ПРОБУЖДЕНИЕ. Глава 26

Автор:
Нефер Митанни
ПРОБУЖДЕНИЕ. Глава 26
Аннотация:
Невские тёмные волны бились о парапет. Полная луна висела на фоне петропавловского силуэта, выделявшегося на чернильно-холодном низком небе. Анна стояла у самой кромки воды...
Текст:

Коллаж автора. При создании иллюстрации использованы портреты императора и императрицы кисти Джорджа Доу и картина Мартынова А.Е. "1814. Пандус от Большого пруда". 

- Александр, - Николай Павлович, Великий князь, второй брат императора, не скрывал своего удивления и в волнении вскочил со стула, - неужели вы серьёзно?!
Слова императора, его старшего брата, показались ему невероятными. Брат пригласил его на обед одного. Это случалось не так часто, вернее сказать, это было впервые – обычно император с императрицей принимали его с семьёй. Сейчас же почему-то царь захотел беседы тат-а-тет. За обедом разговор вели о племяннике императора, шестилетнем Александре Николаевиче,* о здоровье Великой княгини Александры Фёдоровны.** Однако Николай понимал, что на самом деле император намерен сказать что-то важное и разговор должен остаться между ними. Он напряжённо ждал, мысленно прокручивая возможные варианты. Предчувствия не обманули князя.
- Да, Ники, я совершенно серьёзен, - Александр смотрел перед собой, точно в никуда, голубые глаза казались равнодушными, но Николай знал цену этому взгляду брата – холод скрывал пламя, бушевавшее в душе императора. – Царствовать придётся тебе…
- Но разве Константин…- попытался возразить Николай.
Однако венценосный брат перебил его с решительностью, точно не мог вынести слов, готовых вырваться из уст Николая:
- Нет, - категоричный жест рукой выдавал волнение Александра, - и ты знаешь это. Разве ты забыл наш давний разговор?
Конечно, князь помнил всё. Однако все эти несколько лет, прошедшие с того момента, ему и в голову не приходило, что брат говорил серьёзно.***
- Истинный наследник мой – ты, - с улыбкой признался тогда Александр и твёрдо, словно убеждая самого себя, добавил: - Я должен отречься.
Николай тогда принял всё за шутку: зная склонность брата к театральным жестам и его всё усиливающийся мистицизм, он и не мог воспринимать эти слова серьёзно.
Словно читая его мысли, Александр продолжал:
- Вот именно, я не шутил тогда… Всё моё царствование – это преодоление себя… - он нахмурился, прищурил глаза, словно приглядываясь к чему-то. - Знаешь, тебе я признаюсь… я устал…
- Но … - Николай развёл руками, - Вы не можете!
- Не могу?! – Александр, поднялся из-за стола, заложив руки за спину, отошёл к окну, остановился, качнувшись на носках. – Я тоже так думал поначалу… с самого первого дня… Всё напрасно… Это не моя роль. Меня многие обвиняют в актёрстве, но я плохой актёр – не сумел сыграть роль русского царя, - Александр горько усмехнулся.
- Ваше Величество, да что вы такое говорите?! Мне кажется, недавний потоп так повлиял на ваше настроение, вы излишне драматизируете.
- Нет, потоп тут вообще не причём, - Александр резко повернулся к брату лицом, холодные голубые глаза были печальны, - не надо, Ники, пожалуйста! – почти с мольбой он смотрел на младшего брата, который вдруг с удивлением впервые увидел перед собой не Благословенного покорителя Европы, а стареющего уставшего человека. – Я говорю с тобой, не как с подданным, а как с братом, хотя разница в девятнадцать лет заставляет меня видеть в тебе, скорее, сына…Поэтому очень прошу – будь со мной столь же откровенен, как я с тобой. Конечно, это конфиденциально… Но ты должен знать, я подписал манифест о твоём наследовании, Константин отказался решительно и категорично. Бумаги я пока решил не обнародовать…****
- Позвольте вопрос, - Николай не скрывал своего волнения, Александр кивнул, и он спросил: - Это дело ближайшего времени, как скоро?
- Да, ближайшего… - император вновь вернулся за стол, принялся помешивать остывший чай, - осенью я планирую поехать по России…К сожалению, здоровье императрицы меня тревожит. Поездку в Италию она отвергает категорически. Поэтому я решил отвезти её на наш юг. ***** Ну, а там, Господь управит… - он как-то странно посмотрел перед собой.
Николаю показалось, что император что-то не договаривает, но он решительно отогнал эту мысль. На сегодня неожиданных новостей было довольно.
- Я просто желаю, чтобы для тебя это не явилось громом среди ясного неба, - печальная улыбка скользнула по красивым губам, придавая лицу Александра мягкое выражение, теперь его глаза уже не казались холодными, лёгкая грусть читалась во взгляде, словно сожаление о несбывшихся мечтах. – Просто будь готов принять Россию. Надеюсь, у тебя получится лучше.


***
Невские тёмные волны бились о парапет. Полная луна висела на фоне петропавловского силуэта, выделявшегося на чернильно-холодном низком небе. Анна стояла у самой кромки воды. Всей душой она стремилась на противоположный берег, где высился острый шпиль крепости. Однако водная преграда была непреодолимой. Отчаяние овладело Анной, мысли беспорядочно бились в тщетных усилиях отыскать возможный способ переправы. 


- Сергей! – в отчаянии закричала женщина, протягивая перед собой руки, не сдерживая слёз. – Серёжа! 

Ответом ей был лишь шум разыгравшегося шторма, Анна хотела шагнуть в волну и… проснулась.
Надо же! Опять уснула в кресле в кабинете мужа. Тот сон, что она увидела когда-то, во время их ночёвки в лесу в стогу сена, повторялся всё чаще. Правда,с вариациями, но неизменным было одно – она стремилась к Сергею, но словно какая-то неведомая сила возводила между ними преграду, преодолеть которую Анна не могла. И всякий раз после этого очень яркого, казавшегося явью, сна она просыпалась в слезах.

***
Великий князь был прав – император не всё рассказал ему о своих планах. Вечером этого же дня Александр направился в покои жены.
Елизавета Алексеевна****** сидела в кресле подле окна, закатный луч падал на её светлые волосы, делая их золотыми. В свои сорок пять она не утратила былой красоты. Её черты, почти не тронутые морщинами, оставались всё так же совершенны, лишь болезненная бледность гасила их первоначальный блеск. Фигура же с годами стала только женственнее, обретя большую мягкость форм.
Сейчас, спустя многие годы после их соединения, он прекрасно понимал, что в сущности, был ей плохим мужем. И дело не только в изменах, его – по греховной слабости, её – от отчаяния. Он не дал ей главного – ощутить радость материнства. Мария Александровна, их дочь, едва пережила свою годовщину, оставив этот мир в нежном возрасте. Горе молодой матери было столь велико, что она даже не могла плакать. И тогда Александр впервые забеспокоился о жене.
Слухи и сплетни, витавшие вокруг, это неизбежное зло их положения, не смогли их разлучить. Даже её короткий роман и рождение ребёнка от молодого несчастного офицера******* не смогли поставить точку в их союзе. Александр признал девочку своей. Впрочем, крошка вскоре соединилась со своей старшей сестрой.
Видимо, это их судьба – терять детей. И даже это их соединяло. Когда умерла София, Луиза, как никто, понимала его горе, не унизившись до ревности, хотя имела на это полное право. Он и сам не мог для себя определить, кем для него была Луиза. Да, они многие годы не были супругами в полном смысле слова – в своей спальне он разрешил царить Марии Нарышкиной. Фаворитка огнём своих чёрных очей воспламеняла в нём все мужские чувства, заставляла вскипать кровь. Но его душа никогда не находила отклика ни у кого, кроме, как у Луизы. В самые трудные моменты именно у своей императрицы получал Александр понимание и поддержку.
С какой самоотверженностью она поддержала его в ту трагическую ночь, когда был убит его отец! Сам он тогда оказался в полной растерянности. Когда Беннигсен********пришёл к нему и сказал, что он может идти царствовать, Александр едва не лишился чувств. Он сразу же отказался принять трон – вина за гибель отца заслонила чувство долга. И лишь Луиза смогла его убедить:
- Александр! Вам следует быть благоразумным, - сказала она ему, когда он прогнал из своих покоев придворных, оставшись лишь с матерью и женой. – Россия ждёт вас! И ваш долг позаботиться о своём народе. Возьмите себя в руки!
- Ваше Высочество, - перебила её Марья Фёдоровна, овдовевшая всего час назад, - может быть, не стоит подвергать моего сына опасности получить участь его отца?! Трон могу принять я, - императрица поднесла к глазам платок, вытирая несуществующие слёзы. – Ведь я уже императрица! Полагаю, это логично в сложившихся обстоятельствах.
- Ваше Величество! – невозмутимо отозвалась Елизавета: - Россия устала от власти старой немки, дайте же ей молодого русского царя!
Этой фразой Луиза навсегда определила отношение к ней свекрови, но и образумила своего мужа. Александр принял скипетр.
Вот и сейчас он пришёл для важного, крайне важного для него разговора, император был почти уверен, что лишь у нежной своей императрицы он найдёт понимание.
- Ваше Величество, - заметив его присутствие в комнате, отложив книгу, она с улыбкой устремилась к нему, - я не слышала, как вы вошли.
- Простите меня, дорогая, - он сжал в ладонях её руки, потом поочерёдно поцеловал их, - я любовался вами.
Румянец вспыхнул на щеках императрицы, синие глаза засияли. Сейчас жена напоминала ему ту воздушную девочку, которой он увидел её когда-то. Впрочем, он знал, что в душе она ни капли не изменилась.
- Я думала, вы сегодня заняты, - заметила она, но он выдел, что она рада его визиту.
- Луиза, я решился, - сразу сказал он, не желая оттягивать.
- Вы решили отречься? – она с волнением смотрела ему в глаза, будто пытаясь прочесть в них ответы на сотни вопросов, которые имелись у неё.
- Помните мой план? Я решился, Алексей Андреевич берётся устроить всё. Знать будет только узкий круг лиц, которым я доверяю в полной мере. На врача можно положиться.
- Но, Государь, вы сказали Николаю? – Елизавета Алексеевна с живым участием смотрела на мужа, ощущая его волнение.
- Нет, дорогая, - он покачал головой и поспешил объяснить: - Я боюсь, что Ники поделится с Александрой, а от неё секрет перестанет быть таковым. Да и для чего вводить в сомнения великого князя? Я сам взошёл на трон при трагических обстоятельствах, которые стали причиной несчастия всей моей жизни. Не хочу омрачать начало царствования Николая. Пусть всё будет в естественном порядке вещей.
Александр нахмурился, подвёл жену к канепе и, усадив её, опустился на ковёр у её ног.
- Александр, вы уверены, что это верный шаг? Не вызовет ли это ненужных толков? – с сомнением спросила императрица, держа мужа за руку и глядя ему в глаза.
Её лицо было взволнованным, щёки горели, видя это, он укорил себя. Ей так вредно волноваться, а он опять тревожит её! Но сейчас это было неизбежно. Чтобы всё удалось, Луиза должна поддержать его решение.
- Да, уверен, - прикрывая глаза, кивнул он и попросил: - Не тревожьтесь, мой ангел! Господь будет милостив! Мы должны молиться.
Он поцеловал её подрагивающие пальцы.
- Александр, я хочу кое-что показать вам, - Елизавета быстро встала и подошла к изящному комоду, выдвинув один из ящиков, достала маленькую шкатулку из малахита.
Щёлкнул скрытый замочек и с правой стороны шкатулки выдвинулась потайная дверца, из которой женщина достала маленькую свёрнутую трубочкой и обвязанную алой лентой бумагу.
- Узнаёте? – Елизавета протянула её мужу, - Я храню её, как самое дорогое сокровище.
Императрица улыбалась, а на её небесных глазах сияли слёзы.
- Луиза! – воскликнул Александр, узнав собственную записку, которую он, тогда ещё юный принц, написал своей невесте. Он дрожащими пальцами развернул крошечный листочек бумаги и прочёл: - Луиза, я люблю вас! Имея разрешение моей бабушки и родителей, я хочу видеть вас своей невестою. Желаете ли вы принять мои чувства и ответить на них? Могу ли я надеться, что вы будете счастливы, став впоследствии моей супругой? – Александр посмотрел в глаза жене и добавил: - Тот юноша, что писал вам эти слова, был искренен, столь же искренен и я, повторяя: «Луиза, я люблю вас!». Однако, я боюсь, что не смог сделать вас счастливою, принеся вам много страданий.**********
Император виновато склонил голову. Сказать по правде, он не находил слов, чтобы выразить своё раскаяние перед этой великой женщиной.
- О, не говорите так, дорогой мой! – живо откликнулась Елизавета Алексеевна, сжимая его руку. – Неужели бы я стала хранить вашу записку, если бы она не была мне дорога?! Да, вот этот маленький клочок бумаги мне дороже всех сокровищ мира! И я знаю, что несмотря ни на что, все эти годы вы были только моим, а я - вашей! И уже лишь только осознание одного этого делает меня счастливейшей из женщин, - призналась она, не скрывая слёз и улыбаясь.
- Луиза! Мой светлый ангел! – воскликнул император, привлекая жену к своей груди. Они оба не сдержали слёз.
Закат погас, уступив небо первым звёздам. В эту ночь Александр и Елизавета словно вернулись в далёкую молодость и обрели счастье в супружеских объятиях друг друга. И теперь они осознали, что уже никакие интриги, сплетни - никакая сила  на свете не сможет разлучить их, ибо чувства, связавшие их, были выше обычных чувств мужчины и женщины. 

* - Александр Николаевич - сын Николая I, будущий император Александр II, отменивший крепостное право.

** - Александра Фёдоровна - урождённая принцесса Фридерика Луиза Шарлотта Вильгельмина Прусская,супруга Николая Павловича, будущая императрица.

*** Разговор состоялся в 1819 году, однако и до этого, Александр не раз намекал Николаю, что считает его своим наследником.

**** Этот Манифест был подписан Александром I в 1822 году (при этом было получено письменное отречение Константина), но обнародован не был. Секретно по приказу императора князь А.П. Голицын снял с документа три копии, которые были отданы на хранение в Государственный совет, Сенат и Синод. Подлинник Манифеста был передан митрополиту Филарету для положения у престола Успенского собора в Москве. Документы были запечатаны в конверты, на которых АлександрI собственноручно написал: "Хранить в Государственном совете до моего востребования, а в случае моей кончины раскрыть прежде всякого другого действия в чрезвычайном собрании".

***** Скорее всего, у императрицы было больное сердце.

****** Елизавета Алексеевна - урождённая Луиза Мария Августа Баденская, российская императрица, супруга императора Александра I.

******* Предположительно, ребёнок был рождён от Алексея Охотникова, однако император признал девочку своей дочерью.


********Лео́нтий Лео́нтьевич Бе́ннигсен (Ле́вин А́вгуст Го́тлиб Теофи́ль фон Бе́ннигсен, был одним из активных участников заговора 11 марта 1801 года, приведшего к убийству императора Павла I.

********* Такая записка действительно была. В своём дневнике будущая императрица писала:"Я ответила утвердительно, также на клочке бумаги, прибавляя, что я покоряюсь желанию, которое выразили мои родители, посылая меня сюда. С этого времени на нас стали смотреть как на жениха и невесту. Мне дали учителя русского языка и Закона Божия"// Балязин В. Брачные планы Екатерины в отношении Александра, его свадьба с принцессой Луизой-Августой Баден-Баденской и начало семейной жизни. Семейные дела цесаревича // Тайны дома Романовых. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2006. 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

+1
210
09:08
+1
Понравилось, интересно.
10:12
А я очень рада, что вам понравилось и вы написали комментарий! roseОгромное спасибо! rose
10:15
+1
Вам спасибо за тщательную работу с историческим материалом.
Мне кажется, писать такие вещи непросто.
Успехов!
10:22
+1
Да, сложность в том, что приходится поднимать много источников, сравнивать их, отсеевая лишнее, и выбирать то, что необходимо для книги. Но это очень интересно! wink
Загрузка...
SoloQ