Точка зрения

  • Самородок
Автор:
HEADfield
Точка зрения
Аннотация:
Мир выглядит именно так, как мы на него смотрим.

***

Работа написана на конкурс, тема "Чёрное и белое". Как и положено, ничего не заняла.
Текст:

Сегодня я смотрю на мир левым глазом. Такое у меня настроение. Хочется немного настоящего.

Мир не обманул. Как всегда серый, цвета стали и бетона. Писатели бы сказали: «Свинцовое брюхо неба набухло дождём». Глупая банальность, но и правда - очень похоже. Дождь передавали в прогнозе погоды.

Люди вокруг хмурые и недовольные. Прячут взгляд, стараются отвечать односложно. Даже пребывая в роли начальника, я требую подробных отчётов, а слышу лишь короткие нейтральные фразы.

Конечно, их можно понять. Я бы понял. И понимаю. Они хотят сохранить лицо. Знают, что проще врать короткими фразами. Это больше похоже на правду, чем пространные объяснения, в которых легко заблудиться. И уж тогда я точно поймаю их на лжи. На недобросовестности. На бесполезности.

Левый глаз даёт мне такое право, и они это знают. Голубой оттенок серого, с крохотным бледным пятнышком на краю радужной оболочки. Он просвечивает каждого встречного, бьёт в мозг, вопя о замеченной лжи. И люди в его свете выглядят совсем неприятно.

Низкие, подлые душонки, озабоченные только своим благополучием. Я вижу их сквозь прозрачные стены офиса. Как они открывают рты, прежде чем явиться ко мне «на ковёр». Да, стены у моего кабинета - это зеркало Гезелла. Я могу видеть их, снующих по офису, занятых своей работой. Или делающих вид, что занятых. Они никогда не знают, наблюдаю я за ними или нет.

Интересно читать по губам. Самый частый вопрос, который они задают коллегам, прежде чем идти ко мне: «Какой он сегодня?» Какой я сегодня. О другом спрашивать нет смысла, ответ заранее определит результат.

Сегодня я вижу правду. Истину в её единственном воплощении. Малейшие признаки лжи. Скрытность. Бесчестие человеческой натуры. Выгоду для себя.

Повязка на правом глазу иногда сползает, и её приходится поправлять. Но снимать нельзя, иначе всё, провал. Нужен только левый глаз, голубой с бледным пятном. Мой детектор. Мой рентген.

Вот кто-то ответил. «Плохой». Это они так считают. Ну и плевать. Я сегодня сероглазый правдолюб. Злой и жестокий начальник. Чуть не хватает до деспота, но обвинять никто не станет. Они уже привыкли. Встречи со мной таким происходят часто. Регулярно. Заканчиваются почти всегда плохо. Но иначе нельзя, иначе пропадёт дисциплина.

Зато все знают - если пережить сегодня, то завтра будет всё иначе. Я не могу два дня подряд быть злым.

Завтра я буду лучше.

***

Всё зависит от точки зрения. С одной стороны всегда будет правда, с другой - ложь. И у каждого они будут своими. Чёрное и белое, чёрно-белое и цветное, бледное и яркое.

Голубое и коричневое.

Сегодня я смотрю на мир правым глазом. Повязка удобно устроилась на голове, пряча от восприятия всё плохое и негативное, что только можно. Тесьма не тревожит, не беспокоит. Не сползает в моменты, когда я улыбаюсь. А это происходит почти постоянно.

Город словно ожил ото сна. Приветливые прохожие, ясная безоблачная погода. Постоянная удача на перекрёстках - движемся по зелёному коридору. Добраться до работы - одно удовольствие. А ведь ещё только утро такого замечательного дня.

В офисе сегодня мирно. Никто не бубнит, не смотрит искоса. Не строит козни и не боится зайти к начальнику.

Я наблюдаю за ними сквозь одностороннее зеркало. Как муравьи в огромном улье. Маленькие винтики неизмеримого механизма. Они делают общее дело и вносят крохотную лепту в устройство мира. Растят его, чтобы он стал правильнее. Ещё более правильным и красивым. Чтобы в нём жилось с каждым днём всё лучше.

Вижу, кто-то спрашивает у сотрудницы: «Какой он сегодня?». Та улыбается, даже говорит какую-то шутку, которую по губам прочесть не удалось. Но даже без чёткого ответа понятно - я сегодня добрый. Я сегодня карий, а значит - у меня всё хорошо.

Ничего не болит, не зудит и не тянет. Мир прекрасен и удивителен, и я готов пойти навстречу по любому вопросу. Иногда таким нужно быть, чтобы не загнивала человеческая сущность.

Отпустить пораньше? - Без проблем.

Нужно переделать отчёт? - Да, уважаемый. Есть несколько мелочей, которые нужно подправить. Но время терпит. Отложите все дела, пока не закончите. Да, можно на весь день.

О, сегодня скидываемся для коллеги в декрете? - Родила. Как замечательно! Наилучшие пожелания ей и ребёнку!

Глазная повязка надёжно прячет от мира мою суровую сущность. Иногда веко под ней начинает чесаться, но я не обращаю на это внимания. Ведь вокруг так много хорошего, на что действительно стоит посмотреть.

***

С самого детства у меня был выбор. Даже не так. Мне пришлось делать выбор постоянно. Какая-то неуловимая поломка - и я родился с глазами разного цвета. Так бывает, знаете ли. Ничего страшного. Других отклонений нет, и у потомства, если оно когда-нибудь появится, всё тоже будет в порядке.

Локальная мутация, и теперь левый глаз у меня - голубой с бледным крохотным пятном, а правый - яркого коричневого цвета с мелкой сеточкой рисунка.

Необычный ребёнок. Без умственных или других нарушений. Рос и развивался нормально. Ровно до тех пор, пока не научился связно говорить.

В пять лет (как мне рассказывали) начал приглядываться к людям то правым, то левым глазом. А потом выявил воровство столового серебра у домработницы, нездоровую тягу отца к жёсткой порнографии и непомерные траты матери в магазинах. В то же время иногда рассматривал их правым глазом и искренне чувствовал любовь и неудержимую привязанность.

Дальше - больше. Бить по больному, оказывается, можно и словами. Школа давалась тяжело - учителя были все с грешком, как на подбор. Голубой глаз выдавал их с потрохами, видел всё подноготную. Их мелкие подачки любимчикам, тихое шушуканье за чаем в учительской, мелкие интрижки во время школьных вечеров.

Конечно, никому не понравится, когда их тычут носом в собственное грязное бельё. Потому и возникали постоянные препоны в жизни. В институте, потом по работе.

Начальник оказался редкостным говнюком. Даже хуже, чем бываю я в голубые дни. Он попросту придирался. Не мог признать, что сотрудник справляется лучше него, и вечно находил дефекты. Самоутверждался, наверное. Но его время сошло на нет.

Меня тоже не очень любят, я это вижу. Но это и правильно. Любить шефа - это не совсем то, что должно случаться в жизни. Зато хорошо выполняют свою работу.

***

Временами, конечно, я не даю им расслабления, и надеваю тёмные очки. У меня их две пары, абсолютно одинаковых. Возможно, это тоже часть какого-то издевательства, но я не вижу в этом ничего предосудительного. Они не видят, как я смотрю на них, и вынуждены готовиться к худшему.

Зеркальные стёкла не отражают ничего, кроме их образа. Каким взглядом я смотрю на них. Какого цвета моё настроение? Это неизвестно, и тем искреннее радость, когда все понимают, что оно сегодня карее.

Кажется, готовы броситься на шею и расцеловать. Женщины, разумеется. Мужчины же сдержанно улыбаются и кивают головой, принимая похвалу. Они верят, что сегодня это заслуженно.

***

Можно подумать, что я всегда вижу мир в одном из цветов. Чёрном или белом. Голубом или коричневом. Хорошем и плохом. Это не совсем верно.

Мы от природы приучены видеть всё в красках. Воспринимать цвета и оттенки, отличать светлое от тёмного. И без осознания этого факта проживаем всю жизнь целиком.

Я же с рождения обладал и даром, и проклятьем. Невозможность создать нормальные отношения, а лишь только имитировать их. Вечное знание людских пороков чередуется с эпизодами благодушия «розового» мира. И дело не в искажённом восприятии. Просто я так привык.

Иногда возникает желание стать таким же, как и все. Не видеть голых фактов, причин и следствий, не страдать от невозможности включить эмоции. Поэтому и не выстраиваются естественные связи с людьми.

Я либо слишком серьёзен, либо чересчур наивен. Третьего не дано. Лишь только по ночам, когда я закрываю глаза, мне видится нормальная жизнь. Хорошие коллеги, пусть даже и не подчинённые. Обычные человеческие встречи, за кружкой пива в пабе. Или романтический ужин, предварённый букетом полевых цветов. Всё это видится мне со стороны, ведь я не способен на такие вещи. Наверное, так ведут себя роботы.

Следуют за своей программой, выполняют инструкции от «А» до «Я». А когда заканчивается очередной день, уходят в спящий режим, чтобы дождаться дня следующего.

После пробуждения решать, каким я буду сегодня. Каким я хочу видеть мир. Людей. События. Все эти обычные вещи.

Но всё чаще меня посещает потрясающая мысль. Что, если всё это поправимо. Что, если эта мелкам мутация, которая столько лет отравляет мне жизнь - хоть я в этом и не признаюсь в голубые дни, а в карие попросту забываю - это просто временное явление.

Бывает же такое, когда человек много лет борется с недугом и побеждает. Конечно, голубая часть во мне сейчас говорит, что чаще побеждает недуг и человек отправляется туда, куда ему и положено в конце пути: медленным темпом в деревянном ящике во всем известном направлении. А другая, радужная часть меня, убеждает, что всё действительно может получиться. Нужно лишь только захотеть.

И я сажусь на скамейку в парке. Снимаю свои тёмные очки, которые забыл оставить на работе, и оглядываю окружающий мир.

Прямо так, не боясь. Двумя глазами. Раньше никогда не удавалось, так с чего же сейчас получится? Это говорит голубая и въедливая часть. А другая убеждает, что вроде бы что-то и изменилось. Нет, правда! Ты посмотри!

Трава действительно зелёная. Не того приторного цвета, который кислотным пятном лезет в глаза и мешает сосредоточиться. И не похоже на плохо отфильтрованный абсент. А нечто среднее. Не самое противное, что может быть.

И небо вроде бы уже не «свинцовое», а даже с примесью небесно-голубого. Облака не нависают, хотя сильно нагружены влагой.

И воздух хоть и не самый свежий, но лучше, чем возле магистралей, где я обычно хожу. Даже, пожалуй, чуть тяжеловат. Застыл в ожидании.

Я поворачиваю голову. Вот идёт она. Та, которая совсем недавно у нас работает. Которая расстроилась, когда я сказал ей о неправильном отчёте вчера. И которая удивилась, увидев меня в карем настроении накануне.

Наверняка ей уже рассказали о моих странностях. А она притормозила напротив, поправила сумочку. И так пристально посмотрела в глаза. Не в голубой. И не в карий. А как-то сразу в оба.

Долго смотрела. Я потерял счёт времени, и вывел меня из этого ступора только раскатившийся по небесам раскат грома.

Она оторвалась от созерцания, окинула взглядом горизонт. А потом протянула мне руку с длинными пальцами.

- Пойдёмте, спрячемся где-нибудь. Гроза приближается.

Другие работы автора:
+9
132
21:33
+1
Не отчаивайтесь. Весьма необычно и оригинально. И пусть весь мир подождет. glassthumbsup
05:39
+1
Вот даже ни капельки не отчаялся ) Учитывая, что написал за два часа в предпоследний день eyes

Спасибо! )
05:42
Аха, я заметил, что экспромтом получается лучше crazy
05:43
Зачастую да ) Только не вычитано )
05:45
Именно, вычитываю уже в опубликованном черновике. Так проще, и глаз не замыливается.
06:10 (отредактировано)
Если позволяет время, вычитываю на бумаге вслух. Лучше пока не придумал…
08:30
+1
12:27 (отредактировано)
Норм!
Мы вместе где-то в середине)
12:35
Я даже таблицу не смотрел, и так все понятно. ))
12:39
Хорошая концовка. Понравилось. Но вот тебе косячок на подумать.
Даже когда у него надеты тёмные очки, по направлению повязки можно определить, какой глаз закрыт.
12:55
Про косяк согласен. Но там я имел в виду, что очки вместо повязки. Одна линза непрозрачная, но какая — непонятно. Это я не расписал как следует, и потому выглядит как косяк.

«Вы когда-нибудь замечали, что попугай у пирата сидит с той же стороны, где не хватает глаза?»
14:18
+1
Считай отболтался laugh
14:32
Как скажешь ))
15:10
Очень достойно. Ужас, как не люблю конкурсы.
15:22
А спасибо )
Но там были работы значительно сильнее.
Загрузка...
Остин Марс №1