Без рта

Автор:
GlumovTL
Без рта
Текст:

Однажды утром Семен Валеев обнаружил, что у него пропал рот.

Язык елозил по зубам и небу, но на свободу вырваться не мог. Семен, как человек рассудительный, паниковать не любил, хоть очень даже умел. Он попытался было испугаться, но передумал.

Борясь с давящей болью в голове, Семен бросил взгляд на светящиеся зеленым часы: без пяти пять. Осторожно выполз из постели, голова закружилась, его повело, едва не швырнув обратно на кровать. Держаться! Не хватало еще разбудить жену! Ноги были словно ватные, внутри что-то натужно подрагивало. На цыпочках прокравшись в ванную, он встал перед зеркалом. Тускловатый вообще-то свет резал глаза, Семен плеснул в лицо холодной водой и уставился на отражение в зеркале. Растрепанные волосы, щетина. Глаза красные и недовольные, обычно к таким глазам прилагаются брезгливо поджатые губы, но с этим как раз вышла промашка: среди коротких пней свежей щетины отсутствовал даже намек на когда-то располагавшееся в этом месте отверстие.

Семен отстраненно провел пальцами по лицу. Навстречу им с той стороны кожи толкнулся язык, отполз, раздраженно подергиваясь. Еще не до конца проснувшийся, мужчина попытался вспомнить, когда видел свой рот в последний раз, и не смог. Впрочем, это и не особенно удивительно. В жизни много вещей, куда более интересных, чем разглядывание отверстия в голове. Он же не женщина, в конце концов! У него есть телевизор, компьютер, пиво!

Пиво. Перед глазами появилась стойка прокуренного бара, кто-то сует ему в руку кружку. Неловко повернувшись, он сбивает на пол пустые рюмки, те со звоном скачут по полу...

Так. Значит, в баре рот еще был на месте, иначе как бы он пил? Еще раз плеснув в лицо холодной водой, Семен открыл кран с горячей. Дрожащая рука ухватила станок. Сперва – привести себя в порядок. Остальное – потом.

Когда немного посвежевший Семен появился на кухне, там уже возилась жена. Стоя у плиты в клубах пара и дыма, она не удостоила его взглядом. Ну и очень хотелось. Ухватив деревянными пальцами пачку сигарет, он вынул одну и озадаченно уставился на нее пустым взглядом. Сигарета в условиях острой нехватки рта стала тем самым локтем, который не укусить даже ввиду относительной близости. Вздохнув через нос, он бросил ее в пепельницу и откинулся на стену. В голове все еще шумело, Семен прикрыл глаза и замер.

Словно только этого ожидающая жена громыхнула о плиту чайником и забубнила. За шипением масла и ревом вытяжки голоса было почти не слышно, но общие смыслы вполне угадывались. За годы, отделявшие некогда Белочку от теперешней Тыквы, он успел выучить все монологи наизусть. Она оказалась очень предсказуема. По ней можно было сверять часы. Период полураспада самого радиоактивного вещества четко отмерял полувыбормот всего, что она могла ему сказать. Ее слова можно было выставлять в Парижской палате мер и весов, как эталон занудства. Ее...

Не прекращая бубнить, жена швырнула на стол тарелку с горелым кружком яичницы. Тоже вполне предсказуемо наутро после встречи с друзьями. Она называет это "активированный уголь против отравлений". Рядом стукнула, расплескав половину содержимого, кружка с кофе. Растерзав завтрак тупым ножом, Семен подцепил вилкой кусок яичницы но, вспомнив утреннее недоразумение, бросил обратно в тарелку.

Повернувшаяся на звук жена устало посмотрела на него, потом на тарелку. Брови вопросительно взлетели.

– Чего это ты швыряешься? – она уперла руки в бока и угрожающе нависла над ним. – Не нравится, как я готовлю?!

Семен хотел было ответить: «Посмотри на меня, дура! Ничего не замечаешь? Это я однажды перепутал твою стрижку с противогазом, но ты-то не такая! Разуй глаза, дура!» – хотел он крикнуть. «У меня рта нет!» – и грохнуть кулаком по столу!

Но как же кричать, если рта нет?

Даже плюнуть – и то проблема.

Все, что остается – вскочить и уйти. И он вскочил и ушел, провожаемый недовольным взглядом.

На работе его встретила привычная понедельничная суета. Под треск клавиатур и раздражающие трели телефонов он пробрался в свой загон. Пока включался компьютер, вытащил из стола шипучие таблетки. Теперь, когда Семен окончательно проснулся, у него трещала голова. Сейчас его может спасти только короткий рывок до кулера... Остановившись в проходе, он отшагнул назад, упав обратно в кресло, и зло ударил в стену. Придется обойтись без помощи.

Нехотя взялся за работу. Привычная рутина постепенно затянула. Пару раз звонил телефон, но Семен редко отвечал и в обычные дни. До обеда время тянулось невыносимо долго. Когда часы на экране показали полдень, он потянулся, но вставать не спешил. Внутренне уже свыкся с произошедшей с ним метаморфозой, да и есть не хотелось совершенно. Сходить просто чтобы посмотреть на остальных? А смысл? Друзей у него тут нет, так, стрельнуть сигарету в курилке и деньжат до зарплаты. Деньги есть, курить не во что, так и зачем ему сейчас кто-то?

Треск клавиатур не затих совсем, но теперь яростно лупила по клавишам от силы четверть отдела. Зато заткнулись телефоны. Семен наслаждался относительным покоем, хотел вздремнуть, но сон не шел. Тогда он поднялся и выглянул из кабинета. Никого. Стараясь делать вид отстраненный и скучающий, быстрым шагом направился в туалет, где долго стоял, всматриваясь в отражение.

Ни шрама, ни швов, ничего. Прямо как в том фильме. А может, и правда стерли? Семен поскоблил ногтем кожу, надеясь подцепить краешек... Чего? Скотча? Телесного цвета пластыря? Только вот не делают такого землисто-бледного пластыря фабрики. Хорошо, что не хочется ни есть, ни курить. Глупо же он смотрелся бы, бросаясь на стены в двух шагах от котлет и сигарет!

За дверью раздались шаги. Семен опустил голову и, стараясь не глядеть на вошедшего, быстро выскочил прочь.

Из офиса Семен вышел одним из последних. Будь сейчас зима, накрутишь шарф – и иди, но долбанное лето спутало все карты. Так что пришлось ждать, пока затихнут шаги в коридоре. Сегодня в отделе было удивительно тихо, особенно после обеда. За час до конца рабочего дня никто не бродил по загонам, не трепался во весь голос. Только треск клавиатур, да нескончаемый трезвон телефонов.

Его автомобиль, кредитный кореец с ласковым прозвищем Хомут, одиноко жался к сетчатому забору в дальнем конце парковки. Усевшись за руль, Семен на секунду задумался. Куда сейчас? Домой совершенно не хотелось. Может, к Ленке? Но там – кальян и вино, она может не понять отказа. Собственно, везде, куда ни сунься – курево и выпивка, так что...

Так что, как ни прискорбно, придется тащиться к себе.

Когда ехать оставалось совсем немного, он отвлекся и не заметил вовремя патрульную машину. Скрипнул зубами, когда торговец полосатыми палочками указал на обочину, но подчинился. Поравнявшись с водительской дверью, постовой взял под козырек и завел грозную песню. В ней пелось о превышениях, габаритах и тонировке. О грязном номере, тусклых фарах и двойной сплошной. Про обгоны там пелось тоже. Семен готов был сунуть тому в шапку награду за артистизм, но не знал, как его прервать. А тот, заподозрив водителя в невнимательности, вдруг посуровел лицом и вынул прибор. В его грозном рыке и волевом жесте, как на плакате, ясно читалось: «Дыхните!» Семен бы и рад подчиниться, ведь именно сегодня мог исполнить на трубке хоть всего Армстронга, но вот беда: нечем!

Постовой нахмурил брови. Семен уже представил, как его под белы руки ведут в патрульную машину, где предстоит сто раз виденный фокус с исчезновением денег. Настроение стремительно ухудшалось, но тут в голову пришла здравая мысль: он же может дунуть носом! Отобрав у постового трубку, он вставил ее в ноздрю, зажав нос пальцами... И с ужасом обнаружил, что не может.

Потому что не дышит.

Отдав брезгливо поморщившемуся постовому прибор, Семен удивленно прислушивался к себе. Внутри разливалась тишина. Затихло биение сердца. Шум легких исчез, словно и не было.

Он замер, удивляясь этой тишине и собственному безразличию. Открыв кошелек, он выгреб оттуда всю наличность и сунул ошалевшему инспектору. Машина плавно тронулась, ныряя обратно в поток, сливаясь с ним. Сейчас ему нужно домой, ведь завтра рано вставать.

Как и тысячам таких же безразличных, бессловесных, жалких трупов.

+1
147
08:34
Уберите «однажды цтром» шо. Как то не оч звучит
09:18
Это было интересно почитать. Только хотелось бы подробностей, больше недоумений и потом объяснений. А то в итоге конца у истории как бы и нет…
Комментарий удален
22:05
Напомнило гоголевский «Нос». Концовка явно претендует на какой-то глубокий смысл, которого я, впрочем, различить не сумел.
Загрузка...
Елена Белильщикова №1