Каша с хлебом

Автор:
Дионмарк
Каша с хлебом
Аннотация:
Низкий поклон пережившим голод, холод, бомбёжки и другие невзгоды...
Текст:

Хлопок, вспышка… У меня в одной руке котелок гречневой каши, от которой исходит горячий пар, а в другой тёплая буханка круглого хлеба. Я стою в одной футболке и домашних шортах посреди холодной, заснеженной улицы. Чувствую колючий воздух, вдыхаемый лёгкими, и меня начинает трясти от холода. Окна домов удивлённо смотрят на невесть откуда появившегося гостя своими черными глазницами сквозь тягучий туман. Возле ног лежит скрученное полено, я пытаюсь рассмотреть его. Хочу закричать, но не могу, это не полено… а замёрший иссохший подросток. Его открытые зрачки покрыты слоем льда, и они смотрят на меня. Наконец я делаю шаг вперёд и иду к своей цели. Там меня ждут…

Я шагаю к подъезду дома и захожу в открытые ворота. Света нет, только луна и звёзды на небе. Почти наугад ногами прощупываю бетонные ступени и поднимаюсь на второй этаж. Вот тут, за этими дубовыми дверями, надеюсь там ещё живы и меня ждут… начинаю пинать по дереву. Гулкий грохот раздается по всем этажам, эхом отскакивая от стенок.

— Дядя… это ты? — прожурчал неуверенно тихий, детский голосок.

— Да… — скрипнул замок и дверь открылась.

— Мы думали, что ты уже не придёшь…хм… — всхлипнул комок из одежды и тряпок, где-то в этом ворохе проступило худющее лицо, перемазанное сажей и грязью. В руках у него горит огарок свечи.

— Куда я денусь… — кашу с хлебом я тащу на кухню. В квартире потеплей, но все равно холодно. Я сажусь на деревянный стул, возможно, он последний остался в целом доме, остальные ушли на растопку «буржуйки» — Где малой?

— Спит, вчера мы «керзачи» нашли, полдня варили и ничего, даже вкусно было… — я вижу жадный взгляд на принесённую снедь, но знаю так же, что до утра её никто не тронет. Котелок и буханку я кладу на стол. Боюсь спросить, с кого стянули эти самые «керзачи», — …а три дня назад за нами бежал дедушка с ножом, но он был очень слаб и упал. Санитары его потом погрузили в сани…

Пока мне ребёнок рассказывает о пережитом за неделю, я смотрю на обклеенное газетами окно. Лицо Сталина грозно смотрит на меня сквозь свои кустистые брови.

— …А ещё вчера бомба упала на соседнюю улицу и теперь нет школы… — в словах почувствовал нотки злорадства, я глянул на мальчика. На меня смотрел череп, обтянутый кожей, улыбался ли он или нет, нельзя было разобрать. Оох, эти блестящие, большие глаза, они смотрели на меня, как на бога. В груди закололо, и к горлу подступила горечь.

— На, ешь! — из кармана я вытащил красное яблоко и протянул пацану, — и не спорь!

— Но… — мальчишка хотел возразить, ведь, по его мнению, это яблоко можно растянуть на пару дней, знаю наперёд его слова.

— У меня есть второе, для брата! — я вытащил из другого кармана ещё один плод, — этот ему, утром пусть ест! Ну а с кашей да хлебом ты знаешь что делать… Ну всё… мне пора!

— Дяденька, спасибо! — малыш подошёл ко мне и обнял. Меня окутал аромат дыма, нечистого тела и мочи. Думаю, с этого момента, смесь этих запахов будет ассоциироваться с Питером. — Ты ещё придёшь?

— Конечно, малыш! Через неделю… чего бы мне это не стоило…

И быстро вышел из квартиры, по щекам катились слёзы. Месяц, ещё месяц осталось им продержаться, а значит, ещё четыре раза мне предстояло сделать эти вояжи. Ну и холод, я поежил плечи. Приходилось терпеть эти ограничения по весу, выбор небольшой: шорты да каша с хлебом, либо теплая куртка с подкладом…

* * * *

Хлопок, вспышка… Я очутился в белой комнате, в своём двадцать втором веке. На стуле висит моя одежда. Не торопясь, стал одеваться… как же тут тепло и хорошо. Надо мной магнитный диск перемещения останавливал своё вращательное движение.

— Максим Андреевич, вас приветствует голосовой робот VS286, прошу сообщить о вашем состоянии, наши датчики фиксируют шестидесяти процентное истощение вашего организма.

— Норм, всё норм… — пробубнил я, натягивая штаны. И в самом деле, меня немного подшатывало. Но после питерского холода, всё остальное было не важно.

— Тогда прошу оставить свою подпись при выходе из стартового зала, мы не несём ответственность за ваше физическое состояние, и у вас нет претензий к корпорации «Петля»…

— Окей! Оставлю!

За дверями меня встречает «временщик», один из работников корпорации. Он с любопытством на меня смотрит и подмигивает.

— Макс, ну ответь, куда ты «прыгаешь»?

— Отстань, Андрей, куда надо!

— Ты же понимаешь, что уже пятьдесят лет своей жизни сжёг за эти двадцать прыжков? Вот даже представить не могу, ради чего можно стирать свои года?..

— Ради будущего… — я вижу эти детские голодные глаза перед собой… Они должны выжить, чего бы мне это не стоило…

Другие работы автора:
  • Достойный внимания
+5
209
08:21
+1
Уже читала. Перечитываю. Трогательно. До слёз.
Спасибо!
08:27 (отредактировано)
+1
Мастерски написано.
Рекомендую в достойные внимания за хороший слог, человеколюбие и сострадание.
20:44
+1
Светлана, большое спасибо за сердечность!
Комментарий удален
20:38 (отредактировано)
+1
В этом и задумка у меня была, игра с фантазией читателя! Я читал одно воспоминание ветерана, ребёнком, пережившего блокаду. Он рассказывал, про все ужасы этих зимних дней, и особенно один момент меня поразил до слёз… Мать умерла от голода, её санитары забрали и мальчишка с младшим братом остались одни в двухкомнатной квартире. Но не этот момент момент меня поразил, а именно: за месяц до конца блокады, к ним постучался мужчина и принёс кашу в котелке с краюхой хлеба. И когда они ели эту кашу, у мужчины лились слёзы, он стоял и ждал когда дети доедят — ведь этот котелок стоял на учёте госорганов, которые несмотря ни на что, действовали… Понятно, кто-то знал из служащих про двух оставшихся детей, и это нифига не фантастика, но вот побудили эти мемуары написать этот рассказ. Потом еще несколько раз приходил этот мужчина к ним, приносил еду, он работал в столовке и воровал для них… так то вот… А про штаны, если бы вы внимательно прочли, поняли, что у ГГ были ограничения в весе: " Приходилось терпеть эти ограничения по весу, выбор небольшой: шорты да каша с хлебом, либо теплая куртка с подкладом…" — это дословная строка))) Но спасибо за критику и приятные слова!
22:14
+1
Имхо, туманный намёк на связь героя и детей не помешал бы, но не принципиально. А про вес я поняла, поэтому и удивилась нерациональности его использования.
Всё это, впрочем, мелочи. Удачи вам в дальнейшем творчестве!
22:16
А может и не было связи? Просто акт милосердия!? И вам успехов в новых начинаниях!
11:21
+2
Читала воспоминания пережившего блокаду.
Главная мысль — все, кто выжил, нарушили закон, хоть раз. Украли, припрятали, не только для себя, для других.
Интересно, а если бы все соблюдали законы военного времени, кто бы остался в живых?
19:26
+1
Наверно так и есть… а как по-другому? Когда жизнь на кону…
13:32
+2
Рассказ хороший и задумка отличная. Есть несколько, на мой взгляд, коряво построенных предложения, которые портят общую картину. Но, возможно, это только мне так кажется. Если интересно, сделаю разбор.
Мне бы, как читателю, тоже было интересно узнать причину — почему именно эти дети? Как герой о них узнал? Или просто случайный первый бросок в блокадный Ленинград?
14:57
+1
Возможно после первого броска он нарвался на этих детей и выбрал цель, возможно это предки его… Об этом умалчивает история))) Гг не рассказывал мне, я не могу ему в голову залезть))) я сегодня ещё один рассказ выставлю, там без фантастики, но тоже не понятно, почему именно этот ребёнок… «Два яблока» называется)))
20:43
+1
От предпоследнего предложения слёзы брызгают.Спасибо. Подобные произведения, на мой взгляд, нужно читать регулярно. Потому что просто помнить-недостаточно. Нужно ОЩУЩАТЬ эту память, что автору и удалось проделать с читателем)
21:08
Благодарю!!!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1