Щепетильный маньяк

Автор:
Анастасия Варивода
Щепетильный маньяк
Аннотация:
Сегодня я надел женское платье, чулки и длинные бархатные перчатки. Глаза мои были подведены углем, на губах лежала темная помада. Я отправлялся на вечернюю прогулку, не будучи уверенным в том, что доживу до рассвета.
Текст:

Сегодня я надел женское платье, чулки и длинные бархатные перчатки. Глаза мои были подведены углем, на губах лежала темная помада. Я отправлялся на вечернюю прогулку, не будучи уверенным в том, что доживу до рассвета.

Изящные туфли с остроконечными носками были не самой удобной обувью для хождения по мостовой, но менять что-либо в своем облике было поздно и даже опасно. Я шел, глядя точно вперед и не собираясь смотреть по сторонам. То и дело меня толкали незадачливые прохожие, что способствовало нарастающему нервному напряжению. Иногда я ненадолго останавливался, чтобы бросить пару монет уличному музыканту. Сегодня я торжествовал и потому был готов сорить деньгами направо и налево.

Мостовая кончилась, я свернул куда-то влево и очутился на узкой темной улице без намека на фонари. Здесь было много бродячих кошек, пьяниц, преграждающих дорогу (от них я отбивался острым краем зонтика, который захватил с собой как раз для этих целей). Я направлялся в старый, видавший виды бар, о котором читал в какой-то маленькой заметке. В этом баре собирались разные люди и, по слухам, попадались довольно любопытные экземпляры. Мне хотелось проверить, так ли это, а заодно испить первоклассного виски или еще чего-нибудь крепкого.

Зайдя в бар и выбрав маленький круглый столик в глубине зала, я кокетливо поманил официанта рукой в бархатной перчатке. Официантом оказался белокурый юноша, крайне невинный на вид. Так и хотелось спросить: "Что ты тут забыл, милый?" и вывести его за ручку на свежий воздух. Но я лишь глубоко вздохнул и томным, грудным голосом заказал немного выпить.

В помещении играла скрипка, довольно заунывная, но именно под эти звуки было очень приятно неторопливо потягивать ледяной виски. Слегка опьянев, я принялся осторожно, исподтишка глазеть по сторонам, пытливо изучая чужие столики. Справа от меня сидели две прехорошенькие девушки, одетые как кинозвезды в расшитые пайетками платья. Боа с розовыми перьями красиво обрамляли их худые шейки, так что я немного позавидовал их привлекательному облику, хотя и сам, мне думается, выглядел недурно. Девушки не разнимали рук под столом и коварно улыбались друг другу, а официант (не белокурый, напротив, темноволосый и крепкий) подливал им игристое вино.

Но эти красавицы недолго занимали мое внимание, потому что на другом конце зала, прямо напротив себя, я вдруг увидел сгорбленного мужчину, склонившегося над книгой. Было странно, что он выбрал бар, чтобы погрузиться в чтение, поскольку для этих целей куда лучше подходит библиотека. Длинные волосы молодого мужчины касались стола, когда он склонялся над фолиантом. Он был одет во все черное и мешковатое и выглядел не слишком-то опрятно. Я бы назвал его спятившим студентом, эдаким книжным червем, забывавшим про все на свете, одурманенным сладкими фразами.

Надо сказать, сегодня я во всем подражал женщине, положив одну ногу на другую, слегка покачивая ею в такт музыке. Мои тщательно завитые волосы обрамляли вытянутый овал лица, скрывая чересчур высокий лоб. На голове аккуратно сидела декоративная шляпка с вуалью, которую я купил якобы для своей жены, хотя никакой жены не было и в помине. Кто-то, узнав о моей интимной тайне, посчитал бы меня гомосексуалистом (и, возможно, не ошибся), но я бы назвал свое перевоплощение своеобразным экспериментом, а всевозможные эксперименты я просто обожал, и этот был довольно безобидным и простым в сравнении с некоторыми другими практиками, к которым я прибегал на досуге.

Словом, мужчина, погруженный в неведомый мне фолиант, сильно привлек мое внимание, и я уже собирался встать и, кокетливо двигая бедрами, подойди к его столику с бокалом виски, как тот, резко захлопнув книгу и положив её в сумку на длинном ремне, встал со своего стула и направился к выходу. Этот факт привел меня в ужас. Как же так? Такой любопытный, загадочный и полный тайн экземпляр стремительно ускользал от меня. Во мне проявился щепетильный маньяк, и я, залпом опрокинув стаканчик, тоже вскочил со своего места, захватил зонтик и спешно направился к выходу.

Незнакомец шел не слишком быстро и даже немного прихрамывал, хотя хромать было бы логичнее мне из-за этих проклятых туфель, которые я сам себе поклялся больше никогда не надевать. Довольно долго мы шли серыми улочками, мужчина казался погруженным в свои мысли, совершенно не замечая моего преследования. Наверное, ему и в голову не могло прийти, что кто-то может увлечься столь невзрачным типом, однако именно такие всегда притягивали мое внимание. Еще бы, меня не обманешь, именно такие личности всегда таят в себе какую-то леденящую душу тайну, и мое чутье никогда меня не подводило.

Однако меня стал немного смущать тот факт, что мы выходили за пределы города. Серьезно, если этот человек вдруг сядет на поезд, то я вряд ли последую за ним, и тогда объект наблюдения будет навсегда упущен. Впрочем, по-видимому, незнакомец вовсе не собирался садиться ни на какой поезд, а направлялся по узкой, заросшей травой тропинке прямиком к старому заброшенному кладбищу. Мой интерес все возрастал, однако теперь его слегка затуманивал страх. Я действительно немного побаивался крестов, кладбищ и мертвецов. Меня больше влекло все живое и динамичное, поддающееся эксперименту, желающее, чтобы его разглядывали, трогали, фотографировали, держали, обсуждали и тому подобное. Что же этому мрачному типу понадобилось на городском кладбище? А ведь близился вечер, да и небо уже давно заволокли темно-серые тучи.

Между тем мы уже бродили по кладбищу с хаотично расставленными надгробиями, а странный мужчина все еще не замечал моего присутствия. К сожалению, каблуки моих туфель испачкались в грязи, под порывами ветра с головы слетала шляпка, и мне пришлось поглубже затолкать её в дамскую сумочку.

Наконец, человек остановился около одного из надгробий. На нем была прикреплена фотография женщины средних лет. Незнакомец достал из своей сумки припасенную книгу, вероятно, ту самую, которую он читал, находясь в баре, и, открыв оглавления, стал искать нужную страницу. Только теперь я понял, что этот мужчина – коварный некромант и сейчас он будет вызывать мертвых. По телу пробежала дрожь, и я стоял как вкопанный на примятой траве.

Внезапно мужчина обернулся, кажется, спиной почувствовав мой взгляд. Опьянение виски давно сошло на нет, и я слегка поежился, но до последнего скрывал свой страх перед ним.

- Что вы здесь делаете? – спросил он, как мне показалось, слегка сердито.

Я решил взять себя в руки и, как и собирался, изображать из себя кисейную барышню, ну или не кисейную, но точно особу женского пола.

- То же, что и вы, мистер, - ответил я томным голосом, - Пришел повидать покойную знакомую.

- И где же она?

- Вы стоите прямо возле её могилы, - сказал я и тут же, молниеносно пожалел о своих словах.

Лицо незнакомца исказила злость и подозрение.

- Вы не можете знать эту женщину, - сказал он достаточно громко, хотя я стоял примерно в пяти метрах от него.

Мужчина сократил между нами расстояние, и теперь мы стояли друг напротив друга. Наверное, он собирался ударить меня, потому что его лицо искажала настоящая ярость, но, взглянув мне в глаза, он произнес совсем не то, что собирался.

- Почему вы так одеты? – спросил он с совершенно ошалелым видом.

- Что такое? Это платье мне не идет? – я шутливо надул губы, но вдруг мне стало страшно вести себя столь нагло с мужчиной, от которого непонятно чего ожидать, и я заговорил своим обычным голосом, объяснив, что просто экспериментирую со своей внешностью в свободное от работы время. Кстати, работы у меня не было, но я решил сохранить это обстоятельство в секрете до поры до времени.

- Что ж, ясно. Если вы не возражаете, я бы хотел остаться один. Возвращайтесь туда, откуда пришли, и продолжайте свои эксперименты с кем-нибудь другим.

Я уже собирался так и сделать, но тут моя склонная к приключениям натура не смогла побороть желание продолжить знакомство с таким интересным человеком.

- А можно я поприсутствую при обряде? Обещаю, я буду вести себя тихо и никому не скажу.

- Каком обряде? – спросил он непонимающе и слегка устало, по-видимому, в нем погибал хороший актер.

- Я видел у вас книгу по черной магии. Вы собираетесь вызывать мертвых, я это сразу понял, когда вы сюда пришли. Пожалуйста, не сердитесь на меня за то, что я узнал вашу тайну.

- Тайну? – подхватил мужчина, - Да, пожалуй, это своеобразная тайна. Ладно, если уж вы так настырны, я расскажу вам. Только обещайте, что после этого вы тут же уйдите и оставите меня одного.

Я клятвенно пообещал это, к тому же на улице было столь холодно, что мои ноги в капроновых чулках совершенно заледенели.

- Здесь, - он указал на могилу, возле которой мы стояли, - покоится моя приемная мать. В любую погоду я прихожу на это старое кладбище и читаю ей вслух одну из её самых любимых книг. Не знаю, чем ей приглянулся этот дешевый роман, но она перечитывала его постоянно и даже умерла, держал его на коленях. Я повсюду ношу эту книгу, но не нахожу ответа. Если по каким-то причинам я не могу пойти на кладбище и прочитать матери пару страниц, мне становится невыносимо плохо, я перестаю есть и спать, совершенно теряя способность мыслить. Я начинаю лежать около стены, и единственное, что меня успокаивает, это чтение той самой книги, её бессмысленные, глупые фразы. Она действуют на меня как сильнейшее успокоительное, и я расслабляюсь и вскоре засыпаю сном младенца.

- Я думаю, вам пора избавиться от этой книги, - серьезно сказал я, - Ваша привычка – а именно общение с мертвыми – не доведет вас до добра. Меня всегда отталкивала смерть, даже близкий человек, уходя в мир иной, переставал для меня существовать навеки, и я старался как можно скорее выкинуть мысли о нем из головы. Иначе я бы сошел с ума уже давно, ибо все мои родственники умирали от тифа, пока я был подростком.

- Вы не понимаете! – вскричал он, - Я не могу разорвать связь с матерью, она – единственная, кто общался со мной. Люди всегда избегали меня, считая мою нелюдимость чуть ли не признаком сумасшествия. Даже сейчас мне приятнее говорить с ней, а не со своими соседями, однокурсниками или кем-либо еще.

Скорее всего… - он осекся, как бы раздумывая, говорить об этом или нет, - Скорее всего, я последую за ней. Осталось только набраться решимости. В этом мире мне делать нечего. Я всегда был как будто с другой планеты, находя приют только в книгах о дальних мирах.

Сказав это, он вынув книгу и отошел от меня. Я понял, что говорить что-либо бесполезно и нужно только оставить незнакомца одного. Я развернулся и быстро пошел прочь, кое-как добредя до своей каморки и сняв с ног туфли, затем чулки и облегающее платье. Смывая косметику с лица, я думал о том, что больше никогда не буду следить за кем-то, что не хочу знать ничьих сокровенных тайн. Мне достаточно и своих. Судя по виду того незнакомца, он уже давно не жилец. Скоро он покончит со своей жизнью, но я всегда буду помнить его последние слова и эту трагичную историю. Никогда не склонный к сочувствию, я вдруг испытал его в полной мере, столкнувшись с безграничным одиночеством. Я подумал также и о том, что и меня можно вполне назвать одиночкой, ведь я действительно не имею семьи и близких друзей и мой круг общения чрезвычайно узок. Но нет, никакой я не одиночка, ведь во мне кипит жизнь, страсти, в голове звучит непрерывная речь, которая манит меня и держит на этой земле. Как люблю я лежать с открытым окном и слушать звуки улицы! Движение экипажей, голоса торговцев и простых мещан, скрипка в руках уличных музыкантов – да мало ли этих блаженных звуков?! Они повсюду, снаружи и внутри меня, в голове и сердце. И мне жаль тех, кто от рождения лишен способности слышать эти бесконечные голоса и мелодии жизни, для кого эта простая и в то же время божественная радость, увы, недоступна. И пусть сегодняшний эксперимент оказался печальным и горьким – ничего, очень скоро придут новые. Размышляя таким образом, я лег на свою не слишком мягкую кровать и блаженно закрыл глаза. 

Другие работы автора:
+4
45
00:04
Очень хорошо написано. Если бы не знала автора, я бы подумала, что это классика начала прошлого века. Навеяло какие-то ассоциации.
Спасибо, что прочли)
00:07
Вот да, кстати, есть что-то такое))Начало мне напомнило Фаулза)
Загрузка...
Варвара Дашина №1