Подземная авиация (7)

Автор:
Дмитрий Федорович
Подземная авиация (7)
Текст:

7

Как сладко спится после выматывающего дня!

Сны вырывали из наглухо запечатанной подземной тюрьмы. Ночью (или в то время, которое здесь считалось ночью) освобождённые сознания солдат бродили по неведомым закоулкам верхнего мира. И тогда слышал Артур, как глухо стучит дождь по пыльным листьям крапивы под окном их старенькой дачи или летел над бескрайним простором полей навстречу солнцу. И лишь при подъёме выявлялось, что шорох дождя – это бурчание и потрескивание системы вентиляции, а бьющий в глаза восход – случайно кем-то задетый плафон ночного освещения.

– Рота, подъё-о-ом! – вспорол тишину дикий вопль дневального. – Боевая тревога!

Началась паника. Рёв сирены бил по ушам с такой силой, что солдатский организм сам собой вскакивал, хватал обмундирование (не всегда своё) и мчался на построение, стремясь как можно быстрее выбраться из зоны акустического поражения.

– Бля-а-а-а! – заревел Гребе, перекрывая сирену. – Дневальный, что за вонища?!

Тут Артур понял, что да, вонь в казарме заметно превышает нормальный уровень. Больше всего это напоминало растревоженный сортир. И тут же в душе шевельнулся противный холодок подозрения: ведь вроде залили всё одеколоном, нигде ничем не пахло…

И вдруг ему всё стало понятно. Оказалось, даже могучим интеллектом ефрейтора Гребе учтено было далеко не всё. Более того, ни Серёга Степанов, ни сам Артур в своё время ни о чём подобном даже и не помыслили, хотя в принципе могли и должны были. В итоге природа сработала по-своему: где-то внизу, в неведомых недрах сливной каверны теперь активно размножались дрожжевые грибки, создавая эффект безудержно вспухающей опары. Только сырьём для этого «теста» была не сдобная мука с ванилином, а накопления многолетних желудочно-кишечных трудов давно уволенных в запас и канувших в Лету легионов. И всё-таки подлые микроорганизмы находили нечто питательное в этом фекальном месиве, ибо во всех туалетах, сортирах и толчках части наблюдалось активное возвратное движение каловых масс. Мощно били отвратительные коричнево-жёлтые гейзеры, растекаясь из уборных весело пузырящимися ручьями. От жуткой вони перехватывало дыхание, резало глаза, и находиться поблизости от такого источника было невозможно. Ароматы чувствовались даже сквозь противогазную коробку.

Приходилось вынужденно отступать, тщательно избегая соприкосновения с превозмогающим противником. Только вот отступать в силу ограниченного объёма жилого пространства было особо некуда. Личный состав становился заложником фатальных обстоятельств, подобно экипажу тонущей подводной лодки, с тем отличием, что перспективы всплыть не было никакой.

Всё это проскочило в мозгу мигом проснувшегося Артура лошадиным галопом. Он переглянулся со Степановым, который тоже всё понял и приложил палец к губам: мол, не признавайся, иначе полный амбец и пожизненный расстрел. Артур кивнул и тоже приложил к губам палец.

На беду это заметил Лукинский.

– Быстро колитесь, салабоны, – взял он быка за рога. – Вы что-то знаете?

– Да ты что, Лука! – попытался было откосить Артур, но пилот сгрёб его за шиворот.

– Говори быстро, тут не до шуток. Подохнем же все на хер!

–Я, кажется, знаю, отчего это началось, – поколебавшись, признался Артур. – Вчера слили дрожжи в отхожее место, а они, видать, забродили. Там, внизу.

– Муд@ки!.. – с чувством проговорил Лукинский. – Ну да ладно, – быстро соображая, продолжил он. – Там этого г@вна столько, что… Никто не знает, сколько. Так что запросто может нас всех здесь утопить.

– А если эвакуировать базу? – робко вмешался Степанов.

– Не успеть, – отмахнулся пилот. – Здесь сейчас только два транспортника… Так, Заяц, ты со мной. Серёга, сообщи Гребе, что я его забрал. Бегом!

Степанов исчез.

– Между прочим, это я и тебе сказал – бегом, – повернулся Лукинский к Артуру. – Не отставай!

Бежали они в полную силу. Через несколько минут, продравшись по хлюпающим под ногами коридорам, они вылетели на стоянку, где ошалело метался часовой.

– Со мной! – на бегу бросил Лукинский, подталкивая Артура к серой приземистой машине. На таком «кроте» Артуру бывать ещё не приходилось.

– Сапоги сбрось! – строго приказал пилот, когда Артур с ходу рванулся было ко входу. – Головой думай! Задохнёмся же от них в кабине нах!

Он уже успел освободиться от измазанной обуви и проворно юркнул в люк. Босой Артур, спотыкаясь, зашлёпал за ним. Броневая плита тут же отрезала их от внешней среды.

– Держи, – кинул ему новые кроссовки Лукинский. Сам он тоже торопливо обувался. – Это, как ты, наверно, понял, борт боевой. Сейчас будем спасать родину.

– А как?

– Каком кверху. «Пилот должен соображать быстро и принимать решения, оптимальные в данной конкретной обстановке», – процитировал он абзац из инструкции.

– Ты что-то придумал?

– Конечно, – гордо ответил Лукинский. – Я умный. Что бы делал без меня этот беспомощный мир?

Корпус машины завибрировал: двигатель проснулся. Мягко, словно кошачьими лапками, Лукинский коснулся штурвала, и Артур почувствовал, как они начали проваливаться вниз.

– Что ты собираешься делать, Лука? – спросил он, стараясь, чтобы голос не выдал предательской дрожи.

– Взорвать эту клоаку к бениной матери.

– А это не опасно?

– Конечно, опасно. Тут всего двести метров породы, но зато диабаз, должен выдержать… А ты предлагаешь сидеть и ждать, пока все не захлебнутся г@вном?! Мы, кстати, воспользуемся ионной миной: минимум взрывной волны, максимум излучения. И такой максимум, что все твои дрожжи передохнут.

– А если не передохнут?

– Тогда передохнем мы. Тебе так больше нравится?

– Нет… А на нас это излучение не подействует?

– Подействует, не подействует – защита на такой случай предусмотрена, да и мы взрыва ждать не станем. Сбросим мину – и ходу!

Получилось не совсем так, как рассчитывал Лукинский. То ли часовой механизм попался бракованный, то ли снаружи зацепило что-то по взрывателю, но рванула мина сразу, едва отошла от корпуса. Артур влепился лицом в приборы – долбануло так, что мелькнула мысль: ну, всё, труба. В ушах звенело. Ёкнуло сердце, когда погас свет, но тут же врубилось аварийное освещение. В тусклом синем свете стало видно, что Лукинский безжизненным мешком осел в кресле, по подбородку стекала кровь. Артур мазнул рукой под носом – тоже кровь, ёмть. Экран лопнул, от приборов осколки.

– Лука!

Чёрт, как локоть болит! Артур отстегнул ремень безопасности. Похоже, этот ремень спас ему жизнь. А Лукинский-то непристёгнут был…

– Лука!

Лукинский не шевелился. Заскрежетало, пол покосился, и его тело медленно сползло с кресла. Запахло горелой изоляцией. Всё как в западных фильмах, только там герои всегда успевали спастись за две секунды до того, как наступал всеобщий писец.

­– Лука!!!

Нет пульса у Лукинского. Ёмть. Ёмть! Не дышит. Или дышит всё-таки?

Кружилась голова. Артур кое-как втиснулся в кресло пилота. Пусть потом хоть расстреляют, но на поверхность он сейчас выберется.

А! Заклинило штурвал. Двигатель-то работал, дрожь эта привычная никуда не делась, да что толку! «Крот» завис в каверне с дерьмом, и ни туда, ни сюда. Вот, блин, почётная смерть…

Морщась от боли в руке, Артур кое-как дотащил пилота до спасательной камеры. Чтобы запихнуть туда тяжёлое тело, ушло минут пять. Хорошо ещё, там пристегнуть его можно было, разработчики, видать, продумали такой вариант. И управление – кнопка единственная красная за скобой защитной – как изнутри, так и снаружи. Удобно.

Артур кнопку нажал издалека, обломком трубы: хрен его знает, как эта катапульта сработает, вдруг так @банёт, что руки поотрывает… Нет, нормально: хлопнуло, и капсула вверх скользнула, не то чтобы очень быстро, и без особого толчка. Так, теперь о себе позаботимся. Вторая капсула с другого борта…

Ёмть. Ёмть неоднократно и в извращённой форме!

Капсулу пересекала трещина. Воспользоваться ею было невозможно.

Артур затравленно оглянулся.

Где-то там, далеко вверху, вот-вот зашевелится земля, первая спасательная капсула вылезет на поверхность и выплюнет тело Лукинского. После чего отползёт в сторону и самоликвидируется. В целях соблюдения секретности. И останется от неё только небольшая кучка спечённого металла. Всё это Артур знал.

Только вот рядом с первой кучкой вторая никогда не появится. А это уже его никак не устраивало. Периодически накатывали тошнотворные волны страха, и держать себя в руках становилось всё труднее. Думай, блин, думай!

Так, будем последовательны. Ещё раз подёргать штурвал. Ударить его чем-нибудь. Ещё раз. Сильнее! Вот так, теперь крутится свободно. Только всё равно без толку: никакого движения нет. Что-то там внутри отломилось. Теперь уже всё равно что. Уже всё всё равно.

Блин. Не киснуть. Может, ещё найдут и спасут. Как же. С «Курска» многих спасли? Там всего сто метров было, и не земли, а воды. Артур представил себе спасающего его Пидадона – и не поверил.

А может, всё-таки удастся использовать капсулу?

Артур внимательно осмотрел её. С виду всё в ней было нормально, только обшивка разошлась. А так вполне может вынести тело на поверхность. Мёртвое уже, конечно. Блестящий вариант, но, само собой, отпадает.

Стоп. Есть одна идея! Основной генератор работает? Работает. То есть двигаться «крот» может, его надо только толкать в нужном направлении. Если привязать капсулу к «кроту», а потом запустить её, она сможет вытащить его на поверхность. Дикая идейка, но другой нет.

Поиски троса не привели ни к чему. И слава богу, вдруг понял Артур: если бы разогнавшаяся капсула дёрнула машину, то такой рывок мог стать для неё губителен. Или трос бы не выдержал, тоже ситуация не из лучших.

Внезапно Артур сел на пол и засмеялся. Какой он дурак! Зачем трос, зачем что-то привязывать – капсула и так надёжно закреплена на борту. Нужно только заблокировать захваты, и всё!

Он перерезал провода, ведущие к отстреливающему пиропатрону – пришлось повозиться, сделано было на совесть. Зато заработавшая капсула потащила за собой и всего «крота». Трещало стекло, под ногами перекатывался всякий хлам. Корпус скрипел, содрогался, но всё-таки медленно полз вверх. То есть Артур надеялся, что вверх. Где теперь пол, где потолок, было непонятно.

И вдруг оторвавшийся от бывшего потолка ящик кондиционера трахнул его по голове.

Артур пришёл в себя и не сразу сообразил, где он находится. Белый потолок. Свет яркий, но не электрический, а дневной, от которого он как-то незаметно отвык. И воздух – не безжизненный газ подземелья, а резкий, подлинный, который ни с чем не спутаешь, с запахами и звуками, отличными от милитаристских. За настоящим окном падал настоящий снег. Слабо пахло какой-то медициной.

Артур лежал на кровати. Кафельные стены. Белые чистые простыни. Тумбочка. Графин. И множество датчиков, проводами которых он был опутан с ног до головы.

У изголовья сидел пилот Лукинский и читал книгу. Живой, здоровый и беззаботный.

– Так, герой очнулся, – удовлетворённо констатировал он, встретясь взглядом с Артуром. – Я же говорил, он справится! – добавил он кому-то, находящемуся вне артурова поля зрения. Артур изогнул шею (вроде ничего не болит!) и увидел в кресле незнакомого капитана. Петлицы с привычной уже эмблемой. Отличительная особенность – белые кроссовки.

– Как всё закончилось? – спросил Артур.

– А ничего и не начиналось, – ответил Лукинский. – Это была имитация. Специально для тебя. Я тебя предупреждал, что у нас бывают проверки? Ну вот. Это тренировка на внештатную ситуацию. Главное – ты первым делом товарища спасал. Я запомню.

­– Ну что ж, – медленно произнёс незнакомый капитан, вставая. – Неплохо. Первый тест ты прошёл, кандидат. Добро пожаловать в подземную авиацию!

- есть продолжение -

+4
217
08:32
+3
Сны избавляли из
Возможно, я не прав, но избавляют обычно «от». А такой формы я как-то не встречал ни разу.

Но надо признать: написать натуральный голливуд про спасение из каверны с дерьмом — это надо уметь! Аплодисменты! Хотя концовка впечатление все же смазала. Не люблю я перевертыши, когда все оказывается сном/имитацией.
08:56 (отредактировано)
+3
Благодарю за оценку. В следующей серии («Будни») перевёртышей не будет, а вот голливуд — да. Надеюсь, понравится.
ps Заменил «избавляли» на «вырывали». Предлог оставлю как есть :)
08:57
+2
Буду ждать!
Как обычно, завтра в 8 часов.
14:19
блинн… от казлы! с йихими такими проверками, мать йиху заногу…
где-то внизу, в неведомых недрах сливной каверны,_ теперь активно размножались дрожжевые грибки
— или со второго боку уточнения добавить, либо первую убрать.

хныык… Проду хачю-у…
Загрузка...
Анна Голубенкова №1