Откровения Судного Дня

Автор:
kimmeriec
Откровения Судного Дня
Аннотация:
Глава 7. Кассандра. Второй сон.
Глава 8. Землетрясение в Германии.
Глава 9. Конвой.
Глава 10. Тени из прошлого.
Глава 11. GoodBye America.
Глава 12. Новые потрясения.
Текст:

                       Глава 7. Кассандра. Второй сон.

Катрин сидела в кресле, тупо уставившись в потухший экран телевизора. Потом будто что-то вспомнила.

- Люба, а как с моим статусом дела?

- С каким статусом?

- Ну, я вроде бы в России нелегалка. Так сказать, на птичьих правах.

- А, ты об этом. Иван уже съездил с твоим паспортом в миграционную службу и подал заявление о виде на жительство сроком на один год. А дальше посмотрим.

- И когда он будет готов этот «вид на жительство».

- Учитывая обстоятельства, обещали в течение недели.

-А, ну, ладно.

И снова отключилась. Потом снова зашевелилась.

- Во Франции большие разрушения и жертвы?

Люба погрустнела.

- Тебе правду сказать?

- Конечно.

- Тогда пересаживайся за стол, где ноут лежит. Я тебе наглядно покажу на карте.

Когда девушки уселись за ноутом, Люба вошла в интернет и запросила в гугле карту Франции.

- Ну, смотри. Вот Женевское озеро, рядом с которым находился ЦЕРН. Когда на коллайдере произошел взрыв, и вырвалось «нечто», оно действовало очень избирательно. На юг и восток не пошло, поскольку там Альпы и другие горные места, которые вероятно пришлись этому «нечто» не по вкусу. Поэтому оно двинулось на запад, северо-запад и север. На западе южная граница воды сейчас проходит по линии Женева – Лион - Бордо. Восточная граница, та, что идет на север от Женевы, она почти вертикальна. Потому страны Бенилюкс, находящиеся на север от Женевы, почти полностью разделили участь Франции.

- Когда «нечто» вырвалось в пролив Ламанш,- продолжила Люба, - оно налетело на Британские острова. Дошло до горных массивов Шотландии, развернулось в сторону Ирландии, пообгрызло ее, где могло, и ушло в Атлантику. В общем, Англии и Уэллса тоже нет – утонули.

- Подожди, Люба. Но ведь в Бордо и Лионе наверняка есть аэропорты. Почему туда нельзя улететь, чтобы быть поближе?

- Потому что «нечто» вызвало на юге Франции землетрясение… семибальное. Там все порушено. Ни один аэропорт Франции не работает.

- Можно посмотреть, как сейчас выглядит Франция?

- Ты этого точно хочешь?

- Да, - настойчиво ответила Кати.

- Хорошо. Сейчас стали появляться видео с самолетов-разведчиков НАТО, в основном, взлетевших из Норвегии. Подожди, я найду соответствующий ролик.

Люба вошла в ютуб, поработала поисковиком, нашла нужный ролик, включила и отодвинулась в сторону, чтобы не мешать смотреть Кати. С высоты тысяч пять метров была видна сплошная водная гладь. Ни одного кораблика… ничего. Только океанские волны мерно катились там, где еще совсем недавно была суша.

- Погибших много? – с хрипотцой в голосе спросила Кати.

- Никто не знает. Дело в том, что землетрясения были не только на юге Франции, но и в Германии, Швеции и Норвегии. Землетрясение докатилось даже до Италии и Испании. Так что почти сутки каждый разбирался со своими проблемами. И только через сутки стали совершать полеты над той территорией, что когда-то была Францией и Англией. Тогда-то и узнали о масштабах разрушений. ООН организует срочную помощь пострадавшим районам. Но когда она прибудет неизвестно.

Кати откинулась на спинку стула.

- Но почему над водой ничего не видно. Ведь та же Эйфелева башня имела в высоту больше трехсот метров. А ты говорила, что земля осела всего на 50-100 метров.

- Успокойся, Кати и подумай. Когда земля стала оседать, многие высотные дома, в том числе, и Эйфелева башня, могли начать рассыпаться от самого факта провала земли. Кроме того, воды Атлантики хлынули с огромной скоростью. Потому, что не развалилось само, было сметено океанскими волнами. Так что, если что и было выше ста метров, оно лежит на дне, либо разрушенное, либо опрокинутое волнами.

- И всё равно я не верю, слышишь, Люба, не верю, что нашей Франции уже нет, и никогда не будет, - с этими словами Кати упала на плечо Любы и зарыдала горючими слезами. Люба только  и могла нежно гладить Кати по голове. Слова были не нужны. Да и не услышала бы их Кати, вновь находящаяся на грани нервного срыва. Она, может быть, действительно снова ушла в небытие, если бы не Люба, которая держала ее на грани сознания.

Внезапно Кати вскинулась и в упор посмотрела на Любу. Глаза ее моментально высохли и горели адовым огнем.

- Ты что-то говорила про Германию?

- Ну, да, что на востоке «нечто» прошло почти по западной границе Германии. Прошло на север, утопив страны Бенилюкс.

- Так вот что я тебе скажу. На днях в Германии будет сильнейшее землетрясение. Настолько разрушительное, что живые позавидуют мертвым.

Люба с опаской поглядела на Кати, потом перевела взгляд на Ивана, который только пожал плечами. Кати увидела затруднения подруги.

- Ты не думай, что это бред сумасшедшего. «Нечто» при своем движении разбудило спящий супервулкан, находящийся на территории Германии.

- Откуда на территории Германии супервулкан? Почему мне об этом ничего неизвестно? – уже с волнением в голосе проговорила Люба.

- Дай мне крупную карту Германии, я найду на карте этот супервулкан.

Люба глянула на Ивана. Тот кивнул головой. Взял ноутбук со стола и удалился в другую комнату. А Кати вновь ударилась в плач. Так они и сидели рядом, пока через полчаса не вернулся Иван с картой, по размерам больше похожей на простынь. Он разложил ее на столе и жестом пригласил подойти девушек. Кати посмотрела на эту «простынь» и попросила:

- Иван, можно карту сложить таким образом, чтобы была видна только часть карты? Я просто не смогу отследить по такой большой карте место предполагаемой катастрофы.

Иван понятливо хмыкнул и сложил карту в несколько слоев, оставив сверху самый север Германии. Кати благодарно кивнула, подвинула карту к себе и стала водить над ней поднятыми руками. Но тщательное сканирование карты результатов не дало. По сигналу Кати, Иван развернул карту так, что была видна следующая, более южная часть Германии. Но и здесь результат был тот же – никакого результата. И только на третьей выкладке руки Кати остановились над каким-то местом, близко к границе Германии и Франции… бывшей Франции.

- Вот, - уверенно сказала Кати, - вот это место. Именно здесь будет катастрофа для Германии.

Иван и Люба внимательно присмотрелись к указанному месту.

- Озеро Лаахер-Зее или Лаахское озеро. – Прокомментировала Люба. – Иван, а что интернет говорит об этом озере?

Иван немного помолчал ввода данные в гугл, после чего стал читать:

- «Лахер-Зе (также Лаахское озеро, нем. Laacher See) — бессточное озеро вулканического происхождения на территории коммуны Глес в районе Арвайлер земли Рейнланд-Пфальц (Германия).

Озеро расположено в вулканической кальдере диаметром 2 км (1,2 миль), в 24 км (15 милях) к северо-западу от Кобленца и в 37 км (23 милях) к югу от Бонна, в 8 км (5,0 миль) от города Андернах, расположенного на реке Рейн. Вулкан (маар) Лах находится в горной цепи Айфель».

- Ну, и так далее. Серьезная штуковина. Но почему ты, Кати, считаешь, что этот супервулкан рванет? Вроде бы, там пока тихо.

- Насколько я вижу, то, что вы называете «нечто», вырвавшись на свободу, стало рыскать туда-сюда, в поисках наименее прочных слоев почвы. При этом оно ткнулось в ту самую горную цепь, о которой прочитал Иван. Пройти оно не смогло, но зато смогло разбудить супервулкан, и сейчас он набирает сил, чтобы взорваться.

- Сколько времени до взрыва супервулкана? Хотя бы приблизительно.

- Дня три или четыре. Здесь есть интересный показатель. Перед тем как вулкан взорвется, где-то за сутки, вода из озера уйдет внутрь вулкана. Проще говоря, озеро станет сухим. А ушедшая внутрь земли вода еще больше возбудит вулкан, подтолкнув его к извержению.

- И? Какой ты видишь результат деятельности этого супервулкана?

- В первую очередь – это, конечно, землетрясение. Я не разбираюсь во всяких там баллах, но землетрясение будет разрушительным для Германии. И не только. Даже мы в Подмосковье ощутим толчки этого землетрясения. Но в России его воздействие будет незначительным. А вот в странах, расположенных между Германией и Россией дела обстоят гораздо хуже. Там, конечно, землетрясение будет не такое разрушительное, как в Германии, но и им достанется на полную катушку.

- Так, - вмешалась в разговор Люба, - время для обеда. Так что серьезные разговоры на время прервем.

Кати замерла. Ее глаза были полны слез и ужаса.

- Так вы, что ничего не собираетесь делать с той информацией, в которую я вас посвятила? - с болью в голосе проговорила она.

- А что ты предлагаешь? - спросила Люба.

- Ну, позвонить на телевидение, попытаться объявить на весь мир о предстоящей катастрофе. Предупредить, наконец, жителей той же Германии.

- И как ты себе этот представляешь? Ты же прекрасно должна понять, что в открытый эфир нас не пустят, ибо мы никто и звать нас никак. В крайнем случае, запишут твое выступление. Но совершенно не факт, что его пустят в эфир. На телевидении люди дорожат профессией, и вряд ли пропустят непроверенную информацию, тем более, в прямой эфир.

- Скажу более, - добавил Иван. – Для ученых твоя версия покажется настолько нереальной, что в лучшем случае тебя подвергнут осмеянию, а в худшем, жуткой критике, если не остракизму.

- Так что же делать? – почти вскричала Кати.

- В первую очередь, успокоиться.- сказала Люба. - Это я тебе, Кати. Сейчас пообедаем, ты ляжешь отдыхать, поскольку твои силы на исходе, а мы будем думать. И когда ты проснешься, надеюсь, у нас будет реальный план.

Она подошла к Кати, обняла ее и стала гладить по голове, приговаривая, чтобы та успокоилась, и что они найдут вариант донести ее информацию до жителей стран Европы. Кати положила голову на плечо Любы и всхлипывала, больше от бессилия, но и от отчаяния.

- Так, хватит нюни разводить. Всем обедать.

Иван поклонился легким поклоном и пошел на выход из дома.

- А куда это он? – Удивилась Кати.

- Видишь во дворе флигель?

Кати кивнула.

- Там собралась команда для спасения этого мира. Я потом тебя с ними познакомлю. В команду входят одни ребята. И они, в отличие от нас, слабых девушек, предпочитают мясные блюда. Ну, и Иван тоже. Так что он пообедает с ними. А мы… мы чем Бог послал, - и она жестом пригласила Кати в другую комнату.

Комната оказалась кухней-столовой. Она, как и все в доме, была деревянной, но стильно отделанной.

На столе, стоявшем посреди кухни, уже стояли тарелки и лежали приборы. Кати уселась за стол, а Люба стала хлопотать плиты приговаривая.

- Я специально сочинила энергетически заряженное блюдо, чтобы ты побыстрее набиралась сил. Это блюдо называется вегетарианский плов с овощами. В него входят кроме риса, морковь, лук репчатый, кукуруза консервированная, масло растительное, приправа, соль, перец. Приправы, как ты догадываешься из Индии, так что надеюсь, тебе понравится.

Пока Люба раскладывала по тарелкам плов, Кати заметила на кухонном столе бутылку растительного масла. Она показалась ей знакомой. Чтобы убедиться в догадке, Кати встала и подошла к столу. Действительно название растительного масла «La Tourangelle» было знакомым, потому что было французским.

- Откуда у тебя это масло? – Удивилась Кати.

Люба мельком глянула на бутылку.

- А, это из старых запасов, - махнула она рукой. – Садись за стол, хватит разговорами кормиться.

И девушки принялись за обед. После плова был вишневый компот с круасанами. И здесь Люба угодила Кати, поскольку Кати любила вишневый компот. Ну, а круасаны… это круасаны. Хотя по ним было видно, что они заводские, а не домашние.

Когда девчонки наелись и отвалились на спинки стульев, допивая из чашек компот, Кати спросила:

- Подруга, а что ты там говорила насчет команды по спасению мира?

- Это была шутка. Надеюсь, ты оценила. А вообще, до нас на даче жили мои давнишние друзья. Они из разных стран, а познакомилась я с ними в одном очень закрытом учебном заведении.- Здесь Люба рассмеялась. – Представляешь, им уже по двадцать семь, а до сих пор ветер гуляет в голове. Еще в закрытой школе они создали некое подобие древнего ордена и до сих пор называют себя рыцарями Ордена Креста.

- Если ты с ними училась, то и тебе двадцать семь? – Поинтересовалась Кати.

- Конечно. Мы выглядим старыми для тебя, да? Знаешь, в России есть пословица: Молодость – это недостаток, который быстро проходит. Так что твои двадцать четыре года очень быстро превратятся в двадцать семь. Как говорится, не успеешь оглянуться.

- Но вам-то к этому времени будет уже по тридцать, - резонно возразила Кати.

- А ты знаешь, опять же в России принято считать, что мужчина должен быть старше женщины на три-пять лет. Так что когда я с ними тебя познакомлю, присмотрись, может кто-нибудь и понравится.

- Знаешь, подруга, если честно, мне нравится Иван. Он такой обходительный, и в тоже время в нем явно чувствуется мужская сила. Но…- тут Кати скорбно вздохнула, - наверное, ты уже имеешь на него виды? А мне соперницы не нужны.

Услышав это, Люба громко рассмеялась.

- Можешь быть спокойной. Мы с Иваном только напарники… ну, то есть, друзья. Так что смело клади на него глаз. Вдруг, да ответит.- И Люба искренне улыбнулась.

Когда Иван вернулся с обеда, Люба с самым серьезным лицом стояла у открытой двери в спальню Кати и о чем-то напряженно думала.

- Что не так, подруга? – поинтересовался Иван.

- Ваня, у меня к тебе серьезный разговор.

- Во, как. Что произошло, пока меня не было?

- Ничего особенного. Но у меня тебе просьба. - при этом Иван поднял левую бровь. Чтобы Люба просила должно произойти нечто сверхъестественное. – Приударь за Кати. Нет, нет, я не говорю о романе… так, легкий флирт. Девчонка перенесла жуткий стресс, ее силы на пределе. Я вообще удивляюсь, что она еще держится. Другие уже в доме для умалишенных были бы. А доброе слово и кошке приятно.

- Люба, ну, я не знаю. Твое предложение столь неожиданно, что я, честно говоря, растерялся. Кстати, во флигельке есть ребята и покрасившее меня. Мож кто из них возьмет на себя это дело? – Увидев протестующий жест Любы, Иван добавил, - Нет, я не отказываюсь от предложения. А если вдруг отношения станут серьезными? Представляешь меня с женой из технического мира. Что на это скажет родня?

- Ха, а ты много что от них имеешь? Ты для них, в принципе, отпавший от родового дерева лист. Так что тебе должно быть совершенно безразлично мнение твоей родни. Разве нет?

- Все так. И все же набиваться в любовники…

- Вот все вы мужики одинаковые. Все можете опошлить. Ну, кто говорит о любовниках, а? Представь сейчас положение Кати. Она потеряла всё: семью, квартиру, работу, родину, наконец.

- Ну, Франции немного-то осталось, - попытался противиться Иван. Но Люба добила.

- Ты мне поможешь или нет? – жестким тоном спросила она.

Иван колебался считанные секунды. Если Люба перешла на такой тон, значит, дела совсем труба. Потому он просто кивнул, соглашаясь.

- Вот и прекрасно. А теперь пойдем к команде. Я за эти дни их почти и не видела. А в свете новых сведений, их помощь потребуется обязательно.

Они вышли из дома, и пошли к флигелю. А в постели тихо рыдала Кати. Громкие голоса разбудили ее неглубокий сон, и она стала свидетелем разговора Ивана и Любы. Она много не поняла их этого разговора, потому что разговаривали они на русском языке, который Кати знала слабо. Но слова о потере семьи и родины поняла. И ей стало себя так жалко, что она едва дождалась, когда Иван и Люба ушли, уткнулась лицом в подушку и плакала, тихо подвывая.

В комнате флигеля собрались все, кто входил в Орден Креста. За большим столом сидели: слева разведчики - Варг Готье , орк, Робур Гата, гоблин, Илфинор Хейлиг, эльф; справа боевики - Айрел Тейлор, Эрвин Грин, Даст Вард. Боевиков условно можно было считать людьми, за исключением того, что Эрвин и Даст были оборотнями, а Айрел – артаном, умеющим формировать боевой кокон. По внешнему виду же они ничем не отличались от людей. Но для начала Люба обратилась ко всем присутствующим.

- Привет, мальчики. Хватит вам сидеть на даче, как сычам в дупле. Вас ждут великие дела на благо Ордена.

- Да, Иван уже рассказал о ваших разговорах.- Отреагировал Айрел.

- Ну, и что вы обо всем этом думаете?

- Знаешь, эээ, Люба, - вмешался в разговор Варг. – У нас ложилось общее мнение, что эти придурки из лаборатории выпустили кого-то из мира демонов, может быть, даже демона.

- Ты прав, Варг. Я тоже так думаю. Надеюсь, вы понимаете, что вашей первоочередной задачей является нахождение, а потом изгнание демона из этого мира обратно в его мир. Причем, желательно, чтобы он поменьше натворил неприятностей в этом мире. Какие будут предложения?

Все молчали, задумавшись. Поняв, что ответа не дождется, Люба решила взбодрить ребят.

- Я вас не узнаю. Вы что ли решили сдаться, еще не приступив к работе?

- Да причем здесь это? – поморщился Айрел. – Вот скажи, ты почувствовала, когда это чудище вырвалось в этот мир?

Люба задумалась.

- Пожалуй, нет.

- Воот. А в магических мирах это почувствовали бы все маги. Причем одномоментно. Почему такое произошло здесь, в техническом мире, мы не понимаем. Вот и пытаемся разобраться. Если речь идет о демоне, то осилить его будет очень сложно. А мы до сих пор не знаем, где оно исчезло, и какие у него планы. Как можно действовать против противника, который неведом ни по силе, ни по поведению?

- И что надумали?

- Вариантов, в общем-то, немного, - начал Айрел, и покосился на Варга. Тот намек понял и продолжил: - Глайдер спрятан в этом лесу. Нас трое разведчиков. Будем вылетать по одному на глайдере и патрулировать различные районы мира круглосуточно. Меняться будем каждые сутки. В случае обнаружения объекта, подтянутся остальные.

Люба поморщилась.

- Опять местные начнут голосить об НЛО. Набежит куча всяких любопытных, могут помешать.

- А режим невидимости на что? – вмешался в разговор Робур Гата. - Взлетать будем тихо и в режиме невидимости. И только над океаном будем развивать максимальную скорость. А там, что НЛО, что еще что-нибудь подобное, никому не интересно.

- Ладно, как рабочий вариант принимается. Вы еще его обработайте со всех сторон, чтобы проколов не было…

- …Обижаешь…- Возмутились ребята.

- И в мыслях не было. Просто вы уже заметили, что этот технический мир имеет особенности и неожиданности, к которым нужно быть готовым.

- Ааа, ты об этом, - Сказал Варг.

- Например, возьмем всю группу разведчиков, любому человеку сразу станет понятно, что вы не из мира сего.

- Это почему же? – Обиделся Варг.

- А ты видел людей с клыками, выступающими из нижней челюсти, как у тебя?

- А мой рост тебя не удивляет?

- Рост, конечно, отменный, но на Земле встречаются люди твоего роста. Так что твой рост примечателен, но и только. А возьмите ваши уши, что твои, что Роба, что Ила. Ну, нет на Земле подобной формы ушей.

- Предлагаю уши обрезать и привести в соответствие с местной модой, - Захохотал Айрел.

- Зачем же так круто и болезненно? Я сейчас наведу на ваши лица и другие части тела, отличные от человеческих, иллюзию, а уж вы потом сами ее поддерживайте. Как вам такое предложение?

Предложение было разумным, потому возражений не поступило. И Люба занялась наведением иллюзий на лица нелюдей. Попутно шел разговор об информации, что сообщила Кати. Сошлись на мнении, что без магии распространить ее никак нельзя. Разговор затянулся надолго. На улице уже стемнело, но расходиться никто не думал. И в это время раздался стук в дверь. Все сразу насторожились, а Люба сказала.

- Надо же, девчонка проснулась и пошла нас искать. Заболталась я тут, совсем про нее забыла. И вот еще что. Некоторые ваши имена я буду менять, чтобы они походили на земные. Запомните новые имена. Будете их употреблять пока мы на Земле. Понятно?

Общий кивок был согласием.

                                    Глава 8. Землетрясение в Германии.

Дверь во флигель открылась и на пороге появилась Кати. Яркий свет смутил ее и она, ослепшая, остановилась в дверях. Этот же яркий свет показал, что Кати настоящая француженка. Хотя припухлости от слез под глазами еще были видны, но старательно нанесенный макияж тщательно скрывал все недостатки лица. А ее смущение было и вовсе очаровательно. Более того, когда Кати привыкла к свету, она обнаружила дом, полный мужчин, причем, незнакомых мужчин, что вогнало ее, чуть ли в ступор. Потому она топталась на пороге, не зная, что делать. Люба поспешила ей на помощь. Она подошла к Кати, обняла за плечи и подвела к столу, за которым сидели остальные члены команды.

- Ребята, познакомьтесь с нашей очаровательной гостьей. Ее зовут Катрин Денёв, прошу любить и жаловать.

После этого она стала представлять сидящих парней.

- Кати, познакомься с ребятами. Справа от тебя сидит Андре (она указала на Айрела). За ним сидит Эдуард (Эдвин) , третьим сидит Дэвид (Даст). Они все трое – канадцы. Слева сидит Вадим (Варг), Роберт (Робур) и Илья (Илфинор). Они русские. Но все понимают по-французски, по-английски и по-русски. Так что не думаю, что могут возникнуть проблемы в общении.

Когда Люба называла имена парней, они вставали, делали легкий поклон и садились на место. После знакомства наступила пауза. Ребята внимательно смотрели на Кати, заставляя ее съеживаться под их взглядами, что не придавало уверенности. И снова выручила Люба.

- Кати, у тебя что-то случилось?

- Нет, нет, ничего не случилось.- Заторопилась с ответом Кати. – Просто я проснулась, а в доме никого нет. Выглянула в окошко, а там окно во флигеле светится. Вот я и пошла к людям, потому что одной быть тошно.

- Понятно. Ребята, Кати является воплощением древней провидицы Кассандры, которая напророчила падение Трои.

Увидев, что некоторые из ребят округлили глаза от такой вести, Люба продолжила,

- Если есть забывчивые, зайдите в интернет и вспомните, кто такая Кассандра! - При этом слово «вспомните» она сказала с нажимом.

Возникла напряженная тишина. Чтобы ее как-то развеять, Кати обратилась к Любе.

- Я, кажется, нашла, что нам делать с тем знанием, что я выдала по Германии.

- Ну-ну, - Заинтересованно произнесла Люба. А ребята заметно напряглись.

- Нужна кинокамера. Я выступлю и сообщу все то, что вам рассказывала, и про озеро, и про супервулкан. И про то, что своеобразным маркером для пробуждения супервулкана будет осушение озера. А потом мы разошлем мое выступление во все мыслимые телецентры и поместим в интернете. Как тебе идея?

Люба задумалась на какое-то время, потом подняла глаза на Кати.

- Замечательная идея. Иван, к утру добудь хорошую кинокамеру и всё, что нужно для озвучки. – Иван понятливо кивнул.- С утра и займемся созданием фильма с твоим сообщением. А после смонтируем и разошлем по всем возможным адресам.

Кати поняла, что она в компании лишняя.

- Так я пойду?

- Иди, девочка. Я сейчас немного пошепчусь с ребятами и тебя догоню. - Люба погладила Кати по спине и слегка подтолкнула к двери.

Едва за Кати дверь закрылась, она повернулась к ребятам.

- Предложенного Кати мало. Иван ты займешься… вместе с боевиками, - Она кивнула на Андрэ и его команду,- переключением на себя всех возможных каналов спутникового телевидения, вещающего на Европу. А ты, Вадим, на глайдере зависнешь над Германией, и переключишь на себя все местные и кабельные каналы телевидения, а также сотовых операторов.

- Люба, одного глайдера может не хватить.

- У нас с этим проблемы?

- Да нет. Сейчас отправлю Роберта и Илью еще за парочкой. Глядишь, к утру, они будут здесь.

- Ну, вот и прекрасно. За работу парни. Нужно спасать людей.

С этими словами Люба встала и поспешила за Кати.

***

Утреннее выступление Кати было оформлено на высшем уровне. Иван таки достал профессиональную камеру и все, что нужно было для озвучки. На стене комнаты натянули белую простыню, Кати села на стул напротив камеры и по команде «Начали», стала излагать сообщение о землетрясении в Германии и соседних странах, а также о супервулкане и, конечно, об озере Лаахер Зэе, которое скрывает жерло супервулкана. Закончила свое выступление Кати словами:

- Вы, конечно, не поверите моим словам, ни ученые, ни жители. Уж слишком невероятным представляется сказанное мною. Но я приглашаю представителей прессы в означенный час быть на берегу озера Лаахер Зэе и лично зафиксировать осушение озера.

Иван выключил камеру и ушел монтировать выступление Кати. Люба же улыбнулась и сказала:

- Ты молодец, хорошо держалась.

- Люба, а когда это сообщение появится в интернете?

- Думаю, не только в интернете, но и на телевидении. Да что там телевидение. Из каждого утюга будет раздаваться твое сообщение, если и не видео, то его речевая часть. Так что подождем до обеда… и будем посмотреть, как у мальчиков получилось с передачей твоего сообщения.

Для Кати оставшееся до обеда время тянулось невероятно долго, несмотря на то, что Люба всячески старалась ее развлечь. Даже вывела на короткую прогулку по ближнему к дому лесу, как она сказала, для профилактики и оздоровления. Но и по Любе было видно, что она нервничает, но держит себя в руках.

- А она молодец, - отметила про себя Кати.- Ведь нервничает, но ничем свое волнение не выдает. Это придало и ей сил. Она даже попыталась ободрить Любу, точнее, отвлечь ее от дум.

- А где все ребята? Почему я никого не вижу? – удивилась она.

- Ай, - отмахнулась Люба, - все разбежались по насущным делам.

Какие это были дела, для Кати осталось тайной за семью печатями, но она не сильно настаивала на ее раскрытии. Разбежались, значит, так нужно. Но вот, как будто по какому-то знаку, Люба повела Кати в дом и усадила рядом с собой у телевизора, который включила пультом.

Судя по увиденному, Кати поняла, что на экране передача канала о животных. Вероятно, спутникового канала. Она сильно этому удивилась, ведь есть новостные каналы, но, взглянув на Любу, которая со спокойным лицом наблюдала за брачными играми каких-то обезьян, решила промолчать. Люба, вероятно, знает, что делает. И точно, минут через пять передача прервалась, и на экране какая-то девушка, Кати совершенно незнакомая, стала говорить тот текст, который надиктовывала Кати утром. При этом девушка была весьма экспрессивна, к месту и не к месту размахивала руками, постоянно повышая градус эмоциональности. Последние же слова, про озеро, она буквально прокричала, глядя прямо в экран телевизора.

Кати была в шоке, она не понимала, что происходит. Кто эта девица, говорящая ее текст? О чем не преминула с возмущением сообщить Любе. На что последняя отреагировала весьма спокойно.

- Это ты и есть. Мы всего лишь слегка изменили твой образ. Ну, и немного добавили эмоций.

- Но зачем? Зачем такие сложности?

Люба взглянула на Кати, и от нее повеяло таким холодом, будто в дом ворвался холодный ветер января.

- А ты что славы захотела? Чтобы на всех углах кричали тебе осанну? Так этого не будет. А будет строго наоборот. Когда случится та катастрофа, о которой ты вещала, многие захотят порвать тебя на тысячу кусочков.

Кати была ошеломлена.

- Но почему? Я же сделала доброе дело, предупредила людей об опасности, и тем спасла их жизни.

- Это тебе так кажется. А в человеческой среде найдутся те, кто скажет, что ты не напророчила, в смысле, предсказала, будущее несчастье, а сама его создала. Отсюда недалеко до вывода, ты колдунья, которая работает на Князя мира сего. И самое лучшее, что тебе грозит – этот сожжение на костре, как это было во времена Инквизиции.

Слова Любы падали на голову Кати, будто огромные валуны, вдавливая ее в кресло все глубже и глубже. Уже оттуда она пропищала.

- Но я же хотела спасти людей.

- И ты их спасешь. Если не всех, то многих. Но для этого совершенно не обязательно строить из себя героя. Гораздо лучше будет, если ты свое дело будешь делать тихо и незаметно. Повторяю для тебя еще раз – ты Дева Судного Дня, дня, когда весь мир ждут большие потрясения. Это твоя судьба, твой рок, если можно сказать. Но чтобы выжить тебе самой в этом мире, нужно, чтобы ты сама была на периферии событий, о которых пророчишь. Иначе затопчут, распнут, сожгут на костре, наконец. Народ не любит пророков. И я не хочу, чтобы тебя постигла судьба тех, кто был до тебя.

Наступила гробовая тишина. Наконец, Кати нашла силы спросить.

- Ребята, вероятно, обеспечивают это, - она кивнула на экран телевизора, где мнимая Кати повторяла свою речь на всех известных в Европе языках.

- Твоя проницательность не знает предела, - усмехнулась Люба.- Да, они все в делах, способствуя тому, чтобы твои слова дошли до каждого жителя Европы, в каком бы ее уголке он не находился.

Но Кати еще не сдалась.

- Люба, но почему в качестве образа вы выбрали эту растрепанную некрашеную лахудру? Пусть будет не мое лицо, но хотя бы посимпатиченее выбрали бы кого-то. А то мне стыдно, что люди будут представлять такой вот, - она кивнула на экран.

Зрачки Любы сверкнули недобрым светом. Но потом взгляд смягчился.

- Нам сильно повезло, что мы нашли этот образ в интернете. Кто-то наверняка видел его, а потому сможет связать образ с именем Кассандра. А нам это и надо. В том смысле, чтобы люди поняли, что ты не просто непонятно кто, а именно Кассандра, древняя пророчица, которая никогда не ошибалась в своих пророчествах. Это будет и намек на то, что отказ верить в твои пророчества приведет к катастрофе . Как это было в стародавние времена.

Немного помолчав, Люба продолжила.

- К тому же представь себе, какой начнется ажиотаж в мире, когда твое пророчество сбудется. Тебя будут искать разведки всех государств, мечтая заполучить в свои руки.

Сверкнув глазами, Люба спросила.

- Ты хочешь провести остаток жизни в каком-нибудь подвале какой-нибудь разведки мира, где тебя будут допрашивать день и ночь, день и ночь?

Кати поежилась от описанной перспективы. В подвале сидеть не хотелось.

- Но почему ты считаешь, что будет именно так?

- Потому что есть золотое правило, кто владеет информацией, тот владеет миром. Приведу пример. Представь, ты прогнозируешь землетрясение в одной из стран мира. У этой страны есть враги (а у кого их нет?). И вот разведка недружественной страны получает твою информацию. Дальше дело техники. Под благовидным предлогом организуются сборы или учения на границе с той страной, где будет землетрясение. И как только оно закончилось, недружественная страна, пользуясь хаосом и неразберихой, вводит свои войска и спокойно оккупирует эту страну. Причем, может быть, выдвинут благопристойный тезис, оправдывающий вторжение – гуманитарная помощь пострадавшим.

- Неужели такое возможно?

- Вполне. Потому мы и печемся о тебе, и стараемся держать подальше от внешнего мира. Ибо это очень опасно… в первую очередь для тебя.

Кати надолго задумалась, а Люба, выключив телевизор, задремала в кресле.

***

В день, озвученный Кати, на берегу озера Лаахар Зэе собрались сотни журналистов и телеоператоров, пожалуй, всех известных и малоизвестных органов СМИ. Еще больше была толпа местных и приезжих жителей Германии, которые вышли на берег озера посмотреть на обещанное диво дивное.

- Поверили! – булькало внутри Кати, которая смотрела это зрелище. Но когда камера наехала поближе и стали слышны разговоры присутствующих, Кати поняла, что не поверили. Не было ни одного человека, который высказывался в пользу пророчества Кати. Зато злых шуток по поводу этих сумасшедших предсказателей, из-за которых журналисты должны быть за три девять земель от дома, лишь бы развенчать очередной миф, было предостаточно. И это были самые ласковые слова в ее адрес.

Кати насупилась, внутреннее ликование сменилось досадой на бестолочей. Тем не менее, она продолжала смотреть передачу, наблюдая веселящихся людей, которые приехали вроде бы как отдохнуть и расслабиться.

Так было с полчаса. Вдруг что-то изменилось. Что, сразу Кати не поняла, но поведение людей стало иным. Все взоры были устремлены на середину озера. А там… там появился водоворот, который превращался в огромную воронку. Вода с гулом начала свой последний танец, устремляясь внутрь воронки. Уровень озера стал резко падать. Не прошло и получаса, как вместо озера, пусть и небольшого, пусть и не очень глубокого, осталась лишь влажная почва, лишенная воды.

Люди на берегу замерли. А потом началось неожиданное. Народ стал разбегаться, паника нарастала с каждой минутой. Уже никому были не интересны брошенные софиты и другая мелочь. Люди устремились к автомобилям, припаркованным неподалеку от озера. Причем действия присутствующих были настолько хаотичными, что они умудрились на выезде на главную дорогу устроить пробку, в которой застряло несколько десятков машин. Через час все было кончено – народ, будто ветром сдуло с берега озера Лаахар Зэе. Впрочем, об озере сейчас можно было говорить лишь в прошедшем времени. От него осталась лишь котловина, затянутая илом.

Но что удивило Кати, так этот то, что передача с озера не прекращалась. Как будто кто-то невидимый не испугался грозного предзнаменования, и продолжал снимать. А дальше было еще интереснее. Точка съемки сменилась. Создавалось впечатление, что оператор находится на каком-то воздушном судне, вероятно, вертолете. Потому что теперь невидимый оператор снимал озеро сверху, и всем видящим это открылся заиленное, но до сих пор величественное жерло супервулкана.

Внезапно точка съемки изменилась. С высоты нескольких километров было хорошо видно, что в Германии началась паника. Сотни, если не тысячи автомобилей, ринулись подальше от жерла супервулкана. На дорогах тут же возникли многокилометровые пробки. Когда оператор спустился чуть ниже, стало понятно, что основных путей эвакуации три. Первый и основной путь пролегал на восток к сторону Польши и других восточно-европейских стран. Другой поток, пожиже, но тоже многочисленный, пошел на юг в сторону Австрии, Италии и юга Франции, по той ее части, что осталась цела в общем направлении на Испанию. Третий поток устремился на север. Вероятно, эти люди спешили попасть в скандинавские страны, потому что этот поток направлялся, в основном к морским портам в общем направлении на Киль и Бремен.

Кати так увлеклась зрелищем по телевизору, что не заметила, как в комнату вошла Люба. Та постояла сзади кресла, на котором сидела Кати, потом села в кресло рядом.

- Ну, как тебе работа мальчиков?

- Мальчиков? – Непонятливо спросила Кати. Ее глаза расширились, потом сузились.- Ты хочешь сказать, что эти съемки ведут наши ребята?

- Именно это я и хочу сказать.

- Но как? У них, разве есть вертолеты? Да и как они смогли так быстро оказаться в районе озера? Ведь еще утром они были здесь. Я хорошо помню, что видела Андрэ. И он, похоже, никуда не собирался. По крайней мере, я этого не заметила. А ведь это озеро находится на юго-востоке Германии. Туда и на истребителе лететь и лететь.

- И, тем не менее, всё, что ты видишь это работа Андрэ и его команды.

В мозги Кати подобное несоответствие во времени не помещалось. Потому она решила махнуть на подобную нестыковку рукой и перейти к более важной для девушки проблеме.

- А этот Андрэ, он откуда родом? Имя у него французское, но явно не француз.

- Француз. Его предки сбежали в Канаду от вашей революции, да так там и остались. Живут то ли в самой Оттаве, то ли в пригороде. Что, скорее всего, потому что тамошние дворяне не любят шумные места.

- Так он дворянин?

- В нескольких поколениях и очень этим гордится.

- Вот почему он не похож на исконного француза.

- Ну, наверное. – Люба не стала углубляться вглубь вопроса.

Но Кати проявила настойчивость.

- А остальные члены команды, они – дворяне?

- В то закрытое учебное заведение, где я училась, принимались преимущественно дворяне. Были, конечно, исключения. Но редко и… - Люба не стала продолжать.

Но Кати не заметила заминки.

- Так что и ты дворянка?

- Графиня Аванкальтская, если тебе это интересно,- ответила Люба и погрустнела.

Изменение настроения не осталось незамеченным.

- Скучаешь по дому? – Участливо спросила Кати.

- Если можно так сказать, - сухо ответила Люба.

В этот момент съемки с воздуха прекратились, и на экране телевизора появился канцлер Германии. Он сообщил, что был срочно созван кабинет министров, где решили ввести по всей стране чрезвычайное положение. Власть в стране переходит к нему, как Верховному Главнокомандующему. И он принял решение поднять по тревоге армию и передать ей полномочия  по контролю всех значимых объектов страны. Действие полиции направлены на недопущение грабежей и мародерства, а также поимку банд, которые этим занимаются. При этом картинка сместилась и на экране пошли кадры, на которых многочисленные группы молодежи, громят витрины магазинов и выносят оттуда награбленное. Диктор за экраном сообщил, что банды пытались ворваться в отделения банков страны, но вовремя подоспевшие подразделения армии отбили все атаки. Также своим указом канцлер ввел призыв в армию и вновь создаваемую национальную гвардию, которая вместе с полицией будет осуществлять слежение за порядком в стране.

Под вечер пришло сообщение, что всполошилась и в ООН. В связи с событиями в Европе, Совет Безопасности провел несколько экстренных совещаний. Управлению Верховного комиссара Организации Объединённых Наций по делам беженцев (УВКБ) было поручено организовать лагеря для беженцев на юге и востоке Европы. Благо, что УВКБ находилось в Женеве. На счета УВКБ передавались значительные средства для организации гуманитарных конвоев во вновь созданные лагеря беженцев.

Вечерело. Люба встала с кресла, чтобы включить свет. В это время в дом вошел Иван и сообщил, что все прибыли, происшествий нет. Люба пожелала ему приятного аппетита, потому что уже было время ужина. И утащила Кати в столовую-кухню на вечернюю трапезу.

***

Несколько дней до "дня Х" Кати пыталась выспросить у Любы побольше сведений о ребятах. Еще ее сильно интересовало, как они могут так быстро перемещаться в пространстве. Но Люба либо отмалчивалась, либо говорила ни о чем. Кати, поняв, что она не хочет развивать поднятые Кати темы, успокоилась и затаилась, решив, что время покажет.

Но вот  наступил "день Х". Супервулкан не подвел Кати. В точно означенное ей время, он выбросил вверх тучу пыли и камней. В это же время земля содрогнулась, а сейсмостанции зафиксировали землетрясение силой до семи баллов по шкале Рихтера.

Из картинки на экране телевизора было видно, что во многих городах стали рушиться здания, кое-где были нарушены дамбы на реках, и, вода хлынула через разрушения, затапливая близлежащие окрестности. Разрушения были значительные, но не смертельные для существования Германии, как государства. За первым толчком последовало несколько повторных толчков (афтершоков) гораздо меньшей мощности. И, казалось, что супервулкан на этом затих. Но уже через час вся Европа содрогнулась от мощнейшего землетрясения. Многие сейсмостанции зафиксировали землетрясение более девяти баллов, после чего прекратили свое существование. И было понятно почему. На земле творился ад. Во многих местах вспучивалась земля. Там и сям образовывались глубокие трещины в земле из которых стали вырываться языки пламени. Начались пожары как в городах, так и в сельской местности. По дорогам проехать было невозможно, поскольку они покрылись трещинами, в которые упали несколько машин. На железных дорогах было еще хуже. Рельсы вздувались и изгибались. Во многих местах просто торчали вверх. Железнодорожное сообщение прекратилось. Взлетно-посадочные полосы всех аэропортов Германии стали непригодны для взлета и посадки не то что самолетов, но даже вертолетов.

В городах и селах дома превращались в руины. И вскоре вся Германия представляла одну руину, в которой жить было совершенно невозможно. Вдобавок стали взрываться как газовые, так и нефтяные магистрали. Повсеместно начались пожары, которые тушить было некому. Да и сделать это было невозможно, поскольку подъездные пути отсутствовали или были настолько повреждены, что пользоваться ими не представляло возможности.

В далеком Подмосковье две девушки с ужасом в глазах смотрели на катастрофу, которая происходила на земле. Слов не было, как не было и слез, поскольку слезы высохли вместе с водами озера Лаахер Зэе.

                                                   Глава 9. Конвой.

Люба и Иван ругались. Крепко ругались. И это притом, что раньше, если и были претензии друг к другу, они разрешались легко и с юмором. Но сейчас, все было по-взрослому. Они ругались. Интуитивно Люба чувствовала, что этот разговор с Иваном будет непростым. Поэтому она дождалась, пока большая часть команды отбудет на задания, накормила Кати рисом с гречневыми котлетами, усадила ее у телевизора и сунув ей в руки пульт, ушла во флигель, где был Иван. Эта предосторожность Любы имела основание – разговор с Иваном предполагался о Кати. В принципе, Кати ничего не должна была подозревать, ибо с момента начала извержения супервулкана, она каждую свободную минуту старалась провести у телевизора, слушая вести. Благо канал Евроньюс работал, несмотря на катаклизм, так что Кати было чем заняться.

Здесь нужны небольшие пояснения. С момента разрушительного землетрясения в Германии прошел месяц. Супервулкан, который две недели выбрасывал в окружающее пространство тучи пыли, поутих и только время от времени выбрасывал высоко вверх камни и газы, которые долетали до верхних слоев атмосферы, создавая непроницаемые для солнечных лучей облака. Но на земле жить стало полегче. Постепенно рассеялась и осела на земле пыль. Люди сняли противогазы, в которых находились практически круглосуточно.

Землетрясение, так или иначе, отразилось на всех странах Европы. Помимо Германии серьезно пострадали близлежащие страны: Австрия, Чехия, Словакия. Остальным, расположенным восточнее и южнее от Германии тоже досталось, но здесь разрушения были незначительными. Так что именно в этих странах остановились беженцы из пострадавших стран, в основном, из Германии.

Оперативно сработал штаб Верховного Комиссара ООН по беженцам. Были организованы гуманитарные конвои, которые имели три направления.

Первое начиналось на юге Испании, куда приходили контейнеровозы со всего мира с продовольствием и иными нужными бытовыми вещами для обустройства беженцев. Далее контейнеры перегружались на грузовики, из которых создавались конвои, двигающиеся по территории Испании и юга Франции. По пути они разгружались в определенных местах, где их уже ждали грузовики меньшей грузоподъемности, чтобы развести доставленный груз до тех или иных вновь образованных городков для беженцев. Нужно сказать, что на призыв о помощи откликнулись практически все страны мира, так что недостатка в гумпомощи не было. А еще приехавшие с гумпомощью латиноамериканцы, посмотрев на создаваемые для беженцев городки, назвали их фавелами, что означает трущобы. И нужно сказать, что они были недалеки от истины.

Второе направление начиналось в Италии, где в портах также разгружали контейнеровозы, создавались конвои гумпомощи, двигающиеся на север в сторону южной Германии и Австрии.

Третье направление начиналось в портах придунайских стран, куда приходили суда с гумпомощью. Здесь создавались гумконвои, которые двигались по фавелам вдоль границы Европейского союза и России вплоть до Балтики.

Неожиданно возник вопрос о количестве беженцев, потому что разные источники давали разные сведения. Так как вопрос был серьезным, Управление по беженцам решило провести своеобразную перепись беженцев в разных районах Европы. И вот тут-то возникло первое недоразумение. Беженцы упорно не хотели быть посчитанными, что было понятно. Ведь в этом случае они могли называть любое количество беженцев, а, значит, рассчитывать на дополнительную гумпомощь. Особенно упорствовали живущие на юге Франции и севере Италии, где скопились, в основном, беженцы-мусудьмане. Они весьма негативно относились к комиссарам ООН. Были даже угрозы в их адрес.

Ребята из команды Любы, как могли, помогали безопасному прохождению гумконвоев. Каждый такой конвой сопровождал глайдер с одним из боевиков. Вперед высылалась так называемая «зузука», дрон, который излучал вокруг себя вибрации страхи и ужаса. Потому желающие поживиться за счет конвоев (несмотря на внушительную охрану) разбегались в разные стороны.

Но вопрос о переписи населения пока был невыполним в виду явного бойкота со стороны руководителей фавел. Особенно напряженной была ситуация в мусульманских фавелах, которые неофициально назвали Южно-европейским халифатом. И именно туда должен был направиться Иван, чтобы попытаться выполнить перепись населения, несмотря на противодействие со стороны жителей халифата. Миссия была трудной и опасной. Потому Иван сильно удивился, когда Люба предложила Ивану взять с собой Кати в качестве сопровождающей.

- Люба, ты с ума сошла. Ты даже не представляешь, насколько опасно это путешествие. Тут бы себя суметь защитить. А ты еще навешиваешь на меня заботу о Кати. Вот скажи, какую пользу она принесет?

- Ты черствый чурбан. А еще сексист, которому доставляет удовольствие унижать женщин.

Иван задохнулся от возмущения. Он не знал, что такое «сексист», но подозревал, что это что-то нехорошее. А ярости стиснув зубы, чтобы не сказать лишнего, Иван процедил.

- Когда ты прибежала ко мне с известием, что твоему миру грозит разрушение и просила помочь, я, не раздумывая, бросился вслед за тобой. То же сделали все ребята из Ордена Креста (Примечание. Все герои из серии о ШБМ). Даже фея пришла тебе на помощь, и в образе матушки Анни, который год держит портал в Гималаях под видом приюта для конфликтных девочек. Никто не отказал тебе. И после этого ты бросаешь мне такие упреки? К тому же я ведь не отказываюсь от миссии в халифат. Наоборот, я к ней серьезно готовлюсь. Но ты пойми, там почти военное положение, запросто может начаться война из-за ресурсов. И везти туда девушку, напрочь лишенную минимальной военной подготовки… ну, не знаю, что ты задумала, но я против.

Возникла звенящая тишина. Воздух буквально искрился от эмоций. Люба пару раз глубоко вздохнула, остывая.

- И, тем не менее, ты возьмешь ее с собой. И это не просто женская прихоть. Это необходимость. Девочке в обязательном порядке нужно самой увидеть, во что превратилась Европа за последнее время. Ведь, судя по Кати, она до сих пор не верит в новые возникшие реальности. В результате, провидческий дар ею блокируется. А ты сам знаешь, что дар этот уникален уже тем, что прорывается, несмотря на сопротивление среды. Ты вот ничего не ощущаешь, ведь так?

Иван автоматически кивнул.

- Я что-то ощущаю, но не могу понять, что. А Кати может и увидеть, и понять. Но ее нужно периодически встряхивать, чтобы ее дар работал в постоянном режиме.

- Ну, ничего себе ты ей встрясочку придумала – поездку в халифат. Тут не всякий мужчина переживет такое. А ты девчонку суешь в этот ад. Ты в своем уме?

- Успокойся, мой ум в порядке. Но что-то мне подсказывает, что именно такая встряска нужна Кати, чтобы ее дар включился мощно и надолго. Впереди много дел. И она нам нужна в качестве стрелки компаса, которая будет указывать опасные направления.

Люба остановилась на секунду, потом продолжила.

- Кстати, я согласовала эту идею с матушкой Анни.

У Ивана от изумления расширились глаза. Потом он махнул рукой.

-Лишний раз убеждаюсь, что все женщины малахольные.

- О, ты не зря проводишь время на Земле, - Съязвила Люба.- Значительно расширил словарный запас.

- Проку-то? - И стал собирать вещи в поездку.

На том разговор закончился, и Люба пошла в дом, чтобы поговорить с Кати.

Узнав о поездке Кати, была вне себя от счастья. Месячное пребывание на даче уже изрядно поднадоело. К тому же невероятно тянуло домой. Поэтому, когда Кати узнала, что они поедут по югу Франции она была на седьмом небе. Радости добавлял и тот факт, что она поедет с Иваном. Этот молчаливый юноша, который часто сопровождал ее в прогулках по близлежащему лесу Кати, в определенном смысле нравился. Было в нем что-то от древних воинов, надежных и верных. Так что Кати бросилась собирать свой походный рюкзак. Но Люба остановила ее. Она сходила в другую комнату и прикатила оттуда небольшой чемодан на колесиках. Это был еще один повод для радости. Все-таки она предстанет перед жителями юга Франции элегантной девушкой. Потому Кати много внимания уделила макияжу, благо, что благодаря все той же Любе, в косметике недостатка не было.

Люба же и отвезла их в Шереметьево, опять же очень удачно, почти к самому рейсу. Летели в Барселону. Как объяснил Иван, в Барселоне сохранились и аэропорт, и морской порт. Так что многие контейнеровозы идут именно в Барселону.

В Барселоне их уже ждали. Едва Иван и Кати вышли из здания аэровокзала, очень красивого, особенно внутри Их уже ждали. К ним подъехал гелендваген

За рулем сидел черноволосый парень, в котором узнавался южанин. Он выскочил из машины, быстро погрузил багаж в багажник и пригласил прибывших в машину. Кати и Иван сели на заднее сиденье. Когда в машину сел водитель он сообщил на французском языке, что везет их в морской порт. Что запомнилось Кати в Барселоне, так это отсутствие пробок. Конечно, после известных событий ситуация в Испании была аховой. Там и тут встречались разрушенные дома, которые никто не восстанавливал. Но то, что машин стало намного меньше Кати удивило. Она спросила о причинах водителя, но тот только буркнул что-то себе под нос, явно не настроенный к разговору. Кати настаивать не стала.

Перед самым портом водитель остановил машину, оглянулся на Ивана, молча кивнул и вышел из машины.

- Что это значит? – Переполошилась Кати.

- А это значит, что дальше я сам поведу машину, - ответил Иван, пересаживаясь на водительское место.

В порту они быстро нашли контейнеровоз, стоящий под разгрузкой. Здесь же стояли длинновозы с пустыми платформами, на которые сгружались контейнеры. Иван попросил Кати посидеть в машине, а сам пошел искать начальника колонны. После недолгих расспросов Иван нашел хмурого полковника, похоже, из французской армии, который стоял немного в стороне и с отсутствующим взором взирал на разгрузку. Когда Иван представил документы (подлинные, помогли друзья в Управлении беженцев), полковник все также хмуро их посмотрел, после чего воззрился на Ивана.

- Значит, вы комиссар по делам беженцев? А почему меня не предупредили?

- Потому что у меня особая миссия – пересчитать беженцев.

Полковник посмотрел на Ивана как на сумасшедшего. Потом взгляд изменился. Казалось, полковник жалеет своего молодого визави.

- Молодой человек, а вы знаете, что таких, как вы, мягко говоря, не любят в фавелах? Вы уже пятый, кто пытается пересчитать этих… ммм… беженцев. И никому не удавалось это сделать. И они спаслись только потому, что в колонне была бронетехника.

- Я в курсе, полковник. И, тем не менее, это мой долг и я обязан его выполнить. Вы же знаете, что такое долг, полковник?

Тот кивнул головой. А Иван продолжил:

- К тому же я постараюсь, чтобы ваши страхи так и остались страхами.

Полковник пристально посмотрел на Ивана, вернул ему удостоверение, снял фуражку, почесал голову и сказал.

- Вооон моя машина, пристраивайтесь за ней. Думаю, часов через пять тронемся.

В указанном направлении стоял броневик. Иван кивнул и пошел к своей машине.

- Ну, что он сказал? – Обеспокоено спросила Кати.

- Ты же видела, показал, где нам быть, когда колонна начнет собираться.

Иван подрулил к броневичку, встал сзади и предложил Кати пообедать. Есть не хотелось. К тому же настроение было испорчено увиденным в городе. Ведь если здесь, та далеко от эпицентра землетрясения, есть разрушения, то что говорить о районах более близких к эпицентру? Тем не менее, Кати согласилась перекусить, особенно после того, когда Иван сообщил, что ждать начала движения придется часов пять. А так хоть время потянут, перекусывая.

Перекусывать пришлось два раза. Да и поспать удалось. Кати свернулась калачиком на заднем сиденье, а Иван дремал на водительском сиденье. Когда Кати проснулась во второй раз, был уже вечер. Как приятное дополнение она обнаружила себя под пледом, который набросила на нее заботливая рука Ивана. Это порадовало Кати, мелочь, а приятно. Выглянув в окна машины она обнаружила, что колонна, по все видимости, уже собралась, но всю колонну Кати увидела только на выезде из города, когда колонная вошла в затяжной поворот. Впереди, перед броневичком начальника колонны, ехал БТР. Такие же БТРы она увидела в колонне. Они шли попарно, прикрывая четыре идущие впереди длинновоза. Их крупнокалиберные пулеметы были развернуты в разные стороны. Таких групп (длинновозы/БТРы) было пять. И в самом конце колонну замыкали два БТРа. Мощная, однако, сила, подумала Кати, будто на войну собрались.

Света по трассе не было, потому на машинах были включены все имеющиеся фары, так что освещения было достаточно. Двигалась колонна достаточно медленно, не более сорока километров в час. Иван объяснил, что такая скорость связана с тем, чтобы не растянулась колонна. Иначе ее будет трудно защищать от нападения. На вопрос, может ли быть нападение, Иван коротко буркнул: - Увидишь. Он вообще стал очень молчалив и более сосредоточен на вождении машины.

Кати пыталась рассмотреть хоть что-нибудь за окном, но то, что появлялось в свете поисковых фар, которые постоянно двигались туда-сюда, прощупывая световыми пучками окружающее пространство, ее не радовало похоже, чем дальше на север они двигались, тем больше было разрушений от землетрясений.

Но пришедший день не порадовал Кати. Они въехали на территорию Франции, и Кати убедилась, что здесь разрушений еще больше. От многих маленьких городков и сел не осталось практически ничего кроме развалин. Но что потрясло Кати до глубины души, так это то, что там, где жизнь теплилась, она не увидела французов. Только бесцельно шатающиеся бородатые дядьки да изредка пробегали женщины, закутанные в черные одежды так, что сверкали одни глаза. Это поразило настолько, что она не удержалась от вопроса:

- А куда делись французы?

Иван зыркнул в зеркало заднего вида.

- Почти не осталось. Все, кто мог, подались в Испанию и Италию.

- А кто не мог?

Иван лишь сверкнул глазами, догадайся, мол, сама, что Кати увидела в зеркале заднего вида, и промолчал. А Кати стало страшно. И за Францию, которой не стало, и за них, которые едут в неизвестность с непредсказуемыми последствиями. И предчувствие ее не обмануло.

Первым крупным городом на пути колонны, где начальник колонны ее остановил, был Монпелье. В сам город колонна не вошла, а остановилась у допотопной будки рядом с дорожным знаком «Монпелье». Будка явно была новоделом. И, как оказалось, местом встречи с местным начальством.

Из броневичка вышел полковник, за ним последовал Иван. Они явно направлялись на переговоры с местным начальством, которое в величественной позе и в количестве двух человек ожидало приезжих у будки.

Полковник и Иван вежливо, но коротко поклонились, а встречающие приложили руки к груди и предложили войти внутрь будки. Внутри начался разговор о количестве груза, который должны оставить в Монпелье. Местный начальник, назвавшийся Абдурахман, утверждал, что в его фавеле до ста тысяч беженцев. Потому он требует пять контейнеров для них. Иван чувствовал, что турок, а это явно был турок, врет и не краснеет. Он решил применить магию, чтобы докопаться до истины.

- Так сколько вы говорите в фавеле беженцев? – Невинным тоном спросил он.

- Сто тысяч, не меньше.

- Думаю, уважаемый, вы ошибаетесь или хотите ввести нас в заблуждение, - И Иван пристально посмотрел турку в глаза. Тот было дернулся, чтобы начать перечить. Потом вдруг опустил глаза.

- Не больше двадцати тысяч, - пробормотал он, чем вызвал удивление его сопровождающего. Но когда Иван и на него пристально посмотрел, он опустил голову и промолчал.

- А сколько в городе французов?

- Я не знаю, они от нас отгородились забором.

- Будьте любезны, уважаемый, пошлите гонца, чтобы сюда прибыли уполномоченные от французов.

Турок сверкнул глазами, что-то прокричал в дверь, где почти сразу нарисовалась фигура стражника.

- Быстро съезди к французам и передай им, что их ждет колонна с продовольствием. Если согласятся, приведи их сюда. Бегом.

Стражник кивнул головой и растворился.

- Уважаемые,- обратился турок к приезжим, - предлагаю пока что поить чаю.

Ну чаю, так чаю. Иван было расслабился, но когда прислуживающий за столом стал разливать чай в пиалы не за общим столом, а на столе рядом, вновь насторожился. Ещё больше он построжел, когда пиалы стали разносить каждому из сидящих. Такого нет в восточной традиций. Как бы невзначай он провел рукой над своей пиалой и сразу ощутил в пиале яд. Какой-то необычный, явно приготовленный из трав. И, возможно с добавлением опиума. Иван на несколько секунд навел морок на присутствующих и поменялся пиалами с помощником начальника фавелы. Проверив чай, и, убедившись в полной безопасности, снял морок и с удовольствием стал пить наваристый душистый чай. Остальные тоже взялись за пиалы, но было заметно, что местные с интересом следят за Иваном. Но худо стало не ему, а помощнику начальника фавелы. Он стало задыхаться и упал головой на стол.

Все вскочили. Начальник колонны с удивлением спросил:

- Что с ним?

Было видно, что начальник фавелы с трудом сдерживается. Он догадывался, чьих это было рук дело, но доказать ничего не мог.

- Наверное, чаем подавился, - выдавил он.

Что было бы дальше, неизвестно, но в этот момент послышались сигналы клаксонов – это подъехала колонна французов. Полковник и Иван поспешили на выход. Они поздоровались с приезжими. Главным у них был поджарый мужчина средних лет с ясными голубыми глазами. Он сразу назвал точную цифру оставшихся в городе французом – восемьдесят тысяч. И ему позволили заняться разгрузкой четырех контейнеров. Но Ивана гложил один вопрос:

- Почему вы раньше не приезжали за гуманитаркой? – спросил он француза.

Француз недобро усмехнулся.

- Из восьмидесяти тысяч активных штыков не более десяти тысяч. Остальные старики, женщины и дети. Мы итак дошли до того, что многие женщины встают под ружье.

- Под ружье? – Удивился Иван. – Что были стычки?

- Крупных не было, но мы вынуждены охранять весь периметр, а это забирает все имеющиеся силы.

- Так все-таки, почему вы раньше не приезжали?

- Потому что нас не пропускали, - Ответил француз.- Вот и на этот раз пришлось снимать людей с оцепления и заменять их женщинами и подростками, - и француз кивнул на своих людей.

Тут только Иван обратил внимание на то, что французы были вооружены. Оружие было допотопным, кто носил охотничью двустволку, кто видавший виды автомат. А кто и саблю, висящую на поясе.

- Ваши четыре контейнера. Разгружайте. И помните гумконвой проходит здесь каждую неделю. Так что старайтесь к этом времени быть на этом месте с машинами.

- Я буду высылать разведчиков, которые заранее будут оповещать.

- Можно и так, - согласился Иван.

Он повернулся к турку и сообщил:

- Вам положен один контейнер, разгружайте, не задерживайте колонну.

Турок даже скрипнул от досады зубами. Но кивнул стоящим у будки бородачам, и те пошли к указанному контейнеру.

Судя по скорости разгрузки, бородачи явно что-то задумали. Так, французы успели разгрузить свои четыре контейнера и с песнями уехать, а бородачи все возились у единственного контейнера.

Иван посмотрел на это дело и решил дождаться конца разгрузки в машине. Он направился к своему мерсу, как вдруг увидел в лобовом стекле лицо Кати с расширенными от ужаса глазами. Иван резко развернулся и увидел набегающего на него бородача с битой в руке. Выставить магический щит было секундным делом. Так что когда быта попала в щит, она разлетелась на сотни мелких осколков, а сам бородач отлетел от Ивана метров на пять. Но бородачи на этом не остановились. Тогда Иван подняло правую руку вверх.

- Одумайтесь, неверные! На кого поднимаете руку свою? На тех, кто вас кормит и поит? Вы хотите, чтобы вас покарал Всевышний, как этого… - Иван кивнул в сторону лежащего бородача.- Сейчас все, кроме тех, кто разгружает контейнер, разворачиваются и мирно расходятся по своим домам. Повторяю ВСЕ!!! А вы, обратился он к рабочим у контейнера, разгружаете контейнер за пять минут и тоже исчезаете с моих глаз!

Голос Ивана звучал мощно. Бородачи остановились в недоумении, перерастающем в страх. Они реально не могли сдвинуться с места.

А Иван продолжал:

- На счет «три» все расходятся. Раз… два… три.

Бородачи послушно развернулись и пошли прочь. Через пять минут к ним присоединились и те, кто разгружал контейнер. Полковник был в шоке.

- Как вы смогли это провернуть?

- Ничего особенного, немного психологии из курса НЛП,- ответил Иван и добавил, -углубленного курса.

Знал ли полковник, что такое НЛП Иван не знал, но он был человек военный, а потому еще через пять минут колонна двинулась дальше по маршруту. 

           Глава 10. Тени из прошлого.

Первое, что сделал Иван, сев в машину, он, не обращая внимания на обалдевшую от произошедшего Кати, связался с Андрэ. Тот сразу ответил.

- Андрэ, где зузука?

- Над колонной. А что случилось?

- Была попытка нападения на колонну.

- Вот даже как? И много их было?

- До двухсот человек.

В ответ Андрэ присвистнул. Потом спросил.

- Есть варианты, почему не сработала зузука?

- Думаю, они чего-то накурились или обкололись чем-то. Вот мозги и снесло напрочь.

- И как выкрутился?

- Пришлось применить «план Б».- Это была кодовая фраза, означавшая применение магии.

Андрэ помолчал и спросил.

- Жертв много?

На что Иван тут же среагировал.

- С ума сошел? Провел профилактическую беседу, и бородачи мирно разошлись по домам.

Андрэ чему-то гыгыкнул, но ответил спокойно.

- Ясно. Доложу на дачу. Что еще?

- В Монпелье восемьдесят тысяч французов. В основном инвалиды, старики и женщины с детьми и двадцать тысяч беженцев-мусульман. Последние настроены очень агрессивно. Похоже, готовится бунт.

- Ясно. Какие планы?

- Сейчас двинемся в направлении на Авиньон. Но, судя по скорости движения колонны, сегодня не доберемся. Скорее всего, остановимся на ночевку где-нибудь в поле. А там, сам понимаешь, может случиться что угодно.

- Понял. Передам Вадиму твои сведения. Он меня в ночь сменит… и прикроет. – На этом связь оборвалась.

Иван оглянулся на Кати.

- Хочешь поговорить?

Та радостно пискнула, потому что очень хотела. Накопилось много вопросов. Иван постучал по сиденью справа от себя.

- Перебирайся.

Кати, пользуясь тем, что колонна еще стояла птичкой перелетела на переднее сиденье и тут же начала допрос.

- Иван, а почему ты не сказал о нападении на тебя?

Иван поморщился.

- Это мелочь, на которую не стоит обращать внимания.

- Ничего себе мелочь. Этот бандит явно хотел тебя убить.

- Хотел, перехотел. Я ж говорю мелочь. Но спасибо за помощь.

- Помощь???

- Твое выражение лица так меня взбодрило, что сразу собрался. А то чуть было не расслабился… не вовремя.

Кати так и не поняла, Иван сделал комплимент или обругал? Потому не стала педалировать эту тему.

- А как ты насчитал двести бородачей? Я видела человек двадцать.

- Остальные сидели по кустам у дороги. Похоже, ждали команду.

- По кустам? И ты их там увидел?

- Меня этому учили, - коротко ответил Иван.

- Хм-м, - подумала Кати, - интересная, видать, школа, в которой учат видеть противника за кустами.- Но она знала, что Иван не будет эту тему продолжать (уж сколько раз она пыталась раскрутить членов группы, чтобы рассказали о своей школе, и все молчат), потому и с этой темы съехала.

- Так ты говоришь, в Монпелье осталось 80 тысяч жителей? А ведь когда-то было до 300 тысяч. А с пригородами и вовсе 600.

Иван покосился на Кати, но ничего не ответил. И что отвечать, вопрос-то риторический.

- Ваня, - доверительно обратилась Кати.- А ты знаешь общие потери населения Франции? Ну, после катастрофы.

- Ты считаешь, что тебе это нужно знать?

- Ну, а как же, я же француженка.

Иван нахмурился.

- Более 80 процентов населения погибло.

- Иван, мне трудно сейчас считать. В реальных цифрах – это сколько?

- Более пятидесяти миллионов человек.

Кати словно кто-то кувалдой по голове стукнул, она не могла представить такую огромную цифру потерь. Поэтому разговор на время прервался. Потом чуть с хрипотцой в голосе Кати спросила.

- А ты знаешь потери по Европе?

- Более 250 миллионов человек.

- Так это же пол-Европы.- Вскричала Кати.

Иван кивнул. Потом спросил.

- Ты какого верования?

- Католичка.

- Ну, так вспоминай Святые тексты твоей религии. Особенно Откровение Иоанна Богослова. В нем ведь Христос сказал: Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его.

- А причем здесь это?

- А кто выпустил «нечто» на свободу, инопланетяне что ли?

- Но ведь никто не знал, что демон вырвется.

- Эх, люди, неверие ваше безмерно. Ведь сколько пророков говорило, что живете во времена Судного Дня. Вот и ты появилась – пророчица Судного Дня. Или как тебя кличут в народе – Дева судного Дня. А вы все не верите, думаете, обойдется. Увы, не обошлось, как видишь. Причем, сделали ведь все сами, а все потому, что считаете, что ухватили Бога за бороду. И он вам уже не указ.

Кати в ответ только горестно вздохнула.

Иван покосился на Кати.

- А ты откуда про демона знаешь?

Кати, чуть ли не шепотом, произнесла.

- Я видела его в видении. Страшное, огромное, расплывчатое и бесформенное существо, словно чернильная клякса.

- Вот как, интересненько. А почему никому не рассказала?

Кати жалобно посмотрела на Ивана.

- Страшно стало. От него несло таким запахом смерти, что у меня внутри все съежилось.

Иван посмотрел на Кати участливым взором.

- Ну, ну, успокойся.- Он оторвал правую руку от руля и стал гладить Кати по голове.- Я никому тебя в обиду не дам.

Кати схватила руку Ивана и прижалась к ней щекой. В такой позе они ехали какое-то время, после чего Иван вежливо, но настойчиво освободил руку и положил ее на руль. Остаток пути ехали молча. Иван оказался прав. Не доезжая до Марселя несколько десятков километров ближе к ночи, колонна свернула с дороги и остановилась в поле. Причем, грузовики, как могли, сгрудились в кучу, а вокруг этой кучи выстроились броневики, развернув пулеметы в сторону открытого пространства. Зажглись поисковые прожектора на башнях бронемашин, которые стали обшаривать близлежащую местность. Иван загнал машину за линию БТРов, так что ночь прошла спокойно.

Утром произошло небольшое происшествие. Уже на выезде с места стоянки, метрах в трехстах от нее, в кустах обнаружилось пять бородачей. Они сидели в разных позах и как бы спали. По крайней мере, разбудить их не смогли. Когда Иван подошел к этому месту, полковник, по обыкновению хмурясь, спросил его.

- Ваша работа?

На что Иван чистосердечно ответил.

- Нет. Я же спал в машине рядом с вашим броневичком.

Ответом был недоверчивый взгляд полковника. Явно о чем-то догадывается. А говорят, что все военные тупые. Может и все, но полковник точно к ним не относится. Себе на уме, опытный и осторожный. Его смело можно брать в разведчики.

Полковник махнул рукой сопровождающим его солдатам.

- Бросьте вы их, пусть спят, - И пошел к броневичку. За ним потянулись остальные.

Иван сразу понял, чьих рук это дело и мысленно послал благодарность Вадиму, который дежурил в эту ночь.

- Не за что, друже, - также мысленно ответил Вадим.

- Ты надолго их приговорил?

- Еще часок поваляются в кустах, очнутся и побегут докладывать.

- Правильно сделал. Это наверняка разведчики. Возможно, готовится нападение на колонну. Так что ты там не расслабляйся, - он многозначительно поглядел на небо, где в невидимом режиме висел глайдер Вадима.

- Все будет в порядке, шеф, - в дурашливом тоне ответил Вадим.

Иван улыбнулся и полез в автомобиль.

- Что там?- Спросила проснувшаяся, но еще не распросонившаяся Кати.

- Разведка бородачей. Заснули на посту, - коротко доложил Иван.

Утреннее происшествие подстегнуло полковника, да и всех, кто был в колонне. Поэтому скорость колонны стала гораздо выше, чем вчера. К тому же и дорога позволяла идти на высокой скорости. ПотоМу в Авиньон прибыли задолго до захода солнца. Собственно, в сам Авиньон колонна так и не въехала. Военные на въезде в город, в том месте, где была крупная автозаправка сделали своеобразный форпост. Окружили бензоколонку забором с таким расчетом, чтобы внутрь периметра поместилась колонна грузовиков. Поверх забора пустили колючую проволоку, навесили кучу видеокамер, в том числе, и для наблюдения ночью. По краям периметра стояли вышки с пулеметами. А перед периметром было создано минное поле, состоявшее, в основном, из сигнальных вин. Так что подобраться незаметно было совершенно невозможно.

У полковника Иван узнал, что на этом форпосту колонна задержится на два дня, нужно было дать отдохнуть водителям и сопровождению. А лучшего места, чем защищенный форпост и придумать было нельзя. Он же подсказал Ивану, что здесь неплохой ресторанчик, в котором можно перекусить за совсем небольшие деньги. Предложение Ивану понравилось, поскольку во время пути он с Кати питался только консервами. Ладно, он привыкший к подобной пище. Но Кати… В общем было решено (вместе с Кати), что питаться они будут в ресторане.

Два дня Кати пребывала в прекрасном расположении духа. Вокруг были милые знакомые лица французов. Ну, и что, что они военные. Главное, что они французы. К тому же рядом почти все время был Иван, который мягко, но настойчиво отваживал слишком усердных кавалеров от Кати. Ресторан же поразил своими блюдами, еще теми, которые она вкушала до катастрофы. Да и сама обстановка навевала покой и уют. Играла тихая музыка, в ресторане был полумрак. Это так интимно. В общем, Кати ресторанчик (ну, и что, что небольшой) понравился сразу. Несколько напрягал тот факт, что при, в общем-то, демократичных с точки зрения Кати ценах, ресторан всегда был полупустым.

Эйфория закончилась вечером второго дня. Поутру колонна собралась двигаться дальше – на Валанс. Дела с местными жителями, что французами, что беженцами были успешно решены. Грузы отгружены. Правда, Кати опять услышала страшные цифры потерь. Если в Авиньоне до катастрофы жило до девяносто тысяч человек, то французов осталось лишь пятнадцать тысяч. А вот беженцев было до двух тысяч. Все эти данные узнал Иван, используя неизвестные не только для Кати, но и для полковника способы добычи нужных сведений. В соответствии с количеством жителей и было выдано разрешение на разгрузку.

В этот вечер Кати решила выглядеть истинной парижанкой. Конечно, в плане одежды был напряг. Но она решила вытянуть за счет косметики. И вот они с Иваном входят в ресторан и усаживаются неподалеку от эстрады. Оркестр играет легкую музыку. Все прекрасно, все хорошо. И вдруг она слышит, что ее зовут. Нет, не нынешним именем, а совсем забытым, тем, которое она носила, живя в Париже.

- Сесилия Лавуазье – это ты? – напротив стояла официантка, но ее лицо было в тени, потом Кати не могла узнать собеседницу. Но тут официантка села за их столик напротив Кати, и она ее узнала. Это была бывшая одноклассница Сара Брукенхайм. Они особенно не дружили, поскольку Сара считала себя красавицей, не чета некоторым. Но с парнями у нее отношения почему-то не складывались. В конце концов, она вступила в какую-то феминистскую организацию, стала лесбиянкой. И, как слышала Кати, любовницей председателя Высшего международного Конгресса женщин Саманты Пауэрс.

- Сара – это ты?- В свою очередь удивилась Кати.

- Значит, я не ошиблась. Ты действительно Сесилия Лавуазье.

Здесь Иван встал и деликатно покинул женскую компанию, дав возможность девушкам поговорить наедине.

Какое-то время девушки играли в гляделки, будто соревновались, кто первым опустит глаза. Опустила Сара.

- Какими судьбами, Сесилия, тебя занесло в наше захолустье?

Тут Кати вспомнила наставления Ивана и стала пересказывать легенду.

- Я секретарь-референт при уполномоченном по правам беженцев. Ездим, пересчитываем, сколько, где живет народу, чтобы гуманитарная помощь досталась всем. А чем ты занимаешься? Слышала, ты заняла высокую должность в Конгрессе женщин, стала начальником службы охраны у самой Саманты Паэурс.

При этих словах, Сара еще больше опустила голову.

- Нет больше Конгресса, нет и Саманты Пауэрс. Смыло, вместе с большей частью Франции. Мне повезло, осталась жива. И то, только благодаря тому, что отдыхала в Каннах. А как случилось… помчалась сюда. Это же моя родина. Увы, и здесь все было плохо. Многие уехали. Но и для оставшихся остался только ад. Я вот смогла устроиться сюда… официанткой, а многим и это место не светит.

Душа Кати металась, как птица пойманная в клетку. Хотя они с Сарой никогда не были подругами, более того, часто были на контрах, но сейчас ей стало стыдно за то, что она вся такая благополучная, а сидящая напротив женщина пребывает в плачевном состоянии. Но выразить свои чувства Кати не могла, не могла подобрать и нужные слова.

Как оказалось, этого и не понадобилось. Похоже, до Сары дошли слова о том, что Кати секретарь-референт, да еще при уполномоченном ООН по беженцам. И это буквально взорвало ее.

- А ты, хитрая лиса, сумела-таки пристроиться. Ишь, секретарь-референт. Сказала бы лучше, что любовница этого красавчика и не прикрывалась красивыми словами.

Кати буквально обомлела от такого навета.

- Сара, как ты можешь так клеветать на чужого человека. Иван порядочный человек.

- Ах, он еще и русский. Вот повезло бабе, так повезло. Мы тут скоро землю будем грызть, а ты в России, как сыр в масле катаешься. Ишь, приехали они инспектировать, тоже мне инспекторы. Сказала бы, что устраиваешь свадебное путешествие. Ну, и как, нравятся тебе Прокаженные Земли?

- Какие прокаженные земли? – только и смогла вымолвить Кати, ошеломленная напором товарки.

- Так ты и этого не знаешь? Хахаха… те земли, по которым едет ваш конвой, называют Прокаженными Землями. Не знала, что ли?

Кати только покачала головой. А Сара, похоже, стала закипать. Как говорится, нашла на кого излить свой негатив.

Но в это время рядом с их столиком появился мужчина, который представился управляющим.

- Сара, ты что здесь устроила? Почему не выполняешь свои обязанности? Хочешь, чтобы тебя уволили?

Сара сразу сникла.

- Нет, босс, не хочу. Встретила старинную подругу, решила поговорить, отвлечься.

- На повышенных тонах?

- Босс, ну, мы же женщины, мы все такие эмоциональные. Чему тут удивляться?

Управляющий повернулся к Кати.

- У мадмуазели нет претензий?

- Нет, - вместо Кати ответил Иван, появившийся из-за ее плеча.- Нам бы хотелось поужинать, если можно?

- Конечно, конечно. – Управляющий повернулся к барной стойке, кому-то махнул рукой, и к их столу устремилась официантка. Другая официантка. Оглянувшись, Кати не обнаружила в зале Сару.

Ужин был шикарным. Иван постарался. Но у Кати аппетит бесповоротно пропал. Не помог даже щедрый подарок от заведения в виде шампанского «Veuve Clicquot».

- О, - воскликнул Иван, - вдова Клико. Благодарю вас, - он кивнул управляющему, который с натянутой улыбкой на лице стал отползать от стола. Увы, ничего не спасло ситуацию. Ужин был окончательно испорчен.

Но Кати понимала, что Иван совсем ни при чем к ее испорченному настроению. Потому она положила свою ладонь на кисть Ивана, стараясь его успокоить.

- Ваня, все нормально. Ты поешь, поешь. Ты все-таки мужчина, тебе нужно много и хорошо питаться.

- А ты?

- А я девушка. Мне как птичке поклевать чуть-чуть и хватит.

Кати наблюдала, как Иван активно уминал поданный ужин, а на душе скребли кошки. В этот момент она услышала голос матушки Анни. Но не вовне, а как бы внутри головы.

- Кати, перестань кукситься? Ничего страшного не произошло. Просто нарвалась на тень из прошлого.

Кати резко распрямилась. Вот еще, голоса начала слышать. Точно схожу с ума!

В ответ послышался смех, похожий на звон серебряного колокольчика.

- Успокойся, Кати. Ты в здравом уме. Просто я услышала твой мысленный посыл и решила с тобой поговорить.

- А разве такое возможно???

-И не только это. Но об этом как-нибудь в другой раз. Сейчас же хочу сказать, что знавала шефа твоей знакомой очень давно. Еще, когда жила в Европе.

- Вы жили в Европе? – недоверчиво спросила Кати.

- А что тебя удивляет? Не вечно же я сижу в горах. Были и другие времена. И в эти времена я активно изучала общественные движения. В том числе, и женские. И я пришла к выводу, что на каком-то повороте истории человечество свернуло не туда. И пошло к своему концу. И как раз женские феминистические движения, которые поначалу были прогрессивными и выступали за равноправие мужчин и женщин, постепенно выродились в натуральные лесбийские притоны. Так что Содом и Гоморра человечеству были обеспечены.

- А что собой представляла Саманта Пауэрс?

- Обыкновенная самовлюбленная абсолютно беспринципная, но желающая властвовать особа. Она и помощниц под себя подбирала, таких как эта Сара. Да и Сара тот еще фрукт. Любительница дармовщины, но с большим апломбом. Так что Иван прав, по делам воздается.

Кати задумалась на минуту, потом мысленно спросила:

- Матушка Анни, а я ведь не просто так попала в ваш монастырь, ведь так?

- Умная девушка. Действительно, тебя призвали. Но, если ты вспомнишь тот день, когда тебе на глаза попалось объявление о моем монастыре, то ты вспомнишь и о том, что решение на поездку ты приняла сама. Так что в отношении себя не было никакого насилия. Было предложение, которое ты приняла.

Кати хорошо помнила тот день. Роясь в разных сайтах интернета, она неожиданно встретила объявление о том, что проблемным девушкам предлагается приехать в женский монастырь в Гималаях, руководимый матушкой Анни. Помнила Кати и о том, что сколько потом искала это объявление, но найти не могла… похоже, стерли. Хорошо хоть Кати выписала на бумажку адрес монастыря. И тут же начала собираться, потому что уж кого-кого, а себя она точно считала проблемной. Вещей получилось два чемодана с прицепом. Но это не смущало Кати. В Париже ей помог донести вещи таксист. В аэропорту был носильщик. И везде она находила помощников, даже в Индии. Фактически Кати сбежала из дому, никого не предупредив. И только будучи уже в Индии она позвонила маме и сообщила о своем решении. На удивление, мама приняла ее решение спокойно и пожелала ей удачи. Эх, мама, мама, кто знал, что этот разговор будет последним?

Кати очнулась от воспоминаний и задала следующий вопрос.

- Матушка Анни, а мне можно вот так с вами общаться?

- Увы, милая, пока не получится. Слишком мало у тебя для этого энергии. Вот поднакопишь, тогда посмотрим.

- А как же сейчас я общаюсь?

- За счет моей энергии, естественно.

- Жаль. А то порой и поговорить не с кем, в команде все такие деловые, вечно куда-то спешат.

- Тебя не обижают?

- Что вы, матушка, что вы. Я сейчас с Иваном в инспекционной поездке. Он такой обходительный, что порой кажется, что я в сказке, и такого в жизни не бывает. Настоящий мужчина. И обо мне заботится. А еще он очень отважный и скромный. Не любит о себе говорить.

- Ну, ну. Если уж сильно захочется поговорить или будут экстремальные обстоятельства, позови, я откликнусь.

- Хорошо, матушка.

Кати подняла глаза и встретилась с напряженным взглядом Ивана. Неужто он слышал наш разговор, подумалось Кати. Она решила отвлечь Ивана и попросила еды. И хотя есть по-прежнему не хотелось, она уплела за обе щеки пару салатов и запила травяным чаем.

Дальнейшая поездка прошла для Кати, как в тумане. Как-то незаметно мимо проскочили Валанс и Гренобль. Очнулась Кати уже в самолете, который вылете.

                                               Глава 11GoodBye America 

Когда аэробус набрал заданную высоту, Кати успокоилась и притихла, засыпая. Иван тут же накрыл ее пледом и сам задремал. Вдруг Кати вскрикнула и ошалелыми глазами глянула на Ивана:

- У меня новое видение.

Она схватила Ивана за руку и потащила в конец лайнера, в сторону туалетов. Пока они пробирались между рядами кресел Иван успел связаться с Любой и предупредил, что будет сообщение о новом видении.

- Поняла, - был ответ Любы.

Когда они зашли за шторки, отделяющие зону туалетов от салона, Кати повернулась в Ивану:

- Вы ищете демона?

- Откуда ты знаешь?

- Сейчас это неважно. Я знаю, где он. Он собирается сделать с территорией Северной Америки то же, что сделал с Францией.

Иван сделал пару манипуляций, и на стене туалета появилась карта Северной Америки.

http://mir-map.ru/435051_SMALL_0_0.jpg

Кати посмотрела на карту.

- Немного не так. На Канаду он не пойдет, там ему холодно. Он сейчас вытянулся в линию вот здесь, - Кати черкнула пальцем по восточному побережью США, - и пойдет на запад. Вот так,- и Кати двумя пальцами показала коридор, по которому пойдет демон. Границы коридора, очерченные пальцами Кати засветились красным цветом. Иван увеличил масштаб карты, оставив только территорию США.

http://eamerica.ru/img/pages/maps/usa/usa-map-12.j...

- Получается, он пойдет по северу по линии Великих Американских озер, а по югу по южной границе штата Вирджиния.

- Ну, наверное, так.- Неуверенно сказала Кати. Потом решительно подтвердила, - Да, именно так.

- Но тут на пути горный хребет Аппалачи.

- О, он его обтечет и пойдет дальше по равнине.

- А на западе горы.

- Он дойдет до гор и развернется на юг. - И Кати показала, как демон пойдет на юг. И опять ее полоски засветились красным.

- Та-ак,- протянул Иван. – Получается, что на западе он дойдет до западной границы штата Северная Дакота на севере и Канзас на юге, после чего развернется на юг. Так?

Кати кивнула.

- После этого он развернется на юг в сторону штатов Техас на западе и Флорида на востоке, - вопросительно посмотрел Иван на Кати. Та снова кивнула.

- Когда ожидается начало?

Кати пожала плечами.

- Осталось часа три-четыре. Может быть, пять. Но не более. Демон уже почти готов к атаке.

Иван оторвался от карты, посмотрел на Кати, достал из лацкана куртки значок на иголке, поднес ко рту Кати:

-А теперь, все то же самое продиктуй сюда, - он показал на значок. - Это микрофон. Твое сообщение услышит Люба и составит сообщение от твоего имени.

Кати кивнула и стала диктовать сообщение, сверяясь с картой. Но в конце добавила, что основным вектором движения демона будет Мексиканский залив. Так что после Америки достанется и Багамским островам. Собственно, он их слизнет, как слизнул Британию.

Когда они уселись обратно в свои кресла, Кати прошептала на ухо Ивану

- А нас никто не услышал?

- Успокойся, никто ничего не слышал. – Не будет же он объяснять, что он набросил на то место, где они были, полог неслышимости.

За полчаса до посадки в салон вышел старший стюард.

- Внимание граждане пассажиры, - начал он речь на английском языке. – Среди вас есть граждане США. Для них экстренное сообщение. Точнее новое пророчество Девы судного Дня. Оно касается судьбы США.

Потом произнес это же на французском и русском языке. И в это время включился монитор над входом. Кати в образе все той же рыжеволосой девушки сообщала о катастрофе в США. Среди пассажиров поднялся невероятный шум, некоторые вскочили с мест, что-то крича. Стюарды пытались успокоить пассажиров, но это им плохо удавалось. Пришлось Ивану опять применить «план Б», в смысле, магию, чтобы успокоить разбушевавшихся. Кое-как народ успокоился, но нервное напряжение висело в салоне до посадки.

На выходе из аэропорта Кати и Ивана ждал на машине Илья.

- Ну, вы и бучу подняли. Андре, Вадим и Роберт вылетели на трех глайдерах в сторону Америки. Включены все спутниковые и иные телестанции.

- А что в Америке? – спросила Кати.

- Паника, - коротко ответил Илья, и включил монитор на передней панели. М-да, действительно паника. Видео с глайдеров показывало, что все возможные пути на север, в сторону Канады и на юг, в сторону Мексики забиты автомобилями. И их становится все больше и больше. Стали образовываться пробки. В городах народ в ужасе метался в поисках мест, где можно спастись.

Внезапно Кати распрямилась на заднем сиденье, вытянувшись в струну.

- У меня дополнение к сказанному раньше.

Иван снова вынул микрофон, и Кати стала диктовать новое сообщение. Оно было оперативно обработано Любой и выдано на глайдеры, которые начали его распространять по электронным СМИ.

***

В это время в Белом доме. 

В Овальный кабинет ворвался Госсекретарь.

- Господин Президент. Новое сообщение от Девы Судного Дня. Оно касается Соединенных Штатов.

Президент резко вскочил с кресла.

- Что там?

- Все потом, Господин Президент, все потом. Осталось мало времени, чтобы эвакуировать вас с семьей и аппарат администрации. Вертолет за вашей семьей уже на подлете. Борт номер один в готовности к вылету через двадцать минут. Так что уходим как можно быстрее. Вашу семью уже ведут на выход.

Президент растерянно оглянулся.

- А как же все это?

- Некогда, Господин президент, дорога каждая минута.

Президент посмотрел на кипу неподписанных документов, махнул рукой и поспешил за Госсекретарем. Уже в вертолете он посмотрел новое пророчество Девы судного Дня. Его лицо помрачнело.

- Это же половина Соединенных Штатов. Миллионы людей погибнут, не успев эвакуироваться. Как я буду глядеть в глаза американцам?

Госсекретарь только развел руками.

- Мои люди сейчас над этим работают.

Через полчаса с правительственного аэродрома стали взлетать правительственные Боинги. Первым взлетел борт с Президентом, за ним самолет с членами администрации. Замыкающим был борт главы Генсека ООН с аппаратом.

К Президенту подошел Госсекретарь.

- Командир экипажа спрашивает, куда лететь, каков курс?

Президент поднял голову и уставился на Госсекретаря пустыми глазами. Потом взор прояснился.

- Джон, я хочу сам увидеть эту катастрофу.

- Тогда я скажу командиру экипажа, чтобы стал в круг над Вашингтоном?

Президент кивнул и отвернулся к окну. Самолет стал в сильно вытянутый круг – от Вашингтона до озер на севере. Никому, в том числе и Президенту США не верилось, что сообщение истинно. Либо Дева ошиблась, либо коварные русские запустили это сообщение, и сейчас смеются над наивными американцами.

Но вот что-то стало твориться с береговой чертой восточного побережья. Она стала исчезать, проваливаясь ниже уровня океана, волны которого ринулись на бывшую сушу. Собственно, была огромная, метров пятидесяти в высоту волна, которая хлынула на сушу. Сметая все на своем пути.

Президент горестно смотрел на то, как исчезает в морской пучине великая страна, его страна. В это время чуть ли не подбежал Госсекретарь.

- Господин Президент, новое обращение Девы Судного Дня, Теперь касательно судьбы западных штатов. Президент включил телевизор, и сразу на экране показалась рыжеволосая девушка, вещавшая на английском языке.

- Граждане западных штатов США. Не думайте, что вас обошла Длань Господня. Вас ожидает ужас пострашнее того, что произошло с восточными штатами, ибо через три дня на вашей земле наступит такой ад, что живые позавидуют мертвым. Я говорю о взрыве супервулкана, и последующего за ним страшном землетрясении, который потрясет все уцелевшие штаты. Но это будет не супервулкан Йелоунстоун, о котором твердят ученые. Нет, он-то как раз не взорвется. Но на западе американского континента есть супервулкан, о котором мало говорят. Он находится в штате Калифорния, и называют его Лонг-Велли. Именно этот супервулкан потревожит демон в своем движении на запад. И именно этот супервулкан натворит бед, побольше, чем было в Германии. Торопитесь граждане США уйти от этой опасности, иначе вас постигнет страшная участь.

Глядя в телевизор, Президент сказал,

- Позовите Директора ЦРУ.

Когда тот пришел, Президент, ткнув пальцем в экран телевизора, спросил.

- Аарон, когда эта девица предстанет пред мои очи? Когда я смогу поговорить с нею непосредственно? Она или много знает, или участвует во всем этом.

Мудрый еврей Аарон Рабин, исполняющий обязанности Директора ЦРУ ничем не мог обрадовать своего Президента. Все предпринятые меры по поиску источника распространения тех пророчеств, что уже были сделаны, ни к чему не привели. Сотни работников кибербезопасности безуспешно пытались обнаружить источник сигналов. Была одна ниточка, но уж очень она была невероятной. И вела она на Тибет. Именно об этом и доложил Аарон Рабин президенту.

- Ну, и в чем проблема? Отправляйте экспедицию на Тибет, но найдите эту девчонку и приволоките ко мне. Живой.

- Проблема в том, что этот район Тибета является особой зоной Китая. И они вряд ли согласятся пропустить нашу экспедицию. Думаю, они сами уже рыщут по Тибету. Так что проще, дождаться результатов от них.

- А мы дождемся?

Аарон улыбнулся.

- Наши агенты держат руку на пульсе. И как только что-то станет известно, они тотчас сообщат.

- Хорошо, - ответил Президент и жестом отпустил Директора ЦРУ.

Вновь подошел Госсекретарь.

- Так куда летим, Господин президент… в свете последнего откровения Девы?

- Если судить по тому, что эта девица ни разу не ошиблась, то в Калифорнии нам делать нечего. Летим на Аляску.

- А может быть на Гуам?

- Чтобы попасть в такой же переплет, который случился с Гаваями? Нет уж, острова меня определенно не прельщают. Так что летим на Аляску. Позвони губернатору, чтобы встречал.

***

Искали Деву Судного Дня не только американцы. Разведка и контрразведка России была поставлена буквально на уши. Одну из групп ФСБ возглавлял полковник Леонид Копытов. М-да, не зря в России говорят, что Имя и Фамилия даются от Бога. У Копытова была примечательной именно фамилия. Как говорили сослуживцы: Леня копытит любое дело до конца. Так оно и было. Копытов начал вести поиск нестандартно. Пользуясь большими связями среди экстрасенсов, он стал их обзванивать и приглашать на беседу. Многие пытались помочь Копытову, поскольку был он человеком честным, радеющим за службу.

Но увы, никто из экстрасенсов, а были среди них истинные доки в своем деле, толком помочь не могли. Лишь один старый дед указал на Тибет. Копытов поморщился – не его епархия. Там уже Служба Внешней разведки роется. Тогда дед предложил:

- Слышь, Леонид, а ты съезди в Тверскую область к бабке Меланье. Я был у нее несколько раз. И скажу, она нашим щелкоперам сто очков вперед даст по части экстрасенсорики. Знатная бабка. Говорят, что ведьма в каком-то там поколении.

- Кто говорит? – спросил Копытов.

- Так, местные и говорят. Они ее боятся все поголовно. Поговаривают, что ей тыща лет.

- Сколько?- удивленно спросил Копытов.

- Ну, я за что купил, за то и продаю. Только местные старики бают, что когда они были молодыми, она уже старухой была. А им, почитай, многим лет за восемьдесят уже.

- Интересная бабка. Надо бы съездить.

- Съезди, Леонид, съезди. Даже если по-пустому съездишь, все польза будет. Бабка очень мудрая, глядишь, чего и подскажет.

- А что же ты, Михалыч? Совсем, что ли, ослабел?

- Ослабел, не ослабел, но как только начинаю в эту сторону смотреть, будто туманом голову заволакивает, и слабею невероятно. Так что поберегу-ка я последние силы, мне еще внуков воспитывать.

Со вздохом отпустив деда, Копытов задумался о бабке Меланье.

- Надо бы, прежде, чем ехать, запросить у местного отделения все имеющиеся сведения, - подумал он.

Но и местные мало чем помогли. Только и подтвердили, что есть такая бабка. Живет затворницей. Появляются на людях редко. Чем питается, никто не знает. Иногда встречали ее в лесу, где она собирала ягоды и грибы. Также большой спец по травам. Если бы не жила затворницей, имела бы громкую славу. И хоть местные ее побаиваются, но и берегут, потому что она излечивает любые болезни. Чем излечивает? Так, травами, заговорами всякими. И да, помогает практически всем. Но только своим. Чужих не принимает принципиально.

- Не густо, - подумал Копытов, - Не густо. Надо бы самому съездить. Пощупать эту бабку в приватном разговоре.

Он сходил к начальству, выпросил командировку и в тот же день вылетел в Тверь. Там его встретили, придали ему взвод спецназа и обещали помогать, чем только можно.

Бабкина лачуга (ее избой назвать нельзя, чтобы избу не обидеть) стояла на самом краю деревни, в которой было изб двадцать. Не сказать, что зажиточная деревня. Но все же…

Так вот бабкина лачуга резко контрастировала с избами в деревне. Не сказать, что мхом поросла, но чувствовалась в ней какая-то древность. Даже удивительно было, как эта лачуга еще стоит?

Копытов пару раз постучал в дверь, но никто не ответил, тогда он открыл дверь и сразу попал в комнату, посреди которой стояла огромная русская печь. Слева от печи стоял стол с лавками по бокам. У самой двери деревянная кадушка с водой… и больше ничего в доме не было. И никого. Копытов уже собирался выйти из дома, когда помощник заметил на печи кучу тряпья.

- Она там, - почему-то шепотом сказал помощник.

И действительно, присмотревшись, Копытов различил среди тряпья лежащее тело. Точнее, оно было укрыто этим тряпьем. Что, в общем-то, было понятно, поскольку на улице уже была осень. Причем, началась она сразу с холодов и дождей, что было необычно для этой поры года.

- Добрый день, - громко и отчетливо произнес Копытов.

На печке не было никакой реакции. Копытов решился еще на одну попытку.

- Добрый день, бабушка. А мы к вам в гости приехали… издалека. Очень рассчитываем на вашу помощь.

Тряпки зашевелились, и на Копытова глянул глаз, от которого побежали мурашки. Глаз осмотрел вошедших, после чего с печи, кряхтя и охая стала сползать бабка. Когда Копытов глянул на ее лицо и согбенную фигуру, ему непроизвольно захотелось перекреститься, потому что перед ним стояла вылитая баба Яга из детских сказок. Седые волосы были всклокочены, крючковатый нос нависал над верхней губой, что делало лицо старухи отвратительным и ужасным. Одежда была под стать бабке, древняя, обесцветившаяся. Потому было непонятно какого же цвета ее кофта и длинная юбка.

Бабка влезла в теплые тапки с высоким бортом, сверкнула из-под вислых густых бровей и буквально прокаркала:

- Чего надо?

Помощник от этого звука попятился и спрятался за Копытова.

- Бабушка, мы не воры, мы государевы люди, на службе мы, - и Копытов полез за удостоверением.

- Ну, а от меня чего надо? Я вроде бы как на государство не работаю, - проскрипела старуха. И добавила, - Да не маши ты передо мной бумажкой своей. Неграмотная я.

Копытов убрал удостоверение.

- Нужна от вас помощь, бабушка.

Старуха молча прошкандыбала мимо Копытова, приволакивая правую ногу в сторону кадушки с водой. Взяла ковшик, набрала воды и выпила , шумно, с прихлебыванием.

Потом прошла к столу, и с оханьем села на лавку.

- О чем речь? – будто выстрелила старуха.

- Вы ничего не слыхали о Деве Судного Дня? Ну, той, что предсказывает нынче несчастья?

Старуха вновь сверкнула глазами из-под бровей.

- Ты в своем уме, служивый? Откуда мне знать, что в вашем мире творится? Или ты видишь в доме этот самый… ливизор?

- Телевизор, - поправил Копытов.

- Во-во, его, проклятущего.

- Нет, не вижу. Но может быть местные, что рассказывали?

- Эх, милок. Я местных если и видела, то года два назад. Увидев меня, бросили лукошки с сбежали. Смешные они. – Бабка осклабилась.

Копытов понял, что с Девой вряд ли что получится и решил зайти с другой стороны.

- Бабушка, нам бы нужна ваша помощь. Есть в Подмосковье один район. Там очень чудный лес. Кто в него не заходит, начинает блудить и возвращается обратно. А посреди леса дом стоит, но дороги к нему нет. Да и сесть на вертолете там невозможно, потому что лес подходит вплотную к строениям. Вот только что и смогли – это сфотографировать этот дом. – И Копытов достал из планшета набор больших фотографий, которые положил перед бабкой.

Бабка, не глядя на фотографии, спросила:

- О чем спросить-то хочешь, служивый? И не суй ты мне эти картинки под нос. Мало ли по Расее всяких чудных мест? Лет пять назад приезжал один…запамятовала, как он себя обзывал, так он все про какие-то зоны спрашивал. Вот у его бы и спросил. Уж больно начитанный мужчина, сразу видать.

Копытов понял, что она говорит об экстрасенсе, который расспрашивал об аномальных зонах. Может быть, это и был Михалыч, который про бабку намекнул. А раз Михалыч сказал, значит, бабку нужно раскручивать. Он зря трепаться не будет. Копытов решил припугнуть бабку.

- Бабушка, вы знаете, что за отказ работать с органами, я могу вас арестовать?

- С какими органами? – Удивилась старуха.

- Вот же влип, - подумал Копытов, - она наверняка не знает, что такое органы госбезопасности.

- Так что вас не пугает арест?

Бабка снова сверкнула глазами из-под бровей.

- А ты меня не пугай, не пугай. Я пуганная. К тому же, хоть откормлюсь на дармовщинку. А то больно исхудала на подножном-то корму. Так что рестуй меня и вези в свои органы… или куда там еще…

Копытов понял, что и здесь у него получился облом. Он решил взять на жалость.

- Бабушка, у меня одна лишь просьба. Помогите пройти через этот чертов лес к дому. Нам нужно его обыскать.

- А накормишь? – недобро прокаркала старуха.- Или пожадничаешь?

- Накормлю, - обрадовался Копытов,- И напою вволю. Вы только помогите.

- Ладно уж, давно я из дома не выбиралась.– При этом старуха пошла за печку, чем-то пошуршала и вышла с посохом. – Веди уж, я готова. – При этом старуха пристукнула концом посоха о земляной пол.

И не знал Копытов, что в посохе было записывающее устройство. И что после удара об пол весь разговор старухи с Копытовым ушел по спецсвязи в тот самый дом, куда направлялся Копытов.

                                                            Глава 12. Новые потрясения.

Когда на даче получили известие от Меланьи, с полчаса стоял гомерический хохот. Ай, да Меланья, ай, да молодец. Потом наступило время серьезно обдумать ситуацию. На совещание собралась вся группа, в том числе и Иван с Любой. Кати на это время пришлось усыпить.

- Ну, какие будут предложения? – Спросила ребят Люба.

- У меня есть предложение.-Ответил Айрел.- Судя по всему, спецслужбы роют серьезно. И не только в мире, но и в России. Уж очень всем нужна Кати. А у меня по случаю появилась дачка… в Абхазии. Иными словами, за пределами России, да к тому же в районе Панкисского ущелья, которое фактически никто не контролирует, ни абхазы, ни грузины

- А бандиты? – Вмешался Иван. – Я слыхал, что они там рулят.

- Бандиты прикормлены. А если что, включим «план Б». К тому же обнесем дачку как и здесь зачарованным лесом. Никто и не рыпнется,а рыпнется, получит по полной. Зато другим будет наука.

- Это да, - согласился Иван. – Но только в качестве временного жилья. Нужно искать что-нибудь посерьезней.

- Эх, Ваня, ты меня удивляешь. Для нас, а тем более, для Кати, на земле сейчас нет спокойного места. Даже у матушки Анни. Так что нужно быть готовым бегать с места на места. А для этого прикупить или арендовать дома в разных частях России и вне ее.

- Согласен, - кивнул Иван.

Дальше начался спор о том, как перевезти Кати в Абхазию. Андрэ и Вадим выступали за то, чтобы перевезти ее в сонном состоянии на глайдере. Потому как, так безопаснее. Но Иван и Люба была против. Их основной мотив был в следующем: Как объяснить Кати ее внезапное перемещение через полстраны? В конце концов, решили, что ребята попарно перелетают на трех глайдерах в Абхазию и готовят базу. Иван же с Любой и Кати выезжают на машине. Ехать то всего ничего, не более суток. Да и Кати нужно развеяться после поездки в гумконвое.

Собирались быстро, но тщательно, зная, что приехавшие могут устроить обыск. Потому убирали всё, что могло говорить о том, что в доме или во флигеле недавно жили. Через пару часов вещи были погружены на глайдеры, которые стояли рядом с домом, и шестеро парней на трех глайдерах взмыли в небо. Остались лишь Люба да Иван. И еще спящая Кати. Иван вынес спящую девушку и уложил на заднее сиденье, прикрыв пледом. После этого снял магический сон. Но Кати продолжала спать.

- Пусть поспит, - подумал Иван, усаживаясь на сиденье водителя.

Люба в это время создавала фон в доме и флигеле, чтобы всякому появившемуся предстала картина, что дом и флигель давно заброшены. Наконец, усевшись на переднее сиденье рядом с Иваном, с сожалением произнесла:

- Когда нас учили бытовой магии, не могла представить, что вместо того, чтобы наводить чистоту в доме, буду его захламлять. Интересные повороты бывают в жизни.

Машина вырулила со стоянки и двинулась по лесной дороге в сторону трассы. Когда путники проехали зачарованный лес, Иван вышел из машины и снял с леса заклятие, превратив его в обыкновенный лес. После этого сел на место и машина двинулась дальше.

***

Спецназ ФСБ в количестве двадцати человек окружил дом и флигель, и почти одновременно ворвался на территорию, прилегающую к дому. Здоровенный спецназовец хотел сходу снести дверь в дом, но с удивлением заметил, что дверь приоткрыта. Он и еще пара человек вскочили в дом, но почти сразу они выскочили из него, все в паутине и грязи от скопившейся пыли.

- Да, здесь никого нет, - закричал здоровяк подъехавшему на машине Копытову. Полковник в это время деликатно выгружал старушку Меланью из машины. От услышанного известия он чуть было не уронил старушку и резко развернулся к здоровяку.

- Как нет? Вообще никого?

- Никого, товарищ полковник. Да вы сами посмотрите, там слой пыли везде лежит в палец толщиной и все затянуто паутиной.

В это время подбежал спецназовец, который со своей группой обыскивал  флигель. Он также подтвердил, что во флигеле никого нет, что кругом слой пыли и куча паутины, что, собственно, было видно по его внешнему виду. Еще не веря, Копытин лично зашел и в дом, и во флигель. Спецназовцы были правы: хаос и запустение были преобладающим состоянием жилых помещений. А ведь Копытин еще на подъезде почувствовал неладное. Он все никак не мог разобраться, что его насторожило. И тут вдруг понял… нет зачарованного леса. Конечно, он сам не был в этом лесу, но десятки докладных убеждали его в наличие такого леса. А его не было. Машины, что спецназа, что его, спокойно проехали к дому по извилистой и малозаметной, во многих местах заросшей травой лесной дороге. Сама дорога была указателем того, что по ней если и ездили, то очень давно. Но Копытин, в запале охотничьего азарта, в то время не заметил этого несоответствия. А тут вдруг сложилось одно к одному. И дорога давно не езженная и дом с флигелем пустые и заброшенные. Копытин чуть не взвыл от досады. А в голове мелькала одна мысль: кто его подставил под все это? А то, что подставили, было видно невооруженным глазом. Ладно, с этим разберемся в Москве.

Копытин все же был служакой до мозга костей. А потому решил лично убедиться в словах спецназовцев и даже провести обыск. Но когда стал чихать от взлетевших в воздух клубов пыли, от которой, к тому же, появилась резь в глазах, Копытин выскочил из дома как ошпаренный, пытаясь платком стереть с лица пыль вместе с потом.

Пробегая мимо Меланьи, которая так и стояла возле машины Копытин прокричал:

- Ну что стоишь? Живо в машину.

Но старуха не сдвинулась с места.

- Знаешь, служивый, я, пожалуй, здесь останусь.

- Почему? – удивился Копытин.

- Ну, ты же видел мою хибару. Она уже, наверное, рухнула без присмотра. А здесь я смотрю, никто не живет и здания достойные. Я, конечно, в дом не полезу, много чести. А вот во флигеле очень даже прилично можно жить. Вон и труба есть. И лес рядом, так что без дров не останусь. Милое дело. Потому ты езжай, милок, и забудь про бабку Меланью. Навсегда забудь. Потому как каждому свое.

Копытин раздраженно махнул рукой, сел в машину и велел водителю ехать. Он даже не понял, что только что подвергся ментальному воздействию, и действительно через минуту забыл про бабку Меланью, как и забыл дорогу в этот заброшенный медвежий угол. Одно чувство кипело в его воспаленном мозгу – месть. Ох, он и отомстит тем, кто его втравил в это бесполезное дело, ох, отомстит.

Меланья же постояла минут двадцать, которые по ее расчетам должно было хватить, чтобы машины ФСБ покинули то место, где был зачарованный лес, после чего разогнулась и стала преображаться. Через минуту на месте старухи стояла девушка лет двадцати пяти-двадцати семи в изумрудного цвета платье. Шикарные русые волосы спадали с плеч, а острые верхние кончики ушей указывали на то, что она иномирянка, скорее всего, эльфийка.

Девушка улыбнулась широкой улыбкой и пошла к флигелю. Еще на подходе она почуяла запах пыли, наморщила носик, но желание посмотреть, как управилась ее подруга, было сильнее ее. Она вошла во флигель и тут же почти задохнулась от пыли. Она срочно начала произносить нужные заклинания. И пыль сначала исчезла из воздуха, затем с мебели и пола со стенами. Вскоре дом блестел идеальной чистотой.

- Да-а-а, - позавидовала Лауренсия Дирано.- Дина всегда была на высоте по части магии. У меня не хватило бы фантазии навести такой хаос. 

В ответ послышался женский смех.

- Меланья, я смотрю, тебе понравилась моя работа?

- Да уж, я за всю жизнь столько не трудилась, наводя порядок. И это во флигеле. Представляю, что творится в доме. Точнее, не представляю, поскольку моей фантазии не хватает.

- Я старалась, подруга.

- Перестаралась, подруга, - в тон Любе, а это была она, ответила Меланья.

В ответ Люба снова рассмеялась.

- Люба, как и договаривались, я остаюсь здесь, потому как в моей хибаре жить без магии уже практически невозможно.

- Да, конечно, Милана, конечно оставайся. Мы все равно на неопределенное время уехали. Так что будешь за старшую…

… и единственную, - добавила Меланья.

- Ну не надо так грустно. Сейчас всем тяжело. Но мы не сдаемся, ведь, правда?

- Правда, Люба, правда.

А в далекой тверской деревне жители сразу заметили, что старуха-травница так и не вернулась из поездки с каким-то большим начальником из ФСБ. И пошел в народе слух, что старуха пропала в подвалах ФСБ, потому что знала какую-то страшную тайну. Откуда пошел этот слух никто не знал, но все как-то в него поверили. И со временем воспоминания о Меланье стали меркнуть, пока о ней не забыли совсем.

***

Прошло полгода после вышеописанных событий. Пришло время календарной весны. Но в реальной жизни продолжалась лютая зима. Как в мире, в общем, так и в России в частности. Причиной тому два супервулкана, которые время от времени выбрасывали тучи пепла и газов. В результате образовалась плотная пелена облаков, которая закрыла Землю от Солнца. На Земле резко упала температура воздуха. Зимой не только на крайнем Севере, но и в относительно южных районах юга Канады и юга Скандинавии установились морозы до пятидесяти градусов. В России же эта полоса морозов проходила от северных берегов до районов южнее Москвы, и шла в направлении Дальнего Востока, проходя через такие города, как Благовещенск и Комсомольск –на- Амуре.

Первыми всполошились жители Исландии. Они обнаружили, что льды перестали таять, а наоборот, начали расти с ужасающей скоростью, покрывая Исландию толстым слоем. Исландцы долго крепились, но, в конце концов, не выдержали наступления льдов, сопровождающихся лютыми морозами, и побежали с острова, бросая свои заледенелые дома. Направлений бегства было два – в Канаду и в Европу. Но в обоих местах их ждало разочарование. Практически вся Канада покрылась толстым слоем льда. Даже Великий Американский залив, как прозвали затопленное место, где было США, был покрыт толстым слоем льда. Так что канадцы сами бежали на юг, в сторону Мексики. Не лучше обстояла ситуация и в Скандинавии. Весь полуостров был подо льдом, который не собирался таять.  И жители скандинавских стран, кто на чем, старались перебраться в Европу, в ту ее часть, что несильно пострадала от катаклизмов. Благо Балтийское море было замерзшим. Были смельчаки, которые перебирались через него пешком или на машинах.

Аляска пострадала еще больше Канады. Потому граждане США, жившие в этом регионе вместе с правительством, которое перебралось туда после катастрофы, стали мигрировать на последнюю нетронутую катастрофой территорию – остров Гуам.

Не лучше обстояли дела и в России. Властям пришлось отдать приказ о переводе Северного и Балтийского флотов в Средиземное море. Туда же перебазировались и базы снабжения флота. Жители северных районов страны, вплоть до столицы, стали массово мигрировать в более южные регионы, расположенные у Кавказских гор. В результате, численность населения в этих областях резко выросла, что добавило работы федеральным и местным властям. Не лучше обстояли дела за Уралом. Все месторождения нефти и газа, находящиеся за полярным кругом пришлось законсервировать, поскольку добыча углеводородов в этих районах стала нерентабельной из-за частого неисправности трубопроводов, которые постоянно рвались из-за сильнейших (до семидесяти градусов) холодов. Эвакуировались все городки и города, находящиеся севернее пятидесятого градуса северной широты.

Нужно сказать, что сибирские шаманы предсказывали невероятно крепкие морозы и приход ледника. Потому большинство северных народов со стадами оленей еще до наступления лютых холодов мигрировали в южные края России. А некоторые даже перешли на территорию Казахстана. Впрочем, казахские власти вошли в положение и разрешили пребывание перешедших границу на своей территории.

Осталось добавить последний штрих. Антарктида не осталась в стороне и тоже стала прирастать ледниками. До Африки и Австралии ледники не дотянулись, хотя резко выстудили воздух. А вот югу Латинской Америки повезло меньше. Знаменитый пролив Дрейка покрылся льдом и стал непроходим для морских судов. Но ледник из Антарктиды на этом не остановился, а слегка наполз на самый юг материка. Так что в этой части света почувствовали морозное дыхание Антарктики.

Ну, и самое последнее. Создание мощных арктических и антарктических ледовых полей привело к резкому снижению уровня мирового океана. Чтобы понять масштаб этого события достаточно сказать, что Берингов пролив промерз до дня. Потому сообщение между северными морями и Тихим океаном прекратилось.

Не выдержала холодов и Меланья, которая неожиданно появилась в «Горном гнезде», как прозвали свой дом в горах ребята, в январе, когда наступили самые лютые холода. В Москве, в это время стали эвакуировать правительственные организации в общем направлении на Сочи.

Впрочем, неожиданным появление Меланьи было только для Кати. Остальные-то знали, что когда Меланья запросила помощи с эвакуацией, за ней слетал на глайдере Илья, и фактически спас соплеменницу, привезя ее на горную базу.

Ребята были рады появлению Меланьи, но больше всего обрадовалась Кати. Несмотря на то, что Меланья явно была воспитана в придворных кругах, что было видно по ее манере поведения, она вела себя просто. Что, несомненно, привлекало к ней внимание Кати, которая вновь почувствовала себя лишней среди команды под руководством Любы. А то, что это руководство было на ней, было видно невооруженным глазом. Что также удивляло Кати, привыкшей к патриархальному обществу. Нет, конечно, нравы современного общества смягчились и женщины занимали многие видные места в нем, но верховенство мужчин было столь явным, что по сравнению с тем, как это было в той компании, где пребывала Кати, было разительно различным. Ребята, безусловно, принимали руководство Любы, хотя в ее отсутствие, у них была определенная иерархия, в которой верховодил Илья… не самый, по мнению Кати, представительный парень… во всех отношениях.

Но больше всего поражала Кати жизнь той компании, в которой она оказалась. Ребята уходили в никуда, а потом оказывалось, что они передают видеоинформацию из мест, удаленных от их места проживания за тысячи километров. Это Кати наблюдала регулярно, включая телевизор. И потом они приходили из ниоткуда, но ни о чем не рассказывали, что только возбуждало любопытство Кати. Но на ее вопросы ребята отвечали лишь улыбками или отшучивались.

Вспоминались и эпизоды из их поездки с Иваном в составе гумконвоя по Прокаженным Землям. Здесь было множество вопросов. И о том, как Иван смог защититься от нападения маньяка, и о том, как легко узнавал обо всем, что ему было нужно (версию о применении НЛП Кати отбросила сразу, она была знакома с НЛП), и о том, как он за кустами высмотрел бородачей, которые собирались напасть на гумконвой… в общем, много чего было непонятного. Но всякие попытки докопаться хоть до какой-нибудь правды в мучивших ее вопросах, заканчивались ничем.

Ну, и самое главное, что смущало Кати, так это то, что хотя к ней относились уважительно, и даже дружески, она постоянно ощущала себя чужой в компании единомышленников, которые понимали друг друга с полуслова, полувзгляда. А после того, как она мысленно поговорила с матушкой Анни, Кати стала подозревать, что ребята переговариваются между собой на уровне мыслей, что для Кати также было необычно.

Так что появление Меланьи, которая, как и Кати, была как бы вне забот остальных, обрадовало Кати. Она надеялась, что Меланья хоть немного приоткроет завесу тайны компании, в которой она живет вот уже почти год. Потому Кати стала выжидать подходящий момент для разговора с Меланьей, которую в кругу друзей называли Мила.

И вот этот момент, по мнению Кати, наступил. Все ребята, и в то числе Люба, опять исчезли по каким-то своим делам. В доме остались Кати и Мила. Последняя, кстати, совсем не тяготилась тем, что часто остается одна. И это тоже удивляло Кати. Именно с этого вопроса Кати и начала разговор.

- Нет, - ответила Мила, - мне совсем не тягостно оставаться одной. Ты, наверное заметила, что люди делятся на тех, кто склонен к авантюрам, и на тех, кого тянет к делам домашним, к семье. Так вот я отношусь ко вторым. Да, я домашняя, и это меня совсем не тяготит. К тому же я травница, точнее, лекарша. И заниматься сбором трав, варить всякие зелья мне интереснее, чем другие дела.

- А мне так интересно, чем же занимаются ребята?- мечтательно протянула Кати. – И почему, кстати, беспрекословно подчиняются Любе, хотя, судя по всему, у них есть лидер… Илья. Но они хоть что-то тебе рассказывают?

Прежде чем ответить, Мила задумалась, ушла в себя. Это с точки зрения Кати. На самом деле, вопросы девушки стали звонком тревоги для Милы, которая понимала, что скрытность в их деле очень важна. Потому они и сменили свои настоящие имена, которые не соответствовали земным именам, стараясь ничем не выделяться. А судя по вопросам, которые заготовила Кати, она как раз пытается влезть в их тайну. Мила не знала, имеет ли она право раскрываться перед посторонним человеком, к тому же не магом, потому запросила помощи у Любы. Мысленно, конечно. Но и Люба была в затруднении. Она сама много раз уходила от прямых вопросов Кати, хотя понимала, что рано или поздно девушка будет настаивать на таком разговоре.

Внезапно в их мысленный разговор вмешался третий голос, голос матушки Анни.

- Девушки, вы случайно не заигрались в конспирологию? Кати живет с вами почти год. И вы должны были заметить, что она очень внимательная девушка. И пребывание среди магов, фактически в магической среде, конечно же, должно было вызвать у нее вопросы. Ведь мир, в котором живет Кати чисто технический. Применение магии в ее классическом варианте отсутствует вообще. И тут она натыкается на проявления магии почти на каждом шагу. Поставьте ее на свое место. И подумайте, как бы  повели себя, окажись вы в столь необычайной обстановке. Думаю, даже поагрессивнее, чем Кати. Я вообще удивляюсь ее долготерпению.

- Так как же поступить правильно? – спросила Люба.

- Думаю, на вопросы Кати нужно отвечать, но только на вопросы, возникающие в голове Кати. И ничего сверх того.

- Почему? - Удивилась Мила.

- Потому что вопросы возникают, когда человек готов принять ответы на них. Если же вводить человека, незнакомого с магией, в магическую среду без подготовки, может получиться неприятность, чисто психологического плана. Например, она вообще начнет отрицать магию, потому, что ее естество будет это отрицать. А вот если она задает конкретные вопросы, нужно давать не менее конкретные ответы, что будет вполне адекватной реакцией.

- Так что, слегка приоткрываем карты? – спросила Люба.

- Да, но пусть это сделает именно Мила. Так получилось, что Кати ее воспринимает проще, чем остальных. Потому и ответы от Милы воспримет без отторжения. Тебя же Люба, она, скорее всего, воспринимает как стоящую выше по положению. А у старших не принято спрашивать лишнего. По крайней мере, в данном мире.

- Хорошо, - почти одновременно ответили девушки.

Мила вроде бы как очнулась от дум и пристально посмотрела на Кати.

- Так о чем это мы? Ах да, о ребятах и чем они занимаются. Прежде, чем ответить на твой вопрос, я немного расскажу о нашей компании. Не удивляйся, но людей в ней всего двое: Иван и Люба. Причем, если Люба человек из этого мира, то Иван, совсем из другого. Остальные же относятся к другим, нечеловеческим расам.

- Монстры, что ли? – В ужасе отшатнулась Кати?

- Ну, почему сразу монстры? – Удивилась Мила.- Я вот эльфийка.- При этом Мила сняла иллюзию, отчего сразу проявились ушки необычной формы, заостренные кверху. И так они были соблазнительны, что Кати захотелось их потрепать. Но Мила вновь набросила иллюзию, и уши приобрели обычный человеческий вид.

- Кстати, Илья эльф, как и я. Остальные…ммм… других рас, но никак не монстры.

- Мила, а как вот ты это делаешь? – И Кати показала на лицо Милы.

- Это называется, навести иллюзию. Весьма полезная вещь, если учитывать, что в вашем мире живут только люди. И пусть они разных рас, но расы человеческие. Потому, чтобы не выделяться, приходится соответствовать существующим стандартам.

- Иллюзия? Но это же вроде бы, как обман, введение в заблуждение окружающих. Хорошо ли это?

Мила притворно вздохнула.

- Думаю, это не самое страшное, что может быть. В жизни этого мира столько обмана и фальши, что наша иллюзия сродни детской шалости.

Вот тут Кати попыталась оскорбиться за человеческий мир. Но потом поняла, что обида не столько за мир, сколько потому, что об этом говорит… А кстати, кем является Мила и ее друзья?

- Вы – инопланетяне? – Выпалила Кати, округляя глаза.

Мила, не ожидавшая такого выпада, рассмеялась.

- Скорее, иномиряне. Вот тебе первое заблуждение человечества. Оно считает, что люди единственные и неповторимые. Вы отказываете другим, нечеловеческим расам, в существовании. А это далеко не так. Существует много миров, в каких-то живут люди, в каких-то иные расы. Есть миры, в которых люди и представители иных рас живут вместе.

Между мирами есть пространственные переходы, называемые порталами. Собственно, наша группа попала сюда по одному из таких порталов.

- А зачем ваша группа здесь появилась?

- О, это благодаря Любе, жительнице этого мира. Она каким-то образом смогла попасть в будущее вашего мира, и это будущее ей не понравилось. Потому она обратилась к нашей группе с просьбой оказать помощь, чтобы спасти этот мир. Чем, как ты понимаешь, мы и занимаемся.

- Но ведь мир все равно разваливается. И получается, что вы не спасаете его, а только фиксируете его гибель, - почти прокричала Кати.

- А как ты видишь спасение вашего мира? Вести под ручку и вытирать сопельки, следя, чтобы не испачкался в песочнице? Вспомни, с чего начинался тот кошмар, который смыл в океан большую часть Франции. С ЦЕРНа. А ведь ученых предупреждали, что их эксперименты опасны, они могут привести к большим неприятностям. Ты даже не представляешь, сколько раз в ЦЕРНе останавливались эксперименты из-за внешнего влияния. Но нет, ученые были упрямы. В результате, в ваш мир проник демон, который разнес в пух половину мира.

- Но разве вы не могли остановить демона?

- Ты же видела его, не так ли?

Кати кивнула.

- А теперь представь, какая это мощь! Остановить демона было невозможно. Кроме того, неприятности вашего мира уже были заложены в вашу историю. Человечество на своем опыте должно понять, что идет не по тому пути. И только само человечество может изменить направление своего движения. Никакие иномиряне здесь не помогут.

Кати поняла, что переборщила с обвинениями. В самом деле, ведь иномиряне не боги, хотя и обладают определенным могуществом. И это могущество они применяют в полной мере. Осознание этого факта успокоило Кати, и дальше разговор покатился в более спокойном русле. Мила, как могла, отвечала на вопросы Кати, а их было много. Так  девушки, мирно беседуя, засиделись надолго.

+1
73
kimmeriec, нельзя так много сразу выкладывать. Читателя надо кормить дозировано )
Читатель нынче ленивый, много буков за один присест не осиливает )
15:57
+1
Григорий, согласен с Вами полностью. Но есть один нюанс: опубликованный материал представляет собой как бы единый блок событий, которые цепляются одно за другое. Разбить их можно на менее крупные блоки. Но, на мой взгляд, качество материала может ухудшиться.

Опять же, согласно нормам, рассказ допускает два авторских листа, т.е. до 80 тысяч знаков. Впрочем, реакция так называемых «молчунов», мне уже не интересна. Все-таки мы находимся на литературном ресурсе. И если я могу понять и принять молчание читателей на обычных литературных сайтах, где публикуются новые произведения, то молчание самих литераторов, которые здесь же публикуют свои произведения мне непонятно. Ведь здесь мы учимся, а чему могут научить молчуны?
kimmeriec, я специально не выкладываю здесь большие рассказы. Только стихи и миниатюры. Научен горьким опытом )
18:17
ПичАлька, однако. А есть ресурсы, где их можно выкладывать? Или общая тенденция на дебилизацию сохраняется везде?
Практически нигде не любят слишком длинных рассказов.
Единственный ресурс, где много читателей, умудряющихся читать длиннющие повести, был для меня Я Плакал. Но опять же, рассказ должен быть интересным )
18:25
+1
Кстати, Григорий, оказывается поведение интернет-сообщества уже давно описано. Есть Правило, называемое «Правилом Одного Процента». Вот что пишет википедия: «Согласно данному правилу, доля интернет-пользователей, создающих содержимое, составляет не более 1% от людей, просто просматривающих это содержимое. Так, например, на одного человека, публикующего сообщение на форуме, приходится 99 человек, просматривающих этот пост, но не реагирующих на него.» ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%BB%D0%BE_%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0

Так что вляпались по самые помидоры… хехе.
Согласен полностью )
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации