путь, но в разные стороны необъятной России. Тем временем водитель Андрей, проехав мимо входа на станцию метро «Уральская», выехал из района железнодорожного вокзала и направил свой микроавтобус к выезду из города. Машин, идущих ему на встречу, почти не было, лишь изредка норовил кто-нибудь выехать в город. Екатеринбург словно спал тогда, также, как и не работало метро, открывавшееся ежедневно в 6 утра. Пытались дремать и туристы из микроавтобуса Андрея, но сна никакого уже не было, ни о кого. Да ехать оставалось совсем немного. После 5 утра у своего дома, в родном городе, высадился первый турист, следом пошел другой, и так было до тех пор, пока Андрей по домам не развез всех, без исключения участников сплава. Последним «Газель» покинул Алексей и в 6 утра нажал на звонок квартиры дома своих родителей. Они еще спали.

Когда мама ему отрыла дверь, Алексей бросился ей на шею. Они обнялись, но на этом торжественная часть тогда закончилась. «Я бы приехал раньше или часом позже, но, увы, мой поезд пришел только в 3 часа ночи», - начал было говорить с порога Алексей. «Все понимаю, но давай ты об этом расскажешь потом», - сказала в ответ мама, так и не сказав и не поделившись своими впечатлениями о его наряде. Поскольку когда он из подобных походов возвращался ранее, то, по словам родителей, от него пахло костром и прочими запахами за километр. «Как Вас из купе поезда с другом не выгнали?» - удивлялась мама Алексея, когда несколько лет назад он приехал с археологической экспедиции. При этом, со слов самого Алексея за сутки в пути ни ему, ни другу не было сделано ни одного замечания за запахи от их одежды, как со стороны проводницы, так и от других пассажиров. Теперь же мама молчала, веля лишь снимать всю одежду и готовить ее к стирке. Турист сам понимал, что надо привести себя в порядок. Около получаса он провел тогда в ванной, моясь под душем, а также сбривая электробритвой свою бороду, поскольку станками бриться, не умел и немного побаивался. Затем, когда отец Алексея, так и не успев обрадоваться возвращению своего сына, ушел на работу, мама предложила ему поспать. Алексей, уставший после долгой дороги и бессонной ночи, с этим согласился, развалившись вскоре на уютном диване, стоящим в его комнате. Спала в это время и его мама. Когда они через несколько часов проснулись, Алексею было немного приятно услышать от мамы, что этот раз от него почти не пахло. Парилка и мытье в бане города Барнаул сделали свое дело. После, Алексей на компьютере показывал ей фотографии со сплава, мысленно возвращаясь в те дни похода, когда опасность подстерегала его, чуть ли не на каждом шагу, особенно, будучи на воде. Двухдневная дорога до места начала сплава тогда, словно специально, расслабляла всех участников похода, пока они целые сутки мчались на поезде, а после ещё 10 часов в уютном салоне пассажирского микроавтобуса. После чего очень трудно было привыкать к опасностям леса и бурной реки. Теперь же, все это было далеко позади. Слушая Алексея о его приключениях на Алтае, маме с одной стороны было интересно, ведь она ранее никогда не сплавлялась и не хотела этого. С другой же стороны, она мысленно радовалась, что ее сын наконец-то дома.

Послесловие

Как известно из дневника Алексея, уходя с работы от начальниц Анны Авериной и Феклы Антоновой, он не успел перед отъездом забрать с завода свои документы. Поэтому, когда спустя неделю после возвращения со сплава, он отправился получать расчетные деньги, то рассчитывал на завод вернуться. К сожалению, приема туда не было, пришлось уйти ни с чем, захватив только с собой из отдела кадров свою трудовую книжку. Тем не менее, у него оставалось в душе какое-то чувство, что его обманули с той же зарплатой, но ничего поделать не мог. Надо было искать новую работу и наконец, обустраивать свою жизнь. Да вроде быстро нашел, но отголоски с прошлого места периодически давали о себе знать. Однажды один школьник, работавший у Анны Авериной, написал Алексею по интернету, что завод перевел ему какие-то деньги. Пришлось, предварительно позвонив своим бывшим начальницам, отпроситься на следующий день с новой работы и приехать к ним. Говорить ему с ними ни о чем не хотелось. Поэтому задерживаться там Алексей долго не стал и, получив в кассе те деньги, решил сразу вернуться домой. Когда он садился в кабину к водителю маршрутного такси и попытался закрыть дверь, она захлопнулась только со второй попытки. Похожий случай был с ним ранее после приезда в Екатеринбург с Алтая, что невольно заставило его взглянуть на водителя, который сидит за рулем. Оказалось, что это был Андрей.

0
47
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Кира Фокс №1