Когда пишется фэнтези

Автор:
Finistokl
Когда пишется фэнтези
Аннотация:
В этой истории рассказывается, что происходит в Библиотеке Воображения, когда Хомяк берется за перевод какого-нибудь фэнтези. Это не так просто и обыденно, как может показаться на первый взгляд.
Текст:

В один прекрасный, или не очень, тут как посмотреть, день Хомяк выбрался из своего гамачка, в котором провел уже немало времени. С самым серьезным выражением на мордочке он углубился в недра Библиотеки Воображения. Его не было видно довольно долго. И первым появилось натужное пыхтение Хомяка, а лишь потом явился он сам.

Хозяин Библиотеки тащил огромный толстый том, и прилагал для этого невероятные усилия. Книга заслуживала особого внимания. Переплет отделан тонкой темной чешуйчатой кожей. На уголках потемневшие от времени ажурные бронзовые обоймы. Название на непонятном языке выписано на корешке лунным светом. В центре обложки оттиснут расправивший крылья золотой дракон. Между страниц выглядывает тонкое шелковое ляссе.

С первого взгляда ясно, что Хомяк раздобыл себе для перевода эпическую фэнтези-сагу. Я немного забеспокоился. Нет, фэнтези я очень люблю. Многие истории, которые рассказывал сам себе, были в этом жанре. Да и те, что решился записать, тоже. Но объем! Формат в полтора раза больше обычного А4. И толщина такая, что ладонью корешок не обхватить. Хомяк волочил свою добычу на спине, придерживая широко расставленными передними лапками. И где только он откопал такой фолиант?!

Всерьез я забеспокоился, когда Хомяк затащил книгу на стол и установил на подставке. Как ему такое удалось, не знаю. Но после этого он немного успокоился. Хомяк, как и я, к сожалению, особым упорством и трудолюбием не отличается. Небось, надоест ему через десяток страниц, и убежит пушистый за банальными приключенческими, а то и попаданческими историями. Хорошо, что они не покинут Библиотеку, и никто, кроме меня ихне увидит.

Хомяк расчистил место на столе, притащил стопку чистых листов пергамента. А на чем еще, по-вашему, нужно писать фэнтези? Для порядка заглянул в неиссякаемую чернильницу, проверил перо и открыл книгу. Работа у него пошла быстро. Я едва успевал просматривать написанное им. Сперва в голове появилась обычная мешанина, особенно, если история была грандиозной и масштабной. Места и времена, люди и нелюди, звери и птицы, деревья, травы, созвездия, дома, лошади, сено. Гигантские сосновые шишки, воины, пустыни, колдуны, вулканы, торговцы. Оружие, печи, одежда, стол, кухонные горшки, картошка, жареная рыба, хлебный каравай. Пришлось сделать перерыв на обед. Хомяк же перекусил, не отвлекаясь от работы.

Образы продолжали прибывать. Они складывались в города и села, народы и их историю. Появлялись короли и бедняки, селяне и великие герои. И вот, в блеске и славе, ступая по лепесткам роз и ветвям лавра, явился Он. Главный Герой. За ним, набивая карманы халявной лаврушкой и жуя лепестки трусили персонажи второстепенные, спутники, верховые и домашние животные. Вслед за ними крались зашуганные враги. Главный Враг и Злодей вылез позже откуда-то из темной подворотни и с демоническим хохотом куда-то умчался. Надо полагать, вредить и злодействовать. Пусть его, Герою же надо чем-то заниматься.

Хомяк всерьез увлекся этой историей. Хотя самой истории еще не было. Но Хомяк истерично верещал и требовал срочно просмотреть новый лист с описанием неведомой зверюшки или диковинного куста. А то и краткое изложение истории пяти империй. Или биографию ученого, от которого осталась только одна никому не нужная книга. Конечно же, приходилось смотреть и запоминать. Этот зверь спокойно жить не даст, если не посмотрю, что он там раздобыл. Многое даже пришлось записывать. Как я и думал, до собственно истории Хомяк не добрался. Выдохся и увлекся другим. Но тот огромный фолиант остался на столе. И время от времени Хомяк возвращался к нему, выписывал всего понемногу. Порой, интерес пробуждался в нем в самое неподходящее время.

И в один из таких сеансов изящные и необычные значки в книге поплыли, растеклись и превратились в четкое изображение. Молодой человек в длинном плаще шел по какому-то темному месту. Кажется, это что-то вроде кладбища. Хомяк подпрыгнул, радостно заверещал и бросился в бой с пером наперевес. Моя голова чуть не лопнула от лавины нахлынувшей информации. Я знаю только один способ справиться с подобным. Схватил ручку, лист бумаги и сел писать.

Писал с максимальной скоростью, на какую только способен. Чтобы вылетающие из-под лап Хомяка исписанные листы не успели затеряться или исчезнуть. Пока нужные слова стоят перед внутренним взором и мне нужно лишь повторить их на бумаге. Писал каждую возможную минуту, наплевав на все дела, кроме самого необходимого. Злился, когда отвлекали или приходилось искать новый лист бумаги. Не обращал внимания на боль в пальцах и затекшей шее. Это быстро проходит. А потерять волну интереса и трудового энтузиазма Хомяка еще быстрее.

Написание фэнтези, как и любого другого произведения, сопряжено с некоторыми техническими трудностями, от жанра зависят лишь их детали. И очень хорошо, что почти все эти неожиданности происходят в Библиотеке Воображения. Хомяк так увлекся развернувшейся перед ним историей, что утратил бдительность. Когда он перевернул очередную страницу, чтобы увидеть новый эпизод, с этих страниц слетел маленький дракончик. Он вполне мог бы поместиться в крупный апельсин, взбреди ему такое в голову. Дракончик был того желто-зеленого цвета, который имеют березовые листья в начале осени. Живот и крылья были светлее. Маленькие рожки отливали золотом, глаза сияли чистой синевой. Дракончик завис на одном месте, несколько раз чихнул, выкашливая книжную пыль. И пару раз коротко пыхнул ярким малиновым пламенем.

Хомяк завизжал, подпрыгнул и схватился за сердце. В ту же секунду на его пушистой голове появился тяжелый шлем с загнутыми рогами. Зверек вытащил из кучи бумаг на столе громадную мухобойку. Прямоугольник черной резины на рукоятке из железного дерева, которая заканчивалась серебряной оскаленной волчьей головой.

 От бешенного рева хомяка-берсерка дракончика отбросило в сторону. Хомяк потряс мухобойкой и с боевым кличем бросился в погоню. Он преследовал дракончика повсюду. Взбегал по книжным полкам на невообразимую высоту и углублялся в самые дальние уголки Библиотеки. Дракончик же ловко маневрировал, уворачивался от боевой хомячьей мухобойки. Поджег паутину в углу и едва не подпалил уголок одной книги. Хомяк взревел пуще прежнего, и в две минуты выгнал летучую зажигалку в открытое окно. Потом еще долго стоял на подоконнике, ругался и грозил вслед дракончику кулачком.

За время этой увлекательной погони я сумел отдохнуть. Когда Хомяк успокоился, мы вернулись к работе. И вскоре я потирал натертые пальцы и собирал в стопку исписанные листы. Перемазавшийся чернилами Хомяк закрыл книгу, сгреб в сторону бумаги и рухнул на них сверху. Свет в Библиотеке мгновенно погас.

У меня оказался маленький кусочек большой истории. Над ним пришлось еще поработать, чтобы окончательно завершить перевод на язык слов. Хомяк отложил тот фолиант, но далеко не убирает. История продолжается. Маленькими кусочками или иногда частями побольше. Нам с Хомяком она нравится. Нам интересно. Надеюсь, кому-то из тех, кто ее прочитает, тоже будет интересно. И надеюсь, что ее удастся закончить.

+3
223
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Максим Суворов