Олеся

  • Самородок
Автор:
Михаил Ламм
Олеся
Аннотация:
Сын богатого бизнесмена, выпускник Йельского университета, по воле смертельно больного отца отправляется в глухую сибирскую деревню. Никто даже не мог предположить, чем обернется для него это путешествие. Он никогда уже не будет прежним человеком. Да и человеком ли?

https://ridero.ru/books/widget/olesya_1/

Глава 1
Текст:

Олеся

ГЛАВА I

Коммуникатор на столе отца мелодично звякнул, и из него раздался голос секретарши:

— Лев Михайлович, к вам Виктор Иванович Терехов. И вам пора принять ваше лекарство.

— Спасибо, Вика. Сделай нам, пожалуйста, еще три кофе.

В кабинет тем временем вошел Виктор Иванович, для меня с детства — дядя Витя. Он работал с отцом, сколько я себя помнил. Охранником, помощником, а с недавних пор — младшим партнером. Почти член семьи. Как всегда, подтянутый, словно снял с себя военную форму не тридцать лет назад, на закате перестройки, а только вчера. Его лицо, строго говоря, нельзя было назвать волевым, но шрам, протянувшийся через щеку и рассекавший верхнюю губу, придавал ему недостающую суровость. Заработал сей боевой трофей дядя Витя вовсе не в Афгане (там он отделался только язвой желудка), а на одной из регулярных «стрелок» в подмосковном лесу. Для тех, кто хорошо его знал, этот шрам служил надежным индикатором, сигнализирующим о настроении хозяина. Когда дядя Витя выходил из себя, шрам белел, хотя лицо его при этом оставалось спокойным и доброжелательным.

Дядя Витя, конечно, мог входить к моему отцу, президенту и владельцу крупнейшего в России издательского дома, без предупреждения, но новенькая секретарша Вика, наверное, об этом еще не знала.

— Не помешаю, Лева? Привет, студент. Или уже не студент? — дядя Витя обнял меня, после чего по-хозяйски уселся в мягкое кресло.

— «Пи-эйч-Ди», дядя Витя. Доктор философии по-нашему. Молодой и красивый. Прибыл прямо из Америки в ваше распоряжение, — я, дурачась, отдал честь и щелкнул каблуками.

— Оно и видно, что доктор философии. Только они могут руку к пустой голове прикладывать.

Тем временем Вика походкой профессиональной манекенщицы проследовала с подносом к столу, расставила чашки с кофе и удалилась, стрельнув напоследок в меня недвусмысленным взглядом. Словно из двустволки.

— Так вот, Саша, — продолжил начатый разговор отец, когда за ней закрылась дверь. — Я не говорил тебе, пока ты учился в этом своем Йеле, не хотел расстраивать. Последний год дела идут не очень хорошо. Моя болезнь, видимо, подвигла конкурентов активизироваться. Я пока не знаю кто, но кто-то из моих очень влиятельных врагов энергично вставляет нам палки в колеса. Я строил все это для тебя. Ты ведь знаешь, мне недолго осталось, — отец вскинул руку, останавливая мои возражения. — Тут ничего не поделаешь. Хотел передать тебе компанию процветающей и мощной. Но видишь, как получается.

Он надолго замолчал. Достал из кармана таблетки, видимо, те, о которых напоминала секретарша, запил глотком уже остывшего кофе. Мне было больно видеть отца таким. С каждым своим приездом на каникулы я замечал, как он сдает. Человек, который всегда был бойцом, он и сейчас сражался, но болезнь побеждала. Сколько ему? Пятьдесят семь всего-то. Еще год назад выглядел на сорок, а сегодня — на все семьдесят.

— Папа, ты не сгущаешь краски? И в любом случае, при чем тут твоя деревня? — я все-таки не понимал, какое все это имеет отношение к моей поездке в сибирскую глушь, на которой настаивал отец. — Если нужно экономить, я легко могу отказаться от путешествия на яхте с друзьями, которое планировал, и остаться дома, в Москве.

— Нет, что ты, не так все плохо. Дело не в экономии, — отец замялся, пытаясь подобрать правильные слова, достал ингалятор, сделал несколько глубоких вдохов, помолчал. — Прости, но твой морской поход придется отложить. Я много тебе рассказывал о том, как создавал свой бизнес в девяностые. Про криминальные войны, про то, как мы отбивались от бандитов, от силовиков — тех же бандитов, только в форме. Многие из моих друзей, тех, с кем я начинал, не дожили до этого дня. И умерли они не от гриппа, как ты понимаешь. Вот Витя может подтвердить. Это сейчас конкуренты ходят по коридорам правительства и соревнуются в размере откатов. А тогда соревновались в быстроте реакции и меткости стрельбы. Так вот, я через все это прошел без единой царапины только благодаря… — отец снова замялся, но через секунду решительно продолжил: — Только благодаря своему ангелу-хранителю. Можешь смеяться, можешь называть это простой интуицией, но всегда в самые критические моменты он подсказывал мне единственно верные решения.

— И сейчас он подсказывает тебе, что я должен ехать в Заречную? Ты хочешь меня спрятать в тайге? Все настолько серьезно?

— Да… Нет… Я не знаю. Я правда не знаю зачем. Но я привык доверять своему ангелу. Меня бы уже давно не было, если бы я его не слушал, поверь. Тебе во что бы то ни стало надо добраться до Заречной. Это очень важно…Можешь считать мою просьбу просто блажью. Пусть так. Но в нынешнем своем состоянии я имею право на блажь. — Отец снова помолчал, потом попытался улыбнуться, смягчить недвусмысленный приказ. — В любом случае, что плохого в том, чтобы провести свои последние каникулы, перед тем как запрячься в работу в нашем издательстве, на свежем воздухе и чистой природе? В конце концов, если процесс приносит удовольствие, не так уж важна цель. Виктор поможет тебе со сборами и организацией.

Виктор Иванович кивнул:

— Логистика — мой конек. Все сделаем в лучшем виде, Лева. Не беспокойся.

Эта глухая, забытая небесной и земной властью сибирская деревня, о которой говорил отец, была его родиной. Вернее, прародиной, потому что сам он никогда в ней не был, а помнил исключительно благодаря семейной легенде, согласно которой моя прабабушка покинула Заречную еще на заре электрификации и индустриализации, выйдя замуж за бравого революционного геолога. Ее жизнь в новом для нее большом мире сложилась трагически. Она пропала в 1937 году, и только в конце восьмидесятых моему отцу удалось найти ее имя в списках арестованных «врагов народа». Обвинение под грифом «секретно» выглядело нелепой шуткой следователя НКВД: «Порча урожая и организация голода в Поволжье путем умышленного причинения плохой погоды». Ни больше ни меньше. О дальнейшей судьбе Варвары Костылевой, моей прабабки, не было сведений ни в одном архиве.

В общем, немного мог сообщить мне батюшка, отправляя в поездку по «родным местам». Все, что я слышал от своего отца, больше напоминало сказки Арины Родионовны.

«Конечно, ничего плохого. Экология и свежий воздух. Да и слово отца — закон. Так всегда было в нашей семье. Однако процесс процессом, а цель хотелось бы понять», — рассуждал я, глядя в иллюминатор «Боинга», который с каждой минутой уносил меня все дальше от дома, от Стива, моего однокурсника, с которым мы последний год строили грандиозные планы. Как поплывем вокруг Европы из Архангельска, в порту которого ждала нас отцовская яхта, через Бирмингем, где к нам должны были присоединиться наши подруги, в теплые воды Средиземноморья, с финишем в Стамбуле. И что теперь? Женька, моя подружка по Йельскому университету, гостила в Бирмингеме у девушки Стива, дожидаясь нас, морских волков. Обидится ведь смертельно. Не простит. Впрочем, что-то мне подсказывало, что долго горевать в одиночестве она не будет. Не тот человек. Да и серьезных планов на будущее у нас с ней не было. А Стиву я все объясню, он поймет. Отец есть отец, дело есть дело.

А невезуха есть невезуха. Вместо синего моря подо мной о чем-то там пело зеленое море тайги. А, ладно. Покормим комаров, разберемся, что имел в виду этот самый папин ангел, обрекая меня на путешествие. Прощай, Адриатика, прощай, Женька. Извини.

Под такие рассуждения и монотонный гул двигателей я, кажется, задремал в кресле, когда меня кто-то тронул за плечо. Я открыл глаза.

Передо мной стояла потрясающей красоты стюардесса. Как я мог ее раньше не заметить? У нее были длинные черные волосы, а взгляд огромных темно-карих глаз затягивал не слабее какой-нибудь космической черной дыры.

— Здравствуй. Значит, вот ты какой, принц на белом коне, — сказала стюардесса, беззастенчиво меня разглядывая. — Ну, в общем, ничего. Но если закроешь рот, то вид будет не такой дурацкий. — Она звонко рассмеялась.

— Что, простите? — я помотал головой… и открыл глаза.

— Я спрашиваю, вы что будете? Томатный, апельсиновый, яблочный?

Ко мне склонилась обыкновенная, средних лет, крашеная блондинка в униформе «Аэрофлота». Перед ней стояла тележка с пакетами разных соков и минералкой. Я, приподнявшись в кресле, оглядел салон. Никаких красавиц-брюнеток не было и в помине, а ремень безопасности, так и застегнутый с самого взлета, грубо и бесцеремонно заставил меня плюхнуться обратно на сиденье.

— Воду. Без газа, пожалуйста.

«Странные сны снятся в самолетах. Такие реалистичные», — решил я, залпом осушив пластиковый стаканчик.

Другие работы автора:
+8
203
22:46
+1
Мне понравилось начало истории, и захотелось прочесть продолжение — это плюс.
Я дважды перечитала, но так и не поняла, где до этого места говорилось о деревне
"— Папа, ты не сгущаешь краски? И в любом случае, при чем тут твоя деревня? — я все-таки не понимал, какое все это имеет отношение к моей поездке в сибирскую глушь"
Папа до этого говорил только о том, что дела не очень хороши…
Возможно это задумка автора, но мне, как читателю, она не понравилась — это минус.
С улыбкой из Бреста Марина
22:50
+1
Замечание принято. Подумаю. Но да, это начало истории и всё будет выясняться постепенно. Это повесть, тут всё немного медленнее, чем в рассказе ) Спасибо. Вы мой первый читатель )))
23:12
+2
roseУдачи и вдохновения.
00:08 (отредактировано)
+1
Отлично) ok
Серый Боинг, серый сын олигарха (олигарха же, я правильно понял?)))
Ps: а где Олеся?(
00:12
+1
Я не хотел делать героя сыном олигарха. Поэтому он всего лишь крупный бизнесмен. Относительно порядочный по сравнению с нефтяными и газовыми королями. А почему серый? Не догоняю.
00:38
+1
Ничего плохого не имел в виду: арка персонажа должна должна же раскрываться с нейтральной точки?
Он же себя ещё не показал.
00:40
+1
Еще покажет ))) Спасибо
03:10
+1
Интригующее начало. Я бы, пожалуй, читала этот рассказ дальше. Мне вообще очень нравится ваш слог.
С Мариной согласна. Как-то надо ввинтить про деревню немного заранее. А то как-то неуместно она упоминается в разговоре. Создается ощущение, что читатель что-то пропустил.
И еще один момент
Я много тебе рассказывал о том, как создавал свой бизнес в девяностые. Про криминальные войны, про то, как мы отбивались от бандитов, от силовиков — тех же бандитов, только в форме.

Я понимаю, что надо рассказать читателю про бизнес отца. Но лучше это сделать не в диалоге с сыном. Это очень отягощает диалог. Если отец, действительно, много раз сыну об этом рассказывал, то не будет каждый раз упоминать, что бизнес создавался именно в девяностые годы. Про криминал и все такое. Это все можно ввести в рассказ в виде ремарки, когда в кабинет вошел старых друг. Мне так кажется… А диалог отца с сыном, особенно, если у них такие хорошие отношения, должен быть легче.
09:35
+2
Хорошие советы, Рена, спасибо. Что плохо и, главное, как поправить. Вот причина, почему стоит выкладывать свои тексты, а не плюсики. Хотя они тоже нужны)))
13:29
+1
Я тоже несколько раз исправляла что-то в своих рассказах благодаря комментариям. Взгляд со стороны.
Удачи вам и жду продолжения!
Прекрасное начало! И как всегда сюжет закончился на самом интересном месте! Эх…
С нетерпением жду продолжения истории! smile
09:36
+2
Это еще не самое интересное место ))) Я надеюсь. Спасибо!
09:44
Ну не очень многообещающе. Яб не стал читать дальше, хотя я наверно предвзято, мистику не люблю. И кста согласен с коментом выше, диалоги такими не бывают не будет батя опять так невпопад диалогу рассказывать о бизнесе. Да и как то мотив «так сказал ангел» какой то жидкий. И гг не очень представляю, он вроде сын олигарха на яхтах с девочками катается, а тут так в тайгу легко согласился ехать, я понимаю что «слово отца закон» но он даже в душе не против поездки был. Как то не клеится образ у меня.
13:33
+2
А вот у меня образ сына сразу сложился. Да, собирался на яхте, но сам вскользь подумал, что на серьезные отношения с девушкой не рассчитывал. А тут вдруг новое приключение. Он молодой, понимаете. Интерес загорелся. Не удивлюсь, если он еще и друга своего американского туда притянет. Это вообще было бы интересно. У американцев другой взгляд на проблемы. И вот объясняя что-то университетскому другу можно как раз многое рассказать про бизнес отца. Это был бы естественный диалог, так как рассказывается человеку, который далек от наших девяностых
22:11
+1
Интересное начало. Читается легко. Недочётов не заметила. smile
02:13
+1
Спасибо, Светлана. Вы как всегда добры. И справедливы )))
Загрузка...
Mushu Sibiriak №1

Другие публикации