Подземная авиация (13)

Автор:
Дмитрий Федорович
Подземная авиация (13)
Текст:

13

Зрение сфокусировалось с некоторым трудом. Гудела голова. Артур различил склонившиеся к нему озабоченные физиономии Салима и Лукинского.

–С тобой как, всё нормально?

– Да вроде ничего… Нос вот болит.

– Нос – фигня. Садись за управление, и давай отсюда ходу.

– Я? А ты сам что?

– Что-что. Я маленько кисть повредил. Болит, чёрт. Палец сломал, что ли? За штурвал браться больно. Давай, заодно попрактикуешься на новой машине.

Оказалось, что более-менее всё в порядке. Всё-таки конструкторы знали своё дело, борт практически не пострадал, чего нельзя было сказать об экипаже. Салим, везунчик, отделался легче всех, у него всего лишь побаливало колено, которым он неудачно приложился о пульт управления.

– Синяк будет! – бодро отозвался он. – Да это ерунда. Меня однажды в детстве кобыла брыкнула, вот это было ощутительно…

Артур взгромоздился на кресло второго пилота. На экране по-прежнему ничего не отражалось, но чужой «крот» никуда не делся: из динамиков всё ещё потоком лилась английская речь, хоть накала в ней теперь значительно поубавилось. Китайцев, как и следовало ожидать, и след простыл.

Лукинский здоровой рукой дотронулся до панели, поморщился и решил:

– Ладно, хватит с нас пиндосских штучек. Пора делать ноги. Заяц, давай медленно и печально… Аккуратненько так. Ну, как секс на похоронах.

Артур ухмыльнулся и потянулся, разминая спину, а затем тронул штурвал – нежно-нежно, как его учили, чтобы момент трогания с места был практически неощутим.

Он и был неощутим: с места они так и не стронулись. Проклятый взрыв повредил-таки вспомогательный двигатель, а основной при неподвижности «крота» они завести не могли.

Все сразу стали очень серьёзными. Отсутствие хода автоматически превращало «крот» в лёгкую добычу, и обнаружение их на территории вражеской базы являлось только вопросом времени. Никто не сомневался, что тщательное прочёсывание акватории рано или поздно, но начнётся непременно, и их, естественно, обнаружат, и тогда – бери их хоть голыми руками. Потому как даже полный боезапас в таком случае не поможет.

Ситуация складывалась безвыходная. Это не считая того, что запасы воды и воздуха тоже далеко не безграничны. Оставалась, правда, последняя возможность – спасательные камеры, но о таком варианте никто даже не заикнулся. Бросить борт и воспользоваться камерами означало преподнести врагу самые последние военные разработки, что называется, на тарелочке.

–Что делать будем? – глухо спросил Артур. Ему никто не ответил.

Потянулось безысходное время. Лукинский, шёпотом матерясь, пытался одной рукой наладить управление, Артур в меру сил ему помогал, Оглы как мог поддерживал советами, но всё было тщетно: двигатель умер, и все попытки завести его так ни к чему и не привели. Наконец, сержант сдался и, откинувшись в кресле, утомлённо закрыл глаза. То же сделал и Артур. Так они сидели некоторое время, слушая, как на чужом «кроте» идёт обычная, по-своему регламентированная жизнь.

Внезапно Артур открыл глаза.

– Салим Муминович, мы можем передать сообщение на свою базу?

– Можем. Только нас тогда обнаружат. А потом и вычислят наше положение. А если поймут, что мы даже двигаться не можем, то я не хочу даже думать, что будет.

– А может, и не будет. Может, они нас в плен захотят взять.

– Это мысль! – мгновенно активизировавшийся Лукинский был бодр и собран. – Может прокатить! Вполне может.

Из этого пассажа Артур уяснил, что Лукинский, точно так же, как и он, слышал старую армейскую байку про заглохший танк, который завели «с толкача». А Салим, наоборот, не слышал.

– Что может? – встрепенулся тот, то и дело переводя непонимающий взгляд с Лукинского на Артура.

– Так, – отмахнулся сержант, не отвечая на вопрос. – Говорить буду я, остальные – воды в рот набрали! Ясно? Муминыч, сейчас включишь связь, но по моему знаку сразу вырубишь!

Тот, пожав плечами, кивнул.

– Готов?

– Да.

– Давай!

Учёный щёлкнул тумблером.

– На связи борт два нуля семь, – начал Лукинский. – Из-за с попадания торпеды имеем повреждение двигателя. Вернуться на базу своим ходом не можем. Наши координаты… – он продиктовал ряд цифр. – Вариант дельта, повторяю, вариант дельта. Конец связи.

По знаку сержанта Салим мгновенно выключил передатчик.

– И что теперь будет? – спросил он.

– Увидим.

Они увидели, точнее, услышали. На американском «кроте», готовившемся было – судя по разговорам – к отплытию, вновь объявили тревогу. Теперь вся надежда была только на систему подавления, которая не давала определить их положение.

– А что это за «вариант дельта»? – полюбопытствовал Артур.

–На многие случаи специально разрабатывают условные коды. Для экономии времени, чтобы долго не объяснять, что случилось. «Дельта», например, значит то, что с нами нежелательно пытаться выходить на связь. Ну, и ещё кое-что.

– А-а…

– Думаете, наши успеют подойти? – спросил учёный. – Ох, боюсь я, что поздновато будет…

– Не бывает поздно или рано, бывает просто на хер не надо.

– Не понял?

– Вариант «дельта», в частности, предусматривает решение проблем своими силами, – задумчиво ответил Лукинский. – Ты что, думаешь, я сюда хоть кого-то потащу? Это ж международный инцидент, между прочим. Пиндосы ведь сюда сейчас всей стаей кинутся – думаешь, нет?

–Ну, на этот случай у нас оружие в готовности, – тихо сказал Артур.

– Ты, Заяц, без команды не вздумай, – сурово обернулся к нему сержант. – Это самый крайний случай. Это войной пахнет. Не забывай, что мы на их территории, а не они на нашей.

– Да я так только сказал. Держать-то их на мушке надо?

– Надо. Но без паники.

– Вот я и буду держать. Как только засеку.

– Правильно… Ну что, я думаю, они уже прониклись нашим сообщением. Пусть думают, что у нас нет выбора…

И тут Лукинский отдал команду, от которой у Салима Муминовича отвалилась челюсть:

– Передать код национальной принадлежности и выключить генератор защитного поля!

– Что?!

– Был бы ты военным, – зыркнул на него сержант, – тебя бы за это «что» на месте расстреляли. Запомни, командир знает, что делает. Всегда.

–Так если они по нам выстрелят?

– Есть такая вероятность, – признал Лукинский. – Но китайцев-то они отпустили? Значит, не хотят инцидентов.

– Это называется отпустили?!

– Если б действительно хотели грохнуть – грохнули бы… Так что – команду исполнять. И давай без пиз##жа.

На Мумин-оглы было жалко смотреть. Он и так-то выглядел дрыщом, а теперь вообще скукожился и как бы стал ещё меньше в размерах. Но команду выполнил. Молча.

– Если в первые десять секунд не долбанут, мы выиграли, – глухо уронил Лукинский. – А если да, то лупи из всех калибров, Заяц… Если успеешь.

Время, казалось, остановилось. На американском «кроте», судя по доносящейся по связи беспорядочной мешанине слов, изумились такой наглости. И тут ожил международный коммуникационный канал. Американский капитан проинформировал, что постороннее судно, вторгшееся в акваторию полигона, находится под прицелом всего комплекса вооружений и предложил немедленно сдаться. На что Лукинский на превосходном английском ответил, что также в достаточной мере оснащён средствами поражения, однако против дальнейших переговоров возражений не имеет.

Произошла дискуссия, во время которой Артур прилагал все силы к тому, чтобы не дать Салиму вставить ни слова. Он, конечно, знал, что задумал командир, и восхищался, насколько грамотно тот выбирает выражения.

Вскоре американский борт подошёл вплотную и, высунув манипулятор, вставил его в специально открытый для этого Артуром технический лючок. Когда люк был снова закрыт и с силой прижат гидравликой (при этом его створка даже несколько смялась), обе машины оказались намертво сцеплены жёсткой механической связью.

–Американские коллеги приняли решение отбуксировать нас на свою базу, поскольку наш двигатель не работает, – подмигнул Лукинский. – Правда, на какую именно базу, не уточняли. А я лично имел в виду, что на нашу… Так что когда войдём в породу, врубай, Заяц, основной движок. Он много мощней ихнего... Янки не в курсе, так что будет им сюрпрайз. Потащишь два борта сцепкой. Только не дёргай, чтобы не дай бог не оторвались, понял? А они пытаться будут, обязательно. В общем, действуй аккуратненько…

– А если выстрелят?

– Ни в жизнь. Это ж не только нам, но и им смерть верная. На такое ни один пиндос не решится… И эти очкожуи мне ещё про почётные условия сдачи заливали!

– А если вдруг не заведёмся?

– Надо, чтоб завелись, – скрипнул зубами сержант. – Надо. У нас другого выхода нет. Иначе нам и в самом деле писец…

Двигатель завёлся.

- продолжение следует -

+3
163
12:22
+1
Тут ненадолго возникло ощущение, что главы 12 и 13 перепутаны. Но это, наверное, такой хитрый ход с переключением места действия.
Не перепутаны. В едином тексте (когда читаешь ВСЁ сразу) это приём поочерёдного освещения событий в разных местах/временах. Здесь же я вынужден выкладывать порциями, поэтому такое впечатление и создалось.
Загрузка...
Arbiter Gaius №1