Говорит и показывает

  • Самородок
Автор:
Михаил Ламм
Говорит и показывает
Аннотация:
О совести и ипотеке. (Особенно озабоченным: это не о политике. Это о профессии)
Текст:

— В центре Киева голодает известный российский журналист, уехавший… Российский ученый доказал, что колыбель мировой цивилизации располагалась на территории нынешней Ивановской области…Тьфу, кто сегодня редактор на выпуске? Я что, эту ахинею должен в эфир давать?

«Должен-не должен, любит-поцелует. Куда ты денешься теперь со своей ипотекой?» Антон Замятин, известный ведущий ночных новостей, занял свое место в студии и привычным движением поправил незаметный наушник в правом ухе, в который выпускающий редактор торопливо наговаривал последние сообщения с ленты новостей:

«Министр обороны сказал, что новейшая российская ракета на ядерном топливе может летать сутками».

— С какими утками? Почему с утками? — настроение Антона стремительно падало, но волшебное слово «ипотека» заставило натянуть на лицо профессиональную улыбку.

— Добрый вечер. В эфире программа «Честный репортаж». Сегодня в выпуске…

«Они могли бы не врать хотя бы про погоду», — подумал Антон, вырулив из подземного паркинга телецентра и оказавшись под проливным дождем. Дворники его «Порше» яростно заметались из стороны в сторону, явно проигрывая в скорости потокам воды на лобовом стекле.

Обычно, дорога домой его успокаивала. Под мягкий шум мощного мотора гадкий осадок от работы постепенно исчезал, а на первый план выходило предвкушение встречи с женой и сыном в их новеньком подмосковном коттедже, о котором он мечтал всю жизнь.

«А нет, Егорка в командировке, — вспомнил Замятин, — я же сам его пристроил в эту поездку. Пусть набирается опыта и заводит собственные знакомства с нужными людьми».

Замятин-младший, с помощью отца, делал успешную карьеру оператора. Антону не без труда удалось включить сына в состав съемочной группы, которая сегодня отправилась в Сирию, сопровождая очень высокопоставленных военных. Эта поездка открывала перед парнем большие перспективы. Катя, жена, волновалась, конечно, но Антон с Егором убедили ее, что теперь в Сирии все спокойно, последние террористы уничтожены и нет совершенно никакой опасности.

После работы Антон никогда не включал в машине приемник, предпочитая слушать любимый джаз из тщательно отобранной собственной коллекции записей. «Порше» несся по пустому в этот час шоссе, уверенно рассекая потоки воды, обрушивая ее водопадом на обочину, когда впереди внезапно появилась фура. Судорожные попытки ее водителя вписаться в поворот на скользкой дороге привели лишь к тому, что огромный и тяжелый прицеп развернуло поперек дороги и он, опережая кабину, полетел навстречу Антону, гоня перед собой волну дождевой воды. Когда до него оставались считанные метры и стена прицепа заслонила ночное небо, все, что смог сделать Антон — вдавить педаль тормоза в пол и закрыть глаза.

Неожиданно все стихло. Замятин осторожно осмотрелся. Фургона нигде не было. Его машина стояла, заглохшая, на разделительной полосе. Антон запустил двигатель, съехал на обочину и, закурив, вышел из авто. Никакого дождя. Даже асфальт был совершенно сухой. «Я, видимо, надолго отключился, — сделал вывод Замятин, — Хорошо, что сейчас ночь и дорога пустая. Стоять в темноте посреди шоссе с выключенными фарами — не самая лучшая идея». Антон выбросил сигарету, обошел на всякий случай «Порше» высматривая возможные повреждения, но, так ничего и не обнаружив, завел двигатель и поехал домой. «Пронесло, — думал он. — Каким-то чудом пронесло».

В доме было темно. Антон открыл дверь своим ключом, не желая будить жену и, стараясь не шуметь, прошел в гостиную. Катя сидела в темной комнате, уставившись невидящим взглядом в работающий без звука телевизор. Огромная дорогая панель давала достаточно света, чтобы рассмотреть ее лицо. Еще до того, как спросил, что случилось, Антон понял все каким-то звериным инстинктом. Егор.

— Самолет был сбит ракетой при заходе на посадку в Хмеймим. Никто не выжил, — безжизненным голосом, словно говорящая кукла, Катя повторила мужу слова дежурного Генштаба, позвонившего им домой.

— Я пойду наверх. — лицо жены стало решительным. Таким чужим Антон его не помнил, — Не ходи за мной, ладно? Катя медленно поднялась по лестнице на второй этаж, оглянулась с верхней ступеньки на мужа и скрылась в темноте коридора.

За все это время Антон ни разу не пошевелился. Он так и застыл посреди комнаты с ключами от их нового дома в правой руке. До Антона донеслись знакомые голоса из спальни. Это Катя включила телевизор. Хлопок, раздавшийся сверху, вывел его из ступора. Он опять все понял раньше, чем взлетел по лестнице, распахнул дверь в спальню и увидел Катю. Она лежала на ковре, а вокруг головы быстро расползалось красное пятно. Сейф, где он хранил пистолет, подаренный ему одним из кавказских лидеров за серию репортажей о жизни республики, был распахнут, а сам пистолет лежал на ковре возле Катиной руки.

На экране улыбался телевизионный ведущий Антон Замятин. Он воодушевленно рассказывал об успехах и пользе пенсионной реформы. Антон поднял пистолет. «Хватит врать, хватит врать, хватит врать». Антон стрелял в своего счастливого и благополучного двойника на экране и никак не мог попасть. Пули проделывали аккуратные дырочки в экране, не в силах его погасить. «Живучий, гад», — Замятин подошел и выстрелил в упор, прямо в это ненавистное лицо. Что-то вспыхнуло, нестерпимая боль пронзила голову и мир вокруг погас одновременно с экраном.

Из темноты доносились голоса. «Энцефалограмма изменилась. Видите эти пики? Это хороший признак, Екатерина Александровна. Пульс в порядке, все жизненные показатели приходят в норму. Просто чудо, что тот фургон не убил вашего мужа. Просто чудо. Такая страшная авария. Машина всмятку. А переломы срастутся, не волнуйтесь. Позвоночник не поврежден».

Открыв глаза, Антон сначала увидел стену с множеством медицинских приборов, потом встревоженное лицо жены склонилось над ним.

— Мам, я же говорил, все будет в порядке, а ты не верила, — в поле зрения Антона появилось лицо сына. — Добрый вечер, папа. Ты только оставайся с нами, не переключай канал. Доктор, а все так улыбаются, выходя из комы?

— Нет, не все, юноша. Только телезвезды. Антон Николаевич, как вы себя чувствуете? Вы были в коме трое суток.

— Я был в коме последние десять лет, доктор. — Антон посмотрел на жену. — Катя, прости, — он сжал ее ладонь, — нам придется переехать. Мы не сможем выплачивать ипотеку. Я увольняюсь.

+13
329
14:54
+1
Куда только? В лучший мир без ипотеки?(
20:04
+1
Первый вариант концовки лучше.
20:05
+1
В смысле, надо было ГГ грохнуть?
20:16 (отредактировано)
+1
В смысле, на расстреле ТВ финал прозвучал бы мощнее. То, что далее, полумеры и конформизм.
20:21
+1
Иногда да, руки чешутся, когда тв смотришь. Но мы же мирные люди и должны дать шанс smileСпасибо за отзыв.
20:14
+2
Классный экшен! Очень переживала за героев. Спасибо автору, что никого не убили.
Хорошо написано: профессионально, ярко, динамично, увлекательный сюжет, реалистичные герои. Плюсую с огромным удовольствием! bravo
00:13
+2
Очень хорошая работа, читал и не мог оторваться. После встречи с фурой дальнейшее уже было понятным и ожидаемым. Тут мне кажется автор мог бы потемнить немного и открыться только в финале.
Конечно Плюсую.
00:17
+1
Спасибо. С потемнить проблема. Я обнаружил, что и в таком виде многие не понимают, что же произошло с героем. Не «впиливают», как говорил один герой Макса Фрая :)
15:08
Написано качественно. Хорошо написано.
Но для меня осталось много вопрос. Для чего сюжет с погибшем сыном? Считается, что, когда человек в коме, душа путешествует. Возможно, в других параллелях. И, как правило, там, где хорошо. Почему душа ГГ создала такую ужасную картинку?
И концовка мне показалась смазанной. Да, я приветствую, что надо оставить нелюбимую работу. Но, пока лежишь на больничной койке, есть возможность многое продумать про себя, определить правильные пути, не пугая жену фразами — не потяну ипотеку. Лучше бы ГГ все то, что сказано вслух проговоил про себя. Тогда, наверное, не так мелодраматично, будет восприниматься финал. Но это, конечно, мое видение.
15:20 (отредактировано)
+2
В других параллелях и там, где хорошо, душа путешествует, когда совесть чиста. Чем грязнее совесть, тем ужаснее картины. За долгие годы вранья от совести героя почти ничего не осталось. Его вранье — не безобидно, как может показаться на первый взгляд. (Тут не буду углубляться, ибо на лит. сайте неуместно про политику). В любом случае — ложь это грех. Может быть высшие силы таким сном спасли ГГ и его семью от чего-то страшного? И уж точно, спасли от самого себя. Дело не в том. что работа ГГ «нелюбимая». Как раз наоборот. Еще и поэтому ему так тяжело было принять решение. Это было главное в его жизни решение — не в том, что уволиться, а в том, чтобы попытаться остаться порядочным человеком.
Спасибо за ваши размышления. Тем, что он проговорил это вслух он отрезал себе путь назад. Он боялся передумать.
02:41 (отредактировано)
Перечитала рассказ. После вашего комментария, конечно, все смотрится совсем по другому. Почему-то, совсем не подумалось, про цепочку «душа-совесть».
И, да, согласна с вами — все сказанное вслух воспринимается как обдуманное решение. Но, я больше чем уверена, что все у вашего героя будет хорошо. И с ипотекой тоже
Сильный рассказ. Сижу под впечатлением )
Браво, Михаил!
13:20
+3
Спасибо, коллега drink
14:36
+2
Очень интересно, держит в напряжении все время.
14:46
+1
Спасибо большое. Рад, что понравилось
09:47
+1
Понравилось! Но один минус про предисловие! Конечно же это про политику! Про то, как она достала всех… Порше есть возможность покупать, а взял почему-то ипотеку)))
11:07
Достала, согласен. Я просто постарался вывести её (политику) за скобки, потому что главным здесь для меня был разговор о совести и карме, и я не хотел, чтобы возбуждались тролли и замусоривали тему. Спасибо за оценку и отзыв.
12:40
+1
Жизненно, однако

И с зигзагом удачи в виде кошмарного видения — в точку: кома + видение — вот так и формируется наше мировоззрение, отличное от общественного хайпа
00:07
Вы правы… Из одной оперы… У вас жестче… Наверное — это более мужское виденье проблемы…
Финал меня порадовал…
А вот видения во время комы (самоубийство жены) показались наигранными. Я, обычно, читая что либо, обязательно представляю кинофильм… Этому кусочку кинофильма я не поверила. А вот расстрелянный телевизор был убедительным. Я бы сказала, даже самым убедительным моментом во всем рассказе.
С теплом и солнышком из Бреста Марина
19:35
Спасибо за тепло и солнышко ) По поводу достоверности. У меня не было такой задачи в этом рассказе. Я думал как достучаться до души бывшего коллеги и бывшего друга. Думал, что у него есть в жизни самого дорогого. Но это, конечно, наивная попытка. Если до сих пор не понял…
19:56
Кто знает тогда и что мы можем понять и осознать. Может и ваш друг еще поймет
Загрузка...
Жанна Бочманова №1

Другие публикации