Пробуждение.Часть II "Во глубине сибирских руд...". Глава 1

Автор:
Нефер Митанни
Пробуждение.Часть II "Во глубине сибирских руд...". Глава 1
Аннотация:
В осенний сад зовут меня
Воспоминания мои.
Горит оранжевый наряд
И воздух свеж,
И журавли курлычат в небе.
И кажется, что мы с тобой
Не расставались никогда.
Ты, словно солнце и вода,
Живёшь со мной, не разлучаясь.

И так подряд уж много лет,
Когда приходит осень вновь.
Хочу найти затихший сад,
Чтоб все мечты
И всю любовь
Вернула память.
И голос твой услышу вдруг.
Слова, как тёплые огни,
Зовут меня в былые дни.
Мне не забыть тебя- я знаю...
Текст:

Аннотация -

П.Бояджиев -В.Сергеев "Осенняя песня".

Видео-эпиграф автора

Музыка: романс "ДОЖДИК ОСЕННИЙ" из кинофильма «Капитан Фракасс», режиссёр В.А. Савельев, 1984 г.; музыка Исаака Шварца, слова Булата Окуджавы, исполняет Елена Камбурова. 

Видеоряд: Нефер Митанни.
В создании ролика использованы кадры из кинофильмов "Звезда пленительного счастья", режиссёр В.Я. Мотыль, 1975 г.; "Метель", режиссёр В. П. Басов, 1965 г.;

Жаркий огонь полыхает в камине.
Тень моя, тень на холодной стене.
Жизнь моя связана с вами отныне...
Дождик осенний, поплачь обо мне.

Сколько бы я ни бродила по свету,
Тень моя, тень на холодной стене.
Нету без вас мне спокойствия, нету...
Дождик осенний, поплачь обо мне.

Все мы в руках у молвы и фортуны.
Тень моя, тень на холодной стене.
Лютни уж нет, но звучат ее струны...
Дождик осенний, поплачь обо мне.

Жизнь драгоценна, да выжить непросто!
Тень моя, тень на холодной стене.
Короток путь от весны до погоста...
Дождик осенний, поплачь обо мне.


Коллаж автора

Тихими, незаметными шагами подкралась осень. Анна любила это время года: за ярким карнавалом красок, скрывалось нечто глубокое, располагающее к размышлениям, к осознанию многих вещей, которые раньше не замечались. Каждый день она гуляла по липовой аллее и вспоминала всё случившееся. Воспоминания болью отдавались в сердце, однако не вспоминать она не могла – это было просто невозможно. Особенно боль терзала по ночам, когда Анна лежала одна, укрывшись толстым пуховым одеялом, и тогда подступали слёзы. Она давала им волю, чтобы выплакавшись, утром вновь надеть на себя спокойную маску и решать сотню дел, свалившихся на неё сразу после того рокового дня.
Листья бабочками медленно кружились в воздухе, опускались на землю, устилая её золотым ковром, их шелест успокаивал, делая воспоминания не столь болезненными. Здесь, в липовой аллее, она могла взглянуть на прошлое почти отстранённо, словно это было не с ней. Боль не исчезала, но уходила в глубь. С ней можно было как-то жить дальше.

ПРИМЕРНО ГОД НАЗАД

Анна проснулась среди ночи – её что-то разбудило. Хотелось пить, но кувшин оказался пуст. Сквозь приоткрытую дверь спальни пробивалась полоска света. Выглянув в коридор, Анна услышала голоса, доносившиеся из кабинета. Оказывается, вечерние гости ещё не разошлись. Последнее время к Сергею часто кто-то приходил, главным образом это были военные. Их посиделки всегда заканчивались под утро. Ей это не нравилось, но она понимала, что для Сергея эти встречи важны, поэтому не опускалась до сцен недовольства. Она невольно слышала их споры и только теперь в полной мере начала понимать, в чём участвует её муж. Это ужаснуло и… восхитило. 

Ужаснуло, потому что сейчас, находясь на последних сроках беременности, она вдруг особенно остро осознала, что Сергею грозит беда, что она может очень скоро потерять его. При одной мысли об этом, ей становилось плохо, но она держалась изо-всех сил, стараясь не показывать мужу, насколько велика её тревога за него. Ей не хотелось делать ему больно, не хотелось, чтобы он мучился чувством вины перед ней.
Но вместе с тем, она восхищалась мужем. Оказывается, все те благородные вещи, о которых он иногда ей рассказывал, были не просто красивыми словами, они облекались в конкретные действия. Смущало Анну лишь одно – благородные цели надлежало достигнуть через кровь.
- Серёжа, я смущена вашими планами, - прямо сказала она однажды вечером, едва он проводил своих гостей.
- Милая, я знаю, что тебе надоели наши сборища, но… мы ведь не слишком шумим? – целуя ей руку, спросил он с мягкой улыбкой.
- Да нет же! Я не о том! – поморщилась Анна. – И пожалуйста, не говори со мной, как с ребёнком! Мне кажется, нельзя построить счастье на крови!
- С чего ты взяла, что мы хотим крови, словно супостаты какие? – усмехнулся Сергей и, сдвинув брови, смешно дёрнул усами, изображая злодея.
Анне в её положении было вредно волноваться, и сейчас он, заметив, что она взволнована, попытался всё свести к шутке. Признаться, он не ожидал от своей маленькой жёнушки такой решительности.
- Серёжа, я не глухая, - Анна улыбнулась, - многие из вас говорят о цареубийстве, - она пожала плечами, заговорила с горячностью, которую просто не могла сдержать: - Как же можно посягать на жизнь того, кто Господом назначен на трон? И вообще, как можно посягать на жизнь человека и при этом строить счастливое общество?! Вы говорите о насилии над народом, всё так, народ действительно должен быть свободен, но не ценой чей-то жизни!
- Милая, ты всё не так понимаешь! – Сергей, сидя рядом на диване, привлёк жену к себе, положил руку на выступающий небольшим мячиком живот. – Вот посмотри, что ты наделала: малыш рассердился и пинает меня в руку. Ему не нравится, что я спорю с его мамочкой, - смеясь, заметил он.
- Серёжа, - Анна строго посмотрела на него, - я спросила и хочу услышать твой ответ.
- Хорошо, хорошо! Только не волнуйся! Ты действительно не так всё поняла, - он улыбнулся.
- Но…
- Дослушай! – заговорил он уже серьёзно: - Да, многие из моих товарищей не исключают возможность устранения монарха. И уверяю тебя, не потому что они такие злодеи… Вспомни Англию, Францию! Да и у нас, в России, разве последние столетия смена власти была бескровной? – он внимательно посмотрел жене в глаза и провёл пальцем по её щеке.
- Ты прав, конечно, но возможно, именно поэтому и нет справедливости, что гибнут люди? Смерти королей не принесли Европе мира и счастья, – задумчиво сказала Анна, положив голову ему на грудь.

Сотни раз она вспоминала тот их разговор с мужем, но так и не смогла согласиться с его доводами.
Увидев, что гости разошлись, она хотела пойти к мужу. Однако сильная боль заставила охнуть и опереться о косяк.
- Серёжа! – позвала, кусая от боли губы.
- Сердечко моё, что случилось? – он подхватил её и перенёс на кровать. С тревогой приложил руку к её лбу: - Да у тебя жар!
- Серёжа, я … очень больно и…я не знаю…кажется…
- Дарья! – Сергей, не дослушав, выглянул в коридор, - Дарья, пошлите немедленно за доктором!
- Что стряслось, барин? – заспанное лицо служанки появилось в дверях её комнаты, выходивших в коридор.
- Доктора немедленно! Кажется, Анна Александровна рожает.
Вернувшись к Анне, удобнее устроил её на подушках, сел рядом и взял в свои её руку. Сейчас он с тревогой осознал, какая миниатюрная у него жена и как ей тяжело. Господи! Только бы всё обошлось, только бы Анна и малыш остались живы! Эта мысль набатом билась в его голове.
- Милая, сейчас придёт доктор и всё будет хорошо, - попытался приободрить жену.
- Серёжа, - Анна старалась говорить уверенно, но это давалось ей с неимоверным трудом, - пообещай мне одну вещь, она сжала его пальцы.
- Всё, что угодно, родная! – вытащив платок, он осторожно вытер её лоб.
- Обещай, что если…- новый приступ боли заставил её замолчать на мгновение, но она нашла в себе силы закончить фразу, - Со мной что-то случится, то ты будешь любить нашего малыша за нас двоих…
- Любовь моя, не говори так! С тобой всё будет в порядке! – горячо возразил он. - Слышишь?! Даже не смей думать иначе!
- Милый, мне… очень страшно, - прошептала Анна побелевшими губами, - Мама же умерла родами, рожая меня… И…
- Никаких «И»! – он поцеловал её похолодевшие пальчики.
Сейчас его маленькая жена лежала, бледная, как снег, и сказать по правде, он сам был напуган. Однако старался не подавать вида, гнал от себя чёрные мысли. Нет, Господь не может быть так несправедлив! Анна – ангел, а их не родившееся пока дитя – тем более. Они должны жить! Он просто не вынесет, если с ними что-то случится!
Склонившись к её лицу, он нежно поцеловал жену и с уверенностью сказал:
- Не волнуйся! Мы вместе будем любить нашего малыша. А сейчас тебе лучше не говорить ничего, не трать силы, они нужны тебе, чтобы малыш смог поскорее родиться.
Малыш… По правде сказать, они давно придумали имена. Девочку решили назвать Лизой, а мальчика Владимиром. Анна хотела сына, а ему очень хотелось дочку.
- Странно, однако, Сергей Владимирович, - заметил однажды Архип, - вот батюшка ваш покойный, Царствие ему небесное, о сыне мечтал, а вы – о дочке…
- Что же в том странного? – усмехался Сергей. – Хочу девчушку, чтобы в доме у меня красоты было вдвое больше, - шутил он, на самом деле скрывая истинную причину своего желания иметь дочь: он боялся, что крупным мальчиком Анне будет сложно разродиться.
Девочка – изящнее, так думал Сергей, не зная, что размер ребёнка не зависит от пола. Но таково было его убеждение, и он истово молился о даровании им дочери.

Едва пришёл доктор, как Сергея прогнали из спальни. На его протесты, доктор отрезал тоном, не терпящим возражений:
- Ступайте, ступайте, голубчик! Без вас мы лучше справимся.
Затуманенным сознанием Анна отметила взволнованный взгляд мужа, который он бросил на неё, выходя из комнаты, он кивнул, зажмурив глаза, как бы сказал: «Всё будет хорошо!». Ах, как же она хотела поверить в это! Но страх не отпускал и был едва ли не сильнее боли, терзавшей тело.
Она потеряла счёт времени. Казалось, страдания длились целую вечность. Вскоре она уже перестала осознавать происходящее, сквозь марево свечей, расставленных по комнате, видела мелькавшие перед ней фигуры доктора и акушерки.

- Тужьтесь, тужьтесь, голубушка! – приказывал доктор.
Акушерка то и дело прикладывалась к её лицу влажной салфеткой, что-то говорила, но Анна не понимала смысла этих фраз. Ей хотелось закрыть глаза и провалиться в небытие, чтобы отрешиться от раздирающей тело боли.
- Ежели сейчас она не постарается, то дело плохо, - акушерка с тревогой посмотрела на уставшего врача.
- Да, ей бы побольше сил, - покачал тот головой.
С растрепавшими волосами, в рубашке с завёрнутыми до локтей рукавами, сейчас он совсем не напоминал того строгого светилу который выставлял из комнаты встревоженного мужа.
- Но не стоит впадать в панику, Мария! – он строго посмотрел на свою помощницу. – Не давайте ей забыться, говорите с ней, а я попытаюсь помочь.
- Хорошая моя, - акушерка склонилась к лицу Анна, похлопала её по щеке, - сейчас вам нужно натужиться что есть силы.
- Мне больно, - простонала Анна, - где Серёжа? Позовите Серёжу! – она заплакала в голос, голова заметалась по подушке, - Позовите Серёжу!
- Тужьтесь! – воскликнула акушерка.
И в этот момент боль с новой силой пронзила Анну, закричав, она выполнила приказ – натужилась из последних сил …
Синие волны плескались о берег, их мягкая синева притягивала, хотелось смотреть и смотреть в них, слиться с ним, став единым целым. И вдруг волны исчезли, а вместо них появились глаза – синие-синие, они с нежностью смотрели на Анну.
- Серёжа, - беззвучно прошептали искусанные губы.
- Родная моя! – до неё словно издалека долетел голос мужа. – У нас сын!
- Ну и напугали вы нас, Анна Александровна! – к ней склонилось уставшее, но весёлое лицо доктора. – Вздумали потерять сознание в самый ответственный момент.
И тут Анна поняла, что ей на грудь положили младенца – крошечная куколка со сморщенным личиком. Слёзы счастья не давали возможности рассмотреть малыша получше, да и сказать по правде, у неё не было сил, хотелось просто закрыть глаза и не двигаться.
- Сын? – Анна улыбнулась и посмотрела на мужа.
Его лицо сияло.
- Да, сердечко моё, сыночек! А тебе нужно поспать, - заметил он и сразу строго предупредил: - Не возражай!
Сергей наклонился к ней и осторожно, боясь причинить боль, поцеловал.


Сейчас, зябкими осенними ночами, когда дождь стучит в окна старого дома, Анна часто вспоминает ту ночь, случившуюся год назад и ставшую одним из самых счастливых мгновений её жизни… Их жизни…


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

+3
86
22:33
Очень хорошо написано! Атмосфера, переживания боль. Плюсую.
10:15
Спасибо!
Как же приятно получать отклики от читателей!
Когда читатели молчат, я словно пишу в пустоту, а это вредно влияет на настроение — говорить с пустотой не очень приятное занятие. И подкрадываются сомнения.
Поэтому я радуюсь любым комментариям, как глотку свежей воды в зной. rose
Загрузка...
Ирис Ленская №1

Другие публикации