Возьми, если сможешь. / В темноте /

Автор:
Alex
Возьми, если сможешь. / В темноте /
Аннотация:
Первая в мире онлайн игра с технологией полного погружения. Миллион счастливцев, что первыми окунутся в уже наступившее будущее. И возненавидят его создателей.
Текст:

Затаив дыхание, они напряженно вслушивались в перезвон пещерной капели. На фоне гулких звуков падения воды проклюнулось еще что-то. Нечто маленькое и чрезвычайно острое царапало камень. Когти. Звуки эти троились и бесконечно множились. Ноэль почувствовал, как Лаурен с силой сжала его руку. Он обнял ее, чтобы посильней вжаться в твердый камень, за которым они прятались. Вода, стекавшая по валуну, широкой струей переходила на шею мечника, проникала под разодранную рубаху, раздражая свежие раны своей соленостью. Но ни одна линия на лице Ноэля не изменилась. Он весь превратился в слух. Царапанье. Царапанье приближалось.

Несколько монстров, выглядящих точь-в-точь как на том барельефе, просеменили мимо. Ящеры.

— Ушли, — еле различимо произнесла девушка.

Ноэль закрыл глаза.

Игроки обступили барельеф, разглядывая игольчатые зубы изображенного на нем монстра. Сильвер потрогал раздвоенный язык статуи, запечатленной в момент атаки.

— Ну, куда дальше? — Спросил маг света, глядя на Андерсена.

— Посвети.

Игроки напряженно всмотрелись в темноту левого, сухого прохода. Маг дернул рукой, и сгусток света из нее стремительно полетел вперед, пожирая тьму, которая тут же вновь окутывала пространство.

— Ничего… Второй. — Скомандовал Кадиэлл.

Правый, «мокрый» проход заметно уходил вниз, но свет достал до места, где дно пещеры снова выравнивалось.

— Так-а-ак. — Гильдмастер склонил голову в задумчивости.

Игроки зашептались. Из гомона слов трудно было что-то вычленить, но по настроению Ноэль определил, что предметом разговоров было разделение отряда. Этого никто не хотел.

— Даже не думай, — заговорил Андерсен. — Мы не будем разделяться.

Кадиэлл поднял на него голову. Посмотрел в глаза. Улыбнулся.

— Я стар, но не глуп. У кого-нибудь есть какие идеи, в какой проход нам пойти?

Игроки зашелестели, предлагая свои варианты.

— Нет-нет, не варианты, а идеи. — Сказал Кадиэлл.

— Ну… — Шил подошел к правому ходу и сел на корточки, опустив пальцы в ручейки. Вода была ледяной. — Моб на стене явно не млекопитающее. Это какая-то змея или ящерица. Думаю, для них логичней было бы жить в сыром прохладном месте.

— Но это ведь холоднокровные животные. Им наоборот нужно тепло. — Сказала Лаурен.

— Да, но в играх змеи обычно обитают в таких вот холодных сырых местах. Это канон.

— Значит, этот проход приведет нас к змееподобным мобам, а второй? — Спросил Андерсен.

— Ты знаешь столько же, сколько мы. Зачем спрашиваешь? — Ответил за Шила Сильвер.

— Но. — Продолжал Шил, — возможно, что расчет как раз на наше желание избежать стычек, и змеи окажутся как раз там, где сухо.

— А возможно, через двадцать метров они вновь объединятся, и мы зря тратим время, — вмешался Ноэль.

— В общем. Направо нас, скорее всего, ждут эти твари. Что слева — неизвестно. По мне так лучше знать, что тебя ожидает. Поэтому двигаем направо. — Заключил гильдмастер.

— Бэки. Возвращайся назад и беги в деревню. Собери еще один отряд. Тоже человек тридцать. Эта пещера глубже, чем мы думали.

— Хорошо, — отозвался темный эльф.

Кадиэлл взглянул на Андерсена, безмолвно спрашивая мнения. Воин еле заметно качнул головой в одобрительном жесте.

Спустившись вниз и пройдя небольшой коридор, они оказались в огромной пещере. Шумела вода. Несколько огней взвились высоко вверх под каменный купол, освещая множество ходов, подобных тем, из которого они пришли. Некоторые открывались высоко вверху, и вода с них падала в черные воды подземного озера.

Было решено идти в ближайшей тоннель, поскольку разницы между ними никакой не было. Лаундер пристроил копье меж камней наподобие указателя.

Соседняя пещера походила на предыдущую. Как и десять других, похожих друг на друга, каменных залов с озером.

— Остановимся, — предложил Андерсен, когда они вошли в очередную пещеру. — Еще десять таких пещер, и мы лишимся половины оружия.

— Странно все это, очень странно, — бормотал Кадиэлл, разглядывая покрытые влагой стены.

— Может, попробовать подняться вверх? — Предложил кто-то.

— Может… Вон на тот уступ. Два мага и воин. — Скомандовал Андерсен.

Двое людей и орк перенеслись на каменный козырек, с которого широкой стеной стекала вода. Игроки столпились внизу.

Ноэль смотрел на Сильвера и не мог понять, почему эльф остался здесь. Но маг света лишь наблюдал троицу, вглядывающуюся в темноту перед собой. Их спины исчезли. На минуту вокруг повисла тишина. Вскоре она прервалась быстрыми шагами. На козырьке появился гидромант.

— Там такая же пещера. Гэбрил ее осма…

Его речь прервалась криком.
Игроки тут же начали телепортироваться, но медлили, чтобы не столкнуться друг с другом.
И вновь давящая тьма пещеры сменяется ослепительным светом. Ноэль с Сильвером приземлились на каменный выступ и бросились к зловещим теням, играющим впереди.
Преодолев проход, мечник и маг света лицезрели следующую картину: воин пятился, выставив щит, то и дело отражая атаки двух ящеров в половину человеческого роста. Их морды выглядели точь-в-точь как на барельефе, а тонкокостные тела походили скорее на кошачьи, чем на змеиные. И все же сквозь их изумрудно-синие шкуры выпирали жгуты мышц, и по тому, как сильно при каждом ударе вздрагивал щит, Ноэль сделал вывод, что твари эти куда тяжелей и сильней, чем выглядят.
- Баф воина, - ровно произнес Сильвер.
- Понял, - выхватывая мечи, выдохнул Ноэль.
Воин, почувствовав прилив сил, решил перейти в атаку. Ударив левого ящера по морде железной каймой щита, он сделал выпад в сторону правого. К сожалению, в его руке был короткий меч, и моб успел увернуться. В это же время левый ящер обошел игрока сбоку и вцепился в голень.
- Сука! - Взревел мужчина, инстинктивно тряся ногой. В это время второй моб готовился к прыжку, однако подоспевший танцор смерти сделал выпад, на который моб среагировал прыжком вбок, к самой кромке воды.
Воин, вопя от боли, рубанул мечом, но в последний момент ящер отпустил его. Подоспевший к этому времени Сильвер вытянул вперед руку со сгустком света, крича:
- Бей!
Моб начал пятиться, ослепленный, холодная сталь рассекла его шкуру, дробя позвоночник. Ящер заверещал, и от этого звука ход сердец игроков ускорился. Монстр кричал человеческим голосом. Тонким и пронзительным, женским.
Скрежеща металлом, воин вытащил из ножен свое основное оружие - огромный двуручник. Резко замахнулся и отсек мобу голову.
Ноэль с ужасом заметил, как второй ящер в последний момент дернулся, явно борясь с желанием броситься на помощь товарищу.
В пещере становилось людно. Моб не уходил до самого конца, пока в него не вылетел фаербол, заставив нырнуть в воду.
- Юрий, помогите Юрию, - пробормотал воин, падая наземь.
Только сейчас игроки заметили ногу, выглядывающую из-за камня возле прохода.
- Прибавьте света, следите за каждой дырой! - Грохотал Кадиэлл.
Пиромант, первым встретивший новых мобов, лежал неподвижно. Его кожаный нагрудник был разорван, одежда пропитана алым. Из окровавленной шеи тонкой струйкой вытекала кровь. Было видно, что поначалу он пытался прижимать рану, но сейчас у него не было сил даже на это.
- Держись! – Девушка-орк ощупала рану. Один из ее пальцев начал нагреваться. Повалил дым, но Юрий даже не поморщился. В его стремительно стекленеющем взгляде уже читалась улыбка вечности.
- Нет! - Орк прильнула к нему, что-то шепча на ухо и хватая за щеку. — Не надо. Нет… — она убрала палец, оголив коричневую корку из мяса и крови на месте раны, обняла мужчину, содрогаясь в беззвучном плаче.

— Рана ровная. — Тихо сказал Андресен Сильверу. — Вряд ли от укуса такая может быть. Значит, они могут оставлять такие порезы когтями.

Игроки держались подальше от воды, держа наготове копья с длинными мечами. За каждым входом в пещеру неотрывно наблюдало несколько пар глаз.

Раненый воин, кряхтя и чертыхаясь, стянул с себя разодранный сапог. Штанина пропиталась кровью, на лице мужчины читался страх.

— Кто-нибудь, помогите! — Попросил он.

К нему подошли двое. Промыв рану, ее начали прижигать.

— Насколько сильны эти мобы? — Спросил подошедший Андерсен.

— Не успел рассмотреть. Не до того было. Но щит держит. Да и до кости вроде не прокусил. Хотя… — Воин осекся и крепко сжал зубы, чтобы не закричать. Под светящейся ладонью мага шипела кровь. — Хотя он кусал через сапог. Думаю, проблем бы не было, если бы нас не застали врасплох. Выпрыгнули не пойми откуда… Мы… О-о-х… Не успели среагировать.

Андерсен посмотрел на озеро. Моб до сих пор не показался на поверхности.

— Либо они умеют дышать под водой, либо озеро имеет сообщения с соседними пещерами. А может, тут вообще целая сеть. — Сказала Лаурен.

— Одно хорошо. — Вымученно произнес воин, завалившись на пол. — За этих ублюдков дают опыт.

— Это хорошие новости. — Сказал Кадиэлл. — Осталось только найти побольше этих тварей и аккуратно их перерезать.

— Что мы будем делать с Юрием? — Спросила орк-пиромант. Мы доставим его обратно в деревню?

— Разумеется. Но сначала надо разобраться с этими пещерами. — Ответил гильдмастер.

Девушка, казалось, поверила ему, и снова уткнулась в темные волосы мужчины.

— Есть идея. — Начал Сильвер. Это озеро небольшое. Мы ведь можем немного его подогреть?

— Чтобы выкурить оттуда ящера? — Спросил Андерсен.

— Да.

— Не думаю, что это получится. — Вмешался Шил. — В озеро притекает много воды, но оно не выходит из своей выемки. Там в любом случае есть каналы.

— Жаль. — Ответил Сильвер. — Что тогда?

— Некоторые проходы спускаются вниз, а некоторые выходят сверху. Может, сначала поднимемся наверх, посмотрим, что там, а потом уже начнем спускаться. — Предложил Ноэль. — Может там вообще будет выход на поверхность.

— Интересно, — сказал Сильвер.

— Но что ты там хочешь найти? — Спросил Кадиэлл. — Мы сюда зачем пришли — изучать эти лабиринты, или убивать мобов?

— Мы же не знаем, что там окажется. Логично, конечно, что мобы будут как можно ниже, но ведь этих-то мы нашли как раз наверху.

Гильдмастер развернулся и медленно зашагал прочь. Было видно, что он не знает, как поступить, но при этом очень боится сделать ошибку. Ноэль подумал, что ему, наверное, куда тяжелей остальных. Кто-то из игроков закричал.

— Там! Наверху!

На козырьке одного их верхних проходов стояло два ящера. Они вращали мордами, изучая людей внизу. Один из них издал серию пронзительных щелкающе-свистящих звуков.

— Интересно, что он делает? — Спросил кто-то.

В голову Ноэля закралась ужасная мысль, он встретился глазами с Сильвером и понял, что маг думает о том же.

— Это стайные мобы! — Закричал Сильвер, выхватывая двуручник у ближайшего воина, — срочно пристрелите его!

В ящеров полетела смесь из взрывающихся стрел и фаерболов, от которой они с легкостью увернулись и исчезли в темноте каменного прохода, едва видимого снизу. В пещере повисла тишина, прерываемая шумом воды.

— Предлагаю отступить назад и дождаться второй группы, — Сильвер судорожно водил головой, осматривая каждую черную арку, за которой мог скрываться враг. — Если их будет много, ляжем тут все.

— Хорошо, — согласился Кадиэлл. — Возвращаемся! Идем прежним строем. Всем быть начеку.

— А как же Юрий? — Спросила орк.

— Заберем его позже. — Ответил Андерсен.

— Они же его сожрут!

— Лара! — Взревел Кадиэлл. — Не забывай, где мы находимся. Мы все еще в чертовой игре!

Девушка разрыдалась и бросилась к остальным игрокам.

— Вот и отлично. — Заключил гильдмастер.

Голова их отряда уже вошла в проход, когда пещеру снова огласил крик ящера. Только на этот раз это была уже настоящая какофония звуков — они были глухими и доносились из всех коридоров. Эхом раздавалось царапанье камня десятками лап.

— Бежим! — Крикнул Андерсен.

— Лаундер, Корвиг, Билинет, Фэск! Ко мне! — Крикнул Сильвер. — Будем прикрывать! Бафай нас всех. — Сказал он Ноэлю.

Основная часть людей уже полностью покинула пещеру. Ноэль ожидал кулдауна следующего баффа, стоя за спиной Лаундера. Фэск оказалась пиромантом, а Билинет – лучницей. С уходом игроков каменную пустоту вновь заполнила непроглядная тьма, лишь сфера Сильвера, парящая в нескольких метрах от них, освещала пространство. Звуки мобов становились все громче. Казалось, что они внутри стен. Вслушиваясь в многообразие издаваемых ими звуков, Ноэль решил, что они способны переговариваться, и может быть даже…

— Очень надеюсь, что эти твари неразумны. — Сказал Сильвер.

— А что, если так? — Спросил Лаундер.

Эльф посмотрел на воина.

— Тогда живыми мы отсюда не уйдем.

Наконец, из проходов начали высовываться змеиные морды. По двое, по трое, ящеры выходили из темноты, стараясь все же держаться подальше от сгустка света вверху. Плеснулась вода — и на камень выпрыгнуло еще несколько тварей.

— Кажется, озера все-таки соединены. — Сказала Билинет, целясь то в одного, то в другого монстра.

— Наши уже спустились. Что дальше? — Спросил Лаундер.

Сильвер молчал. Тем временем, ящеров стало настолько много, что они полностью перекрыли дорогу в другую часть пещеры.

— Пусть станут плотней, а вы готовьте самые убойные атаки. — Скомандовал Сильвер.

— Будто нам есть, из чего выбирать, — пошутила лучница. Ее губы то и дело подергивало улыбкой, Ноэль подумал, что девушка вот-вот обмочится.

— На счет «три» стреляем и бежим, я беру Лаундера и Корвига. Фэск, ты — Ноэля и Билинет.

Ящеры высовывали свои длинные мясистые языки, но совсем не так, как змеи, а как плотоядные хищники, предвкушающие пир. Было слышно, как задние мобы принялись раздирать на части тело пироманта. Пещера эхом усиливала звуки лопающихся от натяжение жил.

— Спокойно. — Прошипел Сильвер, глядя на Билинет, которая вытянула лицо в рвотном позыве. — Это игра. Набор нулей и единиц. Еще чуть-чуть. Ну же. Раз. Два… Три!

Передние мобы успели отскочить, подставив задних, взрыв прогремел очень громко, так что у эльфов заложило уши. Ноэль развернулся и бросился в спасительную темноту. Сквозь звон в ушах продирались яростные вопли мобов. Сильвер зажег свет.

У обрыва Фэск сама схватила мечника и лучницу за руки и перенесла их вниз.

— Сюда! — Крикнул Сильвер, первым заметив яркую тряпку, распластанную на камне возле нужного прохода.

Звон сошел на нет, и танцор смерти расслышал сквозь гул собственных шагов звуки падения в воду. Интересно, почему монстры не напали на них раньше? Изучали? В любом случае, пока они будут толпиться в узком проходе и плыть до берега, пройдет достаточно времени. Впрочем, уйти все равно не удастся. Очень скоро игрокам придется вступить в бой.

Следующий коридор был заполнен тенями от огней. Нагнали. Впереди кто-то закричал. Послышалась ругань и крики ящеров.

— Так и думал! — Прорычал Сильвер. — Мы в ловушке.

В открывшейся им пещере царил хаос — всполохи света сменяла тьма, в кратких вспышках от зажигаемых фаерболов Ноэль видел разрозненные моменты ожесточенной битвы. Мобы на полном ходу врывались в толпу людей, стараясь убить попавшегося им игрока. Стоявшие рядом тут же кололи и рубили монстра. Другие мобы жертвовать собой не спешили, и лишь понемногу сужали кольцо вокруг игроков.

— Бафф меня. — Скомандовал Сильвер.

Двое ящеров обернулись на шум позади, в их морды тут же ударила вспышка света, и острая сталь двуручника, что до сих пор был при маге, обрушилась на их головы.

— Справа! — Крикнул Ноэль, и Сильвер полосонул по груди третье чудовище.

Подоспевшие Лаундер с Корвигом прикрыли мага света от соседних ящеров. Подоспели Фэск с Билинет. Остальные ящеры не обращали на них внимания, продолжая давить основную группу. Ноэль разглядел Лаурен, ударом ноги разламывающую череп опрокинутого змеелюда. Ее одежда была покрыта кровью, но, видимо, чужой. Стоны раненых людей, хрипы перегрызенных глоток смешались с получеловеческими визгами монстров. К этой вакханалии прибавились крики поспевающих сзади мобов, уже шкрябающих своими загнутыми когтями по сырому камню соседнего туннеля. Если они так же бесстрашно бросятся на них, это конец.

— Что делать, Сильвер?! — Взревел Андерсен, расталкивая двух орков и выходя вперед. Штанина его была разорвана, на голом плече красовалось несколько глубоких царапин.

Напряженное лицо Сильвера то и дело исчезало в темноте. Вдруг оно в один момент преобразилось, и маг закричал:

— Уберите весь свет!

Игроки поняли не сразу, но уже через какие-то секунды в пещере повисла непроглядная тьма, холодная и липкая, как объятия ее обитателей.

Рычание стихло. Последние мобы, завязанные в толпе, еще брыкались, но несколько острых клинков мигом их успокоили, остальные же перестали атаковать и лишь понемногу приближались к игрокам, уже совершенно иначе. Неуверенно. Мир вокруг проступал из мрака во все расширяющихся зрачках Ноэля. Он видел, как возбужденно метались хвосты мобов, как живо двигались их ноздри, втягивая окружающий воздух. Как же они могли жить в этих пещерах, если не видят в темноте? Мечник в очередной раз убедился, что это действительно всего лишь игра. Он даже почувствовал себя сильнее.

Один из ящеров снова начал кричать. Кто-то из толпы выпустил в него стрелу. Шею змеелюда пробило навылет, он завалился, издавая омерзительные звуки, так поразительно напоминающие женский плач. Несколько монстров тут же бросились по направлению лучника, но на их пути оказались те игроки, что не видели в темноте. Мобы врезались в них на полной скорости, вгрызаясь зубами во все, до чего могли дотянуться. Воин и маг повалились на землю, не в силах сдерживать вопли.

— Темные, ведите тех, кто не видит в темноте! — Прокричал Сильвер, убегая прочь. Четверо ящеров устремилось за светлым магом. Остальные же нацелили морды на сильнейший источник звука в пещере — двух агонирующих мужчин, раздираемых заживо.

— Им надо отрубать головы, — сказал Ноэль Лаундеру, — чтобы не издавали этот ужасный вопль помощи.

Испуганные люди расступались от двух бедолаг, подскочившие к мобам Лаундер с Корвигом одним движением снесли им головы. Другие ящеры встрепенулись, будто шестым чувством почувствовав гибель товарищей, но атаковать не стали, лишь продолжили понемногу приближаться к вопящим от боли мужчинам. Дарки тем временем уже собрали игроков в группы.

Ноэль подошел к мужчинам, лежащим то ли в воде, то ли в собственной крови. Один крепко сжимал пах, между пальцев другого виднелись петли кишечника. Первый молил о помощи, пытаясь встать. Мечник заметил, что бедро у него тоже разорвано. Второй лишь неподвижно смотрел в сторону Ноэля, изредка дергая плечом, губы его едва заметно шевелились. Эльф огляделся вокруг - уцелевшие игроки бесшумно скользили в сторону прохода. Сильвер на другом конце пещеры запустил в воздух сферу настолько яркую и большую, какую, наверное, вообще только мог. Змеелюды застрекотали и бросились к нему.

Танцор смерти навис над мужчиной с разорванным животом. Коснулся мечом его, покрытого потом, лба. Мужчина улыбнулся. Тогда Ноэль надавил на эфес всем телом. Гладкая сталь прошла насквозь черепную коробку, глухо уткнувшись в камень. Эльф тут же бросился догонять остальных, но каждый раз, когда он моргал, перед ним возникали два широко раскрытых глаза, удивленных тем, как легко умирать.
Второй принялся щупать товарища, тормошить его, звать. Скрывающийся в проходе Ноэль винил себя в том, что убил игрока, пусть даже по его немой просьбе, но куда ужасней было то, что он на этом остановился.
Когда Ноэлю открылся круг следующей пещеры, он невольно закусил губу. Пещера кишела мобами. Периодически они наугад атаковали в случайном направлении, поэтому игроки не решались пройти между ними, а тупо выстроились вдоль стены.
Ноэль высмотрел фигуру, напоминающую Кадиэлла.
— Что планируете делать? - Спросил он шепотом.
— Дожидаться подкрепления, наверное, - ответил гильдмастер.
Ноэль обратился к внутреннему зрению и обнаружил, что игровые характеристики невозможно узнать, если их обладатель четко не виден.
— А ты что предлагаешь? — Спросил глава авангардистов.
— Не знаю... Можно попробовать перебить так, поодиночке, но их здесь слишком много, и, если они услышат...
Подошел темный лучник. Голос его дрожал.
— Присмотрись, Ноэль… Они бросаются будто бы наугад, но в итоге прочесывают каждый сантиметр. И скоро доберутся сюда.
Эхом разнесся крик пожираемого заживо воина, оставленного Ноэлем.
— Мы окружены? — Спросил Кадиэлл.
— Да. — Подтвердил лучник, — путь к ближайшей дыре — и тот перекрыли, мрази.
— Остается пробиваться с боем, — сказал Кадиэлл.
— И умереть? — Ноэль выискивал магов.
— Это все, что мы можем. Игра оказалась слишком коварной. Кладбище игроков. Ну ничего. Нас еще много.
Мечник уже не слушал. Он прошел мимо, двигаясь вдоль вереницы людей.
— Вы. — Он тронул руками двух магов, — мы с вами отвлечем мобов. Это уже делал Сильвер.

— Он жив? — Спросил вайт-пиромант.
— Остался в той пещере. Возможно, уже идет сюда.
Он очень хотел верить, что все именно так.
— Если у тебя есть план, то я согласна. — Ответила девушка-гидромант.
Ноэль аккуратно повел их через монстров, держа наготове один из своих клинков. Сто раз пожалев, что не нашел гидроманта-дарка, он все же был настроен во что бы то ни стало выполнить задуманное. Они шли как можно плотней друг к другу.

Вдруг девушка впилась ногтями в ладонь Ноэля — хвост проходящего моба задел ее ногу. Троица замерла. Змеелюд нюхал воздух, поворачивался, тыкался в девушку, вплотную прижавшуюся к стене, но продолжал смотреть в сторону озера. Наконец, он с рыком прыгнул от них, кусая воздух, и Ноэль рванул дальше. Еще несколько тягучих минут, и они оказались позади монстров.
— Слушайте внимательно. Ты подожжешь копье, хорошо подожжешь, и отойдешь еще дальше назад. — Шептал он пироманту. — Мы побежим к воде, привлекая внимание. Думаю, огонь не добьет до наших, и мобы их не увидят. Когда они рванут к нам, беги к остальным. Теперь ты. Подпустим их максимально близко, я брошу копье куда-нибудь подальше, а ты просто телепортируй нас за них. Поняла?
— Да, - шепнула гидромант. Ее трусило. Она то и дело терла липкие от пота руки.
— Хорошо, - сказал Ноэль, чувствуя, как сердце поднимается вверх и норовит высунуться из глотки. — Давай!
Дрожащей рукой пиромант обхватил древко. Дерево тут же вспыхнуло.
Ящеры встрепенулись, эльф с девушкой помчались к воде. Ноэль закричал, просто закричал, без слов, неистово размахивая копьем. Под стрекот и шипение все мобы бросились к единственной добыче, которую могли видеть.

— Еще, — яростно шептал Ноэль, — еще чуть-чуть.

Он зашвырнул горящее копье как можно дальше, пылающее древко ударилось камень, испуская сноп искр.

— Сейчас!

Ощерившиеся пасти, наполненные зубами-иглами, янтарные глаза с вертикальными зрачками, весь облик мобов, легионом сатаны мчащийся к ним, подернулся водной дымкой, мечник почувствовал вокруг себя прохладную влагу, брызги. С легким плеском они выскочили из водяного шара позади змеелюдов, пронесшихся дальше, толкая и кусая друг друга.

Тем временем игроки направились к следующему проходу. Они бежали как можно быстрее и тише. Один из них упал, но в темноте этого никто не заметил. Это был тот воин, что вместе с пиромантом первым встретился с монстрами. Ноэль не ожидал увидеть его среди выживших. Мужчина кое-как встал, сделал пару шагов и снова упал. Зная, что не может позвать на помощь, он вытянул руки вверх то ли в молитве, то ли в сокрушительном жесте. Где-то на другом конце пещеры мобы пытались разглядеть хоть кого-нибудь, но потрескивающее древко копья уже почти погасло.

— Бежим, прошу! — Шептала гидромант, сжимая его руку.

Они обогнули озеро. Возле черный дыры туннеля валялся щит, быть может, уже ничейный.

Воин пытался встать, опираясь на валуны, но ему не хватало сил. Эльф дернулся, совсем как тот моб, видевший расправу над сородичем, но остановился, услышав приближающийся скрежет когтей о камень. Из туннеля выбежали те ящеры, что гнались за Сильвером. Проблем становилось все больше. Ноэль с девушкой исчезли в проходе.

— Какой же я идиот. — Тихо сокрушался Кадиэлл, когда мечник нагнал их. — Как можно было не догадаться отправить в место без света одних только темных эльфов? У меня почему-то даже мысли такой не возникло!

— У нас тоже. У нас тоже… — Говорил Андерсен. — А я еще гордился тем, что выдал короткие мечи.

Брошенный воин начал кричать, чтобы заглушить страх. Голос его отражал все, что с ним делали мобы, пока в его глотку не вгрызлось несколько десятков тонких зубов. Эхо разнесло по пещерам его последние хрипы.

— Кто это? — Встрепенулся Кадиэлл. — Кто-то отстал?

— Тот воин с укушенной ногой. — Ответил Ноэль.

Гильдмастера передернуло.

— Поскорее бы выбраться из этой дыры, — сказал Шил, — больше ни ногой в пещеры.

— Что с Сильвером? — Спросил Андерсен.

— Не видел с тех пор, как он отвлекал монстров.

— Жаль. Вряд ли он выжил. — Прошептал Шил.

Возле одного из проходов торчало копье.

— Сколько нам еще идти? — Спросил Кадиэлл.

— Не знаю. — Ответил Андерсен. — Темно — хоть глаз выколи. У эльфов спрашивай.

— Я и сам уже не знаю. — Ответил Ноэль.

— Вы, наверное, думаете, что мы в темноте видим, как днем. Вовсе нет. — Отозвался еще один темный.

— Главное — идти по меткам. Идти быстро. — На последнем слове Андерсен сделал акцент.

— Если они не видят в темноте, то как вообще здесь живут? Как находят нас?

— Интересные вопросы ты задаешь, Шил. — Отозвалась Лаурен. — Много способов. Они могут нас чуять. Они могут просто делать это, потому что так велит игра. Ну и третий вариант. Это могут быть каждый раз новые мобы.

— Мне все же кажется, что мы бежим от одних и тех же. — Сказал Шил.

— Мне тоже. Но никто не отменял того факта, что мы в игре.

— Неужели оторвались? — Обрадовался Лаундер, когда они вошли в очередную пещеру.

— Не сглазь, — прошипел Андерсен.

Ноэль посмотрел на время. С момента входа в пещеру прошло чуть более часа. Группа резко остановилась.

— Что такое? — Спросил Кадиэлл. Он и другие люди теперь выглядели иначе — за столь долгое нахождение в темноте их глаза освоились и теперь игроки могли самостоятельно передвигаться без страха запнуться и упасть.

— Я не вижу меча. — Сказал один из темных, шедших в первой линии.

Глаза гильдмастера медленно закрылись. Подбородок скривили морщины.

— Но мы ведь пришли из этого прохода, верно? Мы специально шли по одной линии. Так?

— Да, и я уверен, что нам сюда, но меча нет. — Эльф приблизился к валуну и заглянул за него. — Не знаю, может, он и валяется где-то здесь, но я ничего не вижу.

По игрокам прошло движение. Люди вертели головами, отчаянно пытаясь высмотреть в темноте надвигающуюся опасность.

— Что ж, других вариантов все равно нет. — Заключил Андерсен. — Двинули.

С тревогой в сердцах игроки вошли под очередную каменную арку.

В этот раз Ноэль не видел ничего, кроме тьмы. То ли в пещеру стало проникать меньше света, если такое вообще возможно, то ли подводило зрение. Идущий впереди маг вытянул руку, видимо, тоже ничего не различая перед собой.

— Тупик! — Прошептал он, дрожащей рукой ощупывая влажный камень.

— Все назад! Возвращаемся! — Скомандовал Андерсен.

До ушей Ноэля донеслось ставшее уже ненавистным царапанье. Мобы высыпали из прохода и разделились на два потока, огибая озеро, иногда спотыкаясь и едва не падая.

— Врассыпную! — прошипел Андерсен, метнувшись к ближайшей нише между камнями. Остальные игроки последовали его примеру, принявшись искать укрытие, но в темноте сделать это было не просто. Какая-то часть людей в панике помчалась к воде. В их числе была и Лаурен. Мечник последовал за ней. Мимо него пронеслись первые ящеры, направляясь к тупику. В голове эльфа мелькнула мысль уважения к Андерсену, который столь скоро принял новое для всех решение. А ведь они могли бы сейчас быть зажатыми в очередном узком туннеле.

Замглавы всматривалась в темноту, но, видимо, человеческого зрения было недостаточно. Два моба направлялись в ее сторону, а она их будто совсем не видела. За мгновение до того, как морда одного из них врезалась бы в бедро Лаурен, Ноэль сбил девушку с ног, крепко зажимая ее рот ладонью. Они рухнули в лужу, Ноэль напрягся, готовясь вставать, потому что в самый последний момент почувствовал толчок в голень. Моб клацнул зубами воздух, шипя от досады. Эльф потянул девушку дальше, к воде. Ящер вытянул шею, развернулся и пошел в сторону, противоположную берегу.

Ноэль остановился только у кромки воды. Лаурен дрожала. Несколько игроков забрались в воду почти по колено. Эльф напряженно всматривался в окружающий хаос, ища возможные пути спасения. По пещере носились ящеры, готовые в любой момент напасть. Интересно, когда они уйдут. И уйдут ли вообще. Уши Ноэля уловили едва различимый дребезжащий звук, с которым твари высовывали раздвоенные языки.

— Они нас чуют, — шепнул он Лаурен.

— Значит, они не уйдут?

— Похоже, что нет.

Ноэль аккуратно вошел в озеро, пропуская слишком близко подошедшего ящера. Вода была ледяной. На другой стороне змеелюд загнал игрока почти по грудь. Человек сделал маневр, пятясь, но вдруг дернулся и скрылся под водой. Спустя несколько секунд он выбрался на берег и лег на холодный камень. Одежда на его спине превратилась в лохмотья, а из воды вынырнул еще один моб.

— И в воде тоже, — прошептал мечник.

Лаурен крепко сжала его руку, пятясь назад.

— Подожди. Они везде.

Один из гидромантов подгадал момент и телепортировался в соседний с тупиком проход. Оглянувшись на снующих везде ящеров, он исчез в темноте.

«Счастливчик» — мелькнуло в голове Ноэля. Впрочем, гарантий, что маг выживет, все равно не было.

Ноэль решил, что безопасней будет пробраться к стене и скрыться в какой-нибудь расщелине, которые мобы почему-то не проверяли. Тем временем несколько огненных и световых магов яркими вспышками перенеслись на верхние ярусы. Змеелюды мигом бросились под каменные козырьки, остервенело рыча.

Воспользовавшись моментом, Ноэль потянул за собой Лаурен. Он разрывался между двумя вариантами — забиться в глубокую щель в этой пещере, либо юркнуть в какой-нибудь туннель в надежде найти выход и ни с кем не столкнуться. И все же он склонился к первому варианту.

Между двумя проходами имелся небольшой карман, заполненный грудой острых камней. Должно быть, из подобного места первые ящеры и выскочили на пироманта, застав врасплох.

Пропуская Лаурен вперед, Ноэль оглядывался на беснующуюся кучу мобов, пытающихся допрыгнуть до каменных выступов. Два пироманта изловчились и запустили в эту гущу фаерболы. Мобы, то ли ослепленные столь ярким огнем, то ли просто опешившие от того, что жертвы огрызаются, не смогли проявить должного проворства, за что трое ящеров поплатились обожженными мордами. Один из них, с двумя угольками вместо глаз, с визгом выскочил из общей массы, прыгнул в озеро и вскоре затих, мирно плывя по едва уловимому спиралевидному течению.

— Мы можем их всех перебить! — Крикнул один из пиромантов, отчего мобы зарычали еще злее. — Нужно перенести всех стрелков наверх и просто их расстрелять!

Ноэль, слыша шипение воды над еще дергающимся в предсмертных конвульсиях опаленным ящером, заметил, что мобов стало меньше. До укрытия оставались какие-то метры, когда эльф увидел ящера, бегущего прямо на них. Видимо, монстр каким-то образом углядел их в отблесках света от огня.

Мечник отшвырнул Лаурен в сторону и едва успел выставить меч вперед. Он тут же почувствовал тяжесть, что легла на клинок — монстр, не заметив в опускающейся тьме его действий, напоролся на холодную сталь. Ноэль знал, что сейчас будет. Он рванул рукоять на себя, намереваясь следующим ударом отрубить змеелюду голову, но этого не потребовалось — меч Лаурен пробил череп моба насквозь. За мгновение до этого эльф почувствовал легкое движение где-то возле своей груди. Когда все решилось, он коснулся ее рукой — под разошедшейся, насквозь промокшей рубахой было что-то теплое и липкое. Его кровь.

— Все нормально? — Девушка вглядывалась в него, в ее глазах застыл страх.

— Да, — соврал Ноэль.

Он оглянулся — двое пиромантов все еще стояли наверху. Несколько игроков на соседних козырьках никак не могли решиться, попеременно смотря то вниз, на клокочущих под ногами тварей, то во мрак каменных коридоров за своими спинами.

— Черт! — Крикнул один из магов и выпустил в свой туннель заряд пламени. Раздался визг. — Погоди. Сейчас стрельнешь. — Сказал он второму, вглядываясь в коридор.

— Что там происходит? — Спросила Лаурен.

— До них добрались.

— Неужели они и вправду в каждой пещере? Где же они прятались все это время?

— Нет… — Ответил танцор смерти, — это те же мобы, что и здесь. Они разделились.

Фаербол второго пироманта на миг осветил фигуры мужчин. Они замерли, собираясь с духом, и прыгнули вдоль стены, над самыми мордами змеелюдов вспыхнув пламенем и телепортировавшись на соседний козырек. Находившиеся там игроки ободрительно похлопали их по спинам. На каменный выступ, где пироманты только что были, высыпали змеелюды.

Осмелев, мужчины выпустили в мобов еще несколько фаерболов, сбив с выступа двух ящеров. Змеелюды глухо упали вниз, к своим сородичам, и больше, кажется, не вставали. Оставшиеся мобы скрылись в темноте прохода.

— Они сейчас придут. — Говорил рослый вайт, поворачиваясь к туннелю. — Если что — возвращаемся назад. Так мы и перебьем этих ублюдков!

Ноэль ткнул мечом в темноту, куда им предстояло забраться. Ничего.

— Может, сюда они и не заглянут. — Произнес мечник.

— Ноэль, все мобы там. Самое время куда-нибудь убежать, а не просто прятаться.

— Мы не знаем, куда приведет очередной проход. Первое, что нам нужно сделать, когда соберемся идти — отыскать туннель с торчащим рядом мечом.

— Тогда пойдем! Сейчас самое время!

Эльф оглядел пещеру. Кое-где он с трудом угадывал фигуры игроков, высунувшихся из своих ниш и наблюдавших за всполохами света, что рождали пироманты. Ноэль задумался. Еще никогда прежде сомнения не вызывали в нем такого отвращения. Он застыл, не зная, как быть.

— Подождем… Давай немного подождем.

Под ногами магов огня и света, бурящих глазами темноту, из которой должны были вырваться монстры, внизу валялось несколько массивных валунов. Долговязый по меркам своих сородичей ящер забрался на один из них, изловчился и смог зацепиться за трещину в стене пещеры. Игроки смотрели в туннель и не видели его. Ноэль хотел было найти камень, чтобы привлечь внимание игроков новым звуком, но понял, что из-за криков мобов они его не расслышат. Пиромант-вайт выстрелил, раздался жалобный женский крик, в этот миг ящер, что висел на стене, допрыгнул до козырька.

Световик, в глотку которого он вгрызся, даже не успел вскрикнуть.

— Сука! — Взревел его сосед, вытягивая вперед краснеющую от жара ладонь. Монстр поднял голову и бросился на него, но получил заряд прямо в пасть, упал и соскользнул с мокрого камня вниз, в толпу беснующихся сородичей. Кто-то из них схватил его зубами прямо в воздухе и принялся рвать на части.

Тем временем на стену забрался еще один моб.

— Вот уроды. — Тяжело дыша, сказал вайт. — Джесси, сбей этого выблядка. А я позабочусь о том, чтобы они боялись соваться в туннель.

Но монстры ничего не боялись. Видимо, поняв, что без потерь игроков не достать, змеелюды подняли настоящий вой в верхнем проходе.

Висящий на стене монстр атаковал, игроки разом выпустили фаерболы, людские вопли смешались с криками чудовищ, пространство вокруг до самого потолка наполнилось дымом, периодически прорезываемым белоснежными лучами магии света. Пещеру поглотила тьма. Смолки даже собравшиеся под козырьком мобы. Не видя и не слыша больше ничего, они еще постояли, внюхиваясь в горелый тяжелый воздух, после чего вернулись к излюбленной тактике брождения по пещере.

— Вот и все. — С грустью прошептал Ноэль. — Прячемся.

Он первым занял нишу, к нему спиной прижалась Лаурен. Ноги ушли по щиколотку в воду. Камень, скрывавший их от пещеры, был твердым и холодным, но вскоре он этого уже не замечал. Сверху сюда стекали широкие ручьи, чей тихий гомон сливался с общим шумом пещеры. Ноэль поморщился, когда вода омыла его рану на груди. Соленая.

Судя по тому, что он до сих пор находился в сознании, порез был неглубоким. Хотя, если кровь не остановится, это не имело значения.

Лаурен сжимала в руке свой двуручник. В голове эльфа промелькнула мысль, что, если бы даже сотня ящеров увидела их, то им все равно пришлось бы атаковать по одному, максимум по двое. При должной сноровке вдвоем с Лаурен они одолели бы десятку-другую, пока единичные царапины, проскальзывающие мимо их внимания, не превратились бы в серьезные раны. Впрочем, здесь все равно было очень тесно и… уютно? Мечник касался носом мокрых, тугих волос Лаурен, ее острого затылка. Он дышал ею.

— Черт возьми, как же жаль, что эта гребанная игра сломалась. — Сказала она вдруг. — Какой бы драйв здесь все получали. Это определенно новый виток развития человечества. — Она говорила быстро, вздрагивая. — Жаль, очень жаль…

Они услышали несколько пар лап, скребущих о камень где-то рядом. Эльф мягко выпутался из второй руки девушки, которой она сжимала его ладонь, и обнял ее за талию, сильнее прижимая к себе…

— Что там произошло? — Спросила девушка.

Ноэль открыл глаза. Удивительно, но он все еще не ощущал слабости. Похоже, рана действительно была поверхностной.

— Добрались до них, что еще могло произойти.

— Ты видел, как их убивали?

— Нет, конечно. Там наверняка до сих пор в дыму все. Тут же воздуху некуда уходить.

— Жаль. Тактика была неплохой. — Лаурен наклонила голову, будто пытаясь рассмотреть собственные ноги.

— Даже если бы к ним не поднялись, они бы не смогли стрелять вечно. Запасы маны истощаются.

— Ноэль, а ты… смог бы проскользнуть мимо них один?

— Возможно. С долей везения может и проскочил бы. Но что потом? Идти-то некуда.

— Но ведь это лучше, чем просто сидеть здесь.

— Мы не просто сидим. Мы ждем подмогу.

— Я не верю, что кто-нибудь сюда доберется. А если и да, то вся эта орава тут же на них набросится.

— Отлично. А мы атакуем сзади.

— Да… А что будем делать с новыми мобами?

— Не думаю, что они будут, Лаурен.

Через плечо девушки в узкую щель между камней Ноэль смотрел на двух ящеров, что вот-вот наткнутся на укушенного в воде игрока, чудом выбравшегося на берег и до сих пор никем не найденного.

— Ты веришь, что это все? — Спросила девушка.

— Если и не все, то уж точно большинство.

— Тогда у нас есть шанс, — Ноэль не видел лица замглавы, но был уверен, что она улыбнулась.

— Сейчас будет крик.

— А?

Игрок, будучи не в силах передвигаться, молча смотрел на приближение своей смерти. Вопль, застывший в его глазах, вырвался изо рта, когда один из ящеров вгрызся в его бедро и начал крутить головой, вырывая клоки мяса.

— Что там? Они кого-то нашли? — Взволнованно шептала девушка.

— Да. Но он лежал на берегу.

Окружившие охотника змеелюды отрывали от него куски, презирая милосердие быстрой смерти, а может быть, просто не видя в ней необходимости. «Странные хищники», — подумал эльф.

Понемногу игрок смолк, и слышались только звуки чавканья да рвущихся сухожилий вперемешку со скрежетом костей. Имело ли значение, игра это или нет, когда смерть здесь была ничуть не легче реальной? А зачастую и гораздо хуже.

— Мрази! — Вырвалось у Лаурен. — Если мы выживем, я буду возвращаться сюда прокаченной, и медленно разрывать этих уебков голыми руками. — Ее живот стал твердым, она часто дышала, и до лица Ноэля доносилась пульсация ее шейных артерий, раздуваемых взбешенным сердцем.

— Да, вот это действительно было бы интересно. Бродить здесь в одиночку и ничего не бояться. — Шепнул эльф. — Один гидромант, кстати, улизнул. Когда мы стояли в воде.

— Надеюсь, он выберется.

Они на какое-то время смолкли, слушая песнь воды и скрежет вездесущих когтей. Несколько раз ящеры проходили прямо перед их щелью, но ни один из них даже головы в ее сторону не повернул.

— Как долго они могут так ходить? — Они сидели по пояс в воде. Ноэль чувствовал приятную тяжесть девушки, давившую ему на бедра. Холод пещеры превратился в легкую прохладу. Видимо, там, наверху, взошло солнце.

— Не знаю… — Ответил танцор смерти. — Но не могут же они это делать вечно.

Как-будто в подтверждение его словам мимо пронеслось несколько ящеров. Они явно бежали не бесцельно.

— Куда они все? — Прошептала девушка.

— Дай-ка… — Ноэль поднялся. Насквозь промокшие штаны неприятно липли к ногам.

Черноту одного из верхних туннелей то и дело прорезал свет. Три змеелюда вбежали в нижний проход, причем совсем не тот, из которого пришел Ноэль и остальные.

— Кажется, кто-то выжил. И до сих пор сражается. — Шепнул он прильнувшей сзади Лаурен.

— Свет! Неужели маги света могут с ними сражаться? Еще и так долго.

— Один точно может. — Прошептал Ноэль.

— Сильвер? Ты веришь, что он жив?

— Я не видел его смерти.

Вспышки света прекратились. Эльф с девушкой стояли, выглядывая меж камней, сверля глазами то верхний, то нижний туннели. Мобы не возвращались.

— Если им удастся выманивать по несколько штук, — говорил эльф, аккуратно садясь в воду, — то, может быть, они и смогут всех перебить. Но на это потребуется целый день.

— Сколько мы здесь уже торчим?

— Три часа. И большую часть этого времени мы провели здесь, прячась.

— Много. А кажется, будто бы только вошли.

Ноэль уже начинал проваливаться в сон, убаюкиваемый журчанием вокруг, когда Лаурен вздрогнула. Девушка ткнула вперед мечом, но никого не задела.

— Мне показалось, что клинок чего-то коснулся.

— Коснулся. — Услышали они знакомый голос. Перед щелью показалось лицо Сильвера. Рукава его камзола с рубахой были разорваны. Среди лохмотьев, обрамлявших предплечья, виднелась густая сеть царапин. Мокрые волосы эльфа забило назад.

— Сильвер! — Радостно прошептала замглавы, — слава богам!

Маг света улыбнулся.

— Вы слишком сильно вжились в роль средневековых воинов. — Сказал он, оглядываясь. — Нам пора. Уходим.

— Но там же не пройти. — Сказал мечник, вставая.

— Я проведу вас. А потом всех остальных.

— В туннеле, через который мы пришли, теперь тупик. Мы не знаем, куда идти.

— А вас не смутило, что там не было меча?

Ноэль задумался.

— Смутило. Но меча нет вообще нигде. С озера я осмотрел всю пещеру.

— С озера можно и проглядеть. Слушайте: эти пещеры иногда меняют свою структуру, и змеи понимают, как именно. Я шел за ними, и два раза они заходили не в тот туннель, в который вошли вы. Удивительно, но вел он именно к вам.

— Интересно… Значит, нужно лишь отыскать меч…

— Необязательно. Оба раза ящеры выбирали второй справа от вашего коридор. Так что, возможно, в этот раз ситуация та же.

— Тот гидромант как раз сбежал во второй справа. — Ноэль посмотрел на Лаурен. Девушка слабо улыбнулась и добавила:

— Значит, есть вероятность, что подкрепление не сможет нас найти?

— Скорее всего. — Ответил Сильвер, — а хотя, кто его знает. Мы же оставляли метки.

— Оставляли… — Протянула девушка.

— Мы сами их найдем. И вернемся готовыми. Идемте.

Когда они погрузились в озеро, через которое решили срезать, Ноэль тронул Сильвера за плечо.

— Что? — Спросил маг, не оборачиваясь, вглядываясь в черную гладь озера, которую они бередили.

— Ты не видел ту битву пиромантов на верхних этажах?

— Видел. А ты думаешь, почему они наконец заткнулись.

— И где они?

— В каменном лазе типа вашего. Отдыхают. — Маг света обернулся. — Лаурен, направляй, пожалуйста, меч туда. От этого могут зависеть наши жизни. — Девушка кивнула и выровняла острие своего двуручника по направлению к глубине, откуда, в теории, мог вылезти моб.

Последнюю полосу камня, отделявшую их от нужного прохода, они преодолели довольно быстро и легко. Ящеры курсировали уже не так быстро и бросались гораздо реже.

Уже у самого входа Ноэль глянул за валун и улыбнулся.

— Вон он лежит. Интересно, почему он упал. — Эльф поднял лежащий в луже меч.

— Какая разница. Входи. — Сказал Сильвер, изучая следующую пещеру. — Там вроде никого. А я назад. Вы не знаете, где спрятались остальные?

Лаурен показала эльфу те места, о которых знала, и вместе с Ноэлем вошла в следующую пещеру. Оглянувшись, они заметили странное движение воздуха внутри туннеля, и уже спустя несколько мгновений мечник тихо вздохнул:

— Переместились! Не видишь? Мы теперь смотрим с другого ракурса.

— Не вижу. — Шепнула Лаурен. — Надеюсь, на этом чудеса этих сраных пещер заканчиваются. Пойдем искать наших. Может, наткнемся на гидроманта.

Они трусцой обогнули пещеру, держась ближе к стене. У входа, через который они шли всей группой, эльф заметил огромную лужу крови. Ее тонкие перистые струйки еще не успели размыться проходящей водой.

— Черт! — Выругалась замглавы. — Там ведь, наверное, опять будет тупик? Что будем делать?

— Тсс. — Ноэль прижался к стене, окидывая взглядом всю окружность зала. Чисто. Ни движения. Он достал из ножен второй меч, вслушиваясь в пространство вокруг, а особенно в то, что находилось внутри соседнего прохода.

— Нет. — Сказал наконец танцор смерти. — Давай вернемся и попросим Сильвера или кого-нибудь туда светануть. В предыдущем тупике даже темные ничего разглядеть не могли. Если там кто-то прячется, мы с тобой погибнем.

Из прохода послышался рык. Издавало его всего одно существо, но эльфу с девушкой легче от этого не стало. Рык был низким, от его утробной мощи вибрировали внутренности. Ни один из ящеров не издавал ничего подобного.

— Ноэль! — Прошипела Лаурен, утягивая за собой эльфа. Они юркнули за ближайший валун.

— Новый вид мобов? — Тяжело дыша, шептала девушка. — Что там видно?

— Пока ничего. Но звук был очень близко. Будто над самым ухом. — Лаурен передернуло.

Спустя минуту они услышали шаги. Медленные и тяжелые. Сначала из прохода показалась массивная голова, а затем и все тело ящера, который в высоту превосходил даже орочьих воинов. Тело монстра почти не отличалось от тел его сородичей, он казался тощим из-за кошачье-змеиной изящности своего тела, но было очевидным, что при таком росте и плотности мышц он весил далеко за сотню, а то и за две. Тварь была огромна.

— Какие у него характеристики?

— Если четко не видишь обладателя, не видишь и статов.

— Вот же… И что будем делать?

— Погоди… — Ящер двинул к озеру и Ноэль заметил прихрамывание. Возможно, именно из лапы и натекла та лужа крови, уж очень сильно моб на нее припадал. — Можем попробовать его убить. — Шепнул он, вылезая из укрытия. — Или посмотреть, что в том проходе, откуда он вылез. В любом случае, если даже пройдем мимо, не хочу оставлять такую махину за своей спиной.

— Ладно. Я вроде очертания его могу разглядеть. Баффай.

Они начали медленно подбираться к еще более медлительному монстру, что, казалось, бесцельно бродил по пещере, сотрясая тяжелый воздух могучим дыханием.

Эльф подобрал камень и бросил его за монстра. Камешек звонко ударился о скалу и срикошетил в воду. Моб дернул головой по направлению камня, остановился. И начал медленно разворачиваться.

— Кажется, эти видят, а не слышат. — Тихо сказал Ноэль, до белизны костяшек сжимая мечи в руках.

— Кажется..?

Ящер точно определил их местоположение. Но как? Ноэль поднял Лаурен силу, а себе скорость. Монстр подался вперед и безмолвно бросился к ним.

— Бежит. Ты его видишь? — Одним словом выпалил Ноэль.

— Пока только слышу.

— Просто ткни мечом чуть выше своей головы, когда я скажу.

Девушка напряглась, беря меч обеими руками.

— Ну? Ну?

За мгновение до того, как подойти на дистанцию удара, ящер резко развернулся, ударив Лаурен хвостом с такой силой, что девушка, вскрикнув, отлетела на несколько метров.

Для Ноэля это оказалось полной неожиданностью, и все же он, полагаясь не своему, а скорее чьему-то чужому инстинкту, без тени сомнений приблизился к монстру, стоящему теперь к ним спиной, и рубанул по той ноге, на которую тварь прихрамывала. В последнее мгновение он разглядел рваную рану чуть ниже подколенной ямки, и тут же понял, куда бить. Нога монстра подломилась, он рухнул, остервенело лупя тяжелым хвостом по камню.

Уворачиваясь, эльф оказался у головы монстра, и тут же вогнал меч ему в шею. Монстр взревел, но, к счастью, рык получился рыхлым и низким. Ящер извился и чуть было не укусил Ноэля, еще сильнее раня шею о его меч в последней попытке мести. Эльф смотрел ему прямо в глаза, не отпуская клинка. Да, змеелюд определенно его видел. Еще одна попытка схватить передней лапой, но все тщетно. Ноэль выдернул меч и отпрыгнул от очередной конвульсии ящера.

— Ты как? — Выдохнул он, поднимая голову Лаурен.

— Нормально, нормально… Улетела далеко, но вроде цела. Даже меч вон из рук не выпустила. — Девушка улыбнулась. Интересно, различала ли она черты его лица?

Позади раздались шаги. Под каменной аркой Ноэль разглядел двух пиромантов.

— Значит, выжили только двое. Ну, и это много. Сильвер молодец. — Сказал мечник.

— Это те самые, что отстреливались наверху?

— Вроде да.

Держась стены, маги огня кое-как доковыляли до злополучного прохода.

— Мы здесь. — Шепнула им девушка. Мужчины вздрогнули.

— Лаурен? Сильвер сказал, что вы ушли вперед. — Начал пиромант, которого звали Джесси. Что у него, что у его товарища вайта рваная и обгоревшая одежда местами оголяла тело, а лица покрывала сажа.

— Пришлось задержаться. Взгляните. Думаю, небольшой огонек можно. Только зажгите его где-нибудь подальше от нас.

Мерцающий свет от летающего огненного светлячка, которого вайт запустил под самые своды, вырвал клочок тьмы вокруг игроков.

— Жесть. Вы его так? Ну и махина! — Возбужденно шептал Джесси. Он приблизился к монстру, но тот снова дернулся, и маг в ужасе отскочил.

— Живучий, гнида. Столько крови натерял, а до сих пор брыкается.

Ноэль всматривался в огромные оранжевые глаза змеелюда, которые тот с него не сводил Сила — 140, Ловкость — 60, Интеллект — 173.

Ящер, будто сумев прочитать в глазах эльфа недоумение, едва уловимо скорчил подобие улыбки.

— Ты… Понимаешь нас? — Вдруг спросил Ноэль.

Змеелюд издал предсмертный хрип, выражавший то ли пренебрежение, то ли смех, то ли простую муку, мускулы на его шее вздулись, он приподнял голову, которая тут же тяжело рухнула обратно, в прохладные объятья влажного камня. Мертв.

— Понимает ли он нас? С чего вдруг такие вопросы, Ноэль?

— Ты не видела его характеристики?

— А… Нет, не успела.

— Интеллект 173. Зачем ему такой интеллект? Что-то я не наблюдал у него магических способностей.

— И ты решил, что он просто умный? — Ухмыльнулась замглавы.

— Да. Мне так показалось. Не знаю…

— Ну, как бы там ни было, выяснить мы это уже не сможем. Слушай… — Девушка обратилась к пироманту.

— Джесси.

— Джесси, светани еще тот проход, пожалуйста. Только аккуратно. Он выполз именно оттуда.

С легким потрескиванием в зловещий туннель влетел шар огня. Осветив ничем не примечательные стены, он разбился о тупик, испаряя окружающие ручейки, стекающие на серый камень.

— Ничего. — Констатировал Джес. — Похоже, он просто сидел и ждал вас.

Ноэль сдвинул брови, повернувшись к озеру.

— Неужели его ранил тот гидромант? — Задумчиво произнес эльф. — Что ж, это хорошая новость.

— Гидромант? — Спросил Джесси.

— Гидромант. Туши огонь и пойдем дальше.

Они еще немного постояли, чтобы Лаурен с магами привыкли к темноте, и двинулись ко второму от тупика проходу.

Они миновали уже несколько пещер, но так ни на кого и не наткнулись. Странным было так же и полное отсутствие меток, которые они ставили. Ни ножей, ни щитов, ничего. Ноэль уже начинал сомневаться в верности подмеченной Сильвером системы. А также в правильности собственных действий. Может, стоило остаться и подождать остальных? Пусть долго, зато надежно. А с другой стороны, чем быстрее они соединятся с подкреплением, тем лучше. Бэки, посланный Кадиэлом за новыми игроками, знал ведь только, что они пошли направо. Может быть, отряд в тридцать человек, запрошенный гильдмастером, уже давно растащен по углам и закоулкам кровожадными змеелюдами.

Еще мечника беспокоила мысль, как именно меняется структура меж пещерных туннелей после возврата через них? Успокаивало то, что Сильвер смог правильно отвести пиромантов, а, значит, успел во всем разобраться.

Тем временем они медленно шагали туда, где, по их представлению, уже очень скоро должен был появиться подъем наверх, к развилке с барельефом. А там уже заблудиться будет трудно.

У нужного им прохода они заприметили человеческую фигуру. Гидромант. Темный эльф — разглядел Ноэль, ухмыльнувшись.

— Как ты смог сюда добраться? — Спросил Джесси, когда они приблизились.

— Да как-то… Наобум. Сам не понял. — Улыбнулся маг воды. Оранжевые глаза его переходили с одного игрока на другого, задерживаясь на их оружии.

— А ту огромную тварь ты подстрелил? — Спросил Ноэль.

— Огромную тварь? А, того ящера. Д-да. Выскочил на меня, я чуть в штаны не наложил. Ревет, грохочет, я еще испугался, что сейчас эти сбегутся, ну и с перепугу умудрился попасть ему в ногу. Тогда-то он и попритих сразу, понял, что со мной шутки плохи, так сказать. А вы как, мимо него проскочили?

Ноэль нахмурился.

— Мы его убили. — Сказала Лаурен.

— Вот как… Молодцы. Здорово! А где остальные? Только не говорите, что спаслись только…

— Остальные идут за нами, не ссы. — Вякнул вайт.

— Хорошо. Ну, идем наверх? Наконец-то выбрались из этого лабиринта!

— А-то! — Крякнул довольно Джесси, протискиваясь первым. За ним пошел вайт и Лаурен.

— Идем? — Спросил гидромант, растерянно глядя на Ноэля? — Свобода ждет.

Мечник всматривался в оранжевые глаза дарка, и не мог понять, что ему в них не нравится. Вроде бы он никогда не был конфликтным человеком, а тут ему вдруг так неуютно рядом с кем-то.

— Идем-идем. — Сдался Ноэль, проходя в туннель. Наконец-то изменения — мокрый камень, о который они отбили все ноги, круто поднимался вверх, и это означало, что до поверхности рукой подать. Требовалась определенная ловкость, чтобы не соскользнуть с такого подъема.

Ноэль услышал позади себя звук нагнетаемого воздуха, и через мгновение возле его плеча пролетела тень, ударившая в спину Лаурен. Девушка вскрикнула и прильнула к стене, медленно по не сползая. Ноэль тут же отскочил в сторону, но почувствовал в районе поясницы резкую боль и холод.

— Что?.. — Испуганные Джесси с вайтом осеклись. С руки гидроманта обильно стекали остатки только что совершенного заклинания, а клинок багровел кровью танцора смерти. Губы его растянулись в широченную улыбку, мускулы лица напряглись, превращая глазницы в узкие щелочки.

Держась за бок, Ноэль судорожно повышал свою ловкость, наблюдая, как интеллект гидроманта стремительно переходит в силу.

Там, где стоял гидромант, вдруг ударил фонтан воды.

— И не мечтай. — Сказал Джесс, окутывая себя огнем. Он и вайт телепортировались к Ноэлю. Потоки воды за их растворяющимися в воздухе кружевами огня и света явили гидроманта, тщетно ткнувшего мечом в уже пустоту.

— Ты как? — Спросил Джесс, подбегая к мечнику.

— Рана вроде по касательной… — Пропыхтел эльф, опускаясь к Лаурен. — А вот как она…

Девушка не шевелилась. Ноэль поднял глаза на стоящего наверху гидроманта, облизывающего клинок. Маг улыбнулся — окровавленный язык теперь был раздвоен.

Ноэля душила злоба. Яростная, неуемная, опрометчивая. Та злоба, благодаря которой перестаешь чувствовать боль, и вообще что либо, кроме желания поскорее добраться до объекта своей ненависти.

Мечник рванул вперед. Сколько времени у гидроманта до следующего вотербола? Неважно… Успеет ли он телепортироваться? Неважно… Важна только сила ненависти. Подумать только, когда он уже почти выбрался из пещеры, когда вокруг ни одного моба. Лаурен…

Ноэль все понял. По этим оранжевым глазам, по сбивчивым словам. Все понял.

Гидромант выставляет клинок вперед. Он не знает о боевых стойках. Не знает о многом, о чем должен знать игрок. Он делает выпад. Предсказуемый. Клинок Ноэля легко входит меж ребер, с резким шумом разрывает туго натянувшуюся сзади рубаху, выходя из спины. Маг воды смотрит прямо в глаза, ни одним мускулом боль не отразилась на его исхудавшем лице. Он высовывает раздвоенный язык из окровавленного рта, растягивает уголки губ.

— Тщетно… Вашим все равно не спастись…

— Это ведь ты, тварь с раненой ногой, которую я убил?

Гидромант замер. Несколько мгновений он бессмысленно смотрел в пустоту, пока его взгляд снова не приобрел волю. Он вцепился руками в Ноэля, но мечник сумел вырваться и отбежать назад, наблюдая, как сила мага снова увеличивается.

— Та я тварь, или нет, значения не имеет. Вы все подохните здесь. — В руке гидроманта начал сгущаться воздух.

— Как освободить от тебя игрока? — Спросил Джесси.

Гидромант рассмеялся и бросился вниз.

Пиромант тут же выпустил в него сноп огня, но мимо. Игрок с глазами, горящими огнем безумия, взмахнул рукой, и игроков окатила волна воды. Она была очень тонкой, почти неощутимой, однако ее хватило, чтобы на мгновение испортить обзор.

Ноэль чувствовал, что является приоритетной целью. Кто знает, почему. Через сколько секунд сила мага пойдет на убыль? Мечник попятился, крикнул:

— Свет! — И вайт позади него опалил перекошенный силуэт гидроманта первородной белизной.

Маг воды зашипел, совсем как змея, инстинктивно закрыл лицо рукой. И почувствовал новый удар. Затем еще один. И еще. В человеческое тело меч Ноэля входил как по маслу. Танцор смерти невольно оскалился, протыкая тело потерянного игрока снова и снова, а тот все никак не падал, лишь вертелся, закрывая лицо руками, кровоточа, как изрезанный детскими руками фрукт.

— Хватит! — Взмолился он, наконец падая на пологий склон всем телом. — Пощади!

— Да как ты вообще еще разговариваешь… — Протянул Джесс.

Ноэль поднес острие клинка к горлу мага.

— Кто ты? И как вы собираетесь нас одолеть?

— Я — змей… — Гидромант тяжело дышал, со свистом, вылетающим из продырявленной груди. — Мы — змеи. Кто-то берет числом, кто-то мощью, а я… — Игрок закашлялся, а Ноэль увидел новый скачок силы. Дернул рукой. Безумец хотел было еще схватиться за меч, пронзивший его шею, но на полпути его руки остановились.

— Мертв? — Спросил пиромант.

— Не знаю, — ответил Ноэль, ведя клинком вверх, распарывая шею мага, которая тут же багровела изливающейся кровью. — Теперь точно мертв.

Он бросился к Лаурен, которая уже шевелила головой.

— Не двигайся, — приказал эльф, осторожно отводя спину девушки от стены и задирая одежду.

— Синяк будет огромный. Ты как?

— Терпимо… — Замглавы поморщилась. — Из меня будто весь воздух вышибли.

— Где болит? — Вмешался вайт. — Тут?

— Да. Будто каменной плитой приложили.

— Дай-ка…

Вайт подсел к Ноэлю, положил руку на спину девушки, аккурат по бугрящему кожу позвоночнику, и ладонь его засветилась мягким, тусклым светом.

Мечник смотрел на лицо замглавы, ее губы, сначала искривленные в гримасе муки, а затем все более ровные, гладкие… Лаурен едва заметно улыбнулась.

— Ах… — Выдохнула она, сжимая руку Ноэля.

Вайт отстранился, и в пещере вновь стало темно. Игроки осознали, где находятся. Будто бы заново услышали шум воды, которым это место непрерывно рыдало.

— Что это, мать его, было!? — Не выдержал Джесс. — Я думал, меня уже ну ничем не удивить...

Ноэль помог встать девушке.

— Ящер отлично видит в темноте… А он человек. Не знаю, как он сумел его заметить, да еще и ранить в ногу, но, видимо, именно это и произошло. — Сказал эльф, смотря в коридор тьмы позади.

— Может быть, ящеру нужно установить зрительный контакт с тем, кого он хочет загипнотизировать… Или что он там с этим бедолагой сделал. — Предположила Лаурен.

— Мало нам этих выблядков было. — Пробурчал Джесси.

Они поднялись на самый верх, к развилке со змеиным барельефом, и бежали трусцой по направлению выхода. Ноэль думал о том, что сейчас происходит с остальными игроками. Наверняка мелкие ящеры их так просто не отпустят, наверняка они как-то почувствуют, что кружат по пустой пещере. Что уж говорить о больших. Сколько их, как они действуют, что еще могут? Страшно. И одновременно как-то радостно, ведь он-то смог улизнуть. Пусть в этом и нет его заслуги. Почти.

— Интересно. Скоро уже выйдем на свежий воздух, а подкрепления все нет. Как же так? — Пыхтел на бегу Джесси.

— А может, их тоже встретили? — Предположил вайт.

— Нет. Здесь ведь нет развилок. Разве что только за каким-нибудь валуном, но тогда на нас бы напали сзади, а ведь ящеры обитали определенно только в глубине пещер. Если только…

— Что? — Спросила Лаурен

— Если только и эта часть пещеры не меняет свой структуры, — договорил Ноэль и замедлил шаг. Голый камень стен оделся знакомым мхом, что еще недавно они так пристально разглядывали. Впереди кто-то был.

— Сюда! — Шепнул Ноэль, показывая на гряду камней, за которыми при желании можно было спрятаться.

— Но это же наверняка наши! — Возразил пиромант.

— Уверен?

В ответ маг огня молча улегся в небольшой яме, откуда торчала только его макушка.

Сочащийся белым мох пах сладковатой прелостью, будто они находились в осеннем лесу. Вскоре отдаленные звуки превратились в шаги, и игроки вздохнули уже почти с облегчением. Из-за угла полыхнуло светом огней, послышалось шорканье десятков сапог.

Игроки вышли, чтобы спокойно встретить приближающуюся группу.

Они возвращались к барельефу. Удивительно, но Бэки, посланный за подкреплением, догадался набрать темных эльфов. В отряде подмоги было лишь несколько людей да пара орков. Мечник сразу же приказал потушить свет, чтобы глаза привыкали к темноте.

Тело гидроманта по-прежнему лежало недалеко от входа в первую пещеру.

— Вот этот бедолага. Глядите в оба. — Сказала Лаурен.

Войдя в пещеру, они быстро рассказали даркам общую схему здешних мест. Они не были уверены в том, что, войдя в те проходы, по которым добирались сюда на обратном пути, они смогут попасть в те же пещеры, но другого выбора не было. И они не прогадали. В следующей же пещере они обнаружили служивший меткой щит. Значит, какая-то часть проходов по-прежнему выполняет маршрут, пройденный ими в первый раз. Но все туннели этого делать точно не могли. Хотя, Ноэль уже и в этом начинал сомневаться.

Спустя всего три прохода они наткнулись на дарка и девушку. Их одежда была в крови, они тяжело дышали.

Они наперебой рассказывали, как мобы почуяли, что людей в пещере стало меньше. Конечно, игроки успели разбежаться, но не все. Они сами чудом спаслись, припустив, куда глаза глядят.

Ноэль с Лаурен внимательно слушали рассказ воинов, смотря в их оранжевые глаза, после чего парой резких движений клинков повалили их наземь.

Новички позади ошалело смотрели на происходящее, не веря своим глазам. Кажется, никто из них, несмотря на предупреждения Лаурен, не обратил внимания на такую деталь, как цвет глаз. А может, еще не привыкли как следует к темноте.

— Что там произошло на самом деле? — Почти крича, спросил Ноэль.

Курносая девушка, прикрывавшая рукой кровоточащую рану под грудью, улыбнулась:

— Кто бы мог подумать, что вы с такой легкостью приметесь кромсать своих же товарищей.

Мечник надавил острой пяткой сапога на ее бедро. Девушка поморщилась.

— Это очень больно, знаешь ли.

— Что. Там. Произошло.

— Скоро узнаешь! — Рассмеялась девушка, — а теперь убей меня! Ну же! Давай! Давай давай давай! Давай! — Неизвестный игрок начала переходить на крик, и Ноэль вонзил меч в ее глотку. Крик превратился в хрип, и вскоре она утихла.

— Я получил уровень. — Произнес Ноэль, распределяя очки характеристик между силой и ловкостью. Ни Кадиэл, ни положение в гильдии его больше не беспокоили.

— Ну, а что насчет тебя? Ты был завербован тем же монстром, а, гад? — Обратился Джесси к лежащему рядом дарку.

— Получил? Уровень? Что это значит? — Спросил он, то же крепко зажимая рукой подаренную Лаурен рану.

— Похоже, разговаривать с ними бесполезно. Смерти они не боятся. — Заключил танцор смерти, занося меч для окончательного удара.

— Интересно, что вы будете делать, когда узнаете, что всех этих бедняг можно было спасти, — прошелестел змеелюд в теле парня.

— Ничего, — ответил Ноэль, — Лаурен, убей его. Много опыта.

Влажный звук пронзаемой сталью плоти огласил пещеру.

— Черт, в этих потьмах цвет глаз можно различить только совсем уж рядом. — Констатировал один из новеньких, приближаясь к трупам.

Раздался крик. Далекий, размытый, но совершенно явственный.

— За мной! — Шепнул Ноэль, и двинул в следующую комнату ненавистного ему лабиринта.

Их глазам предстала ужасающая картина. Орава озлобленных змеелюдов, крича и шипя, прижала к стенке троих игроков. К ним медленно и степенно шел огромный моб, подобный тому, которого они видели первый раз. Он мерно покачивался из стороны в сторону, неотрывно смотря на своих жертв.

Ноэль с Лаурен решили воспользоваться моментом и подобраться как можно ближе. Когда мобы уже начали расступаться перед своим вожаком, Лаурен, вооружившись огромным ножом, разбежалась и прыгнула гигантскому ящеру на спину, вонзив нож и вспарывая им сверху-вниз зеленоватую шкуру твари. Монстр встрепенулся, широко раззявив пасть в немом крике. Бывший рядом с Лаурен маг схватил ее за ногу, и они исчезли в водной дымке прямо перед носом рассвирепевшего чудовища.

Заслышав ворчание вожака, мобы отступили от трех бедолаг и бросились на игроков. В зубатые морды полетели снаряды огня и воды, опаляющие, режущие до кости. Досталось и огненноглазому гиганту, который тут же развернулся и поковылял к воде. Ноэль и еще несколько танцоров с воинами бросились было за ним, но змеелюды, вереща человеческим воплем, несмотря на то и дело влетаемые в них сгустки стихийной энергии, преградили дорогу к своему предводителю, готовые умереть.

Гигант нырнул в воду, и остальные последовали за ним, шипя опаленными шкурами о холодную гладь озера.

— Где остальные? — Спросил Ноэль, оглядывая верхние этажи.

В ответ на его вопрос из-за камней сбоку вылезло двое игроков.

— Еще один, кажется, где-то был…

— Так, а остальные? Большая часть. Кадиэл, Сильвер, Андерсен, где они?

Парень, к которому обращался Ноэль, все никак не мог прийти в себя, ошалело оглядываясь по сторонам и тяжело дыша. Эльф заметил странные, излишние подергивания его лица, будто то и дело сводимого судорогой. Парень рухнул на колени и схватился за голову.

— Уходи! — Взмолился он, согнувшись. — Прочь! — Рычал он сквозь слезы.

Стоявшая рядом девушка обняла его за плечи.

— Ты чего? Они уже ушли. Все в порядке.

— Отойди от него. — Холодно сказала Лаурен, отгоняя девушку. Мечник уже было подумал, что замглавы сейчас перережет парнишке глотку, но Лаурен лишь схватила игрока за голову и стала с силой трясти. Это был охотник, и сопротивляться ее силе он не мог при всем желании. Спустя пару мгновений дикой тряски игрок потерял сознание и обмяк мешком на ближайшем валуне.

— Молодец. Остается только надеяться, что это поможет.

— Выключить сознание до того, как его поработят. Думаю, все получится.

Оставшиеся вели себя нормально.

Сильвер смог перевести всех в другую пещеру, правильно вычислив алгоритм смены туннелей. Как и думал Ноэль, мобы быстро заметили, что остались одни в пещере. Каким-то образом они все побежали именно в ту пещеру, где находились игроки. Несомненно, это нюх.

— Ну а еще там были эти здоровые. — Добавила девушка, смотря на все еще выключенного парня, потирая плечо. — Мы ни сразу их заметили, так как были заняты поиском укрытия. А когда заметили, было уже поздно. Они действуют бесшумно, и видят в темноте. Они успели быстро загрызть двух или трех прежде, чем мы их увидели, а потом прибежали мелкие, и, в общем, хаос, паника. Сильвер рассказал, как добраться до выхода. Мы вот выжили, как-то проскочили, а уж за остальных… Кто его знает.

— А откуда взялись эти? — Спросил Ноэль.

— Были тут. Может быть, случайно, а может, выследили нас, да как-нибудь опередили.

— А тех «двух или трех», которых загрызли, вы их трупы видели? — Вмешался Джесси.

— Нет, но ящеры точно были в их укрытиях.

Ноэль нахмурил брови, посмотрел на Лаурен, которая явно думала о том же.

— Хоть вы и знаете дорогу, одних мы вас не отпустим, а разделять отряд нельзя. Да и вы все еще можете сражаться, вы же часть элитного передового отряда, не забывайте. Поэтому пойдете с нами. Нужно добраться хотя бы до той пещеры. Но сначала надо разбудить этого. Только разоружите его сперва. Без своего лука и ножей он не опасен. — Командовал танцор смерти, а внутренне тем временем удивлялся, неужели это он, Ноэль, теперь отдает приказы, и его при этом даже кто-то слушает? Еще пару дней назад в подобной ситуации он бы стоял в стороне, сам ожидая указаний. Но сейчас не было времени на то, чтобы ждать чьих-то решений. А если он неправ, ему всегда поможет Лаурен.

Парня окатили ледяной водой и распихали. Светлый эльф удивленно заморгал, потягиваясь, будто он лежит не на холодном камне в сырой пещере, а на мягкой кровати рассветным утром. Его зеленые глаза напряженно всматривались в темноту, но, кажется, он почти ничего не видел.

— Получилось? — Протянул неуверенно Джесс.

— Похоже на то. Оружие ему пока не давайте, все равно ни в кого не попадет. Следите за глазами. За его глазами и за глазами соседа. Если радужка вдруг начнет становиться ярко-оранжевой, и ситуация позволяет, попытайтесь обезвредить. Разоружить, вырубить. Если в своих силах не уверены, — мечник посмотрел на встревоженное лицо девушки, сидевший возле оклемавшегося эльфа, — убивайте. Убивайте, не задумываясь, потому что они задумываться не станут. Помните — если вы могли, но не убили врага, кровь его последующих жертв на ваших руках. Идем.

Страх почти ушел. Нет, он его не преодолевал, не боролся с ним. Ведь страх — один из тех незримых клинков, что держат тело воина в постоянном напряжении. Но вечно бояться невозможно, и частицы радости от того, что страха больше нет, уже растекаются по мозгу Ноэля. Страх больше не нужен. Нужна лишь сосредоточенность и внимательность. Быстрота реакции, чуткий слух и немного благосклонности звезд.

Они двигаются бесшумно. Десятки удивительных глаз темных эльфов облепливают своим вниманием каждый уголок пробегаемых пещер. Сердце бьется все медленней. Ноэль ощущает ласковую прохладу каменной гробницы, в которой они все застряли. Форма этих каменных залов видится ему шестиугольником, совсем как чешуйки, что покрывают здешних тварей. Непрекращающийся рокот воды, почти осязаемый воздух, тяжело заходящий в легкие. Танцор смерти смотрел на очередное озеро, принимавшее в свое лоно водопады с козырьков верхних этажей, и думал, что на его дне ощущения будут не сильно отличаться. Страх ушел, и на его место пришли обычные пять чувств.

Сначала они услышали пронзительные вопли змеелюдов, эхом отскакивающие от покатых сводов, а уже затем увидели неровные огни и пляшущие в безумном танце тени.

Уцелевшие игроки во главе с Сильвером ютились наверху, на нескольких выступах, отстреливая копошащихся внизу ящеров, среди которых возвышалось и несколько крупных змеелюдов. Трупов Ноэль в пещере не разглядел, зато увидел двух игроков, спокойно стоящих в толпе ящеров, один из которых периодически стрелял фаерболами.

— Звуки двоятся. Сходите проверьте остальные туннели, — приказала Лаурен, — что будем делать?

— Можно в лоб, желательно неожиданно. А можно отвлечь, а потом уже в лоб.

— Сдюжим? — Вклинился Джесси. Эльфы из подкрепления смотрели на беснующуюся толпу с кислыми лицами. Один крепко сжал рукоять меча, чтобы не дрожали руки.

— Мы справимся, — шептал Ноэль, — не буду врать, мобы довольно сильные. Эти мелкие, хоть и выглядят, будто их можно сапогом пнуть, очень верткие. В ногу вцепится — не заметите. Но режутся легко, и умирают быстро.

— Это еще ладно, а вот что делать с большими? — Спросил дарк-воин, понимая, что именно его классу предстоит их сразить.

— Как можно быстрее убить. И по возможности не смотреть в глаза.

Вернувшиеся с разведки игроки доложили, что причиной двоящихся звуков является еще один туннель, выходящий недалеко от столпотворения змеелюдов.

— Отлично. Там мы и нападем. — Сказала Лаурен, — жаль только, что не получится сделать это в темноте. Хотя, здоровые все равно видят…

— Но попробовать стоит. — Перебил ее Ноэль.

— Что попробовать?

Дарк-гидромант старался передвигаться как можно бесшумней. Возня когтей, визги змеелюдов и брань зажатых в угол игроков становились все громче. Эльф оглянулся назад, на прильнувшую к стене вереницу воинов, магов и охотников. Ближайший к нему Ноэль напряженно всматривался в спины мобов, едва виднеющихся отсюда.

Маг ускорил шаг. Вот уже виден хвост первого гиганта, два порабощенных игрока и верхние этажи. Но не он. До сих пор внимание мобов было всецело поглощено врагом наверху. И все же один из гигантов оборачивается. В свете то и дело вспыхивающих огней он видит каменный пол пещеры и ее стены, но не то, что скрывается во тьме чуть дальше. Гидромант замирает. Монстр водит мордой, пробуя воздух раздвоенным языком. Его оранжевые глаза смотрят прямо на эльфа, но маг все еще стоит, выжидая. Змеелюд отворачивается, и выглядывающие из туннеля Ноэль с Лаурен свободно вздыхают.

Подобравшись почти вплотную, маг переносится на пустующий каменный козырек. Вынырнув из водной дымки, он тут же ложится наземь. Подползя к самому краю, убеждается в том, что его никто не заметил. Свора внизу по-прежнему пыталась штурмовать отряд Сильвера.

Джесси рассказал, что оборонялся подобным образом. Внизу наверняка были не все монстры, часть их несомненно отправилась бродить по туннелям, чтобы настигнуть добычу с другой стороны. Времени в обрез.

Гидромант поднял голову и встретился взглядом с Сильвером. Маг света смотрел на него не в открытую, искоса. Гидромант не сразу понял, в чем дело, и лишь потом заметил, как именно вели себя большие ящеры — они не ревели, не пытались забраться наверх, они спокойно стояли и наблюдали за происходящим, готовые в любой момент принять смертельное для игроков решение.

Восстановив силы, гидромант телепортировался на соседний козырек. Сильвер тут же протащил его через толпу, заведя в туннель, к которому наверняка уже бежали змеелюды.

— Отлично. Наш гидромант сделает все остальное, а ты попробуй подстрелить пару гадов. — Щеки Сильвера запали сильнее обычного, а скулы норовили прорезать кожу. Он медленно моргал и слегка пошатывался, но огонь, пылавший в его желтых глазах, говорил, что маг все еще опасен.

Всех столпившихся обдало водой, но никто не обратил на это внимания. Гидромант создал в руке напряженную сферу и запустил ею в большого моба. Заряд угодил аккурат в макушку, но тот даже не дернулся.

— Бесполезно. Слишком толстые шкуры. Хотя сила у них не шибко большая. — Прокомментировал атаку мага стоявший рядом Андерсен, который, вероятно, тоже сразу заметил новоприбывшего. — Да и в него попасть легко, что ж ты себя так недооцениваешь. А вот вмазать мелкому промеж глаз тонкой водяной иглой — это дорогого стоит.

— Многих вы положили?

Военачальник улыбнулся.

— Думаю, около десяти. Но они прибывают. Плюс часть еще блуждает где-то там, чтобы напасть на наши задницы. Надо навалиться всем скопом, чтобы потом добивать остатки.

Рука гидроманта снова наполнилась энергией, он прицелился в приглянувшегося змеелюда, силой воли заставил сгусток воды вытянуться тонкой струйкой и стремглав понестись к цели, но ящер ловко увернулся, зло шипя.

— Зачем вы освещаете пещеру? В темноте они бы не смогли уклониться.

Андерсен хмыкнул.

— Мы не знаем, что они начнут делать в темноте, когда рядом эти ублюдки. Лучше этого не знать. И потом, их глаза в темноте особенно яркие.

Человек на соседнем козырьке, стоящий почти в проходе, поднял руку. То же самое произошло и на третьем выступе. Гидромант всмотрелся в темноту каменного свода, из которой он пришел, и ему показалось, что там какое-то шевеление. Ноэль. Лаурен. Предупрежденные обо всем игроки продолжали периодически посылать во врагов стрелы с фаерболами, но каждый ждал сигнала.

Гидромант оглянулся на Сильвера, опирающегося на меч и всматривающегося в проход, в котором прятался Ноэль. Эльф взмахнул рукой, и горящие вверху мотыльки света потухли, окуная сжавшийся до одной пещеры мир в темноту.

Ноэль думал, что великанов суждено будет сразить свежим воинам-даркам, но как он мог забыть о магах. Как только отряд начал выходить, Сильвер вырубил свет. И тут же рядом с одним из огненноглазых змеелюдов вспыхнула белая энергия, от которой стоявшие рядом монстры отпрянули. Раздался глухой удар, гигант зарычал, а силуэт Сильвера, ведь это был несомненно он, скрылся за мобами. Еще несколько вспышек, последовавших почти мгновенно, и вот гиганты уже все в окровавленных ранах, а испуганные их тревожными стонами ящеры бесцельно мечутся, врезаясь друг в друга, лишь бы быть поближе к своим королям.

Мечник уже понимает, что подобная атака не сможет пройти безнаказанной, и, словно в подтверждение его слов, к потолочным сводам возносится вопль пожираемого заживо игрока. Еще один. И еще.

«Идиоты!», думал Ноэль, со всех ног мча в чешуйчато-клыкастую гущу, на шаг опережая всю их ударную группу. Он чувствует прилив сил, на языке вертится вкус близкой победы, а в руках приятной тяжестью лежат два меча. Ноэль доводит свою скорость до предела и врывается в стан беснующихся ящеров.

Все смешалось. Перед глазами лишь тьма, исчерченная металлом и кровью. То тут, то там периодически изрыгивались всполохи огня, выдирающие из темноты ужасные картины боя. Словно работы кровожадного гения-живописца, имя которого было у каждого на устах, но никто не смел его произносить, сохраняя дыхание для очередного удара. Ноэль резал, уклонялся, отталкивал и бил.

Мимо пролетел вихрь огня. Еще ощущая запах гари, мечник помчался к пироманту с оранжевыми глазами. Тот хохотал, размахивая двуручником, и подкрадывающуюся смерть, к которой на этот раз было лицо Ноэля, вовремя не заметил. Перед ним выросла согбенная фигура темного эльфа, чьи клинки действовали столь быстро, что игрок даже не успел их разглядеть. Глаза эльфа сверкнули, но для пироманта это были уже глаза не Ноэля, но чего-то большего.

В проблесках света мечник различал знакомые лица. Значит, еще не все потеряно. Несколько уворотов, выпадов.

В один момент ящеры стали сдавать, их изрезанные командиры направились к озеру, но уйти от магов было не так просто. Видя бегство своих королей, змеелюды последовали за ними, уворачиваясь от летящих в спину фаерболов.

Игра на поле боя утихла — неровный каменный пол был усыпан трупами змеелюдов, на которых лежали — кто бездыханно, кто все еще сохраняя искру жизни — игроки. Похоже, мобы не ожидали такой самоотверженной атаки. Да и они, наверное, тоже.

Последний гигант взревел, стоя по пояс в воде. Кровь его массивного тела, должно быть, растечется на многие метры. Сильвер надавил на древко, и копье пронзило шею змеелюда насквозь, тот дернулся и последним рывком нырнул, взметнув брызги воды вверх. Копье, мирно покачивающееся над небольшими волнениями озера, ознаменовало смерть монстра.

Последний псевдочеловеческий крик затих, перебитый тяжелым сапогом дарка-воина. Остатки змеелюдов скрывались в проходах, промахиваясь и спотыкаясь о камни. Ноэль сидел на корточках, тяжело дыша. Боль, что не ощущалась во время битвы, понемногу завоевывала место в сознании. Он избавился от остатков разодранной одежды, оставив одни штаны. Тело наливалось свинцом. Он поднял глаза.

Игроки доставали раненых из-под трупов. Сильвер сидел на берегу, тоже не в силах пошевелиться. Вверх взметнулись огненные светлячки, разогнав заскорузлую тьму.

Мечник уже хотел поискать Лаурен, когда пещера вновь наполнилась звуком. Тяжелый и низкий, от его утробных завываний каменные своды дрожали. Вибрировала земля.

Один из проходов разразился шипением, из его темноты высунулась гигантская голова, занявшая почти весь туннель. Исполинская змея раскрыла пасть, оголяя клыки, что могли сравниться в размере с мечом. Глаза твари пылали таким ярким светом, что смотреть в них было физически больно, они излучали мощь, оставляя во тьме за собой мягкие послеобразы, еще долго не исчезавшие с сетчаток игроков.

— Не смотрите ей в глаза! — Проревел кто-то, но мечник уже заметил двух дарков, беспомощно застывших в нерешительности. В их широко раскрытых глазах понемногу затухала воля, и разгоралось безумие.

Змей неожиданно быстро пополз к воде, являя всем громаду своего тела. Сильвер отскочил от воды, его пошатывало.

— Все к стенам! — Командовала Лаурен. Они с Ноэлем встретились взглядом. Лицо девушки обуял страх.

Фонтаном до самого потолка озеро взвилось вверх, огромная туша взвилась под самый потолок. Змей сделал выпад, расшвыряв трупы мобов и ударившись мордой о стену, отчего пещера пришла в движение. Успевшие отойти игроки тут же пустили в ход магию с копьями, но не смогли даже поцарапать блестящую шкуру чудовища. Один из воинов с размаху рубанул двуручником, раздался звон металла, и дарка отбросило ударом хвоста.

Игроки отходили к туннелям. Двое загипнотизированных бросились за ними, сыпя фаерболами. Змей начал крутить головой, разбрасывая тела сородичей. Ноэль все еще неподвижно сидел на камне, отделенный от остальных. В тени.

И все же его заметили.

— Иди сюда, паскуда! — Крикнула заместитель гильдмастера, пытаясь отвлечь чудовище броском копья, но змей не обратил внимания, уже приближаясь к Ноэлю по дуге. Эльф прикрыл глаза. В щель между ресницами виднелся лишь силуэт монстра и ярко-оранжевый огонь, что пылал по бокам от гигантских ноздрей.

— Нет! — Доносился откуда-то из другого помещения знакомый голос, но танцор смерти никак не мог вспомнить, чей именно. Такой звонкий и приятный. Почти родной. А где, собственно, он находится? Холодно. Сыро. Бок ноет, будто к нему приложили раскаленную кочергу. Сколь многое бы он отдал, чтобы прекратить эту боль, забыть ее и никогда не вспоминать. Теплый свет вытеснил тьму и объял мечника полностью. Теперь ничего, кроме этого света, не было. Теперь? А что, было что-то до этого? Боль?.. Боль уходила, как он и хотел.

— Ноэль! Ноэль! — Слышал он чьи-то крики издалека. Голос уже мужской, готовый сорваться. Уставший… Всеобъемлющую теплоту, что вобрала в себя все плохое, вдруг прорезал холодный белый луч света. Отступившая мука вернулась, и оранжевое марево начало скрадываться опускающейся тьмой.

Он увидел перед собой два гигантских глаза, пульсирующие магией. Зажмурил глаза до разноцветных звездочек, поднялся на ноги, гудящие от усталости.

Змей раскрыл пасть, утробно зашипел, когда эльф, неожиданно для самого себя, резко подался вперед и запрыгнул прямо в этот клокочущий ад, воткнув мечи в корень языка. Мышцы вокруг сжались, глотка завибрировала, порождая рев, змей взметнул голову к каменным сводам, начал неистово ею вращать, но эльф удержался.

Где-то совсем рядом то и дело проскальзывали два клыка, но достать Ноэля они уже не могли. Монстр с силой ударился мордой о стену, но, утопая в мышцах, танцор смерти не сильно от этого пострадал.

Когда монстр наконец замер, эльф воткнул один из мечей еще глубже. Лужа холодной крови, что набежала из ран чудовища, окончательно развеяла оранжевую пелену перед глазами, но мечник, сильнее проталкивая клинок в глотку монстра, рыдал. Он не понимал, что происходит. Он чувствовал злобу и страх и не знал, что делать. Правило тело. Тело ночного, темного эльфа, рожденного с одной лишь целью — убивать.

Змей рухнул наземь, и Ноэля ударило о небо. Снаружи доносились крики, иногда удары и жужжание сжимаемого воздуха. Мечник набрал полный рот змеиной крови, от резкой встряски проглотил ее и тут же выблевал обратно. Маслянистая, густая, с отвратным вкусом. Новый позыв скрутил его внутренности, выворачивая наружу. Все тело щипало. Сквозь слезы он вонзил клинок в сжимающийся потолок над собой — небо. На лицо сразу же хлынула кровь. Изловчившись, Ноэль ударил ногой по эфесу, вгоняя меч как можно глубже в череп монстра. Он бил и бил по нему, пока в ребристом мясе не осталась торчать одна рукоять.

Там, снаружи, пылали огни. Кипела борьба. А он лежал в холодном озере блевоты и крови, своей и своего врага.

Снова крики. Рассвирепевший монстр, кажется, кого-то задел. Ноэль еще раз бьет по мечу, и тварь пронзает дрожь, но монстр и не думает останавливаться. Эльф выдергивает меч, струйка крови из раны превращается в поток. Моб мечется, слышен плеск воды. Пасть змея закрывается и Ноэль слышит, что звуки вокруг стихают, отдаляются.

Глотка змея сжалась, и кровь почти заполнила рот. Ноэль прижался к небу, чтобы не задохнуться. Его рвотные массы, что плавали на поверхности, то и дело липли к лицу. Вскоре уровень крови дошел почти до предела, и Ноэль полностью погрузился в нее, лишь судорожно вытянутой трубочкой губ оставаясь в тонкой линии воздуха, целуя змеиное небо.

Тьма поглотила все. Ледяная, токсичная. Тьма — то, что видишь в конце. Вода снаружи убаюкивающе булькала, а кислород в легких Ноэля уже подходил к концу.

Когда змей сделал глоток, эльф еще не отпустил свой якорь и сумел удержаться. Мышцы монстра заработали, шумела вода, обтекающая чешуйки. Змей открыл рот, впуская холодную воду. Каким-то внутренним барометром мечник чувствовал, что они всплывают на поверхность. Воткнул меч у самого выхода в пасть, но моб уже никак не реагировал. Сквозь потоки притекающей воды бил едва уловимый свет. Ноэль хотел было уже попытаться вынырнуть, когда змей сам выскочил на берег. Спустя несколько коротких судорог, знаменующих предсмертную агонию, он стал почти недвижим. Открыв пасть в последней своей попытке издать угрожающий звук, он безвольно ее захлопнул.

«Достижение «Волк одиночка» выполнено! За единоличное убийство босса локации вы можете выбрать любую из трех рун!»

Ноэль прополз в щель, удерживаемую мечом. В пещере никого не было, но один огненный светлячок порхал под самым потолком, развеивая темноту до нежного сумрака. Перед глазами все плыло. Три руны. Долго не думая, он выбрал руну силы. Запястье охватил красный свет, тонкая струйка дыма взвилась вверх. Эльф поморщился, смотря на выжигаемое клеймо, но скорее инстинктивно, чем от реальной боли. Этого было недостаточно, чтобы расшевелить его спутанное сознание. Когда свет погас, на руке поблескивал гладким рубцом тонкий, едва заметный шрам в виде цельной линии, опоясывающей запястье. Проверив характеристики, Ноэль с удивлением обнаружил увеличение силы на 30 пунктов.

«Поздравляем тебя, герой! Ты достиг 17 уровня!», — снова прорезалось в сознании. Распределяя статы, мечник вращал головой, все еще надеясь кого-то увидеть.

Скрежетали когти. Двое мелких змеелюдов выбежали из туннеля и припустили к нему. Оружия в руках не было — один меч остался воткнутым в язык, другой сейчас держал пасть змея открытой. Танцор смерти выпрямился и принялся баффать силу. Змеелюды приближались, и с каждым их шагом Ноэль все меньше сомневался в себе.

Первого ящера, что с разбегу на него прыгнул, эльф отбросил кулаком наотмашь. Ожидая боли от удара по крепкой морде змеелюда, Ноэль удивился тому, что практически ничего не почувствовал. Второй, заходящий сбоку, решил на рожон не лезть и прицелился в ногу. Мечник хотел его пнуть, но промазал и в итоге моб сумел добраться до своей цели. Едва он вцепился в голень, как эльф тут же схватил его челюсти, стараясь разжать. В маленькой острой морде змеелюда была заключена невероятная сила. Изрезавшись о мелкие зубы, танцор смерти все же сумел пройти точку наибольшего сопротивления, и вот пасть моба уже раскрывается на полную, а затем и еще шире. Еще, еще…

Он отбросил тварь с вывернутой пастью в сторону и добил первого.

Окровавленные руки приятно млели в холодной воде озера. Он пытался разглядеть в ней свое отражение, но никак не получалось.

Он и сам не понял, как рухнул на берегу. С трудом разлепляя глаза, чтобы закрыть их уже окончательно, эльф заметил легкое свечение, что исходило из черной глубины озера. Постепенно оно усиливалось, пока на поверхность не вынырнула светящаяся всеми цветами радуги рыба. Она ударила хвостом, окатив эльфа водой, и поплыла дальше. Вскоре появились и другие существа. Кальмары, водоросли. Все это чудесно переливалось, рождая в сердце приятную теплоту.

Ноги мечника подкосились и он завалился набок, выкашливая из глотки остатки змеиной крови. Пребывая в сумеречном состоянии, он ощущал боль по всему телу: щипало грудь, отвратительно тянуло раненый гидромантом бок, и он не хотел видеть, что там. Саднило ноги и руки, шею… мутилось в голове. Он приподнялся на локти, и в дрожащих от рыбьего хвоста кругах увидел какого-то изможденного старика, грязного, к губам прилипли черные локоны волос, измазанные кровью и слизью. Безумные глаза пылали тусклым светом, он прикрыл их и рухнул в воду. Озеро приятно обнимало плечо, ласкало грудь. К его ногам подобралось несколько сверкающих рыб, принявшихся их покусывать. Что ж, лучше уж этими прекрасными созданиями, чем проклятыми ящерами.

«Так вот, чем они питались», — подумал Ноэль и провалился в забытье.

Его разбудили сверчки. Их мерное ночное пение и сухая простынь, приятно лежащая на теле, вселяли надежду. Он дома.

Мечник невольно улыбнулся, порвав ранку на губе и тут же почувствовав вкус собственной крови. Поморщился, хмыкнув незначительности этого пореза и все же довольно резкой боли в губе, которую сложно было игнорировать. Чертов человек, ко всему приспосабливается. В тяжелых условиях выживает, но в легких тут же становится неженкой.

Он прислушался — кроме сверчков, ночь больше ничем себя не выдавала. Тихо, не было даже отдаленных звуков ночной болтовни. Четыре часа ночи. Но какой день?

Эльф провел рукой по своей груди — перевязана. Спина тоже. Ощупал запястье — едва уловимым шрамом выступала над кожей руна силы. Он вывел игровое меню:

Сила 95, Ловкость 101, Интеллект 64. В сравнении с их врагами — ничто, а ведь он так и не посмотрел характеристик змея… Змей!

Ноэль вспомнил те жуткие минуты, проведенные внутри пасти монстра, где он уже тысячу раз был готов сдаться, желая быстрой смерти, но каким-то чудом выжил.

За окном, над далеким лесом висел серебристый месяц, отбрасывая на изножие кровати белоснежные лучи. Многие говорят, что ночью темно, и что свет луны — выдумки писателей, мол, ничего на самом деле не видно. Но для темных эльфов ночи были яркими, а Луна — настоящим светилом.

Он смотрел в потолок, думая о том, что пропустил. Вторая часть постели была слегка примятой. Лаурен? Или, может быть, даже Мирилет? Нет, эта вайта вряд ли будет сидеть у его бессознательного тела. Теперь, когда у нее появился настоящий защитник. Чертовы люди… Ноэль закрыл глаза и погрузился в глубокий сон.

Какой-то частью своего сознания он отдавал себе отчет, что мир проснулся и снова копошится в божественной суете, но при этом ему удавалось оставаться в полудреме. Однако, когда кровать рядом прогнулась, глаза его сами невольно открылись. Это была Лаурен. Ее изящное лицо было пересечено широкими царапинами.

— Ура. — Тихо сказала она, осторожно протягивая к нему руку. Мягкая кожа ее ладони была прохладной.

— Сколько дней я проспал?

Девушка улыбнулась.

— Наша битва со змеелюдами была вчера.

— Вчера?!

— Да. Мы нашли тебя без сознания в окружении светящихся рыб. Они, кажется, умеют залечивать раны. Ящеры так и не посмели к нам больше сунуться, и мы без проблем дотащили всех раненых до поверхности. Собственно, ты проспал день и ночь.

— Хорошо… Как у нас дела? Что Кадиэл думает делать теперь?

— Ноэль, Ноэль… Не спеши ты так. Мы живы. Сыты. Надо наслаждаться этим, пока есть возможность.

— Ты права, — ответил он, чувствуя, как рука Лаурен опускается с груди на живот. Только сейчас он осознал, что лежит абсолютно голый.

— Кого мне благодарить за уход? Кто обо мне позаботился?

— Много кто. Гидроманты тебя помыли, Сильвер лично грел тебя своей магией, я перевязала раны, чтобы быстрее затянулись.

— Они не настолько глубокие, Лаурен. — Он сел, беря ее руку в свою. — Спасибо.

Девушка смотрела на него, покусывая губы.

— Ты случайно не знаешь, где моя одежда?

Замглавы отвела глаза и вышла из спальни. Через пару секунд она вернулась с чистыми штанами и рубахой. Видимо, их помыли вместе с Ноэлем.

— Спускайся завтракать.

Натянув штаны, Ноэль заметил, что они стали плотнее сидеть, как и рубаха, которая натягивалась на спине, стоило ему вытянуть вперед руки. Какой же водой стирали его одежду?

Он и Лаурен шли по еще не проснувшимся улицам Гобби. По какой-то внутренней причине игроки не хотели спать прямо на дороге, видимо, страхи из прошлой жизни, а потому стелили себе по краям, у крылец домов. Ноэль слабо себе представлял, сколько нужно сделать домов и какой вместительности, чтобы в них влезла вся их многотысячная армия. Это забота Шила. Сразу после вопросов с туалетами, он наверняка разберется и с этим. Мечник погрустнел: в битве от него, может быть, какой-то толк и есть, но вот начинается обычная бытовая жизнь, и он бесполезен. Почти все они бесполезны, а ведь каждый хочет досыта есть и спать под крышей.

Впрочем, хоть и заплатив цену, они разузнали способ прокачки. Теоретически, в пещеры можно было посылать отряды дарков, чтобы те прокачивались. Потом, когда они станут значительно превосходить противника, змеелюдов можно будет без проблем отлавливать и притаскивать сюда. Оставался только вопрос с гигантским змеем и гипнозом. Пока существуют эти угрозы, игроки вряд ли захотят соваться в пещеры еще раз.

Они вышли к горе обгоревших трупов, в которую превратились убитые ими деревенские. Сквозь полупрозрачную дымку утреннего тумана виднелись стены Аррелиона.

— Правда странно, что к нам до сих пор никто не пришел? — Спросила Лаурен, пиная руку какого-то мужчины, оттащенную птицами от основной кучи.

— Да. Ведь жители деревни ходили в город, а городские — сюда. Я сам не раз это видел. Даже если бы не с целью нас убить, то просто проведать. Будто они и так все знают.

— Наверняка знают. Даже не будь они все поголовно НИПами, догадаться нетрудно.

Ноэль облокотился о стену дома.

— Мда. Живем в кредит. Аррелионовцы могут в любой момент заявиться сюда и всех перебить. Тех, что сумеют бежать, загонять по лесам. В любой момент. И все же я почему-то особо не переживаю.

— Когда живешь на острие ножа… Нужно делать лишь то, что необходимо, и то, что хочется. — Задумчиво произнесла девушка.

— Согласен.

Весь день мечник провел в кампании правящей верхушки клана, которая на данный момент представляла собой горсть уставших и зализывающих раны собак. Кадиэл решил этот день отдыхать, поскольку сам еще прихрамывал на левую ногу. Хотя дело было не только в ней. Гильдмастер понял, насколько неподготовленными они оказались при встрече с нестандартным противников. Противником, хоть и обладающим какой-то тактикой, но все же безмозглым. Тупым.

Андерсен собрал небольшой разведотряд и двинулся на запад. Шилу не повезло больше всех — когда он убегал, змеелюд вцепился в его задницу зубами, а потом еще и прошелся по ней лапой. Поэтому светлый охотник, чертыхаясь, по большей части лежал на животе в своей комнате, чтобы лишний раз не тревожить рану. Даже Сильвер, который не получил серьезных травм, весь день просидел в своем кресле. Чувствовалось, что подземная пещера далась ему нелегко. Ману-то, может, он и восстановил, но вот от усталости, сопровождавшей ее истощение, кажется, до конца не избавился.

Танцор смерти пока не спешил рассказывать про свою руну. В конце-концов, статы свои он не скрывал — любой мог посмотреть и спросить, кто знал, конечно, сколько очков он влил в интеллект.

Лучи закатного солнца еще освещали, но уже не грели. Ноэль неспешно брел домой, чтобы завалиться спать. На соседней улице он услышал яростную ругань и крики.

Воин-человек, сдерживаемый двумя игроками, рвался на миниатюрную эльфийку, выкрикивая проклятия.

— Ублюдок! Тварь! — Плевался он слюной, рыча.

Девушка, стоявшая перед ним, закрыла лицо руками.

— Остынь, Глорел! — Говорили ему товарищи, — хватит.

— Я же с тобой трахался! — Не унимался воин.

Эльфийка громко всхлипнула. Подтягивались зеваки.

— Что произошло? — Спросил подоспевший авангардист из тех, что бродили по улицам для соблюдения порядка.

— Это мужик. — Тихо сказал Глорел.

Игроки безмолвно смотрели на плачущую вайту.

— Мужик! — Повторил Глорел, делая еще одну тщетную попытку вырваться.

Патрульный напряг лоб, соображая. Наконец, до него дошло. Мужчина ровным голосом спросил:

— И, если тебя отпустят, ты непременно попытаешься ее… его убить?

— Разумеется.

Что ж… Патрульный огляделся. Завидев Ноэля, он заметно повеселел.

— Видите, что эти придурки творят, пока вы там сражаетесь. Что будем делать?

— А у нас есть выбор? — Мечник подошел к Глорелу. Девятый уровень. Совсем как они в ту ночь. Без шансов. Авангардец напряженно сглотнул:

— Мы же не…

Танцор смерти скривил губы. Злоба Глорела теперь переключилась на него.

— Ну и что вы со мной сделаете, элита сраная? Мне и так терять нечего.

— Свяжите его покрепче и отволочите куда-нибудь. Да смотрите, что б не сбежал.

Патрульный кивнул и тут же повел воина к ближайшему дому.

Люди начали расходиться.

— Ты правда мужчина? — Спросил Ноэль эльфийку.

— Ага. — Пропищала она сквозь слезы.

— Интересно… А ведь и правда. — Ноэль задумался, как далеко за границы дозволенного унес их этот мир. — Ну и зачем?

— Он мне понравился. — Вайта вытерла слезы подолом рубахи, оголив плоский живот.

— Да нет. Зачем признался?

— Не могла больше ему врать. Надеялась, что он поймет. Но ведь это тело абсолютно женское! На все сто! Ну какая ему разница…

Ноэль смотрел на эту маленькое существо четвертого уровня, гадая, сколько из его знакомых не являются теми, за кого себя выдают. А кем является он сам?

У дома он встретил Мирилет. Она сидела на приступках, рисуя палочкой на песке. Заслышав его, девушка подняла голову.

— Ноэль! Привет.

— Привет. — Он сел рядом с ней. Солнце уже зашло, но камень еще не был холодным.

— Жить на улице непривычно, но это оказалось не так плохо, как я думала. — Эльфийка дорисовала контур кошачьего хвоста.

— К сожалению, дома пока только для самых сильных. Скоро мы опять пойдем в бой.

— Джордж мне рассказывал. Он очень хочет пойти с вами. А насчет домов, да ничего страшного. Это правильно вы решили.

— Прости, я позабыл. Какого уровня Джордж?

— Двенадцатого.

— У него есть все шансы к нам присоединиться. Он сильней большинства обычных игроков.

— Ноэль, а ты можешь… сделать так, чтобы его никуда не взяли?

Мечник смотрел на бредущих по улице людей. Куда они могут идти? Зачем? Он не переставал удивляться тому, как быстро здесь развивались любые человеческие отношения. Под острием ножа. Орк и Мирилет познакомились, должно быть, только позавчера. И вот она уже боится его потерять.

— Но ведь если он примкнет к нам, вам станет проще жить.

— Мне достаточно просто жить.

Ноэль тихо вздохнул.

— Хорошо.

Вайта крепко обняла его за плечи и чмокнула в щеку.

— Почему твоя эльфийка не ночует с тобой? — Спросила сидящая в кресле Лаурен, когда он вошел.

— Потому что она не моя эльфийка.

Девушка взметнула брови вверх.

— То есть как? Ты же говорил…

— Я лгал.

Мечник пододвинул стул и сел рядом.

— Эту девочку я нашел во время той нашей разведки. Ей всего тринадцать, и, чтобы уберечь ее от возможных педофилов, я вел себя так, как вел.

— А сейчас-то она где шляется?

— Нашла себе парня. Он вроде как малый серьезный. Это надо будет получше выяснить.

Лаурен тепло улыбнулась.

— Ты молодец.

— Думаю, любой на моем месте поступил бы так же. Ты бы видела ее, трясущуюся в метре от трупа НИПа, который хотел ее изнасиловать.

Лаурен так по-женски прикрыла рот рукой.

— В общем, я еще не знал, кому можно доверять. Теперь знаю. Пойду к себе, может получится заснуть. Делать все равно нечего.

Замглавы кивнула.

Ноэль лежал полураскрытый и смотрел в распахнутое окно. Душно. Поначалу он честно пытался заснуть, но вскоре оставил эту затею и просто лежал, бездумно смотря в темную дымку далеких небес.

Его острые уши потревожил шорох в коридоре. Дверь легонько скрипнула, и в комнату проскользнула Лаурен. Девушка замерла, смотря на мечника, чьи покрывала едва прикрывали пах. Она медленно прикрыла дверь, тихонько задвинула щеколду. Бесшумно подошла к нему. Он не шевелился. Она наклонилась, лба мечника коснулись ее распущенные волосы.

Вкус ее губ затмевала их теплота. Ноэль впился в них, как в живительный источник впивается мертвец. Но и девушка ничуть не уступала в страсти. Танцор смерти почувствовал, что та легкая ткань, лежащая чуть ниже живота, начинает давить сильнее, скользит и вскоре совсем опускается вниз. Увидев это, Лаурен мило улыбается и тянется рукой. В ее маленькой ладони все кажется больше.

Она целует его, попутно играя. Тем временем, он уже стянул с нее штаны и расстегнул рубаху, оголив упругую грудь. Лаурен отвлекается, снимая с себя остальную одежду. Еще раз целует его и перебрасывает ногу. Своим животом Ноэль чувствует теплоту ее бедер и жар того, что находится выше. Она целует его шею, иногда с силой впиваясь в мышцы. Опускается ниже, проходя языком по ложбинке между грудными мышцами. Опускаясь еще ниже, она задевает его напряженность. Лаурен очень влажная. Ноэль запускает руки в ее разметавшиеся волосы, массируя голову, лаская за ушами. Из ее груди вырывается стон, девушка рывком спускается еще ниже, оказываясь у него в ногах. Мощные удары разгоряченного сердца заставляют плоть мечника колыхаться, касаясь ее груди. Лаурен откидывает волосы на одну сторону, чтобы не мешали.

Сначала она слегка касается его губами. Мягко толкает, играя. Затем губы скользят вниз, она их сжимает, не плотно, но достаточно, чтобы он не мог удерживать глаза открытыми. Лаурен идет ниже, и вот он уже ощущает пылкий язык, что обвивается вокруг, влажный и теплый. Девушка замирает. Он тоже. Спустя мгновение ее губы уже касаются лобка, а его пульсирующее средоточие, миновав рот, плавно заходит еще глубже, окруженное со всех сторон приятной теплотой. Вдруг Лаурен резко поднимает голову, тяжело дышит, хищно смотря на Ноэля исподлобья.

Следующие несколько минут замглавы страстно игралась с Ноэлем, то с головой погружаясь в тонкую работу языка, то нанизывая себя до слез счастья. Под конец мечник, уже выгибающийся дугой, плотно обхватил ее за голову и стал двигаться сам.

— Лаурен, я…

По ее пальцам, еще сильнее впившимся в ягодицы, Ноэль понял, что девушка не против. Убыстрив темп фрикций, он вскоре задрожал в оргазменных судорогах, скользя разгоряченной плотью по высунутому языку Лаурен.

Мечник отстранился, давая возможность девушке решить судьбу его семени. Улыбнувшись ему, она сделала пару глотательных движений.

— Манго. — Облизнулась она.

— Что?

— Вкус твоей спермы — манго. Одна из настраиваемых характеристик персонажа.

— Шутишь.

— Хочешь, в следующий раз поделюсь с тобой? — Лаурен опустилась, изогнув спинку, и снова припала к мечнику, высасывая из него все, что можно было высосать.

Ноэль мягко обнял ее за талию, обхватил бедра и развернул, уложив себе на грудь. Девушка продолжала его ласкать, а он тем временем коснулся ее нижних губ. Кожа была гладкой и бархатистой, а аромат… Значит, Лаурен выбрала клубнику. Ноэль прошелся плашмя языком по всей ее промежности, отчего девушка на мгновение отвлеклась и вздрогнула.

— Еще. — Шепнула она.

От этого кровь в Ноэле забурлила с новой силой, он принялся ласкать Лаурен, покусывая и целуя, сжимая упругие ягодицы до белизны.

Когда он начал вводить в нее язык, девушка еще сильнее придвинулась тазом к его лицу. Вскоре ее рот был занят исключительно стонами, она обмякла, обняв его бедра.

В один момент Лаурен начала отстраняться, перевернулась к Ноэлю и они слились в длинном поцелуе, лаская языки друг друга. Мечник гладил ее волосы, спину, промежность. Смотрел в глаза. Она была счастлива.

Он вошел в нее медленно, смакуя момент. Лаурен впилась в его трапецию и прикусила плечо. Ноэль сделал пару движений, с каждым разом заходя все глубже. Было очень узко и влажно.

— Я люблю тебя. — Шепнула она, поднимая и опуская бедра.

Веки танцора смерти на миг широко раскрылись, он вдруг понял, что в этой хрупкой, но сильной девушке теперь заключена часть его мира. Часть него самого.

— Я тоже тебя люблю… Лаурен!

Он повалил ее. Начал ласкать давно затвердевшие соски. От наслаждения девушка выгнулась, глаза ее закатились. Ноэль ускорил темп, двигаясь сильней, так что от каждой фрикции Лаурен смещалась по простыням на несколько сантиметров. Быстрее. Глубже. Еще. Еще.

Он положил ее стройные ноги себе на плечи, гладя изящные голени, пробегая по коленям, к бедрам. Быстрее. Глубже.

Она берет его руки в свои. Он чувствует, как пульсирует ее лоно.

— Еще немного, Ноэль. Еще чуть-чуть.

Мечник жмурится, пытаясь сдержаться. Вдруг влагалище Лаурен начинает сжиматься быстро и хаотично. Девушка начинает вздрагивать в судорогах, ее выгибает так, что лицом она чуть ли не упирается в кровать. Не выдержав, Ноэль разряжается прямо в этот пульсирующий эдем, закусив ее маленькую стопу.

— Это… это было… Я… — последнее слово Ноэль не разобрал, оно было произнесено вместе со сладострастным выдохом, и эфиром вылетело в окно. Ноэль продолжал гладить ее ноги, смотря на улыбку наслаждения, что неразрушимо сковала ее взмокшее лицо.

Другие работы автора:
0
58
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Сергей Ярчук №1