Если хочешь - входи!

Автор:
Алёна Утюмова
Если хочешь - входи!
Аннотация:
Кто виноват и что делать? Книги, люди и блины, необычные преображения и мыслишки всякие, ждут вас в этом рассказе. Если хочешь – входи, дверь не заперта.
Текст:

И почему в местах где что-то решают, всегда воняет сточными водами?

Я шёл по коридору, чем-то напоминающему теплотрассу. Огромные трубы вдоль стен дышали паром, а некоторые из них были покрыты испарениями и лишняя вода капала на бетонный пол, подытоживая каждый мой шаг. Моргающая дребезжащая лампа подмигивала, будто говоря: Не дрейфь! Десять шагов и коридор кончился, я с минуту стоял и пялился на зелёную обшарпанную дверь со странной надписью: «Если хочешь — входи!»

Первое, что ощутил открыв дверь — запах. Стойкий густой запах новых книг, блинов и порошка для стирки.

«Странное сочетание»

Не сразу понял, что стоял с закрытыми глазами, распахнул их, и на меня обрушились звуки. Звуки механической жизни. Всюду конвейерные ленты, по которым неслись книги, трёхэтажные книжные стеллажи с приставными лестницами на колёсах, огромные железные короба, какие-то люки в полу с крышками-заслонками. Всё это шумело, гудело и двигалось, поначалу у меня закружилась голова оттого, насколько живым ощущалось пространство. Но отследив путь одной из книг, я успокоился. Выпав из короба, книга прокатилась на одной из конвейерных лент и закончила движение, громко шлёпнувшись об кухонный стол. Удивительно, но в дальнем углу этого помещения, больше походившего на заводской цех, находилась обычная городская кухня со всеми её атрибутами. Возле плиты стояла полная женщина. Боясь упасть в один из люков, я осторожно добрался до кухни. Хозяйка, почувствовав чужой взгляд, обернулась:

— Явился! Ну наконец-то! — замолчав, она покрутила головой из стороны в сторону, подняла и опустила плечи, и напоследок хрустнула позвонками, соединив лопатки вместе.

— Щуплый ты какой-то. Блинов хочешь? — спросила она, одновременно подбрасывая блин на сковороде, он перевернулся и громко шлёпнулся обратно на разогретый металл.

— Нет. Я не за этим сюда пришёл, мне сказали, вы научите меня, как здесь всё устроено.

— Научу, куда ж я денусь, — она уже дожарила блин и, густо измазав его в сметане, медленно откусывала, наслаждаясь и слегка причмокивая, жевала, на время выпав из реальности. Дожевав, подошла к столу и продолжила общение:

— Значит так! Начнём, пожалуй, с конца, — она потянулась было к книге, но заметив, что руки испачканы, сначала обтёрла их об фартук с доброй надписью: «Лучшая мама в мире».

— Итак! Ко мне падают книги, каждый день разные, моя основная задача прочитать и определить их судьбу. Да не переживай ты так, — похлопала меня по плечу, наверное, уловив в моём взгляде страх и недоумение, — Всё предельно просто: существуют правила отбора.

Она сняла фартук, и оттопырив ворот затасканной футболки, нырнула куда-то в область солнечного сплетения.

— Вот! — достала сложенный вчетверо когда-то белый, а ныне заляпанный непонятно чем, листок формата А4, — Итак, первое правило: на прочтение даются ровно сутки; второе — книга должна вызвать эмоцию; третье — книга должна вызвать желание прочитать такое ещё раз.

— Откуда такие дурацкие правила? — возмутился я. Она лишь хмыкнула продолжив:

— Сегодня ты будешь зрителем, все вопросы завтра. Ты всё поймёшь.

Она кивнула на стул и мы сели за стол.

Первая книга была прочитана ей за восемь часов, удивился, что не устал сидеть на одном месте, наблюдая за тем, как человек читает, почему-то это занятие навивало разные мысли, воспоминания крутились в голове, неуёмными волчками, может поэтому реакция женщины была для меня неожиданной и пугающей. Дочитав, эта могучая тётка заплакала, смачно сморкнулась в край футболки, стёрла слёзы со щёк, резко успокоилась и как ни в чем не бывало посмотрела на меня объясняя:

— Поначалу эмоция была неподдельной, а потом выработался рефлекс.

Книжка была отправлена на одну из конвейерных лент. Прозвучал звуковой сигнал, чем-то напоминающий писк микроволновки, тётка схватила меня за руку и подвела к окну:

— Смотри! — указала она на толпу за окном, — Боятся, чувствуют приближение новых времён.

Толпа с облегчением выдохнула, разглядев пролетающую над ними книжку.

— Значит, это вы определяете всё?

Но ответить она не успела: на стол упала ещё одна книга, явно особенная, потому что её женщина читала вдумчиво, медленно, иногда вздыхая, иногда подпрыгивая на месте, ускоряясь в чтении, она даже кивала то ли себе, то ли книге. Захлопнув её не дочитав, ещё раз задумалась и будто прикинув что-то, женщина отправила эту историю на другую конвейерную ленту.

— А эта куда?

— Ты видел стеллажи?

Я кивнул, а она продолжила:

— Эта книга отправляется ждать.

— А она дождётся? — озвучил я странный вопрос.

— Конечно. Время — лучший сортировщик и к тому же..., — следующая книга упала на стол, не дав закончить фразу.

Эту она читала меняя эмоции на лице, словно маски. Недоумение, удивление, улыбка и даже отвращение промелькнули и исчезли со звуком резко захлопнутой книжки, которая вскоре была отправлена в один из люков в полу.

Время уже перевалило за полночь, женщина потянулась и, улыбаясь, сказала:

— Ну вот и всё! Я свободна! Принимай эстафету, — она встала из-за стола и, пританцовывая, вышла из кухни.

Не сразу сообразил, что произошло, но когда понял — побежал догонять эту странную женщину. На моё счастье, она не успела далеко уйти — стояла у одного из стеллажей и выбирала книгу.

— А как же обучение?! — попытался перекричать шум.

— Тебя научили читать ещё в школе! — получил не менее громкий ответ.

Я подошёл к ней ближе, чтобы не кричать.

— Да, я умею читать, но что мне делать сейчас?

Она развернулась и, глядя мне в глаза, ответила:

— Слушай, не порть момент, а! Дай мне насладиться выбором. Хочешь оглядись тут пока, ну, или почитай чего-нибудь.

Выбрав, она села прямо на бетонный пол, положила книгу на колени, погладила её и открыла, словно сундук с сокровищами. Понял, что разговор не получится, и вернулся на кухню. Ничего особенного не происходило: новые книги не появлялись, всё вдруг утихло и остановилось, только толпа за окном заметно нервничала, многие ругались между собой, кто-то выкрикивал ругательства, показывая пальцем на окно кухни, были и те, кто молча стояли и наблюдали.

В голову назойливыми тараканами, полезли мысли и вопросы:

— Зачем я здесь? Почему именно я? Что мне делать?

Захотелось есть, я надел фартук и занялся приготовлением блинов, «тараканам» пришлось успокоиться.

Было бы неприлично не пригласить даму и я вышел из кухни.

На полу сидела миниатюрная брюнетка в клетчатой рубашке и потёртых джинсах, я растерялся и вместо приглашения спросил:

— Вы кто?

— О! Я смотрю ты тоже от проблем сбегаешь, — она прекратила чтение и кивнула на фартук. — «Лучший мужчина во вселенной!» — хорошо звучит.

Посмотрел на фартук, надпись, действительно, изменилась, но меня интересовало другое.

— Я не сбегаю, с чего вы взяли?

Она отложила книгу, поднялась с пола:

— Понимаешь, это удивительное место, — начала медленно двигаться в мою сторону, улыбаясь, — Здесь невозможно устать, не нужно есть и спать, можно попасть в безграничный мир мыслей и фантазий, забыть обо всём, найти ответы и даже спастись, если позволить себе выбрать правильный проводник.

— Это вы? — я разглядел её получше и узнал.

— Но, как? — удивился преображению.

— Когда-то я тоже сбежала сюда от проблем. Но вместо хорошего вина, медленно раскрывающего вкус, выбрала водку, от которой забыться быстрее. Увы, но её всегда приходится закусывать, — она похлопала меня по плечу и прошла в кухню.

— Завтра на стол упадут три книги и только ты можешь решить их судьбу, равно как и свою.

— А как же правила?

— Я заберу их с собой. Тебе решать: оставить всё как есть или изменить; написать новые правила или довериться случаю. Выбор всегда за тобой.

Я задумался, в это время толпа за окном особенно расшумелась.

— Получается, я могу решить, что им создавать?

— Отчасти. Прямо сейчас они тоже делают выбор. Три книги, помнишь? — она улыбнулась и подмигнула мне.

За окном началась настоящая потасовка с отборной бранью и мордобоем.

— И кто же, по-вашему, определяет всё? — я окончательно запутался, не понимая, кто за что отвечает и в чём моя задача.

— Зачем тебе ответ на этот вопрос, чтобы было кого обвинить или похвалить в случае чего? А? Так ли это важно: кто, если можно выбрать за себя и насладиться выбором?

Так и не ответив на мой вопрос, она вышла из кухни, мне хотелось конкретики и я отправился следом, но не успел ничего уточнить. Моё внимание привлёк стеллаж, он неожиданно оживился, как только мы подошли к нему, книги начали спрыгивать с полок, образуя над нами живое книжное облако. Они летали, кружились, шуршали страницами в нетерпении, словно шептали: Когда?

Мне стало страшно, что они упадут на нас, но этого не случилось. Незнакомка оттопырила нагрудный карман и книги тут же закружились, образуя воронку. Мгновение. И книжный ураган, спрятался в недрах кармана. Она погладила его, улыбнулась мне, и ушла, так ничего не объяснив.

Постепенно обстановка вокруг начала исчезать, заполняя пространство темнотой, остался только стол и стул, казалось они парят в луче света, тьма поглотила всё остальное. Я запаниковал, начал бегать в поисках двери, но не мог ничего разглядеть. На стол тяжело упали три книги. Вздрогнув, нерешительно тянусь к обложке.

0
23
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Голубенкова №1