Клипер «Фермопилы» − шерстяные гонки. История одного рейса.

Автор:
ЛюбовьТк
Клипер «Фермопилы» − шерстяные гонки. История одного рейса.
Текст:

продолжение...

На кухне рассерженный Хью поджидал Сэма с мокрой тряпкой, которой не замедлил пригладить племяннику затылок. Сэм, пробубнив какие-то оправдания, снова принялся за работу. После обеда он отпросился у дядюшки и рванул в порт, туда, где был пришвартован чайный клипер. Погода начинала меняться, ветер усиливался и судна теснились в гавани, стараясь укрыться от приближающего ненастья. В глазах рябило от множества мачт, но в основном они принадлежали мелким рыбацким судёнышкам, не знавшим бескрайних просторов океана. За лесом этих коротышек Сэм сразу разглядел высоченный рангоут знаменитого парусника.

«Фермопилы» стоял словно гончий пёс на привязи − стоит лишь поднять якорь, расправить паруса, как он сорвется с места и исчезнет из глаз в одно мгновение. Настоящий царь среди плебеев − изящный корпус, окрашенный в темно-зелёный цвет, жёлтая полоса вдоль обводов словно сверкающая золотая лента. А белоснежные мачты, бушприт, реи и носовая фигура вождя спартанцев Леонида, запросто могли поспорить с облаками по чистоте цвета. Сэм не верил своей удаче − неужели тот матрос не соврал, он действительно сейчас поднимется на палубу этой «океанской борзой», как называли парусник газеты. Он был на седьмом небе от счастья.

Сэм быстро зашагал вдоль причала и ему наконец удалось найти шлюпку, принадлежавшую клиперу. Возле неё стоял кряжистый матрос лет сорока.

− Мне нужен Джон Гарнет, сэр, − обратился к нему Сэм.

– Зачем это он тебе? – смерил его пренебрежительным взглядом матрос.

Сэм вздрогнул – один глаз у того был кривым и мутным.

– Ну? – кривоглазый, заметил, что Сэм его разглядывает и злобно оскалился.

– Эээ... – не зная, как ответить, протянул Сэм, – нужен.

– А, юнга! Пришёл-таки, – раздался за его спиной рокочущий бас. − Ну-ка, Диггори, отвали от парня.

Сэм обернулся, пред ним стоял улыбающейся Джон. Его красные щёки и нос говорили о том, что здоровяк к утреннему кувшинчику эля, выпитому в пабе дядюшки Хью, добавил ещё один-два.

– Пришёл, – ответил Сэм, тоже улыбаясь.

− Тогда, пойдём.

Диггори залез первым. А Джон, пропустив Сэма и еще трёх матросов вперёд, последним забрался в шлюпку. Усаживаясь, Сэм споткнулся о ногу кривоглазого, матрос резко вскинул руки перед его носом, чуть не ударив, и грязно выругался.

− Ну-ну, Диггори, не пугай парнишку, иначе я тебя напугаю. Ты что такой дерганый? Никто не налил? – Джон расхохотался.

− Зато, смотрю, тебе не раз налили, Гарнет, − кривоглазый явно распалялся.

Джон усмехнулся, но отвечать не стал, и дальше до корабля плыли в полном молчании.

Наконец Сэм волнуясь поднялся на «Фермопилы». То, что предстало перед глазами, превзошло самые большие ожидания. На медового цвета палубе не было ни пылинки − она сверкала чистотой натёртого до блеска дерева. Паруса лежали толстыми бревнами как удавы-альбиносы, а грот-мачта казалась выше колонны Нельсона в Вестминстере.

– Капитан, сэр. Я привёл нового юнгу, − Джон обращался к подошедшему человеку в капитанской форме, здоровяку с окладистой седой бородой, не уступавшему мощью Гарнету.

– Гарнет, да ты, похоже, уже приложился. Смотри у меня, скоро выходим, – пригрозил капитан. − Не будь ты лучшим парусным мастером, я вздернул бы тебя за ноги. Ну-ка парень, покажи мне на что способен. − обратился он к Сэму, − Пошёл наверх.

Сэм растерялся, но Джон тихонько подтолкнул его к верёвочной лестнице, прикреплённой к борту: «Давай, вон по грот-ванту вверх до марса и обратно», − чуть слышно шепнул он и ткнул пальцем в круглую площадку высоко на мачте. Сэм, цепко держась за трос, быстро забрался наверх, и через несколько минут, дрожа от возбуждения, уже снова стоял перед капитаном. Джон довольно ухмылялся:

− Капитан, это сын Робина Лейнстера, вы помните смельчака Лейнстера?

Капитан нахмурил седые брови:

− Ну что ж, надеюсь ты станешь таким же отважным как твой отец, но более удачливым чем он. Завтра в пять утра будь на корабле. В семь выходим, − капитан развернулся и, чеканя шаг, удалился.

Джон весело подмигнул Сэму. «Юнга? Как это? Я не собирался…», − Сэм в смятении смотрел на Гарнета. «Так иди собираться, ты слышал, что сказал капитан? У тебя мало времени», − Джон Гарнет ответил ему взглядом, не терпящим возражений.

Уже на берегу, Сэм завёл разговор об отце:

− Мой отец, как он погиб?

Джон молчал, глядя поверх головы Сэма.

− Пожалуйста, сэр, расскажите, что знаете.

− Так, юнга, давай договоримся, зови меня Джон. Твой отец; ты сильно похож на него, такой же худющий и длинный. Похож, да похож, − Джон растрепал его пепельные волосы, − что я могу рассказать. Я был как ты, совсем зелёный. Мы возвращались с китайским чаем на борту. Проклятый мыс, сколько там добрых моряков погибло. Начался сильный шторм, твоего отца сбил с реи оторвавшийся канат. Мы подняли Робина, но он был уже мёртв. Его похоронили как славного моряка со всеми почестями. Там же, у мыса Горн. Так это и произошло. А сейчас беги. Когда-нибудь я расскажу тебе больше.

И Сэм, простившись, побежал домой. Ноги тряслись, сердце билось так, что внешние звуки воспринимались с трудом. Как в бреду он до позднего вечера носился, выполняя заказы посетителей, а ночью, сидя в своей комнатке, размышлял – как сказать дядюшке обо всём? Старый Хью не скоро простит ему такой поступок, да и тётя будет вне себя от переживаний. Не придумав ничего лучше, Сэм решил написать письмо, после чего просто сбежать. Дядюшка пока ещё неплохо справлялся сам, впрочем, дела шли так, что он вполне мог нанять помощника. Когда же Сэм возвратится, а это не раньше, чем через полгода, дядюшка остынет. Он взял листок бумаги и написал:

«Дядя и тётя, я нанялся юнгой на «Фермопилы», рано утром мы уходим в Австралию. Тётя, не волнуйся, я вернусь живым и здоровым, обещаю тебе. Очень люблю вас, Сэм».

продолжение следует...

+1
54
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Нидейла Нэльте №1