Дуэль. Глава 2

Автор:
qunchi
Дуэль. Глава 2
Текст:

Чуковский сделал паузу и вновь достал минералку из рюкзака. Его горло напрочь пересохло.

- Интересное кино получается. Такое поведение мальчика явно свидетельствует о нарушении психики. И при чем нарушении, происшедшее с ним, явно много раньше этого случая. Да, это интересно…есть пара мыслей...пожалуй, запишу-ка я их, - как бы про себя и в тоже время обобщенно сказал Долгорукий, воспользовавшись паузой Чуковского. И тут же, открыв электронный блокнот, начал записывать свои мысли. Тишину пространства еле слышно наполнил тихий звук пальцев, бегущих по клавиатуре.

- Это было только начало, профессор.

- О, не сомневаюсь, дорогой Андрей Станиславович, - с легкой усмешкой не отрываясь от экрана, ответил Долгорукий, продолжая печатать, - Случай, как я уже сказал - интересный. У него могут быть любопытные корни. Это редкость. Вы были правы. Что ж, - напечатав последнее слово, Богдан Васильевич откинулся на спинку кресла и взглянув на собеседника бросил коротко:

- Продолжайте.

- Тот вечер вопреки желанием кажется, навсегда останется в памяти Виктории. Была вызвана милиция, составляли протокол, она давала показания...сильный стресс...Ну, сами понимаете. Перед тем как их вызывать, она, насколько могла, пришла в себя и тотчас же бросилась к Максу. В тот момент времени она не могла отдавать себе отчет о своих действиях. Взяв сына на руки, первым делом отнесла его в ванную, где дрожащими руками смывала с него кровь отчима. Даже не могу представить, что творилось у нее в голове тогда...помню, в тот момент я подумал о своей дочке и жене. Поставил себя на место Виктории...Признаюсь, я был растерян.

- Это вполне естественно. Все мы переживаем за своих близких и всегда принимаем близко к сердцу любой негатив, проявленный к ним, - твердым голосом сказал Долгоруков.

-Вы правы. Что ж, я слегка, отклонился от темы...целью ее прихода была просьба осмотреть мальчика. Рассказанная с ее слов история, меня на удивление, сильно зацепила, хоть я не считал, и не считаю себя слабохарактерным. По ее мнению, и тут я с ней согласен, и думаю, что вы тоже, тот факт, что его поведение после данного инцидента не вызывало никаких нареканий, был как минимум подозрителен. Будто, ничего и не было. Я сказал, что конечно помогу. Мысленно взяв себя в руки, я начал с ним диалог. Вопросы о случившимся, конечно, я ему не задавал. Учитывая ситуацию, я ожидал, что он…

- Будет замкнут, - сыграв на опережение, закончил в этот раз фразу Долгорукий.

- Именно! - удивленно воскликнул Чуковский.

- Но он таковым не был.

- Не был! Совершенно верно! - с еще большим восторгом почти выкрикивая отвечал Андрей. Он был…

- Вполне адекватный, учитывая ситуацию, и охотно отвечал на ваши вопросы, полагаю…

- Вы будто в воду глядели...п..профессор, - запинаясь отвечал его собеседник.

- Ничего мистического мой друг, - с легкой улыбкой отвечал Долгорукий. Я располагаю богатым опытом, и на его основе могу строить некоторые догадки. Только и всего.

- Это верно..не подумал.

- Ну-с...и что же? Диалог прошел хорошо?

- Да. Хорошо. Он...Макс отвечал спокойно, может...немного неуверенно… скованно..но его ответы не вызывали во мне какие либо опасения на его счет.

- О чем же вы беседовали?

- О разном.. спрашивал как у него дела, чем он любит заниматься, как проходят его дни, какие у него отношения с друзьями, мамой…его ответы были просты и естественны. Ни тело, ни жесты, ни мимика лица не выражало какого-либо протеста против его слов. Все было в самой обыкновенной норме.

Собеседник снова взял короткую паузу, нервно потирая костяшки ладоней.

- А вы, оказывается, наблюдательны, мой друг, - вновь прервал паузу профессор. - Не каждый психолог, особенно в стрессовые моменты способен к анализу человека, отталкиваясь от полотна, которое описывает перед вами язык его тела. Хвалю.

- Спасибо, - с легким смущением ответил Андрей, - Наша беседа с Максом продлилась минут пятнадцать. Я был вынужден констатировать Виктории, что несмотря на странное спокойствие ее сына, учитывая обстоятельства, он не вызывает никаких признаков беспокойства. Все мы переносим стрессы по разному и вполне вероятно, Макс из той редкой категории, чья защитная система, решила каким-то образом оградить его от негативного влияния извне. Однако, исходя только из благих намерений, я все же порекомендовал Виктории записать Макса на двухнедельный курс к нам в клинику. Дабы быть уверенными, по окончании курса, что у него нет никаких проблем и его здоровье цело и невредимо. Она с радостью согласилась на мое предложение...

Монолог прервал незаметно подкравшийся дождь, и теперь тихо стучась в окно, становился невольным соучастником и слушателем одновременно.

- Красивый у вас вид из окна.

- Согласен. Природа всегда действует успокаивающее. Какие бы тревоги нас не терзали.

Андрей в ответ лишь молча кивал.

- Как же прошел двухнедельный курс? Вы смогли разгадать этот ребус?

- О нет. Тогда мне было это не под силу. Этот курс никак не приблизил меня к отгадке. Конечно же, с ним беседовал не только я. Шкуренко, вскоре занявший пост, так же провел с ним несколько встреч. Для него было очевидно, что защитная реакция организма просто - напросто выключила этот эпизод из его памяти, не подвергая мозг и его владельца сильному риску. В напряженных ситуациях наш мозг нередко берет контроль на себя и мы не в состоянии сознательно отреагировать на эти действия. Все, что нам достается - побочный эффект в виде краткой амнезии.

- А гипноз не думали использовать?

- Максим оказался не гипнабельным. Так, что это оказалось лишним. Я же, не был согласен с точкой зрения Антона Павловича, но никакой другой теории у меня не было. Во всяком случаи на тот момент…

Сказав это, Чуковский вновь потянулся к рюкзаку, но вспомнив, что он уже выпил всю бутылку передумал, и подавшись немного вперед, скрестив пальцы, положил их к себе на колени.

- Что вы имеете ввиду?

- Видите ли…тот двухнедельный курс прошел, что называется без сучка без задоринки. Максим за все время ни разу не дал усомнится в его словах. Будто никакого происшествия не было вовсе, а мы просто...его новые друзья.

- Но ведь мальчик уже понимал, что он находится у вас из-за инцидента? Вы же не могли уже игнорировать наличие этого факта.

- Вы правы. Однако, каждый раз, когда заходила об этом речь, то Максим просто...не мог вспомнить этот момент. На этом и была построена впоследствии теория Антона Павловича, что его организм в качестве защитной реакции использовал амнезию и наложил вето на этот фрагмент памяти. Макс не помнит этого инцидента. Его воспоминания хранили лишь информацию о том, что они ужинали, а затем - пустота. Лишь на следующий день его память вновь функционировала как обычно.

- А как мальчик отреагировал на смерть отчима?

- Спокойно. Не горевал точно. Отчим жил с ними около года...он не сильно старался познакомится с ее сыном. Их отношения были на большом расстоянии друг от друга. Поэтому...опять же, учитывая его возраст - такая реакция вполне естественна.

- Соглашусь. Тем не менее любопытный случай...Что же происходило дальше? Вы говорили, что у вас появилась другая версия для описание происшедшего. Верно?

- Да, но это произошло много позже. Спустя десять лет, когда я вновь увидел его в больничной койке...однако, после пробуждения это был не он.

- В каком смысле?

- У него...по его же словам.. было другое имя, говорил совершенно иным, взрослым я бы сказал голосом, и что самое поразительное...перемены в его поведение и даже организме, вызывали шок.

- Что вы имеете ввиду?

- Группа крови, давление, манера поведения, голос, жесты, походка и даже...до сих пор самому не верится...цвет его зрачков...полностью изменились.

- Вы хотите сказать, что он…

- Именно...дрогнувшим голосом выговорил Андрей... исчез. Максим исчез, а вместо него появился некто... с куда более... иным отношением к жизни...как выяснилось...Это можно было объяснить только…

- Диссоциативным расстройством личности, - подытожил Долгорукий.

Другие работы автора:
0
56
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации