Подземная авиация (11)

Автор:
Дмитрий Федорович
Подземная авиация (11)
Текст:

11

Так случилось, что командировка спецкоманды за декоративным лесоматериалом имела некоторые негативные последствия, что проявилось после прибытия высокой проверяющей комиссии.

Командир батальона подполковник Юркин, как и положено, отдав рапорт прибывшему генералу, согласно уставу отступил шаг в сторону и замер по стойке «смирно» на левом фланге от его, генерала, расположения. Прибывшее же высокое лицо пожелало лично укрепить боевой дух части и обратилось к личному составу с патриотической речью. Кратко охарактеризовав текущее международное положение, генерал углубился в детальный анализ конкретных ситуаций. Чувствовалось, что обращаться к народу он умеет и любит.

Подполковник Юркин, стоя навытяжку, вдруг ощутил какое-то подозрительное шевеление в паховой области, словно в районе интимного места ползало какое-то насекомое. Почесаться было никак невозможно, не говоря уж о том, чтобы снять штаны и проверить, что это столь дерзко посягает на честь и достоинство офицера, и поэтому Юркин решился терпеть. Вытерпеть ему пришлось и бомбёжку Югославии, и сирийский конфликт, и – на чём генерал остановился особенно подробно – недавние украинские события. За это время комбат окончательно уверился, что реально стал объектом интереса неизвестного насекомого и даже более того – жертвой укушения. Незаметно исследовав сквозь сукно подвергшееся атаке место пальцем, он лишь утвердился в своей догадке, однако, скованный субординацией и строевой дисциплиной, продолжал стойко переносить тяжести и лишения военной службы. Лишь после того, как солдаты прошли строевым шагом вдоль импровизированной трибуны, комбат кое-как сумел освободиться и пулей влетел в помещение медсанчасти. Там в это время фельдшер Кардунян играл в шахматы с пациентом – лейтенантом Ахтыблиным, который по причине лёгкой внутренней инфекции был освобождён от общего построения. Не обращая внимания на вскочившего лейтенанта, Юркин решительным движением освободился от форменных брюк и, согнувшись, выставил голый зад опешившему фельдшеру.

–Немедленно осмотреть! Там какая-то дрянь меня кусает!

Фельдшер Кардунян, исследовав представленный участок тела, вынес медицинское заключение:

– Там у вас клещ, товарищ подполковник!

– Какой ещё клещ?! Откуда?

– Видимо, с поверхности занесли вместе с деревьями. Вы уже третий пациент за сегодня. Сейчас я его удалю, а вам теперь необходимо пройти курс уколов. С энцефалитом шутки плохи.

– С каким еще энци… энци.. фаллитом?

– Заболевание такое. Правда, не факт, что клещ энцефалитный, но для профилактики… Да вы не беспокойтесь, товарищ подполковник, от энцефалита сейчас почти не умирают.

– Что? Умирают?

Юркин внезапно почувствовал, как у него дрогнуло сердце. Мозг комбата пронзила внезапная идея. Дело в том, что проверяющий генерал был однокашником подполковника по военному училищу, и Юркин недолюбливал его ещё с тех пор – за ссученность характера и непомерный гонор. Дальнейшие судьбы выпускников различались разительно: Юркин, у которого не было высоких покровителей, каждую звёздочку на погонах добывал потом и кровью (как ему представлялось), а у его соперника карьера неслась бешеным темпом – как считал комбат, за счёт лизожопства и угодливости. Поэтому в клещевой диверсии он увидел шанс уклониться от общения с лично неприятным ему начальством. Однако, опасаясь, чтобы подчинённые не заподозрили его в неуставной слабости характера, он нахмурил брови и распорядился:

– Младший сержант Кардунян, приказываю немедленно приступить к профилактическому лечению! На время моей госпитализации исполняющим обязанности командира части назначаю майора Фитюка, как старшего по званию. Лейтенант Ахтыблин, доведите до майора мой приказ.

– Есть!

Комбат безропотно вытерпел процедуру извлечения впившегося в тыловую часть насекомого-паразита и первую из серии причитающихся ему инъекций, после чего был подвергнут обеззараживанию йодом в зоне укушения и водворён в отдельную палату.

Таким образом, вся власть в части временно перешла в руки Пидадона.

Если бы об этом узнал Артур Зайцев, это, конечно, не добавило бы ему бодрости. Теперь он оставался один на один с неукротимым гневом замполита.

Но Артур знать об этом не мог. Отказавшая внезапно связь отрезала экипаж от руководящих указаний командования, равно как и от информации об оперативной обстановке. Однако боевого задания никто не отменял, и оно должно было быть выполнено при любых условиях.

Не особенно обращавший внимание на потерю связи Мумин-оглы планомерно продолжал вводить Лукинского и Артура в курс дела, раскрывая новые возможности оборудования и поясняя непонятные для них моменты.

– Активная система защиты анализирует излучение вражеских радаров и выдаёт собственный сигнал на той же частоте, но в противофазе, чтобы погасить отклик. Таким образом, противник не видит нашу боевую машину. Или видит её совершенно в другом месте – такой режим тоже возможен. Поэтому мы совершенно спокойно можем сидеть у них под носом…

– А мы их видеть будем?

– А мы их видеть будем.

Собственно, в этом и заключалась идея всего задания: притаиться и попытаться получить максимум информации о новой технике супостатов. Для этого Мумин-оглы собирался применить новейшую программу, разработанную им самим и позволявшую незаметно вклиниться в информационный поток вражеской системы.

Артур с сомнением поглядел на учёного: уж больно не вязалась неказистая внешность того со сложностью и монументальностью поставленной перед ними задачи. Вслух он, конечно, ничего не сказал.

К полигону они подкрадывались самым малым ходом: кроме активных радаров, нейтрализовать которые Салим пообещал клятвенно, нельзя было потревожить простейшие сейсмодатчики, которых тут, конечно же, было натыкано без счёта. Артур, который впервые участвовал в такой акции, был напряжён, Лукинский – молчалив и собран, а по поведению Мумин-оглы вообще ничего понять было нельзя. Учёный возился с аппаратурой, анализируя одному ему понятные закорючки на экране дисплея, и время от времени что-то бормотал на своём языке.

Однако ничего экстраординарного не произошло. Разведывательный «крот» вышел на поверхность (под «поверхностью» разумелось дно, над которым плескалось ещё добрых пятьдесят метров океанской воды) и мирно застыл среди отложений ила.

– Что же это за эксперимент такой, – не выдержал Артур, – что они проводят его не под землёй, а в воде?!

– Вот это нам и предстоит выяснить, – ответил сержант. – Салим Муминович, что там твоя аппаратура показывает?

– Показывает, что американцы в двухстах метрах от нас.

– Ни хрена себе! А что ж я их не вижу?!

– Значит, не только у нас разработана аппаратура подавления… И это неприятный сюрприз. Я их засёк только по компьютерной активности.

– А они нас?

– Пока нет… Не мешайте, я занят.

Повисло молчание. Артур, сидевший чуть сзади, от нечего делать принялся в который раз осматривать ходовую рубку. В полумраке зеленоватым цветом светились шкалы индикаторов, желтым – подсветка кнопок, красным – управление экстренными службами и режимами. Система жизнеобеспечения, ходовая часть, вооружение – всё было штатно. Только связь по понятным причинам была отключена.

– Оп-па!.. – вдруг присвистнул Мумин-оглы. – Поздравляю, мы не одни тут за нашими заклятыми друзьями наблюдаем…

– Что?!

– А то! Здесь китайцы, где-то в двух кабельтовых на норд-норд-вест!

­– Та-а-ак… – протянул Лукинский. – Конкуренты, значит? Тоже зашли полюбопытствовать?

– Выходит, так.

– А это точно китайцы?

– Абсолютно. Тут я определённо сказать могу, я влез в их управление. У них стоит моя программа. Специально для таких случаев был сделан вариант с уязвимостью. Ну, они недавно хакнули наш сервер и скачали… Вернее, думали, что хакнули.

– И что теперь?

– То, что я могу контролировать их компьютер. Сейчас посмотрим, что они нарыли…

Салимовы пальцы забегали по клавиатуре. Некоторое время по дисплею сплошным потоком текли – нет, не цифры и не символы, такое бывает только в фильмах – а системные сообщения. Закачка чужой информации завершилась неожиданно быстро.

– Ну, в принципе, нам тут больше делать нечего, – потирая руки, провозгласил довольный Оглы. – Просто замечательно получилось: наши китайские коллеги, как оказалось, за нас проделали всю работу: они, судя по всему, здесь уже недели две рыбачат… Вот они, амерские данные – все характеристики как на ладони, красота! Ну, и китайские заодно.

– Хе! Недурственно получилось. Повезло.

– Так что, уже всё? – разочарованно подал голос из своего угла Артур. – Теперь домой?

Не то, чтобы ему так уж хотелось оставаться в этом месте, нет, наоборот – сидеть тут в постоянной опасности быть обнаруженным было попросту глупо, но поверить в то, что задание, о сложности которого им прожужжали все уши, было выполнено так просто и буднично, словно походя, сознание отказывалось. Не на то был психологический настрой. Где геройство, где преодоление трудностей, где лихой осознанный риск, наконец?!

Оказалось, что насчёт риска он попал пальцем в небо. Мумин-оглы оказался не тем товарищем, который мог уйти со сцены без рисовки и эффектного жеста.

– Ну что, покажем пиндосам кузькину мать?!

– Это в каком смысле? – спросил осторожный Лукинский.

­– В смысле, я сейчас их пугану.

– Э-э, нет. Перепуганные янки дурные, могут и шарахнуть со всей дури. Это ж мы на территории их базы, а не наоборот.

– Шарахнуть? Куда там. Они нас не видят и не слышат!

– А вдруг. Мы ведь ни их, ни китайцев тоже не видим. А может, и у них что-нибудь этакое хитрое припасено…

–Вряд ли. Если бы нас засекли, уже в панике были… Хотите, кстати, послушать, о чём они говорят?

– А можно?!

– Со мной всё можно.

Надо было отдать должное хитроумной Салимовой технике: после щелчка тумблера из динамиков системы связи посыпались чужие команды и реплики. Хрипов, кстати, уже не было: видимо, Салим настроил-таки подавление посторонних шумов. Артур, в последнее время по настоянию Лукинского усиленно штудировавший английский язык, понимал практически всё. Действительно, враги не подозревали о близости ни российской, ни китайской машин.

Мумин-оглы вдруг, заговорщически округлив глаза, шепнул что-то сержанту на ухо – что именно, Артур не разобрал.

– О! Это прикольно, – хмыкнул тот. – Давай!

Пальцы Оглы забегали по клавиатуре. И после его новых манипуляций ситуация взорвалась.

Перед Артуром на обзорном экране вдруг возникла чёткая отметка чужого борта. И тут же в уши ударил всплеск боевой тревоги: на повышенных тонах посыпались команды, из которых следовало, что открывшийся враг американцами тоже замечен и начата подготовка к стрельбе на поражение.

– Я китайцам антирадар отключил, – похвастался довольный Мумин-оглы.

– Зачем? Их же сейчас грохнут!

– Ты за этих хитрожопых не бойся, – сказал Лукинский. – Их сейчас как корова языком… Салим, ты все нужные данные пишешь?

– А то! Это ж прямо феерия какая-то, боевой режим!

Однако везение не могло продолжаться вечно. Никто не мог предполагать, что обнаруженные китайцы на полном ходу рванут в их сторону. Поэтому чуть запоздавший залп американского «крота», не причинивший вреда удиравшему китайскому, тряхнул их машину так, что вылетевший из кресла Артур грохнулся головой о поручень.

То ли он на какое-то время потерял сознание, то ли ещё что, но в нахлынувшей темноте в голове его завертелись странные видения…

- продолжение следует -

+3
126
22:21
+2
Как обычно, на самом интересном месте!) Читается так увлекательно, что не заметила, как закончился последний из опубликованных фрагментов. Если не допишете финал, вы разорвете мне сердце))))
В финале всё будет хорошо! Он дописан.
09:34
+2
Ура-ура-ура! Пойду дальше читать)
Загрузка...
Эрато Нуар №1

Другие публикации