Клипер «Фермопилы» − шерстяные гонки. История одного рейса.

Автор:
ЛюбовьТк
Клипер «Фермопилы» − шерстяные гонки. История одного рейса.
Текст:

Продолжение...

Капитан Лейнстер тряхнул головой, пытаясь освободится от тягостных воспоминаний. Сколько раз он прокручивал в уме все детали трагедии, происшедшей много лет назад − почему он не позвал на помощь, когда завязалась драка? Почему не схватил Джона, падающего за борт вслед за кривоглазым и его дружком? Какая польза от полетевшей вслед беседки? Он только лишился талисмана. Лейнстер сглотнул ком застрявший в горле, сегодня душевная боль мучила сильнее чем раньше, так терзает призрак своего убийцу на месте преступления. Сэм снова тряхнул головой, нужно возвращаться, пусть прошлое остаётся здесь. В последний раз окинув взором клипер, он сошел с корабля. Неподалёку от трапа стоял незнакомец, и, задрав голову, разглядывал «Фермопилы». Мужчина явно проявлял интерес к ветхому судну, похожему на умирающего пса, старого и одряхлевшего.

Сэм подошёл ближе. Незнакомец повернулся и Сэм замер − он его точно знает. Но откуда? Это лицо, выжженное солнцем.

− Моё почтение, капитан, сэр, − грубым голосом произнёс незнакомец, прикоснувшись к полям старой, широкополой шляпы.

Сэм кивнул в ответ и в эту минуту в груди кольнуло, а вместо крика вырвался сухой шёпот:

− Джон?

Мужчина нахмурился:

− Да, сэр.

− Джон, ты? Не может быть. Не может… − Сэм не мог поверить, казалось, что недавние воспоминания оживили призрак прошлого. Но призрак поднял кустистые седые брови, звонко стукнул себя ладонями по бедрам, и таким знакомым басом пророкотал:

− Сэм? Ты ли это?

Незнакомец подскочил к нему и сжал в огромных ручищах. Сэм задохнулся от потрясения − неужели это действительно Джон? Невозможно! Но вот же, прямо перед ним − Джон Гарнет, его утонувший друг, которого он оплакивал многие годы.

− Ты жив!!! Хвала всем богам! Ты жив, – повторял Сэм сиплым голосом.

− Сэм! Эх. Ну это ж надо, а? Сэм! – грохотал Джон.

− Но как? Где ты пропадал всё это время? Я искал тебя, спрашивал у всех моряков, на всех кораблях, которые встречал, – Сэм пытался вырваться и посмотреть в лицо друга.

− А, тебе, стало быть, не передали? А ведь я просил, да что теперь.

− Нет. Я надеялся, что ты спасся. И вот прошло двадцать лет, и ты жив!

− Да жив я, жив − грохотал Джон, − только на корабль за эти двадцать лет поднялся первый раз, когда направился сюда из Австралии.

− Как из Австралии? Но почему? − Сэм заговорил более спокойно, Джон наконец выпустил его из удушающих объятий.

− Почему? − Джон нахмурился, − длинная история, я расскажу её тебе, но для начала нужно промочить горло, а то такое чувство, что мне в глотку насыпался весь песок Португалии.

− Я знаю за углом отличную таверну, готовят, к сожалению, не как в Англии, но ром у них забористый, именно для нашего случая.

И правда, ром оказался такой силы, что лицо Джона приобрело тот самый цвет, за который в команде его прозвали краснощеким Джоном.

Минуту они сидели в полном молчании. Джон смотрел на Сэма, как на сына, давно покинувшего дом, взгляд Сэма горел беспокойным огнём.

− У тебя шрам на лбу. Откуда? − наконец спросил Сэм.

Джон захохотал:

− Это ты мне на прощание оставил.

−Я?

− Ты, когда кинул беседку. Кабы не она, в ту злополучную ночь мною поужинал бы морской дьявол.

− Так ты её поймал?

Джон потер тонкую полоску пересекавшую лоб и издал смешок:

− А то ж, конечно, сам видишь.

− А потом, что произошло с тобой дальше?

Сэму натерпелось услышать историю Джона. Тот опустил глаза и задумался:

− Потом меня бросало из стороны в сторону как дохлую рыбу. Мне казалось, я целую вечность проторчал в воде, − Джон стукнул кулаком по столу, и трактирщик испуганно посмотрел на них, − если бы через час меня не подобрал корабль, везущий эмигрантов в Австралию, то сейчас я бы на пару с кривоглазым и его дружком веселил морского дьявола. Но, мне повезло больше чем им. После этого я с земли не на шаг, даже на реке не плавал, что-то в голове щелкнуло, страх такой, стыдно признаться. Так-то Сэм − моряк Джон стал бояться воды. Ты поверишь в это? А?

− Но, что ты делал там? Как ты жил, расскажи.

− Ну, там у меня своя ферма.

− Как?

− Вот так! Ну, конечно, не сразу мне такое богатство привалило. Вначале-то я прибился к компании стригалей. Весёлое время было, скажу тебе пока моей старухи рядом нет.

− Какой старухи, − не понял Сэм.

− Жены моей, Марианы. Ух, фурия. Бывало с кулаками на меня могла кинуться если что ей не по нраву.

− Зачем же ты на такой женился?

− А другой мне и не нужно. Моя – огонь, я для неё хоть что сделаю!

− Расскажи с самого начала, Джон. Я хочу узнать всё что случилось с тобой.

– Знать всё? Ну слушай Сэм: как только я сошёл на берег, то сразу стал искать грузчика Мэла МакГваера, он помог с работёнкой. Силищи то у меня много, да и такелажный ремонт тоже наука непростая, в порту такое умение в большом почёте. А примерно месяца через полтора, один фермер, глядя на мою работу, позвал к себе. «Что за гроши вкалывать? − сказал, − айда ко мне. Всё у тебя будет, и крыша над головой, и еда не в пример здешней. В деньгах не обижу». В общем уговорил. У него, и правда, неплохо работалось. Я учусь быстро, сразу понял, что нужно делать, а ленивым меня никто не назовёт. Так и втянулся потихоньку в сухопутную жизнь. В один из дней пришли на ферму сезонные стригали. Дали мне расклад, какая у них работа, сколько зарабатывают. Смекнул я, что это поприбыльнее будет, да признаться на одном месте тоже наскучило сидеть, взял расчёт, и отправился с ними. Платили нам поголовно, сколько обстриг столько и получи. Сэм, стричь овец по сравнению с ремонтом такелажа это тьфу, жарковато, правда, иной раз бывало, да жар костей не ломит. Так мы работали около месяца, и вот как-то попали на одну ферму.

Сэм внимательно слушал, стараясь не упустить ни слова. Кто бы мог подумать, что бывалый моряк Джон Гарнет станет стригалём в Австралии, и будет ходить от фермы к ферме, промышляя сезонной работой.

Джон хлебнул рома и хитро посмотрел на Сэма:

− Жил там вдовец, с дочкой. Сыновья у него погибли; в тот год сильный пожар случился, семей сколько разорилось, людей, животных погибло, страшное дело. Старый Томас ферму со скотом сохранил, но за это заплатил огню двумя сыновьями. Очень ему нелегко приходилось. Дочка хоть и взрослая, да всему наученная, но много ли женщине под силу? Нет, конечно работники у него были, ферма-то большая, да только все не надёжные попадались. Короче, заприметил он меня. А может не он, – Джон усмехнулся, – может и Мариана. Так вот значит, предложил старик мне на ферме стать на вроде управляющего. Я сразу и согласился. Мариана такая красавица, не устоял я, вскоре мы и поженились. Томас, правда, через два года умер, не справилось стариковское сердце с потерей сыновей. Но внука дождался. Томас, Томас, он ведь мне как отец был. Да, – Джон горько вздохнул – а там мы с женой ещё одного сына родили, а вскоре и дочку. Так что я теперь папаша Гарнет. Ферма у нас огромная. Работы конечно… с утра до поздней ночи, тут уж ничего не поделаешь, но у меня работники есть. Я их не обижаю, сам знаю, что такое на других вкалывать.

– Джон, а как же ты в Лиссабоне очутился? – перебил его Сэм.

– Да вот, к родственникам приехал.

– У тебя в Португалии родственники?

– У Марианы. Отец её отсюда родом. Здесь сейчас мой старший сын, Сэмюель, в лиссабонской навигационной школе учится, скоро мичманом будет на военном корабле, − Джон внимательно посмотрел на Сэма.

– Ты назвал сына Сэмюелем?

– Ну да, – он улыбнулся, – так вот, Сэмюель решил стать моряком, откуда вдруг эта блажь − не понятно. Отправили его к родственникам учиться, стало быть. Он год на «Фермопилах» проходил, ты небось знаешь, что наш красавец доживал век как учебное судно, ему и имя другое дали – «Педро Нунес». Тоже мне имечко нашли, − Джон неодобрительно закачал головой, − Сэмюель то нам и сообщил, что старину собираются на тот свет отправить. Я сразу сорвался. Как друга в последний путь не проводить? Конечно тяжело мне эта поездка далась, но не приехать не мог. Знаешь, а ведь я чувствовал, что увижу тебя! –Джон похлопал Сэма по плечу, − Смотрю на тебе офицерская форма. Кто бы мог подумать. Я конечно сразу понял, что ты моряк. Но офицер флота его величества, такого я представить себе не мог. Рассказывай.

− Джон, не сегодня. Меня ждут, эту встречу никак нельзя отменить, и через полчаса нужно быть на месте. Встретимся завтра и я расскажу о себе. Идёт?

− Да, ты прав, мне тоже пора, Мариана наказала вернуться к обеду. Португальская родня собирается со мной знакомится, опоздаю, попаду под раздачу.

− Вот адрес кафе, завтра к десяти подходи, − Сэм написал адрес на салфетке и протянул Джону.

Джон снова сжал его в стальных объятьях, и они простились.

продолжение следует...

0
33
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илья Лопатин №1

Другие публикации