ИВАН-ЦАРЕВИЧ И СЕРЫЙ ВОЛК

Автор:
kimmeriec
ИВАН-ЦАРЕВИЧ И СЕРЫЙ ВОЛК
Текст:
                               ИВАН-ЦАРЕВИЧ И СЕРЫЙ ВОЛК.
В некотором царстве, в некотором государстве царем жил-был некий Фёдор. Но сейчас речь будет не о нем, а о его сыне – Иване. Надумал как-то Иван сходить на охоту. Нет, не ту, что с трубами, загонщиками и прочим, а по-тихому. Рябчиков пострелять или белку, в общем, расслабиться в тишине леса.
Собрался он по-походному, взял в руки лук, за плечо забросил колчан со стрелами, на пояс приторочил меч (на всякий случай от лихого человека) и пошел. Отец, занятый государственными делами и не заметил исчезновения сына. А тому то так и надо.
Идет Иван по лесу, что располагался совсем рядом с царскими хоромами, наслаждается… отдыхает, значит, духом и телом. Да и охота задалась: в переметной суме уже лежала пара рябчиков, да тетерев, который некстати затоковал… для него некстати.
Вышел Иван на поляну. Глядь, прям посредине могучая сосна лежит. «Странно, - подумал Иван,- вроде бы и ветра сильного не было. А, поди ж ты, свалилось дерево». Ну, и хотел идти мимо дерева по своим делам. Только слышит, кто-то зовет его. Тихим таким голосом. Но точно его.
Стал Иван оглядываться. Что же за напасть такая в лесу? Никого не видать, а ведь кто-то зовет. Потом присмотрелся Иван к сосне, а там волк. Голова с этой стороны сосны, а все остальное с той. «Вот те на,- подумал Иван, - шел за перепелками и рябчиками, а наткнулся на волка. А из него знатная шапка выйдет. Будет в чем зимой щеголять перед фрейлинами мамани». Вдруг услышал:
- Ваня, прежде чем с меня шкуру снять нужно меня из-под сосны вынуть. Разве нет?
- Вот те на, - подумал Иван, - Зверь заговорил человечьим голосом. И вроде я не пил той настойки из мухоморов, что Алена подсовывала. А, поди ж ты, чудеса творятся сами по себе.
Тем временем, подошел Иван к волку, лежащему под сосной.
- Это ты со мной разговариваешь? – Грозно спросил он.- А разве зверям разрешено человеческим языком пользоваться?
- Ваня, в моем положении на каком угодно языке говорить начнешь, не то, что человеческом.
- А что у тебя за положение такое?
- Видишь ли, решил я поохотиться на оленя…
- Да знаю я всю твою историю. И как попал случайно под эту сосну, и как уговорил оленя тебя из-под нее освободить, и как потом хотел оленя съесть, но попался на пути медведь, который загнал тебя снова под сосну… я всё верно передал?
Волк тяжело вздохнул.
- Да, Ваня, всё верно. Но ты сам подумай, я ведь плотоядное животное. Потому мне на роду написано питаться мясом животных. Так, где тут справедливость? Я ведь только хотел олениной побаловаться.
- Справедливость, говоришь? Так вот она, на тебе… в смысле, ты под сосной, а олень так и бегает по лесу.
- Вань, а Вань, неужели ты пропустил бы такую добычу, как олень, будь ты на охоте?
Иван-царевич задумался.
- Пожалуй, нет. Ладно, чего зря лясы точить. Будем считать, что ты своё отсидел, точнее, отлежал под сосной. И раз я на тебя вышел, стало быть, мне тебя и освобождать. Только чур, на меня не кидаться после освобождения. Я тебе не олень, могу и сдачи дать. Согласен?
Волк снова тяжело вздохнул.
- Согласен.
Иван скинул переметную суму, положил рядом лук со стрелами и свой меч, и стал оглядываться. Вскоре он нашел выкорчеванный кем-то пень, уже совсем засохший, а потому более-менее легкий и прикатил его к сосне. Потом мечом срубил небольшую сосенку, которую одним краем подсунул под сосну, придавившую волка, а серединой оперся о пень. После чего налег на противоположный конец бревнышка и попытался приподнять комель сосны… Сразу не получилось, потому Иван подвигал пенек туда-сюда, выбирая более удобную позицию, и таки приподнял верх сосны, тем самым, освобождая голову волка
- Ну, и чего лежим? Или ты думаешь, что мне играючи эту сосну держать на весу?
Волк соображал быстро, а потому сдвинулся так, чтобы высвободиться от плена сосны. И вовремя, поскольку покрасневший от натуги Иван, уронил сосну обратно. Увидев, что волк освободился от плена, Иван потер руки.
- Вот и ладно. Вот и хорошо. Ты, волчара, пока сходи на край полянки. Я там приметил ручеек, попей водички. Здоровья, вода, конечно, не прибавит, но полегчать должно после твоего заточения. А я пока что еды нам спроворю.
Шатаясь на все четыре лапы, волк приподнялся и пошел в указанном Иваном направлении. Иван же, тем временем, осмотрел поляну, выбрал место для костра, поднял с земли прочную палку, которую сделал копалкой и стал копать ямку. Почва в этом месте была глинистой, что было очень кстати. Иван смочил кучку глины водой из фляжки. После чего стал доставать рябчиков из сумы и обмазывать их глиной. Обмазанных рябчиков Иван укладывал в ямку. А когда все рябчики оказались там, засыпал сверху земли и стал собирать дрова на костер. По краям костра воткнул две палки-рогульки, на которые положил перекладину. Разжег костер и стал ощипывать тетерева. А чтобы не мусорить лишнего, перья бросал в костер.
В это время подошел волк. Он посмотрел на то, чем занят Иван.
- Вань, может мы его так съедим, сырым? Уж очень кушать хочется.
- Ну, ты даешь. Я хоть и хищник, но разбалованный цивилизацией. Мне жаренного тетерева потчевать надобно. Впрочем, если ты сильно голоден, я тебе оставил пару рябчиков, - Иван кивнул в сторону сумы, - пожуй пока.
Иван достал рябчиков и положил их на землю рядом с собой, сделав волку приглашающий жест. Волк улегся рядом с Иваном, взял передними лапами рябчика и не торопясь, стал его жевать. Иван покосился на волка, оценил то, как он ест.
- Молодец, что не торопишься. После такой затяжной голодухи нужно есть не торопясь. Иначе еда обратно запросится.
Волк кивнул и продолжил трапезу.
Тем временем, поспел перепел. Иван снял жердь с костра, достал из сумы чистую тряпицу, расстелил ее на земле, поверх положил тетерева и располосовал его засапожным ножом надвое. Одну половину подсунул волку, другую взял в руки и стал жевать, присаливая понемногу. Что интересно, волк тоже попросил слегка посолить его половину, что Иван сделал с удовольствием. Так, молча, они и расправились с тетеревом. Волк даже подобрал оставшиеся косточки и сжевал их.
А тут поспели и рябчики. И по поляне поплыл духмяный запах запеченного мяса. Иван потушил костер, разрыл ямку и стал по одному выкатывать запеченных рябчиков. Ножом он раскалывал глиняную оболочку, вместе с которой отлетали и перья с птиц. Так что запеченные рябчики были сразу готовы к употреблению. Иван честно поделил рябчиков между ним и волком. А чтобы было вкуснее, достал краюху хлеба. Волк от хлеба отказался и слопал рябчиков враз. После чего снова поплелся к ручейку попить водицы. Иван же, доевши рябчиков, запил водой из фляги и стал умащиваться под сосной на послеобеденный отдых. Так что когда волк вернулся, Иван спал, как говорится, без задних ног.
Волк склонился над спящим Иваном. «Ишь, как сладко спит. Может сожрать его и дело с концом?» Но что-то мешало волку исполнить его желание. Волк задумался в поисках того, что же ему мешает и вспомнил. «Он же почти сказал сакральную фразу: Мы с тобой одной крови. Не, он сказал иначе: мы оба хищники. Что, в принципе, одно и то же. И тот чудак, что написал МАУГЛИ, чего-то недопонял. Ну, никак я – волк, не могу быть одной крови с теми перепелками, что мы ели. А вот хищники точно одной крови».
В общем, не стал волк трогать Ивана, да и накормил Иван голодного волка почти до отвала. И тут волка стала грызть совесть (что всегда бывает на полный желудок), мол, нужно Ивану отплатить добром за добро. А как?
Во время размышлений до слуха волка дошли какие-то звуки, идущие откуда-то слева. Волк насторожился, развернулся в сторону, откуда доносились эти звуки и решил проверить, что да как. Он тихо прокрался через чащобу, и метрах в пятидесяти обнаружил лесную дорогу. А по дороге ехала лошадь белой масти, на которой сидела красивая девушка лет шестнадцати. Одета была девушка в костюм для верховой езды черного цвета, но шляпка и вуаль, прикрывающая волосы, были красными, резко контрастирующими с остальным костюмом. На ногах были кожаные сапоги, которые упирались в стремена.
Девушка явно о чем-то думала, поскольку поводья были отпущены, отчего лошадка шла мерным шагом, а голова девушки была склонена так, что лица почти не было видно. Но что-то в лице девушки показалось волку знакомым. Вот только он не мог понять, что? Нужно было отвлечь девушку от дум, чтобы она подняла голову, и волк слегка потоптался в кустах, где стоял. Но первой среагировала лошадка, почуявшая волчий запах. Она всхрапнула и стала садиться на задние ноги, чуть не сбросив наездницу из седла. Реакция девушки воспоследовала. Она отвлеклась от дум, ухватилась за поводья, и заставила лошадь занять нормальное положение.
Едва девушка подняла голову, волк узнал старую знакомую, хотя лет с их последней встречи прошло немало. Потому он выпрыгнул из кустов прямо перед лошадкой, которая опешила от его появления и остановилась. Глаза лошадки стали расширяться от ужаса, и она медленно стала пятиться назад. В самом деле, было от чего испугаться: неожиданно перед носом появляется огромный волчара с явным намерением съесть бедную лошадку.
Девушке пришлось немало потрудиться удилами, да еще и дать шенкелей по ребрам, чтобы вывести лошадку из шока. Когда она вновь успокоила лошадь, взглянула на волка, который сел на пятую точку и с интересом смотрел на лошадь и ее хозяйку, наблюдая за их действиями.
- Волк? – удивилась девушка.
- Да, волк, волк. Привет Красная Шапочка. Или теперь тебя нужно называть Красная Шляпочка? Давненько не виделись, однако.
- Точно волк. Ты откуда взялся? Тебя ж вроде бы охотники поймали и унесли связанным.
- Ай, не называй ты их охотниками. Едва я позвал своих братьев из леса, и те завыли дурными голосами, как охотники так перепугались, что бросили не только меня на шесте, но и свои ружья и бежали так, что били себя пятками по затылкам. Не поверишь, но было смешно за ними наблюдать. Ну, а я перегрыз веревки и был таков.
- Точно, ты тот волк. А что бабуля, ты вернулся, чтобы ее съесть?
- Да зачем она мне нужна? Мясо у нее старое, сухое, невкусное. А здеся, - волк плотоядно осмотрел лошадку и Красную Шляпочку и сглотнул слюну, - а здеся есть чем поживиться.
Красная Шляпочка от возмущения даже подняла лошадку на дыбы.
- Ты не посмеешь, я все-таки царевна Елизавета, наследница моего батюшки.
- И чЁ? – Удивился волк.- Мы одни на этой лесной дороге. Кто мне может помешать слопать и тебя, и твою лошадь?
Он почесал задней лапой правое ухо, исподволь любуясь, как страх овладевает не только лошадью, но и царевной. Налюбовавшись, волк снизошел.
- Ладно, меня накормил один добрый человек. Пусть и не досыта, но все же… Кстати, Лизавета, кормил этот добрый человек рябчиками из твоего леса.
- Что-о-о? – взъерепенилась царевна. – Да как он посмел?
- А это ты у него спроси. Он тут недалече. – И волк передней лапой кивнул в ту сторону, где спал Иван. – А я пойду все-таки разберусь с твоей бабушкой.- И волк прыгнул в кусты.
Но царевна не слышала последних слов волка. Она соскочила с лошадки, взяла ее под уздцы и повела в ту сторону, где спал Иван. И точно, через полсотни метров Елизавета вышла на полянку, где еще витал дух жареных перепелок. Подле сосны, постелив под голову переметную суму, спал юноша в охотничьей одежде. И так сладок был его сон, что он даже причмокивал во сне.
Елизавета, забросив удила на шею лошади, отпустила ее пастись, а сама решительным шагом направилась к спящему юноше. Присев на корточки, она, было хотела его разбудить, да залюбовалась его красотой. «Вот бы мне такого мужа», - подумала она. И в этот момент Иван раскрыл глаза.
Еще не проснувшись, но ощутив постороннего, Иван подтянул к себе меч и выставил его вперед.
- Кто ты, и что делаешь в нашем лесу?
- Это ж с какого перепуга этот лес ваш, когда он наш? – возмутилась царевна, вставая.
Иван отполз к сосне, оперся на нее спиной, опустил меч и внимательно посмотрел на царевну.
- Может быть, сударыня представится… для начала?
- Царевна Елизавета!!! – с нажимом на слово «царевна», произнесла девушка.
- А я царевич Иван!!! – нажимом на слово «царевич», произнес парень.- Получается, что у нас встреча почти на высшем уровне. Потому не будем торопиться с выводами. Может быть, вы расскажете, как попали на эту полянку?
Елизавета, естественно, рассказала. И то, что она ехала по лесной дорожке. И то, что навстречу выскочил огромный волк, который знавал ее еще Красной Шапочкой. Он даже пошутил, что теперь ее можно называть Красной Шляпочкой. И то, что именно он направил ее сюда, сказав, что вы его накормили дичью из их леса.
«Вот же волчара, удружил, так удружил. Ну, и что мне с этой экзальтированной дамочкой делать?»
- Охмуряй её, Ваня, охмуряй, смотри какая хорошенькая, - услышал в голове Иван ответ волка, который, кстати, никуда не убежал, а прятался в соседних кустах. Благо он серый, ему и маскироваться не нужно.
- «Охмуряй, говоришь? Попробую».
Иван встал и обратился к царевне.
- Сударыня, а не подскажите, куда вы свернули с дороги, которая, как известно, является своеобразной межой, разделяющей наши царства.
- Как куда? Вправо, конечно.
- А ничего, что ваши территории, и леса, естественно, находятся слева от дороги? Так что вы фактически вторглись на чужую территорию, и еще пытаетесь права качать.
И тут до Елизаветы дошло, что она, действительно, свернув вправо, оказалась в чужом царстве. Но ведь она царевна, так что есть смысл показать гонор. Да и попытаться выпутаться из щекотливого положения.
- Это ни о чем не говорит. Вы вполне могли настрелять дичи в нашем лесу, а употребить ее в пищу уже в своем. Так что нарушение мною границы является актом справедливости, ибо я постаралась настичь вас за то, что вы первыми нарушили границу.
Иван даже обалдел от такого наглежа.
- Как бы там ни было, сударыня, но вы сейчас на чужой территории. Потому я имею все основания вас арестовать и препроводить к своему батюшке. Он царь, ему и карты в руки.
Тут уже обалдела царевна, ведь, по сути, Иван прав. Кровь отлила от лица, и царевна подумала, что в такой ситуации лучшим выходом будет, если она упадет в обморок. Иван не дал.
- Но учитывая ваш высокий статус, я не буду вас арестовывать. Более того, провожу к дому вашей бабушки, поскольку ее домик находится на нашей территории.
Тут Елизавета вспомнила о главной цели своей поездки. Вспомнились и слова волка, о том, что он направляется к дому ее бабашки. Она ойкнула.
- Так волк сейчас мчится к ее дому. Он ее таки съест, - сказала она взволнованно.
- Это вряд ли. Бабуля померла. Два года уж как преставилась. Так что, если волк и помчался к ее дому, то найдет только хлопающие ставни, да паутину с пылью.
«Больно нужна была мне эта старуха. Она ж невкусная», - услышал Иван голос волка, и улыбнулся.
- Так что, мое вам предложение: вы соглашаетесь на прогулку к дому вашей бабушки. И на этом будем считать трансграничный инцидент исчерпанным.
Елизавета была обрадована таким мудрым решением и согласилась.
Что там и как сладилось у Ивана и Елизаветы об этом знает тамошний лес, да Волк, который сопровождал молодых к дому бабушки. Но народ бает, что через пару месяцев Иван и Елизавета сыграли свадьбу. А через год родилась у них дочурка, с каштановыми волосами, как у папы, и с зелеными глазами, как у мамы.
Говорят и о том, что царевич и царевна отказались переезжать в дом того или иного родителя. Пока у них был медовый месяц, они расстарались и позвали к домику бабушки плотников и столяров. Плотники снесли дом бабушки, потому что стал он ветхим. А вместо него прямо поперек трансграничной дороги был выстроен двухэтажный терем, который ажурно украсили столяры. А на коньке изобразили голову волка, который свел эту пару и фактически женил.
Ну, и напоследок нужно сказать, что вокруг терема стал собираться работный люд. И на месте, где был один терем, со временем образовался целый город. Так что когда Иван и Елизавета стали государями в своих царствах, они их объединили, а столицей сделали тот город, в котором они жили. А что, и свежо и не очень людно. Самое место для столицы.

На том и сказке конец, а кто слушал, молодец.

0
45
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации