Подземная авиация (9)

Автор:
Дмитрий Федорович
Подземная авиация (9)
Текст:

9

После вечерней поверки вернувшийся Лукинский проверил всё, что поручал Байдикову, и остался доволен: тазик с половой тряпкой были первозданно чисты, а указанный огнетушитель сиял так, словно только что сошёл с заводского конвейера. Повертев его в руках, сержант сорвал пломбу и велел повесить на место. Единственно, что с одеколоном была проблема: тройного найти не удалось. Байдиков, виновато потупившись, предъявил флакон «Шипра», закупленного в гарнизонном магазине за личные деньги.

– Ладно, сойдёт, – проворчал Лукинский, понюхав его и вновь закрутив пробку. – Утром, сразу после подъёма, в бытовке уронишь его на пол – так, чтобы разбился. Осколки собери, да не порежься смотри! В урну их, и до обеда пускай там лежат. Для убедительности.

– Есть.

– Так, Заяц, ты тоже будь готов. Через час, как все уснут, будем грабить Пидадона... Да - тазик, бойцы, не забудьте.

Всё-таки статус пилота давал неоспоримые преимущества: и Зайцев, и Лукинский могли невозбранно отлучаться из расположения части – на учёбу или, тем более, на боевое патрулирование. Воспользовались они этим правом и теперь, прихватив с собой и курсанта Байдикова – с целью, ведомой одному только сержанту.

Лукинский на этот раз выбрал маленький разведывательный бот, в котором они втроём смогли разместиться лишь с некоторым трудом.

– Ничего, – сказал он. – Потерпите. Это ненадолго. А теперь меня не отвлекать!

Лукинский стронул «крота» до того медленно и плавно, что Артур даже не заметил момента начала движения. Выплыв за пределы пещеры, бот продолжал двигаться самым малым ходом, слегка забирая влево. Сержант не отрываясь смотрел на приборы, осторожно манипулируя штурвалом. Он вёл машину на самой малой скорости, касаясь управления мягко, какими-то кошачьими прикосновениями, то и дело сверяясь с указателями курса и перемещения. Несмотря на кажущуюся лёгкость движений, на лбу его выступил пот. Наконец, он замедлил ход почти до нуля, прислушиваясь к поскрипыванию породы за обшивкой, и внезапно резко нажал на тормоз.

– Так, а теперь тихо, – предупредил он, – все разговоры только шёпотом… Раздраить носовой люк!

Оказалось, что Лукинский, перекрыв все нормативы точности, вывел «крота» таким образом, что нос машины всего лишь на каких-то полметра торчал из стены в помещении склада. То есть как раз настолько, чтобы открыть люк, не будучи при этом засыпанным измельчённым в молекулярную пыль диабазом. И рассчитал всё так точно, что «крот» высунулся именно там, где отсутствовали стеллажи.

– Учитесь, салаги, пока я жив, – гордо шепнул он, – теперь, когда задним ходом сдадим, стена восстановится – и хрен кто узнает, что мы тут вообще были!

Они осторожно выбрались в тусклый при дежурном освещении проход. Пидадоновский сейф стоял в конце его на деревянном помосте полуметровой высоты.

– А как мы его откроем? – спросил Артур. – Ключа-то у нас нет. А он ещё и опечатан…

– Никто его открывать и не собирается, – возразил Лукинский. – Учись, Заяц, правильно ставить задачи. Нам нужно не сейф открыть, а спирт достать… Ты тазик вот сюда подставь.

Артур повиновался.

– Так. Байдиков, теперь твоя очередь. Сможешь тряхнуть эту дуру так, чтобы бутыль внутри разбилась?

Байдиков всё понял. Он резко развернул сейф, отчего внутри явственно хрустнуло стекло, и наклонил его так, чтобы стекающая через тонкую щель вдоль дверцы жидкость попадала точно в таз. Только теперь Артур понял, для чего сержанту нужен был здоровяк Байдиков: ни один из них не смог бы и полминуты удерживать тяжеленный железный ящик.

– Пожалуй, хватит. Тут уже литров пять, нам больше не надо, – наконец, сказал Лукинский. - Ставь назад. И смотри, печать не повреди. Пусть думают, что всё в порядке.

Байдиков вернул сейф в первоначальное положение, а Артур с Лукинским тем временем перелили спирт из тазика в заранее приготовленную канистру. Затем все трое осторожно, стараясь не шуметь, покинули склад.

Утро начиналось как обычно.

– Рота, смирно! – проорал дневальный. Дежурный по роте ефрейтор Гребе метнулся с рапортом:

– Товарищ, майор, за время вашего отсутствия никаких происшествий…

Пидадон махнул рукой, прерывая доклад.

– Вольно, – распорядился он.

– Вольно! – продублировал Гребе и принялся преданно есть начальство глазами.

– А почему это здесь у вас так хорошо пахнет? – недоумённо спросил замполит.

– Курсант Байдиков случайно разбил одеколон!

– Ага… Ну ладно.

В бытовой комнате курсанты занимались обычными утренними делами: брились, подшивались, чистили обувь. Когда туда ввалился тучный замполит, все разговоры разом прекратились. Последовала немая сцена, как в «Ревизоре» Гоголя, только действующие лица были иные: в центре – майор, прямо перед ним – сержант Лукинский и рядовой Зайцев, человек десять солдат вдоль стен на табуретах, а в углу, рядом с тазиком и лежащей в нём тряпкой присел виновник неуставного аромата Байдиков.

– Здравия желаю, товарищ майор, – весело произнёс Лукинский.

– Здравствуйте, здравствуйте, сержант. Ну, как дела?

– Всё в полном порядке, товарищ майор.

­– Так-таки и в порядке? Ну-ну. А я уж думал, что вы всё же попытаетесь достигнуть некоторой известной вам цели. А вы…

– Я обычно достигаю поставленной цели, – скромно сказал Лукинский. – И сегодняшний день не исключение.

– Да что вы?! – казалось, сарказм замполита можно было пощупать руками. – Вы меня пугаете!

– Успокойтесь, товарищ майор. Не надо так волноваться! Вот, выпейте лучше, это должно вам помочь…

Фитюк подозрительно посмотрел на поднесённый ему стаканчик, понюхал, пригубил… И опрометью бросился на склад.

– Есть мнение, что очень скоро Пидадон вернётся, – обращаясь в пространство, сообщил Лукинский. – Поэтому лицам незаинтересованным желательно удалиться. Во избежание.

Никто не двинулся с места. Видимо, все оказались лицами заинтересованными.

Как и предсказывал сержант, майор вернулся быстро.

– Так, – с порога рявкнул он. – Где спирт?!

– Какой спирт? – непонимающе уставился на него Лукинский. – Товарищ майор, вы, кажется, слишком перевозбуждены, вам что-то мерещится…

Фитюк открыл и закрыл рот. Он тяжело дышал, с ненавистью глядя в честное лицо сержанта.

– Всё равно ведь найду, – тихо сказал он.

– Ищите, – так же тихо ответил Лукинский, прищурив глаза и оскаливаясь.

Офицер затравленно огляделся. Только теперь Артур понял, насколько был предусмотрителен сержант: запах шипра напрочь перебивал запах спирта.

Майор блуждал глазами по казарме. Внезапно просияв, он подскочил к огнетушителю – тому самому, выделявшемуся своей чистотой в ряду ещё четырёх таких же.

– Если хотели что-то спрятать, то надо было это замаскировать! – победно бросил он. – А вы, болваны, даже пломбу не удосужились исправить!

Недолго думая, торжествующий замполит схватил баллон и трахнул его головкой об пол.

Огнетушитель сработал штатно. Струя пены обдала майора с ног до головы. Пидадон ошеломлённо стоял, глядя, как всё увеличивающийся клуб пены подползает к его ногам.

Ефрейтор Гребе, опомнившись, схватил злополучный аппарат и пулей вылетел с ним из помещения. Слышно было, как он рядом с казармой сражается с непокорным устройством.

Лукинский подошёл к замполиту.

– Нет, всё-таки вам явно нездоровится, – нарочито озабоченно произнёс он. – Вам, товарищ майор, непременно следует показаться доктору.

Пидадон бешено обернулся к нему, молча потряс кулаками над головой и опрометью выскочил из казармы.

– Я думаю, сегодня он больше не вернётся, – сказал Лукинский, всё так же ни к кому не обращаясь.

Немая сцена закончилась: солдаты грохнули хохотом.

– Но в одном он прав, – продолжал сержант. – Если хочешь что-то спрятать, надо это хорошенько замаскировать. Байдиков!

– Я!

– Понял, для чего были нужны тазик и тряпка? Мы замаскировали спирт под воду. Пидадону и в голову не пришло, что тряпка может плавать в спирте, а не в воде для мытья полов… Короче, теперь спирт этот твой. Это тебе компенсация за одеколон. Но смотри у меня! Чтобы аккуратно, понял? Если что – я первый тебя на тряпки порву…

- продолжение следует -

+4
52
12:42
+1
кросс авец! Вирт уоз! в одным флаконе фсё четверо!.. Вуаля.

«Тут уже литров пять, нам больше не надо, – наконец, сказал Лукинский. Ставь назад» — тирешка потерялась перед продолжением прямо речи.
Загрузка...
Варвара Дашина №1