Клипер «Фермопилы» − шерстяные гонки. История одного рейса.

Автор:
ЛюбовьТк
Клипер «Фермопилы» − шерстяные гонки. История одного рейса.
Текст:

Продолжение...

Наконец, всё вычистили до блеска и наступило время отдыха, и не просто отдыха, а настоящего веселья. Сэм слышал о дне Нептуна – моряки в пабе частенько рассказывали о нем, хохоча во всё горло. Но то, что произошло, превысило все ожидания. Какое это было представление − матросы нацепили на пояса паклю, разрисовали лица до неузнаваемости. Сэма, первый раз пересекавшего экватор, выкинули за борт и, под общий смех, выкрикивали всевозможные шутки пока тот бултыхался в воде. А после того, как он мокрый забрался обратно, ему вручили бумагу, подписанную самим капитаном, где значилось, что Сэмюель Лейнстер в чине юнги пересёк экватор.

Команде выдали двойную порцию грога и матросы, прославляя капитана, пили за удачу. Джон спустился в кубрик и через минуту поднялся на палубу со старенькой скрипкой. Он залихватски заиграл знакомый мотив пиратской песни, а один из матросов запел грубым с хрипотцой голосом:

Что делать с пьяным китобоем,

Что делать с пьяным китобоем,

Что делать с пьяным китобоем,

Рано-рано утром?

И все дружно подхватили:

Эй-хей, и мы поднялись,

Эй-хей, и мы поднялись,

Эй-хей, и мы поднялись,

Рано-рано утром.

Сэм пел во всё горло, отбивая на пустой бочке ритм:

Вещи в мешок и бросить матроса,

Вещи в мешок и бросить матроса,

Вещи в мешок и бросить матроса,

Рано-рано утром.

Матросы пустились в пляс, грохоча по деревянной палубе тяжёлыми башмаками.

Эй-хей, и мы поднялись,

Эй-хей, и мы поднялись,

Эй-хей, и мы поднялись,

Рано-рано утром.

Музыка звенела, поднимаясь к самым облакам, грубые голоса заглушали старую скрипку.

− Скормить его голодным крысам…− орал Диггори в мрачном исступлении.

− Рано-рано утром... − матросы, взявшись за плечи, неслись по кругу в пьяной карусели.

Выстрелить в сердце из пистолета…

Кливером ржавым перерезать горло…

Рано-рано утром.

Эй-хей, и мы поднялись,

Эй-хей, и мы поднялись,

Эй-хей, и мы поднялись,

Рано-рано утром.

Музыка оборвалась, в тишине было слышно тяжелое дыхание, но в следующую минуту скрипка Джона жалобно завела грустный мотив, все уселись прямо на палубу и с печальными лицами стали слушать. Джон доиграл, и матросы снова потянулись к выпивке. Капитан благосклонно смотрел на команду с квартердека.

Захмелевший Диггори подошёл к Сэму.

− Что, юнга, думаешь ты теперь бывалый моряк? Ха! Я посмотрю на тебя, когда мы будем проходить мыс Горн, там-то ты быстро наложишь в штаны, − он пьяно захохотал.

− Отстань от него Шон, или я подобью тебе второй глаз и мыс Горн ты даже не увидишь, − оборвал его подошедший Джон.

Кривоглазый, бормоча проклятья, отошёл.

− Спасибо Джон, − поблагодарил Сэм. − Он, наверное, никогда не отвяжется от меня.

− Отвяжется. Вот, глотни, − Джон протянул ему бутылку.

Хлебнув, Сэм обжёг горло и закашлялся. Джон снова принялся играть. Команда от жары и выпивки осоловела, и матросы лежали на палубе, слушая грустные мотивы старенькой скрипки. Сэм тоже уселся и стал рассматривать изможденные, грубые лица матросов пытаясь представить о чём те думают − о родных ли, оставленных дома, о том, что ждало впереди, о возможном куше, если удастся вернуться с товаром первыми. День подходил к концу и наконец закончился таким же душным, безветренным вечером.

Полный штиль продолжился и в следующие дни. Знойный воздух стоял плотной стеной. Сэм старался бодриться, но безветрие его угнетало, впрочем, как и всю команду. В один из дней он заметил, что капитан нервно ходит туда-сюда, в конце концов тот подошёл к борту, достал из кармана монеты и кинул в воду.

– Джон, что делает капитан? Зачем бросать в воду деньги? – спросил Сэм.

Джон сидел рядом на свернутом канате и чинил порванную парусину. Он поднял глаза и внимательно посмотрел.

– Капитан покупает нам ветер.

«Капитан Кэмпбелл покупает ветер у моря? Неужели он верит в подобные вещи?», − удивился Сэм, но вслух ничего не сказал, похоже Джон очень серьёзно относился к этому. «Интересно, а какой обычай связан с ней?», − Сэм потрогал через ткань рубахи амулет.

− Джон, а моя монета, почему она счастливая?

− Не знаю, юнга. Возможно потому что твой отец получил её за смелость. Он кинулся в воду, не задумываясь, хотя погодка была не дай бог какая.

Сэм задумался. Да, он будет таким же смелым как отец и, если надо, кинется спасать любого.

***

Прошло еще несколько дней полного штиля. Но, наконец, задул долгожданный зюйд-вест − паруса наполнились, снасти ожили. Корабль радостно вздрогнул и сорвался с места. Лаг принялся весело отсчитывать такие желанные пятнадцать узлов в бейдевинд. Команда ликовала, а Сэм, впервые оказавшийся в море, упивался скоростью. Он был поражён − клипер запросто мог идти триста миль в сутки. Сэм конечно знал об этой способности чайных клиперов, но знать и самому нестись вместе с кораблем, совсем разные вещи. А «Фермопилы», тем временем, спешил нагнать потерянные в южных широтах дни.

Дальше маршрут пролегал через ревущие сороковые, огибая мыс Горн – участок океана, прозванный ещё в давние времена могилой дьявола. Матросы рассказывали, что под водой стоит на якоре сам дьявол, скованный тоннами цепей. Именно он, тряся ими, поднимает огромные волны и издаёт страшный грохот.

Сэм внимательно наблюдал как всё менялось − жара отступила, барометр упал ниже двадцати семи, предупреждая о наступающей опасности. На смену ленивым прозрачно-бирюзовым водам экватора, пришли зловещие, фиолетового цвета с грязно-бордовыми гребнями, ледяные воды Антарктики. Облака густели, закутывая океан в железное покрывало. Ветер нёс холод вместе со свирепыми волнами-убийцами, уносящими жизни кораблей и моряков. Джон мрачнел:

− Вот она, преисподняя. Если ты не знал, что такое брюхо дьявола, то за эти дни, юнга, тебе предстоит с ним познакомиться. И не зевай, когда окажешься внутри, иначе в нём можно остаться навсегда.

Сэм конечно много слышал об этих местах – раньше, в пабе дядюшки Хью, после, от Джона. Но в живую это оказался кошмар, какой не снился ему в самом страшном сне.

Старший помощник вызвал матросов наверх: уменьшали площадь паруса, свертывали его снизу, подвязывали свернутую часть риф-штертами у косых и шлюпочных парусов. Капитан приказал закрепить грот и контр-бизань мачты, но оставить полный грот-марсель, все брамсели и бом-брамсели. «Фермопилы» приготовился встретится со стихией. На миг в воздухе всё застыло, а через мгновение на них налетел чудовищный ураган. Ветер завывал и хрипел, запутавшись в парусах. Громадные волны пытались перевернуть судно, но клипер лишь вздрогнул и понесся вперёд, прорываясь сквозь бурю, как гончий пёс через стаю остервенелых шавок.

Капитан отдавал чёткие приказы − матросы беспрекословно повиновались. Такелаж под напором бешенного ветра издавал совершенно безумные звуки − от зловеще-низкого тона штагов до пронзительно-сумасшедшего визга вант. В какой-то миг штормовой шквал накинулся с такой силой, что корабль дал большой крен, содрогнулся, а в следующую минуту поднялся на волне, задрав нос. Сэм понял − они сейчас перевернутся, и пойдут ко дну. Он вцепился в канат и стал молиться. Страшные несколько минут казались вечностью. Но опытный рулевой быстро справился с управлением и корабль снова встал носом по ветру.

Клочья серой пены летали в воздухе, попадая в лицо, забивались в нос, залепляли глаза. Океан уменьшился до размеров консервной банки, и судно очутилось на самом дне, вокруг же нависали свинцовые стены из мрачных облаков и тяжёлых волн. Это действительно было похоже на брюхо дьявола. Сэм ещё сильнее уцепился за трос, пытаясь устоять на ногах, и зажмурился. Его мутило, тело сковал ужас, казалось океан дышит ему в затылок ледяной моросью. Но в одно мгновение мир перекувыркнулся – и вот он совсем маленький, сидит на коленях у тётушки, прижимаясь к её мягкой груди. Зарывшись носом в кружева передника, вдыхает родной, самый любимый запах – запах тминовых булочек и жареного бекона. Ну конечно, шторм, страх, беснующее море, лишь безумное видение, приснившееся ночью.

Увы, радость оказалась секундной – снова всё перевернулось. Мокрый с головы до ног, среди бушующих волн, в тяжелой брезентовой робе, Сэм опять очутился в аду. Он огляделся – все слаженно боролись с ураганом. Джон находился неподалёку, одного его взгляда Сэму стало достаточно чтобы вернуть самообладание. Схватившись за канат, который еле удерживали два матроса, Сэм вместе с ними начал подтягивать паруса по команде помощника капитана.

Одним из матросов оказался Диггори.

− Что, юнга, сдрейфил? – в самое ухо прокричал он Сэму, − я тебя предупреждал, океан не для трусов.

Но Сэм промолчал, всё его внимание было приковано к помощнику, отдающему команды.

Наконец мощь бури начала спадать − консервную банку словно вспороли ножом, и в разрез прорвался луч. По радостному гулу голосов Сэм понял − кошмару приходит конец. Размер волн уменьшился, пенные комья лишь изредка носились над головой − океан еще бесновался, но это было слабая тень недавней мощи. Капитан распорядился не убирать паруса и «Фермопилы» подобно альбатросу парил, едва задевая пенные верхушки.

− Ух, красавец! – с дрожью в голосе сказал Джон, − Какой же красавец. Юнга, запомни навсегда, нет равных нашему жеребцу! Ну если только… − он удивлённо присвистнул, − «Катти Сарк», ты посмотри, вот чёртова ведьма!

Сэм перевёл взгляд туда, куда смотрел Джон, и увидел двойника «Фермопил». Он тряхнул головой, заморгал, но двойник не исчез. Хотя… − у второго клипера не было прекрасной золотой ленты вдоль зелёных бортов. Но та же неуловимая и необъяснимая легкость говорила о близком родстве.

«Фермопилы» шёл почти в галфвинд, и пролетел мимо «Катти Сарк», Сэм внимательно вгляделся в носовую фигуру − женское лицо, грозный, устремленный вперед взгляд, вытянутая рука с зажатым в кулаке конским хвостом. Легендарная «Катти Сарк», извечная соперница «Фермопил». Сколько историй, слышал Сэм в дядюшкином пабе. Чего только стоит одна из них, − история о чайной гонке, когда из-за ошибки рулевого тяжелый водяной вал ударил по старнпосту и расщепил руль «Катти Сарк». Штуртрос лопнул, вывернутый на сторону руль оторвался. Но моряки не растерялись, с наскоро прилаженным временным рулем «Катти Сарк» через неделю после «Фермопил» вошла в лондонский порт. Несмотря ни на что, все признали её победительницей, хотя формально победа принадлежала «Фермопилам».

− Видел, Сэм, куда бы мы не пошли, это ведьма всегда рядом, но только у нее впереди, кроме конского хвоста, еще и корма нашего стригунка! – Джон захохотал, потрясая кулаком оставшемуся сзади клиперу. – Ну, юнга, готовь ухо, ты заслужил серебряную серьгу.

продолжение следует...

+1
44
09:30
Если позволите, скажу несколько слов. Я прочитала 2 последние части и поймала себя на мысли, что это скорее информационный листок, чем морские рассказы. Есть информация о том кто куда пошел, но нет эмоций. Я не могу визуализировать героев, нет их образов. Сколько им лет, как они выглядят, характер? Опытный моряк умело управлял кораблем;, команда слаженно работала, восхищаясь капитаном. Вроде бы все правильно, но это как о роботах, а не о людях.
На мой субъективный взгляд, конечно.
Удачи!
09:43
+1
Спасибо большое! Две части это уже здорово, но чтобы познакомиться с героями желательно прочесть две первые части, тогда они (главные герои) не будут плоскими и повествование чисто информационным. Это большая повесть и как любое произведение перемежается событиями описаниями и информацией. Согласна, две последние части больше описательно-информативные, но лишь потому что в первых герои уже представленны как личности. Вот, как-то так))) и все же, спасибо что прочитали и написали комментарий rose
Загрузка...
Эрато Нуар №1

Другие публикации

Степка
Евгений 10 часов назад 1