Новорожденный

Автор:
sergey.bunzya
Новорожденный
Аннотация:
Действие происходит в суровых горах Пангеи, где люди воруют яйца из драконьих гнезд, чтобы создать собственную драконью армию. Но один из охотников задумывается - правильно ли это?
Текст:

Новорожденный

рассказ

– Трехлетний дракон может поднимать человека в воздух. Пятилетний - переносить на приличные расстояния. Десятилетний - пригоден для боя - у него появляется огонь. Правда, все эти ручные драконы - ничто по сравнению с дикими. –разглагольствовал Марух, сидя в пивной и потягивая не самое плохое пиво.

– Почему? – шепотом, с придыханием спросил крупный немытый парень, с огромными руками, сгорбленной спиной и узким лбом, один из собеседников Маруха.

– Дикий дракон – это зверь, который живет тысячу лет. Мы не знаем, сколько им лет в точности, но значительную часть жизни они растут. Он – гигант по сравнению с ручными драконами. Он движется быстро, летает на огромные расстояния, он мудр. А наши ручные драконы – тупые. Только и годятся, чтобы сжигать замки соседей, или нападать на их войска с высоты.

– Почему тупые-то? – cпросил лошадиный барышник, сидящий чуть поодаль и прислушивающийся к полупьяным разглагольствованиям Маруха довольно скептически.

– Как тебе объяснить… – Марух задумался – Дракон… что такое дракон? Это древнее существо, обладающее особой магией, особым разумом. Знающий другую сторону вещей. Говорят, они могут проникать в мысли людей и подчинять их своей воле. Их взгляд гипнотизирует. А наши… Это как, слышал, может быть, поймали как-то в лесах около моря Тетис ребенка, мальчика, который потерялся в лесу и был воспитан волками? Он был как зверь. Рычал и передвигался на четвереньках. И ел сырое мясо. В конце концов сбежал назад, в лес. Вот и драконы так же. Мы забираем драконье яйцо, ждем, когда дракон вылупится и воспитываем, дрессируем его, как медведя или как пса. Получается зверюга, огромная, зубастая, опасная, но зверюга, не более. А древние драконы, которые жили тысячелетия здесь, в этих горах, жили здесь до того, как здесь появились первые люди – что знаем мы о них? Какую мудрость они хранят с первоначальных времен? Кто они, эти великие крылатые ящерицы? И в какой странной гармонии с миром они живут уже тысячи лет?

– Ты, как будто, восхищаешься ими. – сказал барышник.

– Я? Пожалуй, да. – ответил Марух, хлебнул пива и, откинувшись на стуле, наморщил лоб. – Пожалуй, да, я восхищаюсь ими. Тем странным равновесием, в котором они живут с этим миром. Той странной гармонией, которую они соблюдают по отношению ко всему. И иногда я задумываюсь о своем месте в истории. О том, что я делаю, для того, чтобы заработать деньги, и к чему это приведет.

Лежа в своей засаде у пещеры дракона, Марух вдруг вспомнил этот разговор, состоявшийся в пивной крошечного городка в предгорьях. Оттуда он вышел в очередной поход в Рассветные горы. Городок кучей кирпичных кубиков примостился на плече огромной горы. Над двухэтажными домами гордо возвышалась сторожевая башня. С незапамятных времен караульные с ее вершины смотрели на горы, снежными облаками возвышавшиеся вдали. Оттуда с незапамятных времен, пугая людей, появлялись драконы.

Опытный охотник, Марух знал прекрасно все природные циклы драконьей жизни. Когда гигантские ящеры спариваются и кладут яйца. Сколько времени высиживают их и когда начинают покидать, чтобы поохотиться. Сейчас, лежа в россыпи огромных камней, он смотрел на огромную дыру пещеры, огромными острыми скалами, как клыками оскалившуюся в его сторону. Их пещеры непрерывно валил желтоватый дымок. Марух знал, что внутри, за гигантскими каменными стенами таится дракон. Он также знал, что дракон этот - самка. И возможно, она высиживает детеныша.

Огромные горы с шапками вековых снегов на их вершинах окружали Маруха, дышали морозом. Он, не делая лишних движений, осматривался вокруг, замечая все детали этого мира. Стадо горных баранов, беззвучно прыгающих по скалам в миле от него, остатки древней крепости на вершине отдаленной горы. Потом переводил взгляд на отверстие пещеры, окутанное желтым дымом. Он знал, что часто того, чтобы дракон отправился на охоту и покинул пещеру, приходится ждать месяцами.

Ночь, спустившись, огромным черным пологом охватила мир. Льдистыми громадами возвышались вокруг невообразимо гигантские горы. Тьма будто бы придавала им объема. Во тьме над горами плыл месяц, горели звезды. Черные облака проплывали над Марухом, ветер холодил лицо. Это была часть работы Маруха. В такие моменты ожидания он чувствовал странное единение с миром. Чувствовал, что живет в одном ритме с ним. Может быть, в эти-то моменты ожидания и стали закрадываться в его душу сомнения и мысли о том, что он, Марух, охотник на драконов, возможно, в своей жизни делает что-то не так.

– Выгода. – пробурчал себе под нос Марух. – Выгода. Я там, где выгода.

Наконец, когда шапки снегов на горах окрасились огненно-алым в седьмой раз, в пещере, за входом в которую Марух наблюдал, послышался рев. Марух, весь превратившись в зрение и слух, прижался к камню, сжав рукоять меча в ладони. Сначала ничего не было видно. Только желтоватый дымок, медленно вытекающий из пещеры, из тонкой струйки превратился в расходящееся в стороны облако. Оно вдруг расширилось, как будто кто-то чихнул, раздалось в стороны, и из пещеры показалась огромная темная голова дракона. Сам он, как червь, полз из пещеры, извиваясь и припав к земле. Свои движения он сопровождал пыхтением и ревом. Марух, будто окаменев, смотрел на гиганта. Наконец, выбравшись из узкого для него хода, дракон вскинул наверх огромную голову, расправил крылья и, разбежавшись, оттолкнувшись от скал, взлетел. Марух, повернув голову, проводил взглядом чешуйчатое брюхо, пронесшееся прямо над ним. Дракон взмахнул несколько раз крыльями и исчез за горами. Он полетел в сторону населенной людьми равнинной Лавразии. Туда, где на полях люди пасли коров и овец.

Марух перекусил немного, подождал, пока дракон удалится на приличное расстояние и по огромным камням полез вверх по склону. Огромный зев пещеры приближался. Марух знал, что вероятность присутствия там еще одного дракона близка к нулю, но тем не менее, колени тряслись у него от волнения, а ладони потели. Также была вероятность, что дракон, почуяв неладное, вернется. Но вероятность этого тоже была мала. Тем не менее, это был самый опасный момент охоты. И немало охотников за драконьими яйцами, пробравшихся в логово в глубинах пещер, были растерзаны.

Огромная пещера со стенами из серого камня с какими-то красными прожилками раскрылась перед Марухом, как тайна. Неровные стены, уходящие вверх, были, как храм. Вопреки ожиданию, в пещере было светло. Свет золотистыми столбами проникал в несколько отверстий под потолком, имевших, по всей видимости, естественное происхождение.

В этом-то столбе света Марух и увидел округлое, зеленовато-черное яйцо, лежащее на боку у дальней стены пещеры на каких-то ветках.

– Вот оно! – сказал себе Марух и эхо подхватило его слова. – Удача! Яйцо дракона лежит и ждет меня здесь! Как я рад!

Приблизившись, Марух приложил ухо к теплой черно-зеленой скорлупе и сквозь шум крови в ушах услышал звук, похожий на тихое дыхание, смешанное с какой-то вибрацией. В яйце жил, дремал, спал детеныш дракона. Будущий летучий ящер. Оно было живым.

Утро третьего дня пути вниз застало Маруха на границе вечных снегов на перевале Тараз. Вокруг гигантскими глыбами возвышались горы. От снегов веяло холодом. Трехдневный путь по горам с наибольшей возможной скоростью не прошел для Маруха даром. Его щеки ввалились, усталостьот огромного безостановочного перехода давила. Зато теперь он был уверен, что оторвался от дракона. Тот потерял его среди каменных россыпей и заснеженных троп. Искать человека в Рассветных горах было все рано, что иголку на сеновале. Даже для очень мудрого и могучего змея.

Снова подивившись той иронии судьбы, в соответствии с которой мелкие хитрые зверьки типа него могут одурачить огромного и мудрого дракона, Марух двинулся дальше. Яйцо, лежащее в мешке за плечами, давило на ключицы, болели спина, поясница, но Марух безостановочно шел вперед, минуя причудливые скалы, величественные обрывы и отколотые от скал камни. В середине третьего дня он перешел через огромную красную линию, проложенную по горам- древнюю границу людей и драконов, которую под страхом смерти не мог пересекать человек. В древности, знал Марух, так оно и было. Теперь же, в меняющемся мире, каждый действовал на свой страхриск. Законы не соблюдались. Побеждал и, следовательно, был прав, только храбрый и сильный.

Этой ночью он, наконец, позволил себе остановиться и сделать привал. Выбрав место среди черных камней так, чтобы снаружи не было видно ничего, Марух разжег костер. Яркие языки пламени карабкались по сухим растениям, обитающим здесь. Марух подставил яйцо поближе к огню. В его дрожащем свете оно казалось живым, прекрасным, как огромная жемчужина из вольного океана.

«Его округлость прекрасна» – думал Марух – «Оно чудесно, великолепно. Оно имеет смысл. Я же продам его за кошель монет, на которые смогу купить еду, выпивку и шлюх.»- Странное ощущение вдруг охватило его. Встать, собраться, взять яйцо и унести обратно в горы, в пещеру. Оставить, как есть. Там, где его место. Отдать дракону.

Марух скрипнул зубами. Он понимал, что это невозможно. Если в своем безумном пути назад он встретит дракона, тот убьет его. Да и что делать ему на равнине без денег, которые он сможет получить за продажу яйца? Опять устроиться ловцом беглых рабов в Дельте? Наемным убийцей? Телохранителем? В этой жизни Марух не умел ровным счетом ничего, кроме как драться и выслеживать. Так сложилась его жизнь с самого детства, когда он, бездомный ребенок в одном из великих городов Дельты, попрошайничал и подбирал объедки, пока не стал настолько большим и сильным, что смог ограбить человека.

Утром пятнадцатого дня своего пути вниз Марух входил в Тарем- один из больших городов Дельты, в котором жили правители, готовые платить хорошие деньги за яйца драконов. Пройдя через древние ворота, Марух затерялся среди торговцев, разносчиков, погонщиков скота и прочего разношерстного люда, заполняющего улицы Старого Города. Вынырнув из людского муравейника, Марух оказался на противоположной стороне района, недалеко от городской стены. Знакомая гостиница словно ухмыльнулась ему своими темными дверями. Марух зашел в нее и снял комнату. Из ее окон был виден дворец правителя и белые башни над внутренним двором, откуда то и дело взлетали сторожевые драконы.

Марух положил яйцо на кровать и снова посмотрел на него. Округлое, перламутрово-зеленоватое, оно снова показалось ему прекрасным, как драгоценность. Странным образом оно диссонировало с грубыми покрывалами на кровати.

- В охотнике заговорила совесть!- с усмешкой сказал Марух и поразился, насколько свой собственный голос показался ему чужим и хриплым.

В ожидании часов приема во дворце он сел и начал точить свой меч. Улицы Тарема были небезопасны даже днем, а ему придется возвращаться глубокой ночью - яйца драконов покупают во дворце после заката. Когда садящееся солнце окрасило небо над домами красным, Марух оделся, засунул яйцо в мешок, повесил за плечи и пошагал по темнеющим улицам, зорко смотря по сторонам и сжимая в ладони рукоять меча.

Солнце блеснуло алым и скрылось за домами. Наступила тьма. Толпы людей на улицах резко поредели. Уличные торговцы собирали свои товары, разбирали и складывали на повозки прилавки, увозили куда-то. К тому времени, как Марух прошел половину пути до Дворца Правителей, улицы опустели почти полностью. Только редкие стайки подозрительных личностей сновали в тени огромных деревьев, возвышавшихся то тут, то там посреди площадей и среди высоких каменных стен.

Марух не раз напрягался и крепче хватался за меч на своем пути к дворцу. Но разношерстные проходимцы и грабители, заполняющие улицы Тарема после захода солнца, обходили его стороной. Видимо, чувствовалась свирепая мощь человека, пришедшего с гор.

Через лабиринт кривых улочек, образованный стенами высоких вычурных домов, на тротуарах под которыми было темно, как в подземелье, Марух вышел к задним воротам Дворца. Знакомый привратник впустил его и передал офицеру стражи. Все знали, зачем пришел охотник. Офицер взял со стены факел и повел Маруха вниз по лестнице, огромными, будто расплющенными, ступенями ведущей под древнюю башню.

Дворец Правителей Тарема был современником первых людей на Пангее. Говорили, что его строила древняя, неведомая раса, предшествовавшая человеку. Рассказывали, что усыпальницы этой расы Людей-Обезьян до сих пор можно найти в Рассветных горах. Предшественники человека, во многом они были мудрее и обладали огромным знанием. Марух, по своему обыкновению, не переставал изумляться, как человек, невежественный, слабый и подлый, мог победить когда-то своих великих предшественников и поселиться в их городах.

Огромные ступени, по которым когда-то ходили ноги Людей-Обезьян, вели вниз. Наконец, офицер с факелом достиг нужного уровня и по длинному и широкому подземелью пошел вперед. С низкого потолка капала вода. Марух шел за офицером, иногда спотыкаясь о камни, лежащие на полу.

Наконец, через несколько сот шагов они вошли в большую круглую комнату, освещенную яркими огнями. Посреди нее, в цепях, прикованный к кольцам в стене, трепыхался небольшой трех или четырехлетний дракон. Он все пытался взлететь, но цепи удерживали его и поэтому зверь только лишь бил крыльями по воздуху, зависая на высоте в несколько футов. Пасть дракона была скована намордником, так что он не мог кусаться. А прямо перед ним, спиной к Маруху, стоял высокий человек и со всей силы охаживал дракона длинным кнутом. Мышцы его напрягались, он был весь в поту. Марух узнал человека. Он видел его и раньше, те несколько раз, когда раньше приносил яйца драконов во дворец. Это был Бако, Смотритель Драконов, ведавший набором драконьей армии и отношениями с драконьими охотниками. Он также набирал добровольцев в Драконьи Всадники. В это новое, элитное войско хотели попасть много людей из лучших семей Лавразии.

– А, вот и ты! – сказал Бако, нанеся последний удар и повернувшись к Маруху. Дракон рухнул на каменный пол бессильной кучей. – Я ждал, что ты должен прийти со дня на день. Как там дела на перевалах?

– Все хорошо. – сказал Марух, снимая мешок с плеч. – Снега в этом году выпало больше, чем в прошлом, но пройти к гнездам драконов можно.

Маруха не удивило, что Бако помнит его в лицо. О его памяти ходили легенды.

– Что у тебя там? – наклонился Бако над мешком и достал оттуда яйцо. Огромный мускулистый человек легко держал его. – Ого!- воскликнул Бако, любуясь зеленоватым отливом и округлостью яйца. Потом приложил к уху.

– Живое! – с усмешкой подтвердил он. – И крупное.

Быстро развернувшись, Бако поставил яйцо в угол, туда, где Марух заметил несколько десятков драконьих яиц, стоявших там рядами. Извернувшись, как кошка, Бако дотянулся до своего плаща, висевшего на стене и, достав оттуда кошель с серебром, кинул его Маруху. Тот ловко его поймал. Кошель был тяжелый. Без мешка, оттягивающего спину, стоять было непривычно. Как будто чего-то не хватало.

– Хвалю за работу! – сказал Бако с жесткой усмешкой. – Ты - один из лучших охотников. Если ты сможешь доставить еще три яйца до конца года, я удвою твою плату. Мы ценим таких, как ты.

–А зачем его бить? – кивнув на дракона, по-прежнему лежащего на камнях мокрой кучей, вдруг спросил Марух.

– Он должен бояться! – сказал Бако. – Должен знать, кто из нас главный! Даже мысли не должно быть в его звериной башке, что можно ослушаться.

– А он не станет от этого совсем уж тупым? – спросил Марух.

– Нам умные и не нужны. – ответил Бако. – Достаточно, что они создают нам перевес над войсками других царств. Мы можем нападать на них с воздуха и сжигать города. А поскольку мы первые начали создавать драконьи войска, за нами всегда будет численный перевес. Даже с дикими драконами мы можем справиться, если задавим их числом. Скоро только мы, Таремцы, будем властвовать над всем миром и его богатствами!

– Размечтался! – раздался хриплый грубый голос с другой стороны зала. Высокий здоровенный человек спустился по лестнице, которая вела из внутренних покоев Дворца и вошел в круг света. Марух словно окаменел. Мурашки пробежали по его телу. Он много раз слышал, что Рон Варвар, или Рон Великий, как называли его здесь, оказывает на людей именно такое воздействие. Огромный человек с грубым и мрачным лицом, со шрамом над бровью, вошел в комнату и жестко посмотрел сначала на Смотрителя, а потом на Охотника.

– Работаешь? – спросил он Бако. – И в ус не дуешь? Не знаешь, что происходит?

– Не знаю, что происходит где? – осведомился Бако.

– Ты помнишь этого щенка, сына Раббана, убитого месяц назад над горами? Как там его звали… Эркан! Эркан, который ускользнул от нас, несмотря на ранение?

– Я помню его прекрасно. Я сам был там и стрелял в него. Я попал в бок.

– Месяц его не было, а теперь он вернулся. Пару часов назад он уничтожил всю нашу Воздушную армию над Восточными Отрогами! – заревел Рон Варвар так, как, бывало, ревел, перекрикивая шум битвы. Лицо его страшно исказилось. Он ударил кулаком по столу, стоящему у стены. Стол разлетелся в щепки. – Он один уничтожил ее!

– Как так – один?! – изумился Бако.

– Очевидцы говорят – а спаслось всего трое – что он прилетел на огромном диком драконе, ты понимаешь – Диком! и начал расстреливать драконьих всадников из какого-то неизвестного оружия, сшибая с седел одного за другим. Они ничего не могли ему противопоставить, настолько он был далеко. Стрелы из луков до него не долетали. В конце концов все просто начали разбегаться, но дикий дракон превосходил наших в скорости и легко догонял. Вся армия расстреляна! Одним человеком!

– А драконы?!

– А драконы, когда всадников на них убили, полетели к горам. Теперь у нас нет армии. Обрели свободу, что называется…

Рон вдруг обратил внимание на изменение обстановки. Он огляделся.

– Так! – спросил он. – А где этот охотник, который был здесь?

Бако оглянулся, потом завертелся по сторонам. Маруха нигде не было.

– Это один из наших лучших охотников. – сказал он. – Только что он был здесь…

– Нельзя дать ему уйти! – рявкнул Рон. – Он расскажет нашим врагам, что у нас больше нет армии. Наша сила держалась на драконах…

– Смотри! – крикнул Бако из-за угла, оттуда, где проход из освещенного зала уходил в подземелье. Оттуда, откуда пришел Марух. Рон прыгнул туда. В луже крови, с перерезанным горлом, лежал офицер, приведший Маруха. След ног охотника, случайно ступившего в кровь, уходил в подземелье.

– Найти! – зарычал Рон. – Догнать!

– Он и яйцо, которое принес, забрал! – глянув в угол, побледнел Бако. – Он был какой-то странный сегодня…

– Нельзя дать ему уйти! – сказал Рон – Он расскажет нашим врагам о нашем поражении. Ищите его! И позаботьтесь о яйцах! Это сейчас наша единственная надежда на будущее. На создание новой армии. Ответственность за яйца и за поимку охотника я возлагаю на тебя, Бако!

Бако схватил и прижал к губам дудку, вызывающую стражу. Зазвучал резкий гнусавый сигнал. Рон развернулся и пошел к выходу, к лестнице, с которой пришел. Проходя мимо дракона, он со всей силы пнул его в голову.

– Тварь! – прорычал он. – Я посмотрю, что это за Эркан, сын Раббана, и откуда у него такое оружие, которого нет ни у кого. Попахивает колдовством!

Рон Варвар прыгнул на первую ступеньку и помчался вверх, поднимаясь на самую высокую башню Дворца Правителей. Там, на вершине башни, он наблюдал за звездами. Там, на вершине башни ждал его ездовой дракон по имени Молния.

Марух с мечом в опущенной правой руке неслышно и осторожно, как кот, шел по гребню крыши. Яйцо, которое он забрал из угла комнаты, куда его положил Бако, опять оттягивало мешок за его спиной. С неба, иногда закрываемый тучами, светил месяц. Марух предпочел бы, чтобы было совсем темно, чтобы месяца вообще не было. Когда месяц выходил из-за скрывающей его облачной кромки, он или замирал в тени печных труб, или крался в тени стен и башен. Воины, которых Бако отрядил на его поимку только что прошли внизу по улице, над которой шел Марух, и ушли вперед. Их было пятеро - опытных, хладнокровных наемных убийц. Они шли, по следам, оставленным Марухом - двум трупам стражников во внутреннем дворе Дворца и одному на стене, на гребень которой он забрался, цепляясь за висящие на стене растения. Этот подъем с яйцом за спиной стоил Маруху напряжения всех сил. Но многолетняя выучка не подвела – хоть у охотника и двоилось в глазах, когда он оказался на стене, рука привычно выхватила меч и ударила внезапно выросшему перед ним стражнику в горло. Стражник не успел даже пискнуть.

Теперь, пробираясь по крышам к городской стене, Марух не был уверен, что те пятеро, которых он видел внизу – единственные, кого Бако отрядил на его поиски. Он знал, каких изощренных, опытных, свирепых убийц этот зверь во плоти может послать по его следу. То, что Марух поддался секундному настроению и выступил против системы, с которой работал всю жизнь, ставило его вне закона. Но это решение долго зрело в нем. Наблюдать, как люди уродуют прекрасный, первозданный мир, оплетая его своими сетями рабства и насилия, в какой-то момент стало выше его сил. Он, большую часть жизни проводящий в горах, был скорее частью этого первозданного мира, а не мира людских городов.

– Если какой-то правитель хочет весь мир сделать своими рабами. – говорил себе Марух – Я, во всяком случае, не буду ему помогать.

Но теперь ситуация и его место в жизни резко изменились. Этот город теперь был ему более враждебен, чем дикие горы. Из-за каждого угла надо было ждать удара. Марух, чувствуя, что надо передохнуть, присел в тени печной трубы и огляделся. Ночь, судя по звездам, катилась к своему завершению. Надо было поторопиться, чтобы успеть перелезть через городскую стену до рассвета. Сейчас, только бы восстановилось дыхание…

Многолетняя привычка спасла Маруха. Даже не поняв, что происходит, он резко отстранился в сторону. Сталь лязгнула о камень трубы в дюйме от его лица. Марух вскочил и обрушил бурю ударов мечом, отбиваясь от трех обступивших его врагов. Первый упал сразу же от удара в висок, второй, заревев, когда Марух отрубил его руку с мечом, рухнул в проем между домами. Третий чуть не убил Маруха прямым ударом в грудь. Чудом извернувшись, Марух отбил острое лезвие и обманным движением меча снес ему голову.

Забыв об усталости, охотник помчался по крышам в сторону стены. Звуки битвы наверняка слышали многие и теперь бегут сюда. То замирая, как камень, в тенях стен и крыш, то бегом через разбитые на крышах сады, Марух мчался дальше, пройдя между убийц, охватывавших его широким полумесяцем. На исходе ночи он спустился со стены и перешел реку, текущую за ней, вброд. Город Тарем темнел за рекой, огромный и угрожающий. Впереди были горы. Марух пошел вперед. Он знал, что убийцы будут идти за ним, и поэтому выбирал места для ночевок очень осторожно. Куда он идет, он еще не решил, но если есть где-то в горах человек, который сражается с этим, разрушающим мир и свободу, государством Тарема, то он, Марух, примкнет к нему.

Однажды, когда охотник ночевал на вершине огромной горы между высокими темными башнями, следами бывшей здесь некогда неведомой цивилизации, странный звук привлек его внимание. Тихий щелчок и треск раздался от яйца, которое Марух поставил недалеко от костра. По перламутрово-зеленой скорлупе, освещенной алыми сполохами, побежала трещина. Яйцо раскололось. На мерзлую землю выпал крошечный драконий детеныш и удивленно прищурил змеиные глазки.

– Вот ты какой! – удивленно проговорил Марух. Он ни разу не видел новорожденного дракона. – Совсем не страшный!

Охотник протянул дракону кусочек мяса, который тот немедленно сожрал.

– Хороший аппетит! – улыбнулся Марух и потрепал дракона по загривку. Тот ткнулся ему мордой подмышку. Марух обнял дракона и долго сидел так, вместес ним, чувствуя важность момента. Дракон был не больше собаки. Его неокрепшие крылья были тонкими и слабыми.

– Странно думать, что из тебя получится огромная зверюга, сильнее которой нет во всем мире. – приговаривал Марух, поглаживая дракончика. Тот положил голову охотнику на плечо. Змеиные, таинственные глаза неподвижно смотрели на огонь.

Утром, после того, как позавтракал и накормил дракона, глубоко внизу, в долине, Марух увидел трех человек. Они шли по его следу.

«Убийцы.» – понял он. Он оглянулся на дракончика, который смотрел на него, как собака. Сколько времени понадобится, чтобы он вырос в большого и сильного зверя? Который легко сможет справиться с такими убийцами? Не день и не два. Ладно, хорошо хоть, что яйцо теперь не надо тащить на себе. Марух закинул на плечи ставший легким мешок, подозвал дракончика и вместе с ним отправился дальше в горы, следуя между покрытых курчавым инеем огромных скал. Надо будет найти этого Эркана, сына Раббана, который борется с Драконьими Всадниками. Быть может, это шанс сделать мир снова первозданным, и не испорченным людьми.

Огромные темные башни неведомой цивилизации смотрели своими бойницами на место ночевки Маруха. Поодаль от кострища перламутровыми темно-зелеными осколками блестела скорлупа разбитого яйца дракона. Вокруг расстилался древний, но по-прежнему юный мир.

0
41
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Кира Фокс №1

Другие публикации