Моя дорогая грязь. Часть 2.

  • Жаренные
Автор:
Деревянный прокрастинатор
Моя дорогая грязь. Часть 2.
Аннотация:
Волх попытался побыть героем, но оказался избит. Попробовал понравится девочке, но она убежала. Как он не пытается сбежать от себя, что-то возвращает его к началу.
Текст:

Фиолетовый кляксами расходился по ребрам, что мяли ту же неопрятно заправленную кровать, пока не врезались в корешок книги с заголовком «Расколотые сны». Раздался животный рёв, который будто из дробовика ударился рикошетами об голые стены, а после был проглочен, так и не вырвавшись целиком. Растормошенная голова поднялась, злобно раскрыв веки в цвет ребер. Первое, что увидели глаза, привыкнув к свету, была рука. В каждый ноготь вставлено по бритвенному лезвию, а на фалангах по буквам написано «ПОРА?».

В одних штанах уверенной хромотой, сдерживая боль и скидывая подарки с пальцев, он рванул к исцарапанной двери. Секундная задумчивость и более здоровая нога прямо дала знать, что пытается пройти через препятствие, но не поддалось. И тут атмосферу остудили три спокойных вдоха и выдоха. Осторожный шаг и неуверенным подталкиванием дверь открылась, но злоба в глазах вернулась.

Через темноту коридора босые ступни косым, но резвым ритмом проскочили к правой закрытой комнате. Пальцы осветил синий свет из щели. Разошлись три тяжелых удара кулаком по дереву.
— ОТКРЫВАЙ, СУКИНА ДОЧЬ! ЗАЧЕМ ТЫ МЕНЯ СЮДА СНОВА ПРИТАЩИЛА?
Пара шагов назад и плечо с разбегу влетело в дверь весом всего тела, но дубовая пластина не собиралась двигаться. А вот локоть неплохо отдался в ребра, из-за чего туша начала стекать вдоль стены на колени. Сквозь зубы проскочило пара больных натугов. Чтоб глушить боль без дела, он зажмурившись продолжал долбить по дереву головой.

— Сука... Ты тупая сука, мама... — глухо пробурчал он, как обиженный ребенок, но удары прекратились, а разрез глаз начал походить на лезвия. В глазах что-то заискрило и он продолжил, — Я РЕШИЛ СОПРОТИВЛЯТЬСЯ, СЛЫШИШЬ?! ДАЖЕ ЕСЛИ ЭТО МЕНЯ УБЪЁТ! ПРЯМО СЕЙЧАС Я ВЫЙДУ И НЕ ОСТАНАВЛИВАЯСЬ СБЕГУ С ЭТОЙ ЧЕРТОВОЙ УЛИЦЫ!

А в голове через мгновение раздалась ехидная мысль *Ты думаешь, что можешь управлять мной?*

Он тут же выпрямился по оловянному и по винному забродил по коридору, подбирая и натягивая вещи с пола. Облезлые кроссовки еле обвились вокруг стоп. Еще немного и ими даже школьная техничка побоится вытирать пол. Но он потёр вон, не закрывая квартиру. Жабьими бросками он выскользнул из подъезда. Ровная походка выдавала боль лишь редким подергиванием колена.

Кажется, вся улица мерзко не отрывает от него глаз и пытается схватить липкой грязью. Запах ржавчины на заборах усиливался от гнетущей жары. Та же развилка, что и в прошлый раз.
— Сука, я знаю, что выход есть только через этот ссаный стертый двор.
И он повернул. Пёс заприметил его издалека и уже бежал к Волху, с до боли злой мордой, как и у самого кучерявого. В этот раз он точно знал, на кого бежит. Шавка лаяла и метила добить ногу, но при попытке укусить штанина резво отлетела назад и тут же размахом вернулась к ней. Носок пришелся ровно по голове, но хруст раздался не только в мелкой черепушке. Кажется, кто-то не рассчитал силы и сломал палец. Теперь хромоту было не скрыть, но ему почти удавалось.

Бабки при его виде начали уподобляться гиенам в своих обсуждениях. Столько желчи чувствовалось в каждом слове и теперь они даже не скрывали их адресата. Еле разобрать

можно было лишь обрывки фраз «Ничтожный ублюдок... ... мерзкий гной человека... ...». На мгновенье он окинул их взглядом, но увидел лишь выглядывающие из горбатых платков носы, напоминающие сломанные клювы и украшенные бородавками.
Каждый шаг давал всё большее сопротивление и вдобавок его заметили мужики из ржавого замка. Толи из мести за пса, толи из алкогольного слабоумия, но из всех сил гниющего тела один из них кинул в него недопитую бутылку. Такая драгоценность для них и летит ровно в весок. От сотрясения его спасло только умение прятаться, что не смогло уберечь голову одной из жительниц скамьи. По подобию домино груз ее тела свалил и соседку, а он военным ритмом продолжает топтать асфальт.

— ВОЛХ! НАКОНЕЦ Я ТЕБЯ НАШЛА, — подался звук из знакомого напуганного силуэта. — Что ж тебя вообще на улицу то вынесло после такой ночи? — прошептал Волх. Она побежала к нему, но он поковылял мимо, сказав, — Прости, но тебе придется либо забыть об этом, либо догонять.

— Я увидела в новостях, что тех троих избила какая-то другая толпа бандюков. Ужас просто. Их долго били, всюду кровь... а потом еще повесили в километре отсюда, а у центрового его же ножом прошлись от губы до... самого низа. Я заволновалась, не сделали ли что с тобой. Всё таки ты меня спас! Я... Я... Мне жаль, что я сбежала... — уже сквозь всхлипы продолжила она, — Даже на помощь не позвала... Голова будто стерла сам факт, что это происходило.

— Понимаю.
— Господи, ты же хромаешь! Давай поднимемся и я тебя обработаю... — она взяла его за руку. Так крепко и нежно. Поднятые бровки с синими блестящими глазами даже заставили его остановиться, но он молчал, пока она не сказала, — Прошу... Ты меня понимаешь... Ты... Мне нужен.
— Ты не знаешь, о чем говоришь.
— Знаю! Ты так мало сказал и даже немного грубо, но... правду. Я впервые увидела человека без маски. Ты не скрываешь себя под натянутой улыбкой и вежливостью, поэтому и я могу быть такой...
— Ты не хочешь быть мной.
— Да с чего ты взял?
— Посмотри на моё лицо повнимательнее... Я тебя предупреждаю, что будет больно и это намного сложнее, чем кажется. Ты видела меня настоящего и если переживешь этот факт, то мы поговорим по человечески.

Левой рукой он опрокинул кудри назад и гордо поднял подбородок. Тяжелый вдох и выдох. Уголки губ будто неуверенно подергиваясь начали растягиваться по лицу, как собачка по молнии. Мертвые глаза сменились ехидными, а натягивающаяся улыбка всё больше начала походить на лисий оскал. И вот так крепко сжатая рука с грустью освободилась. Изменения в лице начали происходить и у девочки.

С надежды на страх, с слёз жалости на ручьи боли. Очень по знакомому она упала перед ним около своего подъезда. Его лицо резко вернулось в норму и Волх протянул к ней руку.
— Три из трёх. Не быть мне комиком, — сказал он, выдавая себя нервной интонацией.
— Не подходи, ублюдок, — ее рука вытащила из сумки кухонный нож и направила остриё к нему. Оно трясется, но метит прямиком в область лица.

— Ты, конечно, правильно взяла что-то для самообороны, что не закончится, но...

— Заткнись! Только пожалуйся, ничего не говори! УХОДИ ИЗ МОЕЙ ЖИЗНИ
— Дай мне...
— ХВАТИТ! — она направила нож к шее, — Ты этого добиваешься? Понял уже сам, куда стремится дорожка из шрамов, да?.. Раз я не смогла стать той, кого ты полюбишь... то хоть мечту твою выполню...

Замах руки. Только это успел заметить Волх перед тем, как закрыть глаза, развернуться и побежать дальше. Снова та же не одинокая темнота. Слышно только быстрый неровный топот и раздирающий писк в голове, отдающийся от боли в ноге. Через метров двадцать носок снова зацепился за бордюр, врезав им по сломанному пальцу. В этот раз кроссовок порвало окончательно. Падение было настолько неудачным, что рана от бедра пришлась ровно на металический забор. Никчемный он уже отпустил все сдерживающиеся крики. С болью через его рот выходил и весь гнев. Только страшнейший урод из самого дна океана может так сотрясать фундамент домов одним тяжелым как сама жизнь рёвом. Вдох и фасады начали крошиться от следующей волны. Только руки сжимали не рану. Они будто пытались вырвать рёбра с корнями.
Две кисти крюками вцепились в землю, чтобы поднять остатки себя. Голова уже не поднимается, а свисает вниз. Но глаза будто не опустить якорем. Выглядывая будто из подтяжка они зафиксировались в одном направлении. Зрачки хищно сузились, а полуголые ступни еле толкают под собой планету, продвигаясь вперед.
На каждый пройденный метр, казалось, приходилось по часу. Даже несдвигаемые глаза Волха поняли, что в них успели попасть и лучи заката, и луны, и... Уже рассвет?
А вокруг всё сменялось подобно фонам из старых мультиков. Снова и снова: коробковидные монолиты девятиэтажек словно пронизывало единым разлагающимся заборчиком без края. Даже признания мелом на асфальте уже кажется оставляет одна и та же пьяная рука, меня имена. Складывается впечатление, что этот старатель просто не находит взаимности и пробует снова без остановки. Людей нет, нелюдей тоже. Складывается впечатление, что шарканье ног и стук. Редеющий стук единственного сердца — последняя зажеванная пластинка. Даже в голове ни одного сверчка сомнения. Глушь. И прямой взгляд.

Вот впервые за марафон глаза решились очиститься от пыльцы ржавчины смешанной с потом. Веки тяжко хлопнули, но до их открытия лоб встретила дверь подъезда.

*Поднимись уже. Тебе не сбежать от меня, Волх*

Он простоял так еще около часа не отрываясь от стены зрачками. И вот первый взгляд вниз раскрыл для него тайну того, что кроссовок нет на обеих ногах. И уже давно. Ступни истёрлись в кровь. Бордовый смешался с серо-бурым от дорожной грязи, явив свету рвоту сумасшедшего художника. И глядя на это мертвое дыхание униженного жизнью впервые сменилось на слова.

— Боли нет. Только...
Что-то начало бурлить в нем. Из глухоты в области желудка начал поднимался этот плотный навар, состоящий из постоянных ехидных выкриков и насмешек в его адрес, что звучали в голове столько лет. Сквозь печень прошло то, что невозможно не запивать ликёром, через легкие каждая отдышка после побегов от этого, сердце...

Бурление нарастает.
Ударило громко один раз. В знак памяти всем предыдущим ударам по нему со стороны. Нарастает.
Через глотку, что приняла столько горечи. И вот этот шум оставил в глазах картину улыбки Волха. Нарисованную. Ведь... не удавалось настоящей радости разлиться по лицу.
И вот тяжесть миллионов выкриков начала выдавливать его мозг, вцепившись в уши.

На предплечьях и уже красном от злости лице вспухли вены. Пульсирующая рука вырвала подъездную дверь. Каждый шаг по лестнице тяжело отдавался эхом по пролетам, давая знак приближения. Дверь всё еще распахнута, а вдали черноты коридора видно синие лучи через створ приоткрывшийся двери справа. Финишная прямая. Он проскочил в нее резво. Почти с азартом марафонца.

Девочка. Красивые длинные кучерявые локоны и хищная улыбка до ушей. Фигура у нее хороша и личико ухожено. Будто женская копия Волха, но... красивая. Руки так и тянутся, чтобы она поскорей откусила их до локтей. Милашка сидела на диване, закинув ноги, заныривая рукой в пачку чипсов, бросая их горстями в пасть и не отрываясь смотря с чавканьем в тонкий огромный телевизор. На нем дублировался вид с глаз злого безумца. — ТВАРЬ! ОТПУСТИ МЕНЯ!

Девочка остановила руку с чипсами прямо у острых клыков. Голова повернулась к мужскому силуэту, но точное направление взгляда невозможно было опознать. Её глаза залиты бордовым, а еще несколько капель этого цвета обрамляют их вырез. Только отблеск от телевизора можно спутать со зрачком. Чипсы вернулись в пачку и со змеиной грацией, потягиваясь от долгого пролёживания, она подошла впритык к Волху. Их зеркальные носики даже слегка потерлись друг о друга. Она кажется, вот вот поцелует его. Или лизнет. Она начала шевелить губами, но звук продолжал идти из головы.

*Называй меня, пожалуйста, Лиз. Да, когда ты назвал меня мамой, у меня даже что-то ёкнуло. Это так мило, сладкий, но... Меня... Зовут... ЛИЗЗЗЗЗ*
— ЗАЧЕМ ТЫ ТАК ПОСТУПИЛА С ИРИС, КОГДА ОНА БЫЛА МОДЕЛЬЮ? ЗАЧЕМ ТАК ЖЕСТОКО ОБОШЛАСЬ С ТЕМИ БАНДИТАМИ? ЗАЧЕМ ТЫ ДЕЛАЕШЬ ВСЁ, ЧТОБЫ НЕНАВИСТЬ ЛЮДЕЙ К ТЕБЕ ДОСТАВАЛАСЬ ТОЛЬКО НА МОЮ ГОЛОВУ? ЗАЧЕМ ТЫ, БЛЯТЬ, МЕНЯ СОЗДАЛА В СВОЕЙ ГОЛОВЕ, ТУПАЯ ТЫ ЖЕЛЧНАЯ СУКА?!

*МЕНЯ ЗОВУТ ЛИЗ!.. Ах ты храма пьянь! Посмотри, что ты сделал с нашими дивными ногами... Ты нужен только чтобы впитывать последствия моих действий. Мы все тут проявление собственных противоположностей. Ты - моя жалось, а я... противоположность того безинициативного, что сидит в комнате напротив больше 10 лет и что-то строчит, глядя на нас. Что с бандитами? Незачем было пытаться мной управлять и заменяться по среди твоего избиения. Что с девкой? Она, как и другие виновата...*

— В ЧЕМ ЖЕ?
*Ты тупой? Они все виноваты в его боли. В нашей боли! Я одна тут вас защищаю. Не видишь, дибил, что весь мир сопротивляется твоим попыткам? Я говорила тебе давно. Перестань что- либо чувствовать... Растворись в безразличии к ним... К упрёкам... к желчи... тебя все ненавидят...*
Продолжила она убаюкивающе в сторону того... Чье имя похоже на ветер.. Как там... *Зайка... Иди к маме под одеялко... Только я тебя оберегу... Бежать не куда...... Только я тебе не прохожий...............*

*****
Из подъезда выскочил, как с обложки, парень. Ухоженные вьющееся локоны напоминали крону клёна из черного золота и подчеркивали счастливую улыбку. Глоток весеннего солнца так толкал на свершения, но этому помешал золотистый ретривер, который полез ласкаться к пареньку. Поводок держала пожилая пара, но они не были против, что хороший мальчик чешет за ухом подобного ему красавчика.

— Новенький у нас, милок? Я всех тут знаю, приметила бы такого, — с улыбкой спросила доброго лица бабушка в платке.
— Очень уж давно не приезжал, бабуль. А могу ли поинтересоваться, тут сейчас всё также алкаши да шпана ошивается?

Стройный дедушка с гладкой лысиной и в пиджаке в этот момент оторвал взгляд с растущего у подъезда ириса и гордым опытным голосом возразил:
— Нет. Я их сам тут повыпинывал всех. Одному даже бутылкой по голове попал
— Ааааа... Понятно. Красиво тут стало.... Кстати, а как вашего красавца зовут?

И в правду... Как там его... 

Другие работы автора:
+2
180
15:09
Шо это было? Ничего не поняла. Но читала, не отрываясь. Этот красавчик всё выдумал?
Но написано великолепно! thumbsup
Могу позже написать расшифровку, если действительно интересно. Спасибо большое за отзыв.
15:30
+2
Потому мне не нравится давать оценки отрывкам из больших произведений, т.е. без начала и конца, Напоминает анекдот про слепых, которые щупали слона и пытались высказать свое мнение о том, что же он собой представляет crazy
22:44
00:51
+4
ва-а…
Попыталась как добрая начать с «Как он не пытается сбежать от себя», дескать, надо «нИ пытается», но какое уж там…
Даже и не заикаясь про дикие красоты изувечных метафор, врастопырь присобаченных к смыслу, — автор, а с банальной орфографией-то чего ж деётся, а?
Толи какие-то… Чо за Анатолии такие из хитрых мест — одни из мести, другие из слабоумия алкогольного…
Но что окончательно дошибло моё возникшее было по глупой привычке намерение подправить ошибочки — это полёт недопитой драгоценности в ВЕСОК. Причём ровно.
Всё, резко перехотела, noтерь уже как злая devil
22:02
+1
меня убило СЛОВО УБЪ(!)ЁТ
16:23
штоп не гадать, твёрдо там или мягко, трэба применять «замочит» devil
09:02
+4
— Заткнись! Только пожалуйся, ничего не говори! УХОДИ ИЗ МОЕЙ ЖИЗНИ
Простите, Вы действительно хотели написать «ПОЖАЛУЙСЯ», а не «ПОЖАЛУЙСТА»?
Меня не покидает чувство, что это тэст на внимательность читающих… Мол, самому мне лень перечитывать, так вы проверьте…
15:03
+3
Фантазия есть, образность в избытке. А вот простоты не хватает. Простоты в построении предложений, простоты в описании, простоты самих слов. Это не обеднит текст, но сделает его более понятным и динамичным.
Хорошее начало. Первое предложение читала с надеждой на продолжение текста в стиле В.В. Маяковского, но ударилась ..." об голые стены"… и сразу интерес пошёл на ноль. Автор либо слишком ленив, чтобы грамотно писать, либо слишком высокомерен, мол «пипл схавает», а мог бы ...«ноктюрн сыграть
на флейте водосточных труб»…
И вот теперь я, как та обезьяна, мечусь между плюсом и минусом. Поставила бы несколько плюсов, но за державу обидно, такой великий наш язык и так бездарно коверкать. Думаю.
22:00
Не дочитала, увязла, извините. Продираться сквозь неровности слога и ошибки тяжело. А если б не это, то бы… наверное, было очень занимательно. Красивые метафоры и оригинальные сравнения попадаются.
16:00
Синтаксические ошибки в некоторых местах затрудняют чтение. Текст следовало бы внимательней отформатировать. Не ясно для чего используются звездочки в тексте, так даже в личной переписке не стоит делать. Капс в произведениях используется довольно часто, что у Кинга, что у других авторов, но в данном тексте он не нужен. Персонаж не ясен и его действия ни чем не обоснованы. Ругательства в тексте также не добавляют тексту образности.

Можно посоветовать лучше прописывать персонажей. Если с таким описанием возникают затруднения, то лучше вводить действующие лица в текст вместе с предысторией. Пейзажи прописаны плохо даже с учетом того, что действие ведется от лица сумасшедшего. На этом можно было построить цепочку интересных образов. В целом идея оригинальна, но реализация подкачала.
17:51 (отредактировано)
злобно раскрыв веки в цвет ребер.

и застегнув сапоги в цвет губной помады
Как можно злобно раскрыть веки? Боже, я многого не знаю)))
и более здоровая нога прямо дала знать, что пытается пройти через препятствие

А если в следующий раз какая-нить часть тела откажется подчиняться ЦУ? Всё? Хана?
В каждый ноготь вставлено по бритвенному лезвию

Это он просто вчера был на вечеринке в костюме Росомахи. Напился и сейчас не помнит. У меня такая версия.
В одних штанах уверенной хромотой, сдерживая боль и скидывая подарки с пальцев, он рванул к исцарапанной двери.

Уверенной хромотой. Хмммммм. Скидывая подарки с пальцев (так и вижу))) Хммммммм
Это прям какой-то Санта Клаус на утро после ударного Нового года.

Дальше я увидела КАПСЛОК!!!
Почему? Я всего то на сковородке третий раз, а тут опять КАПСЛОК?????
За что? Пошто?

Мои чувства прямо сейчас
Я РЕШИЛ СОПРОТИВЛЯТЬСЯ, СЛЫШИШЬ?! ДАЖЕ ЕСЛИ ЭТО МЕНЯ УБЪЁТ! ПРЯМО СЕЙЧАС Я ВЫЙДУ И НЕ ОСТАНАВЛИВАЯСЬ СБЕГУ С ЭТОЙ ЧЕРТОВОЙ СКОВОРОДКИ!


Подвезите дуэли и я сюда не буду заходить)))))
Загрузка...
Анна Голубенкова №1