Строго на восток Часть 3

Автор:
Евгений Владимирский
Строго на восток Часть 3
Аннотация:
Я продолжаю свой рассказ о путешествии и людях, встречавшихся мне в городах Сибири и Дальнего Востока. А также этой частью главы завершаю свой первый этап большого путешествия.
Текст:

3

Поезд до Новосибирска

1

Скорый фирменный поезд "Иртыш", сообщением "Омск - Новосибирск" был подан на самую первую платформу Омского железнодорожного вокзала, после 8 часов вечера. Пожалуй - это был один из немногих Российских поездов, чьи пассажиры все или почти все ехали от начала и до самого конца.

С виду это казался обычный пассажирский поезд, выкрашенный весь в символику Российских железных дорог, как и многие поезда, что формировались дирекцией "РЖД", в том числе фирменные. Даже двухэтажные поезда, которых с каждым годом на Российских железных дорогах становилось всё больше и больше, по внешней расцветке не отличались от своих собратьев - привычных одноэтажных поездов дальнего следования. Только ночные поезда "Красная стрела", "Экспресс" и "Гранд-экспресс", по сей день носили индивидуальную раскраску. Но курсировали эти поезда только между Петербургом и Москвой.

Имели индивидуальный цвет и скоростные электропоезда "Сап-Сан", "Аллегро" и "Ласточка", а также поезд "Стриж", с обтекаемыми вагонами, похожими чем-то самолёт, который тянул обычный локомотив.

Встречались, правда, в России с индивидуальной раскраской пассажирские поезда Украинского, Казахстанского и Белорусского формирования, но они нашими не считались. Даже на территории России проводники этих поездов работали по правилам своей страны. Их не проверяли Российские ревизоры. Только бригады машинистов локомотива из России сопровождали эти поезда до границы и обратно.

Трудно было сказать, почему поезд "Иртыш" не утратил до сих пор свою популярность, оставаясь таким же рентабельным, как в прошлое время, несмотря на то, что между Омском и Новосибирском курсировало немало проходящих поездов.

Он зазывал пассажиров не меньше других поездов. Именно на него в марте 2018 года купил билет и я. Снова был плацкартный вагон, но уже современного образца, с кондиционером, биотуалетами, которыми можно было пользоваться даже во время стоянки поезда. Более удобные спальные места, чем в старых вагонах.

Моей соседкой по полке стала этот раз 22 летняя студентка одного из Омских университетов, по имени Светлана. Ехала она в Новосибирск только на один день, чтобы увидеться с друзьями и уже вечером того же дня собиралась сесть на этот же ночной поезд до Омска.

Девушка оказалась очень общительная. О чём мы с ней только тогда не поговорили, обсудив фильм "Черновик", книги про Гарри Поттера и многое другое.

Касаемо книг про Гарри Поттера, я их прочитал тогда абсолютно все. Но в 7 книге мне сильно не понравилась сжатость концовки, когда после финальной битвы над Воландемортом, мы резко перемещаемся на 15 лет спустя, когда Гарри Поттер и его друзья отправляют своих детей в школу волшебства "Хогвартс". При этом, читатель не видит, что всё же было между этими 15 годами.

Таким образом, когда я наконец купил 8 книгу о Гарри Поттере, написанную уже в форме пьесы, был немного рад, что что-то наконец-то стало понятно из недоговорённого автором 7 книги. Но самое главное, что мне понравилось в книге про Гарри Поттера, написанной в виде пьесы - это мысль о том, что не нужно пытаться изменить историю, как это пытались сделать один из сыновей Гарри Поттера и сын Драко Малфоя, фактический став главными героями. Как бы они ничего не меняли, много раз перемещаясь во времени, становилось только хуже.

Света со мной согласилась, что действительно можно было написать в 7 книге, хотя бы кратко о жизни главных героев после той войны с тёмным лордом, а не переносить читателя на 15 лет спустя. Обсудив романы о Гарри Поттере, мы продолжали беседу. Но, быстро надвигающаяся ночь невольно начинала этот разговор обрывать, заставляя ложиться спать. Народу в моём вагоне этот раз было очень не много. От силы была занята только половина мест.

Как и на двух предыдущих этапах моего путешествия, переезд между городами у меня был только ночным. С наступлением утра, после 8 часов пути следования мне предстояло снова покинуть вагон, прощаясь со всеми его пассажирами, в том числе и со Светой.

Света шла на встречу со своими друзьями, а я, волоча за собой, свой чемодан на колёсах, следовал в гостиницу, которая этот раз располагалась в пешей доступности от железнодорожного вокзала.

Вообще, в Новосибирске я оказывался ранее два раза. В первый раз это было в 2012 году, когда с командой туристов ехали сплавляться по реке "Песчаная", на Алтай, но из-за того, что предстояло ехать на микроавтобусе ещё довольно немало времени, пробыли мы тут не больше одного часа.

Второй раз это было в 2014 году, когда, возвращаясь после двухнедельного отдыха на берегах озера "Байкал", попытался сойти с поезда во время его полтора часовой стоянки и проехать хотя бы одну остановку на метро. Но, уже заплатив за проезд и пройдя в вагон поезда метро, я оттуда быстро сбежал, поскольку, поезд метро стоял очень долго. Был риск отстать от поезда. Пришлось вернуться назад.

Потом в начале 2015 года, выбирая, куда поехать после Нового Года, между Новосибирском и Самарой, выбрал Самару. Причём, что меня на это подвигло, сказать не могу до сих пор.

Только теперь, в июне 2018 года судьба наконец давала мне возможность изучить Новосибирск, не торопясь.

Я быстро нашёл гостиницу, где ранее забронировал и оплатил пребывание на двое полных суток, заселился в ней, принял душ, а после, уже без вещей, решил вернуться обратно на вокзал. Но тут же сразу встал вопрос: "Куда пойти?"

Проехав на поезде метро по самым красивым станциям Новосибирского метрополитена: "Сибирская", "Золотая Нива", "Гагаринская" и "Речной вокзал", я отметил, что на них, как и на других станциях, было очень много рекламных плакатов.

В Новосибирском метро имелось две линии, но самая главная линия являлась та, которая находилась в стороне от железнодорожного вокзала.

Уехав со станции метро "Площадь имени Гарина - Михайловского", расположенной у вокзала, на ней в метро больше не садился, предпочитая выходить на одной из центральных станций, стоящих на другой линии, станции метро "Площадь Ленина". Поскольку, от моей гостиницы, что от железнодорожного вокзала, станции "Площадь Гарина-Михайловского", что от станции "Площадь Ленина" расстояние пешком было довольно одинаковое.

В ту первую поездку по Новосибирскому метро я вышел окончательно на станции метро "Заельцовская", чтобы найти вход в Заельцовский парк. Да только сам Заельцовский парк, расположенный в лесной зоне, оказался от станции метро не так уж и близко. Пришлось сесть на маршрутку.

Но даже когда до этого парка всё же добрался. Встала новая проблема. Ушёл ближайший поезд детской узкоколейной железной дороги, к станции "Зоопарк".

Можно было до Новосибирского зоопарка добраться другим путём, только сворачивать с задуманного уже не хотелось. Пришлось ждать следующего поезда, который должен был прийти через час.

Чтобы не терять это время даром, пошёл гулять по самому парку. Данный парк простирался в лесной части города, где можно было познакомиться с культурой древних народов, живших в больших чумах и юртах, которые в этом парке тянулись небольшим лагерным городком.

Каменным зданием в парке был только железнодорожный вокзал детской железной дороги на узкой колее, где настоящим поездом управляли дети, под контролем опытного машиниста.

Сама детская железная дорога тянулась на 5 километров, вдоль лесного массива, пересекая небольшие мосты. Конечной её станцией являлась остановка "Зоопарк". В пути поезд делал ряд небольших остановок, которые объявляли дети.

Хотя остановки на промежуточных станциях поезд детской узкоколейки и делал. Но обычно стоял там недолго. При этом, на одной из остановок был небольшой своего рода привал, где можно было сходить в буфет и туалет.

Это был единственный случай, когда во время всей своей месячной поездки мне удалось воспользоваться поездом детской железной дороги, как видом городского общественного транспорта.

Как и на других детских железных дорогах, мной наблюдалось, что дети, несмотря на то, что их брали в школу будущих железнодорожников, с 6 класса, немного заигрывались, объявляя остановки и об отправления. Трудно было уловить серьёзность в их лицах. Казалось, что дети, даже которые вели абсолютно настоящий поезд, воспринимали все действия, как игру. Спасало, что с ними в кабине находился опытный машинист.

Добравшись до самого Новосибирского зоопарка, я оказался на огромной территории с множеством животных, которые там были. Но из-за сильной жары, многие животных прятались в клетках, их не всегда было видно. Здесь можно было встретить разных особей рыси, Амурского тигра, волка, песца, льва, кенгуру и рогатых животных, чьи названия не слышал ранее никогда. Жил тут и муравьед.

Помимо животных, в зоопарке располагался ряд аттракционов, в том числе известный по многим городам перевёрнутый двухэтажный дом, с мебелью и даже легковой машиной. Трудно сказать, было ли это всё настоящим, поскольку. Ведь мной не представлялось, как можно ту же стиральную машину закрепить на потолке, чтобы она не упала, а про импортный легковой автомобиль марки "Джип Гранд - Чероки" и подавно. Тем не менее, создавалась иллюзия, что всё здесь абсолютно настоящее. Один из уже взрослых посетителей этого дома, часто кричал от недоумения, как маленький ребёнок, словно ему на самом деле было страшно. Хотя, скорее всего, он в это время так подыгрывал кому-то из своих детей, которые были рядом. В тоже самое время меня почему-то тут не особо что-то удивляло, рассматривая перевёрнутый дом, как обычное явление. Не удивили меня тогда и виды с колеса обозрения, расположенного на территории Новосибирского зоопарка, напоминая чем-то виды парка "30-летия ВЛКСМ", в городе Омск.
После посещения Новосибирского зоопарка я поехал до планетария, который находился фактический за городом, но вследствие усталости и от жары, стоящей весь тот день, пришлось отказаться от его посещения, держа путь в сторону своей гостиницы.

Последнюю остановку, которую тогда сделал по пути на ночлег - был речной вокзал. Только здесь, с колеса обозрения, стоящего на берегу, передо мной открывалась красивая панорама на реку Обь и окрестности Новосибирска. И виды с этого колеса обозрения на Новосибирск мне понравились больше всего. Так завершался мой первый день пребывания в Новосибирске и пятый день всего путешествия.

Я вновь ехал на метро от станции "Речной вокзал" до станции "Площадь Ленина", чтобы вскоре оказаться в номере гостиницы.

Наконец после двух ночей в комнате, похожей на барак, города Омск и двух ночей на разных поездах, ночевал в полноценном просторном одноместном гостиничном номере, с телевизором, туалетом, душем и кроватью, а также стулом со столом. Только окна, выходящие из моего номера на теневую часть, а не на солнечную, немного портили общее впечатление. От чего, даже при солнечной погоде, казалось, что на улице довольно пасмурно и темно.

2

Мной подводились итоги пройденной части путешествия, а также начинало замечаться, что теперь меня от дома отделяет не только расстояние, но и разные часовые пояса. Время увеличивалось. Если в Омске разница во времени была всего на один час вперёд от времени Екатеринбурга, Нижнего Тагила и Тюмени, то здесь, в Новосибирске я уже был впереди своего родного времени на два часа.

В целом, первый день в Новосибирске оставлял у меня двоякое чувство. Вроде не мог сказать, что этот город мне не понравился. Да в тоже самое время трудно было говорить, что он мне и понравился, поражая своей разбросанностью по всему городу самых интересных мест, которые могли заслужить внимания туриста и писателя.

Но, несмотря на это, я всё же утром принял решение снова выйти в город, продолжая его исследование. Да перед тем, как пойти гулять, встретился у железнодорожного вокзала с давней знакомой, Еленой Волевой, с которой мы также были знакомы через интернет. Вообще в своём пути я не встречал знакомых, кого знал лично. Почти со всеми общался ранее лишь по социальным сетям интернета "в контакте" и "одноклассники". Лишь некоторые люди, кто встречался спонтанно, были мне не знакомы ни как.

Только, увы, свидание с Леной тогда было очень не долгим. Она отказалась зайти в кафе "Вилка и Ложка", где я решил позавтракать, предпочтя разговор по сотовому телефону со своей подругой. Когда всё же мы с ней встретились у здания железнодорожного вокзала, Лена не изъявила желание пойти гулять в центр города, говоря, что она с ночной смены на работе устала сильно. В итоге, мы с погуляли только полчаса по привокзальной площади и расстались.

"Я бы тебя пригласила домой к себе, но у меня сейчас ремонт", - говорила она.

При этом, я почему-то на неё нисколько не обижался и даже рад был, что она уезжает к себе домой, в пригород, куда ехать мне сильно не хотелось. Проводив её до выхода на железнодорожный перрон, куда без билетов уже не пускали, отправился пешком назад на площадь. Тут стоял автобус до аэропорта "Толмачёво", который мог очень кстати мне пригодиться на следующий день, а также ряд других пригородных автобусов, один из которых вскоре повёз меня в сторону посёлка Сеятель.

Именно здесь, у самой железнодорожной станции располагался довольно огромный железнодорожный музей, под открытым небом. Об этом музее я ранее слышал много отзывов, и он действительно того стоил.

В нём было представлено множество паровозов, тепловозов, других локомотивов, а также разного вида пассажирских и товарных вагонов, в том числе санитарных поездов в годы Великой Отечественной Войны. В некоторые из них даже можно было зайти, но, увы, далеко не во все. К сожалению из пассажирских вагонов, для посещения был постоянно открыт только арестантский и старый пассажирский салон - вагон.

Было немного удивительно наблюдать, что в арестантском вагоне ручка, запирающая дверь туалета была снаружи, а не изнутри. В арестантском же купе, напоминающим тюремную камеру, где все двери были решетчатыми, удивляло расположение спальных полок, которые были распределены неравномерно. Часто их было по три друг над другом. Понятно, что в арестантском купе окон не было. Только глухая стена. Лишь напротив на противоположной стороне имелись окна. Но и они были в решётках.

Хорошо здесь было фотографироваться, но понятно, что прокатиться в таком, особенно в качестве арестанта, не хотелось наверное ни кому, даже тем, кто сейчас отбывал срок за какое-либо преступление.

После посещения вагона для перевозки заключённых я увидел довольно уже не новый вагон для перевозки скота, который напомнил мне историю о немецких лагерях смерти, в годы Великой Отечественной Войны, куда большинство пленников свозили в вагонах, похожих на тот, который стоял здесь. А также и то, что Российские солдаты ехали на фронт в поездах, состоящих из вагонов подобного типа.

Запомнился мне сильно и первый отечественный скоростной электропоезд "ЭР 200-2", построенный 1991-1993 годах и работавший долгое время на линии между Москвой - Санкт-Петербургом.

Всех вагонов и локомотивов было здесь так много, что перечислять можно бесконечно. Даже сфотографировать всё было трудно.

Завершали музей ряд советских легковых машин, где можно было встретить "Запорожец", "Волгу", лимузин "Чайку", "Победу" и другие марки автомобилей.

Посетив этот музей, я остался этому очень доволен, но чтобы не терять дух железной дороги, в Новосибирск решил вернуться из него не на автобусе, а на электричке. К тому же, что электричка до Новосибирска как раз должна была тогда пройти мимо станции "Сеятель", согласно своему расписанию.

Но возвращение в Новосибирск вновь порождало вынужденное бездействие. Я гулял по центру города, посетил Центральный городской парк, где находилось самое старое колесо обозрения, построенное ещё в 70е годы 20 века. По некоторым сведениям, оно до недавнего времени ещё даже и работало. Но в момент моего приезда перестало видимо работать окончательно, оставшись как для декорации, тогда как другие аттракционы парка работали довольно активно.

Возможно, в это время, а может и раньше, встретилось мне маршрутное такси, где одной из конечных остановок, согласно маршруту следования, являлась остановка имени Татьяны Снежиной. И сразу мне вспомнилась история этой поэтессы и певицы, чья жизнь оборвалась в 23 года, в 1995 году. Последние годы она жила в Новосибирске и погибла в автокатастрофе где-то на пути между Барнаулом и Новосибирском.

Сам я мало помнил эту историю. Да тогда в далёком детстве вообще меня трудно было чем-то заинтересовать. Лишь, будучи уже взрослым про Татьяну Снежину вспомнил вновь, многое узнавал практический с нуля, читая в интернете. В тоже самое время мной не забывалась песня "Позови меня с собой", написанная на её стихи, в исполнении Аллы Пугачёвой, была в середине 90х годов, чуть ли не одним из основных хитов. Чему, спустя уже много лет после гибели Татьяны Снежиной, по сей день трудно не удивляться.

Когда же стал читать про Татьяну Снежину по интернету, узнал также, что песни на её стихи исполняла не только Алла Пугачёва, но также Лев Лещенко, Кристина Арбакайте - один из не менее известных хитов 90х годов "Музыкант до рассвета пел мне песенку эту", Иосиф Кобзон и другие известные исполнители.

Удивлялся я также немного удивлялся и тому, что Татьяна Снежина, прожив всего 23 года, смогла заработать о себе известность, которой трудно добиться, прожив довольно долго. Хотя, увы, пришла она к ней, после её смерти. Если мне не изменяет память, то период, когда активно исполнялись песни на её стихи, пришёлся на 1997 год, через два года после её гибели. Хотя Татьяна Снежина, в данное время похоронена в Москве, памятник ей стоит по сей день на Заельцовском кладбище, города Новосибирска, где её похоронили изначально.

3

Поездив немного по Новосибирску на трамваях, которые не видел в городе с самого первого дня своего пребывания здесь, что в центре города они почти не ходили, я снова сел на метро.

Поезд подземки помчал меня от станции "Речной вокзал" по прозрачному метромосту, по которому около трёх минут пересекал реку "Обь". И хотя я так делал уже ранее, решил этот путь повторить вновь. Но только с той разницей, что обратно захотелось вернуться на другую часть города, на троллейбусе. Поскольку, трамвайные системы Новосибирска хоть и находились на обоих берегах реки, но между собой не были связаны.

Связь с обоими берегами осуществлялась только троллейбусами, автобусами и метро. Но почему-то в нынешнее время все самые красивые городские места находились лишь на одной части города, куда вновь возвращал меня троллейбус одного из маршрутов.

Нежданно негаданно наступал вечер. Можно было уже и возвращаться на ночлег в гостиницу. Да тут встала новая проблема. Ведь из Новосибирска свой путь я продолжать должен был уже на самолёте. Хотя билет на самолёт купил ещё в декабре 2017 года, место в нём выбрать мог только за сутки до вылета. Сделать это можно было только через компьютер.

Сначала работницы гостиницы мне в этом не отказывали. Но когда утром второго дня сменилась управляющая, она категорический мне в этом отказала. Лишь в здании железнодорожного вокзала, в сервис - центре, была возможность компьютер, с интернетом арендовать, хоть на полчаса, хоть на большее время. И я специально, в прогулках по Новосибирску, растягивал время.

Мой самолёт вылетал на следующий день в 21.50 вечера. Следовательно, раньше этого времени, за день до вылета, регистрацию билета пройти было невозможно.

"Тебе что разве не принципиально, где сидеть?", - спрашивала по телефону меня мама. "Очень принципиально, почему мы в поезде можем место заранее выбрать, а в самолёте нет", - отвечал я ей. Тем более, что я сразу предвидел резкий перепад в часовых поясах. Лететь предстояло тогда мне ночью и довольно долго, чуть ли не 5 с половиной часов. Мне хотелось просто сидеть у окна, а не в проходе или в середине между окном самолёта и местом в проходе.

Последние часы, перед уходом на ночлег, я гулял действительно около здания железнодорожного вокзала, пересёк неоднократно пешеходный мост через железнодорожные пути. Проводил своим взглядом около десяти разных пассажирских поездов, к одному из которых был прицеплен специальный вагон для арестантов. Зная теперь прекрасно, как он выглядит вблизи, этот вагон мной легко узнавался даже издалека, когда я стоял над этим поездом, на пешеходном мосту.

Немного сидел в одном из залов ожидания поездов, железнодорожного вокзала, где тогда то ли работник вокзала, то ли случайный пассажир, сел за рояль и очень красиво играл классическую музыку, радуя приходящих.

Но вот наконец время моего ожидания стало подходить к концу. Я прошёл в Сервис - центр и, арендовав компьютер, зашёл на сайт авиакомпании "Аэрофлот", чтобы зарегистрировать свой билет и выбрать место в самолёте. Правда, этот раз всё оказалось не так уж просто. Чтобы разобраться в регистрации, мне пришлось позвонить по телефону в службу поддержки. В ней мне дали регистрационный код, который надо было ввести прежде, чем откроется передо мной салон всего самолёта, планируемого для вылета.

При открытии салона, компьютер меня спросил: "На каком месте будет сидеть Евгений Иванов?".

"Вообще-то это я и есть", - так и хотелось сказать мне компьютеру в ответ, да воздержался. Но к моему удивлению, весь салон самолёта, предполагаемого на вылет, открылся сразу полностью. Я мог выбрать в нём любое место, за исключением салона бизнес - класс, билет в который стоил чуть ли не в три - четыре раза дороже эконома.

Таким образом, регистрация на рейс прошла довольно успешно. Потом я там же, в Сервис - центре распечатал посадочный талон и с чувством, что дела теперь окончательно завершены, отправился ночевать в свою гостиницу.

4

Между "Толмачёво" и "Кольцово"

Утром следующего дня, я вновь, одетый в надёжные джинсы, футболку, с ветровкой в лёгком рюкзаке, шёл по улицам Новосибирска, ведя за собой на колёсах свой чемодан, как когда-то ребёнком вёл за собой на верёвочке игрушечный автомобиль, постепенно приближаясь к зданию железнодорожного вокзала.

Автобус сообщением "Автовокзал - Железнодорожный вокзал - Аэропорт "Толмачёво"", стоял на знакомой со вчерашнего дня мне уже стоянке. Это был большой междугородный экспресс, с огромным багажником под салоном и мягкими креслами внутри. Трудно было поверить, что этот автобус идёт сравнительно недалеко. Отличался он тем, что здесь разрешалось ехать не только сидячим, но и стоячим пассажирам.

Места в этом автобусе мне уже не хватило, но я и не гнался за ним. Поэтому, поставив чемодан в автобусный багажник, прошёл в салон и стал ждать отправления. Народу в автобусе действительно было много, словно все его пассажиры вылетали именно сейчас, а не вечером. Трудно было сказать, кто из них являлся провожающим, а кто будущим пассажиром одного из самолётов. Тогда они все были единым целым, стремящимся попасть в главный международный аэропорт самого главного города Новосибирской области. И эта дорога от здания железнодорожного вокзала в сам аэропорт была довольно не долгой.

Уже через 40 минут пути, аэропорт "Толмачёво" предстал перед самим нашим автобусом, словно другой город. Мы въехали через открывшийся шлагбаум и остановились у одного из главных входов, в здание аэровокзала.

Открылся автобусный багажник, и я, наравне с другими пассажирами, забрав оттуда свой чемодан, прошёл в здание аэропорта. Здесь мой чемодан был запакован специальной лентой, а после, сдав его в камеру хранения, решил вернуться в город. Но, прежде, чем покинуть аэропорт, поднялся на второй этаж здания аэровокзала, чтобы у контролёров узнать о правилах прохождения предполётного досмотра вещей.

Свежи ещё были воспоминания о том, как год тому назад, вылетая из Екатеринбургского аэропорта "Кольцово", в Крым, несколько раз проходил через рамку металлоискателя, при этом, совершенно потеряв контроль над своими вещами, где у меня были абсолютно все деньги, взятые в дорогу и документы. Эти вещи проходили контроль отдельно в специальных ящиках. Раза два я тогда проходил через металлоискатель и эти разы вечно оказывалось, что что-то забывал с себя снять. Когда контролёр захотела меня отправить на третий раз, я не выдержал и чуть не раскричался: "Сколько можно ходить, пока так ходишь все вещи разворуют, если хотите увидеть, что с себя не снял, смотрите так", - ответил я и показал ей висящий на шее кулёк с деньгами.

"Странно Вы говорите, у нас вроде пока ещё никто ни у кого ничего не воровал", - сказала, улыбнувшись, мне контролёр. Но больше проходить уже не заставляла, и я наконец, забрав все свои вещи, оказался в зоне посадки в самолёт.

Естественно, в Новосибирском аэропорту ожидал чего-то подобного. И чтобы как-то сгладить риски, лично спросил работников аэропорта, работающих в зоне контроля. Но, судя по всему, система досмотра здесь мало отличалась от системы Екатеринбургского аэропорта "Кольцово". Потому что контролёр мне сказала тоже самое: "Надо будет снимать с себя все вещи, чтоб во время прохождения досмотра на теле оставалась только чистая одежда".

Узнав о том, чего ожидать мне вечером, наконец покинул здание Новосибирского аэропорта. Помимо автобуса - экспресса, из Новосибирского аэропорта курсировало автобусов довольно много. Один из них вскоре меня помчал куда-то вдаль.

Где-то в городе, недалеко от одной из станций метро, я покинул автобус и зашёл в кафе на завтрак. Но когда через 20 минут оттуда вышел. Меня на улице ждал не очень приятный сюрприз. Только что светящееся солнце исчезло в одно мгновение и небо заволокло тучами, пошёл дождь.

Пока дождь был слабый, я ещё держался, гуляя вдоль станций метро "Октябрьская" и "Сибирская". Периодический заходил в супермаркеты, в одном из которых случайно купил книгу с повестями и рассказами Американского актёра Тома Хэнкса, известного по таким фильмам, как "Форест Гамп", "Изгой" и многими другими.

Очень не хотелось мне тогда уезжать из Новосибирска, понимая, что до самолёта довольно много времени. Но погода видимо говорила мне обратное. Пришлось в два часа дня, отобедав в уже привычном мне кафе "Вилка и Ложка", вернуться на вокзал, где тут же сел на автобус - экспресс маршрута "111э", до аэропорта.

"Прощай, Новосибирск", - именно это хотелось крикнуть в окно уносящего меня автобуса. Это был тот же самый междугородный автобус - экспресс, на котором утром туда увозил свой чемодан. Только теперь этот автобус следовал полупустым. Больше половины сидячих мест были абсолютно свободны. Почти никто из этих пассажиров не вёз с собой багаж, словно сейчас ехал тут либо, как рабочий персонал аэропорта, либо встречающие.

Только я не собирался проходить сразу в сам аэропорт, стараясь, сойдя с автобуса, сначала сфотографировать всё то, что видел в округе. Особенно мне запомнились два больших пассажирских самолёта - музея "Ту - 154м" и "Ил-86". Но только "Ил-86", стоящий ближе всего к зданию аэропорта, мне удалось отснять. До "Ту-154м" дойти помешал усилившийся проливной дождь, да отсутствие к нему пешеходных дорожек. Фотографировать же в дождь я не любил из-за того, что очень быстро намокал объектив фотоаппарата.

Встретился мне тут упаковщик чемоданов, предлагающий данную услугу значительно дешевле, чем это было в здании аэровокзала. Когда он узнал, что чемодан мой, уже упакованный в аэропорту, лежит в камере хранения, сильно обиделся.

"Тут по всей территории эти объявления висят, почему Вы делаете всё по своему?" - удивлялся упаковщик. Да только мне утром было не до осмотров этих объявлений. Ведь автобус меня привёз тогда сразу к зданию аэровокзала. Ходить по всей территории, таская с собой чемодан, конечно же не хотелось. Изначально парень мне этот показался довольно общительный, но очень скоро начал меня подкалывать. Его слова становились всё более и более оскорбительными, напоминая злую насмешку. Стало возникать впечатление, что он ищет повод подраться. Пришлось уйти.

После 4 часов вечера я окончательно вернулся в аэропорт, откуда решил не выходить больше до самого вылета. Ведь даже при входе в основную часть аэропорта, приходилось проходить полицейский досмотр, пропуская свои сумки через компьютер, а иногда заставляли включить экран своего сотового телефона, как бы для проверки, не взрывчатка ли в нём.

Чтобы больше эту процедуру не повторять, начал думать, чем заняться последние 5 часов до самолёта. Посещение Новосибирского аэропорта "Толмачёво" становилось для меня не только вынужденным из-за предстоящего отлёта, но и не вольно начинало восприниматься как посещение одной из достопримечательностей города, который вот-вот должен был покинуть.

Хотя в самом здании аэропорта смотреть особо было нечего. Все его достопримечательности сводились к дорогим кафе, где порой выпить стакан чая или кофе стоило не мысленные деньги. При этом, еда, была здесь не менее дорогая, чем в Екатеринбургском аэропорту "Кольцово". Но ввиду конкуренции, которой не было заметно сильно в "Кольцово", в "Толмачёво" на еде всё же можно было сэкономить, купив ту же пиццу в одном кафе, а чай или кофе в другом, поскольку, там они могли стоить значительно дешевле.

Из культурных объектов на территории здания аэровокзала находился лишь памятник авиаторам, в годы Великой Отечественной Войны. Сам аэропорт делился на две части: Международный и Местный терминала А и В. Обе части аэропорта были соединены между собой огромным коридором.

При этом, не могло не удивлять, что ни в "Кольцово", ни в "Толмачёво", пассажир, попавший в здание аэропорта, до последнего момента не видел самолёты, стоящие на взлётных полосах. Только, оказавшись в зоне посадки, за несколько часов до отлёта, перед его глазами открывалась полностью вся картина самолётного мира. Тут оживало абсолютно всё. Самолёты приземлялись, другие готовились к взлёту, а третьи мчались уже по взлётной полосе, чтобы меньше, чем через две минуты, взмыть в воздух и скрыться в облаках. Много ездило по этому миру, доступному фактический только для избранных людей, автобусов, разных рабочих обслуживающих машин, ходили люди в зелёных жилетках, следя за всем рабочим процессом, в том числе посадкой в самолёт.

Я мало общался с гуляющими по аэропорту пассажирами, но очень скоро, сев заряжать, в зале ожидания свой сотовый телефон, познакомился с Казахстанской группой туристов, прилетевших утром из Астаны. По их словам, они абсолютно не знали друг друга, но тем не менее, у них была единая цель - посетить столицу Южной Кореи, город Сеул. Уже тогда две дружные девушки обсуждали между собой, что посетят, а когда узнали, что в этом городе оказывается есть ещё и метро, стали думать посетить его.

Их самолёт вылетал чуть позже моего. Трудно было сказать, чья поездка казалась интереснее. В тоже же самое время не много удивляло, что по времени лететь нам с ними предстояло довольно одинаково, лишь с той разницей, что я не выезжал за пределы страны, ожидая тогда рейс до Владивостока. Тогда как группа молодых людей и девушек из Казахстана летела совершенно в другую страну.

Уже сейчас, находясь в аэропорту Новосибирска, они были фактический заграницей. Российский аэропорт являлся для них своего рода перевалочной базой. Прилетев рано утром из Астаны, они даже не забирали свой багаж, оставив его на хранении. Таким образом, их чемоданы на стыковочный самолёт до Сеула должны были перейти автоматический, без дополнительных процедур взвешивания, досмотров и заполнения каких-либо бумаг. Тогда как меня это всё лишь только ожидало.

К сожалению, провести оставшиеся часы до вылета мне с этими людьми не удалось, поскольку, разные интересы очень быстро начали давать знать о себе. Да и у этой группы ребят не было цели серьёзно знакомиться с кем-то из пассажиров. Поэтому, когда мой телефон окончательно зарядился через розетку, находящуюся в том зале ожидания, где сидела Казахстанская группа, мы расстались. Кто-то из них продолжал сидеть в зале ожидания, а я продолжил прогулку по аэропорту, фактический убивая время зря.

За час до начала регистрации на рейс, я забрал свой чемодан из камеры хранения и стал искать стойки сдачи багажа. Время тогда как бы остановилось. Постепенно рядом со мной появлялось всё больше и больше народу. Кто-то из них конечно шёл к другому самолёту, но в большинстве своём это были пассажиры предстоящего авиарейса "Новосибирск - Владивосток".

Когда объявили о начале регистрации. Я был одним из первых, кто на неё пошёл. Предъявил контролёру свой паспорт, тут же мне вручили посадочный ваучер, с номером места в самолёте, выбранному за день до этого, через компьютер, в здании железнодорожного вокзала город Новосибирск, а после, закрепив бирку на мой чемодан, велели оставить его здесь и подниматься на второй этаж.

Учитывая свой неудачный опыт в Екатеринбургском аэропорту "Кольцово", я перед началом регистрации, все деньги с документами переложил в карманы своей большой жилетки. Когда же оказался наконец в зоне контроля, сразу легко её снял и положил в специальный ящик для досмотра, туда же засунул свой ремень от штанов, чтобы не зазвенел во время прохода через рамку металлоискателя. Но к моему удивлению вещи поехали через компьютерную ленту досмотра, параллельно моему прохождению через рамку. В итоге, только я оказался в зоне завершения досмотра, сразу же забрал всё своё. И эта процедура заняла тогда меньше 5 минут.

Охранники не задавали мне лишних вопросов, сказав, что могу идти дальше. Естественно, меня такая быстрота немного удивила, но когда уже после пообщался с кем-то из пассажиров рейса "Новосибирск - Владивосток", мне сказали, что во Владивостоке досмотр вещей и багажа, проходит ещё быстрее. Но - это не означало, что на борт можно было пронести что-то запрещённое. Ведь в последнее время за полётами следили всё больше и больше. Многое, что казалось возможным на борту самолёта в Советское время, сейчас уже стало нельзя. Даже бутылку с обычной водой могли тут отобрать, поскольку считалось, что в жидкости можно пронести взрывчатое вещество.

Так я оказался там, откуда уже в город было выйти нельзя. Из этой закрытой зоны дорога вела только в самолёт. Здесь не было досмотров, но в тоже самое время жизнь шумела не меньше, чем в основной части аэропорта. Наоборот, она казалась более оживлённой, чем та, откуда только что вышел. Работали кафе, разные офисы, организации, суетился народ. Ко всему этому ещё и добавлялись виды из окна здания аэровокзала на огромный мир, которым казалось, что управляют не люди, а большие и малые пассажирские лайнеры, уносящие очень скоро людей куда-то ввысь.

Тут невозможно было долго находиться. Как правило, время ожидания между регистрацией и началом посадки занимало не больше двух - трёх часов. Если кто-то из пассажиров, застряв в этом терминале по каким-либо причинам опаздывал на свой рейс, его тут же вызывали по громкой связи. И работало всё это по очень слаженной схеме. Как было и с конкретным самолётом авиакомпании "Аврора", "Новосибирск - Владивосток".

Попав в эту промежуточную зону, я довольно сразу его заметил из окна аэропорта. Он только что подъехал к своей стоянке. Тут же к нему подали трап, открылась дверь и из него стало выходить много пассажиров. Трудно сразу было поверить, что меньше, чем через два часа этот самолёт отсюда унесёт и меня. Изначально я подумал, что нам предоставят другой борт. Да только, гуляя по кафе и залам ожидания, быстро понял, что сильно в этом ошибся.

Находясь здесь, я вновь решил позвонить своей маме. Хотя с тех пор, как уехал, прошла уже неделя, а вместе с этой неделей, было уже три недели, как маму положили на операцию. Она находилась, увы, не дома, а в больнице Екатеринбурга.

"Всё, прошёл досмотр, нахожусь в промежуточной зоне Новосибирского аэропорта", - говорил я ей по телефону.

"Хорошо, а куда ты сейчас летишь?" - спросила она меня.

"Во Владивосток", - отвечал я ей

"Когда ждать твоего приземления в аэропорту Владивостока?" - продолжала спрашивать меня мама.

"По нашему времени - это будет 01 час 20 ночи", - сказал я.

"Но ты пожалуйста всё равно смс - сообщение на телефон мне скинь, когда прилетишь. Я поставлю телефон свой на беззвучный режим, так что соседи по палате звонка твоего слышать не будут" - просила меня мама в ответ.

Мне ничего не оставалось, как пообещать, что сообщу. Но до этого было ещё больше 5 часов.

Я догуливал последние часы по зданию аэропорта. В одном из кафе подкрепился немного горячими блинами с чаем, а после пошёл к дверям, отмеченным по номеру в посадочном талоне, через которые и надо было проходить на посадку в нужный мне самолёт. И дверей таких в этой зоне было довольно много. Какие-то из них сразу выходили на телескопический трап, по которому пассажир попадал в самолёт, не выходя из здания аэровокзала, от других дверей пассажиров к самолёту подвозил специальный автобус. Но были ещё третьи двери, из которых надо было выйти из здания аэровокзала, но не нужно проходить в автобус, к самолёту вела зебра, похожая на ту, что часто можно встретить на городских пешеходных переходах. Именно у такой из дверей тогда стоял мой самолёт.

Почему-то на посадку я пришёл тогда одним из первых, когда она ещё даже не началась, а после вообще оказался первым в очереди. Даже несколько пассажиров салона бизнес - класса, кому в посадке предоставлялось преимущество, не могли меня обойти. В итоге, когда наконец меня выпустили из здания аэропорта, я, вступив на дорожку, ведущую к трапу самолёта, был очень не уверен, что меня сразу пустят в салон. Но двое сотрудников аэропорта, стоящих у трапа, быстро моё замешательство развеяли, говоря, что могу зайти.

Вскоре уже оказался в салоне самолёта дочерней компании "Аврора", но рейсом этим управляла авиакомпания "Аэрофлот".

Я быстро занял в салоне своё шестое место, у окна, откуда хорошо было видно идущих к моему самолёту других пассажиров. И всё это заняло не больше 10 - 15 минут.

Когда последний из пассажиров прошёл в салон. Голос стюардессы объявил по громкой связи, что посадка окончена. После все пассажиры услышали приказ бортпроводникам - перевести ручки дверей в положение "закрыть".

Отогнали трап. И мы медленно поехали к взлётной полосе. В это время из окна можно было рассмотреть другие самолёты, а также просматривался ангар, в котором стоял один из пассажирских самолётов авиакомпании "S 7".

За то время, пока наш рейс готовили к взлёту, борт - проводники проводили с нами инструктаж, показывая на своём примере, как пользоваться масками, в случае разгерметизации самолёта, а также спасательными жилетами, если самолёт вынужден будет по тем или иным причинам, сесть на воду.

Эта 5 минутная лекция стала уже традиционной за много лет полётов. Сразу вспоминалась мне поездка в 2009 году, в Израиль, в прошлом 2017 году, в Крым. И вот теперь, спустя год, был Владивосток". Все те полёты осуществляли разные рейсы, бортпроводники, авиакомпании, но оставались неизменными, порой где-то, даже довольно жёсткие, правила полётов для пассажиров.

Следили даже за тем, чтобы при взлёте спинки кресел пассажиров были все в вертикальном положении. Ни о каком откидывании не могло быть и речи. Ремни безопасности рекомендовали не отстёгивать, даже когда самолёт наберёт максимальную высоту

Мы улетали. Когда лайнер, выкатившись с рулёжной дорожки, подъехал к взлётной полосе и сделал небольшую остановку, работники салона сразу заняли свои места. Заработали в полную мощность двигатели. Лайнер начал разгон.

Наверное не прошло двух минут, как мы оторвались от земли. Дома, стоящие по соседству с аэропортом, стали казаться маленькой песчинкой в этом мире. В каких-то из них уже загорались огнями окна, в других ещё было темно. Мелькали за окном, поля, реки. Но это было очень недолго. Нас постепенно поглощало уже темнеющее небо, где с высоты 10 тысяч метров, даже если землю рассмотреть и удавалось, то казалось что она не двигается под самолётом, а самолёт как будто бы стоял в облаках.

0
28
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Станислава Грай №1