О влиянии античной литературы

Автор:
Finistokl
О влиянии античной литературы
Аннотация:
Посещение Перелетной Музы оставило неизгладимый след на жизни Хомяка и Библиотеки. Мне же досталась вспышка интереса к античной литературе. В результате в Библиотеке Воображения вновь воцарился хаос. (Иллюстрации Лихачевой О.С.)
Текст:

Хомяк понемногу разгребал завал, оставленный Перелетной Музой. Порой находилось нечто, за перевод чего Хомяк немедленно принимался, неотрывно наблюдая за развернувшимися перед его взором эпизодами новых историй. От этих кусков и завязок в моей голове собирались различные мысли, наметки и сюжеты. Также хозяин Библиотеки Воображения не оставлял пополнение ее фондов, при моем скромном участии.

В один из дней я заглянул в Библиотеку, поглядеть на новые переводы. Хомяк как раз начал работать над одной новой историей, и она мне нравилась. От увиденного там я утратил дар речи, не знал, смеяться мне, плакать или звать на помощь дяденек в белых халатах.

Хомяк стоял на стопке из нескольких толстых томов в мощных светлых переплетах, обернутый полосатой простыней на манер римской тоги. На голове Хомяка красовался венок из соединенных друг с другом степлерными скобками сухих лавровых листов, среди которых виднелись березовые и пара ивовых. В одной лапе он держал лиру. И беспрерывно что-то декламировал. Хомяк вещал громко, порой вообще переходил на визг. При этом он старался говорить гекзаметром, но часто сбивался и переходил на ямб, белый стих, а то и вовсе опускался до банального рэпа, а то и прозы. Хомяк читал некую невероятную героическую поэму, в сравнении с которой путешествие Одиссея – прогулка в парке.

В свою историю сей пушистый Цицерончик бесстыдно замешал античные и скандинавские мифы, славянские былины и сказки, Звездные Войны и голливудские боевики. В процессе декламации Хомяк увлекался, размахивал лапами и использовал лиру вместо щита, меча и орудий божественного гнева. От резких движений порой простыня начинала сползать с его мохнатых плеч, и Хомяк старался вернуть ее на место.

Не могу дословно воспроизвести сей шедевр, но я запомнил отдельные перлы. «Помеченный молнией Зевсовой в лоб» - один из эпитетов главного героя. Нет, я знаю, что у Хомяка в маленькой секретной каморке лежит метла, круглые очки, деревянная волшебная палочка и красно-золотой полосатый шарф. Но чтобы вот так сплагиатить образ Гарри Поттера! Не ожидал от него. Тем более, героем поэмы явно был сам Хомяк. Далее следовало что-то вроде: «герой безупречный, богов устыдивший, лирой своею сонмы врагов повергал». Ага, в священный трепет, а помирали они от ушного кровотечения, так как от попыток Хомяка играть на лире с полок падали книги, а у публики до хруста сводило зубы.

Да, публика у Хомяка была, и еще какая! Перед его трибуной был выложен из книг амфитеатр в три яруса. Верхний занимало целое скопище тараканов. Я грешным делом подумал недавно, что повывел их из головы, а они здесь прохлаждаются! Главным заводилой был большой таракан с лихо закрученными усами. Он размахивал флагом с изображением головы Хомяка в коринфском шлеме с гребнем и был мне почему-то знаком. Тараканы громко аплодировали, дудели в гуделки и пускали волну.

Средний ряд занимали трубящие розовые слоники и мелкие феечки со стрекозиными крылышками. Но вот первый ряд оккупировали три крупные хомячихи. Одна была с кремовой шерсткой и большим розовым сердечком на груди. Я так и не понял, было это ее естественной окраской, или нет. Эта хомячиха смотрела во все глаза на Хомяка и прижимала лапы к груди в самые острые моменты повествования. У второй пушистой дамы была темная шерсть, со светлыми полосами на боках. Она беспрестанно лузгала ассорти из семечек – подсолнечные, тыквенные, конопляные и еще неведомо какие. На третьей хомячихе было надето красное платье в крупный белый горох. Она рассматривала Хомяка в мощный армейский бинокль.

Во время кульминации, Хомяк вдруг приподнялся в воздух. На его задних лапах можно было разглядеть пушистые тапочки с куцыми куриными крыльями. Они не смогли удерживать Хомяка в воздухе долго, и с последними словами поэмы его закрутило и занесло прямо на трибуны. Зрители бросились врассыпную. Из-под книг рухнувшего амфитеатра взвилась светящаяся пыльца фей.

Похоже, что Хомяк вытащил ее из тайника Музы вместе с книгой и невольно устроил эту вакханалию на фоне прочитанной мною античной литературы. Ничего, пыльца быстро выветрится, Хомяк проспится и все вернется на круги своя. Лишь бы меня той пыльцой не зацепило, иначе одним богам ведомо, что я смогу наваять. Фейская дурь не только Хомяку лихо крышу срывает.

На следующий день вид у Хомяка был и комичен, и ужасен. Шерсть свалялась и приобрела неприятный буро-зеленый цвет. Нос распух и покраснел, щеки обвисли, а уши посинели. Хомяк возлежал в гамаке с мокрой тряпкой на лбу. В тряпке угадывался обрывок платья одной из хомячих. Время от времени Хомяк прихлебывал из большущей банки рассол, в котором плавали несколько мелких помидоров и немалых размеров лист хрена.

Вокруг развалин амфитеатра строем маршировали тараканы со своим знаменосцем впереди. Они нестройно орали колыбельные. Каждый пел свой текст, но все пытались держать мелодию «Катюши». Хомяк метнул в хор подушку, но промахнулся, а тараканы сменили мелодию на «Марусю» из знаменитого советского фильма.

Хомяк застонал и едва не утопился в рассоле при попытке выловить помидор для повторного броска. Тут его взгляд наткнулся на одну из книг, разбросанных по столу. Хомяк лениво прочитал название, а потом подскочил и, тыча мне в нос этим фолиантом, стал требовать перечитать именно эту книгу. При этом говорил он чистым гекзаметром, не сбиваясь и без запинки. Естественно, пришлось спешно идти искать и перечитывать требуемое.

И действительно, за время чтения одной из книг Андрея Белянина вся фейская дурь, и ее последствия выветрились из Библиотеки. Хомяк перестал болтать чистым гекзаметром и вообще пришел в себя. Вооружившись большим сачком и водрузив на голову коринфский шлем, он устроил динамичную погоню за крылатыми тапками. Отловил их, запер в клетку и спрятал в каморку к метле и очкам. Надеюсь, он не станет отправлять с ними почту. А вот лиру Хомяк затолкал в тайник Музы, где раньше лежала контрабандная пыльца фей.

Когда все, наконец, улеглось, Хомяк вернулся к переводам, а я смог спокойно читать. Даже античную литературу. Главное, не превышать дозировку, во избежание рецидива. И надо бы отловить того настырного таракана!

+3
136
11:25
+1
Повеселили знатно!
Тоже иногда заносит на гекзаметр. Затейливая штучка. Главное, не превышать дозировку )))
11:33
Рад, что вам понравилось! Да, с поэтическими размерами нужно быть осторожным и применять строго по инструкции, соблюдая дозировку и технику безопасности.
11:46
Праильно!
Не в размере дело, а в дозировке )))
А Хомяка жалко )
11:54
Жалко. Зато не будет совать любопытный нос куда не следует. Или будет. К тому же у него есть волшебный рассол на все случаи жизни.
11:59
Будет-будет )) И не надейтесь!
Загрузка...
Оскарбин-Ка Эльрау