Источник

Автор:
Илия Майко
Источник
Аннотация:
Жизнь людей в Анарском Содружестве подчинена жёстким правилам, установленным жрецами. В частности, жителям всех планет под страхом смерти запрещено употреблять физическую пищу: они утоляют голод, получая энергию из кристаллов. Ониш – житель нищей провинциальной планеты Таралы, входящей в Содружество. Его судьба не так уж печальна, как большинства его соплеменников: он достаточно зарабатывает, чтобы не терпеть голод, а раз в год даже ездит к дяде с тётей в богатую столицу – Анар…
Текст:

Когда ты сильно, безумно желаешь чего-то, порой кажется, что весь мир готов перевернуться, чтобы подставить тебе под ноги нужную дорожку, где ты обязательно найдёшь желаемое.

— Верховный жрец Кернот приезжает в Таралу! На целых три дня! – гул возбуждённых голосов за окном не умолкал с утра от такой небывалой новости.

— Видно, сам Господь прислал его, — проговорила какая-то женщина. – Я уже едва держусь на ногах. Вчера отдала последние капли анара детям. Ведь он будет наполнять кристаллы?

— Будет, если есть, чем заплатить, — ответил ей кто-то.

Ониш счастливо улыбался, глядя из окна своего кабинета на эту кутерьму: им с матерью тоже уже едва хватало энергии анара. Правда, он неплохо зарабатывал для их небольшой провинциальной планетки Таралы, да и тётя с дядей, живущие на цветущем Анаре, помогали. Но верховный жрец славился своей добротой и справедливостью, поэтому если он сам приезжает, это само по себе означает помощь. Конечно, придётся заплатить – Кернот ведь тоже не из воздуха берёт энергию для кристаллов – но обычно жрец наполнял их за полцены, когда приезжал лично. Поэтому счастливые таральцы спешно собирали всё хоть сколько-нибудь ценное, что можно было бы обменять на энергию анара.

В комнату зашла счастливо улыбающаяся Ниа – мать Ониша:

— Я нашла ещё одно колечко, оставшееся от бабушки. Теперь мы можем не сомневаться, что доживём как минимум до осени.

— Мама, когда ты последний раз брала анар? – с тревогой посмотрел на её бледное лицо Ониш.

Она обняла сына:

— Я оставила тебе. У тебя должны быть силы, чтобы закончить свой проект. Ты наша надежда, я же почти ничего не зарабатываю в этом детском приюте.

— Но я же уезжаю послезавтра в отпуск к дяде с тётей на Анар, — возразил он. – Там и заряжусь до отвала. Нет, ты как хочешь, — добавил он, взглянув на её готовое возразить лицо, — а я к этому кристаллу, — он кивнул на стол, — не прикоснусь. Я не собираюсь наполняться до предела возможностей, когда ты едва стоишь. Мама, возьми его, пожалуйста, — уже почти умоляюще добавил он. – Я прекрасно продержусь два дня.

— Ну, хорошо, — она взъерошила его волосы и улыбнулась. – Ты так похож на своего отца.

Энергии в кристалле было уже совсем чуть-чуть. Да, верховный жрец приезжает очень вовремя. Не зря его считают провидцем: видно, почувствовал, что у таральцев настоящая беда, и тут же помчался на помощь.

Ниа, подойдя к столу, взяла в руки кристалл и закрыла глаза, нарочито медленно втягивая энергию анара, чтобы наполнить ею каждую клеточку. Ониш с удовлетворением посмотрел на её зарумянившиеся щёки и только после того, как она втянула достаточно энергии, отвернулся обратно к своим бумагам.

Кернот приехал к утру следующего дня. То есть, конечно, не приехал: жрецы его уровня не ездят и не летают, а просто телепортируются.

— Мои благословения вам, таральцы! Да будет мир вашей прекрасной планете! – с улыбкой поднял руки торжествующей толпе седовласый, но подтянутый человек, появившись сразу на центральной площади, где его уже ждали, с ночи занимая место, потому что вместить всех желающих увидеть Кернота было невозможно.

И прекрасная, живительная энергия анара потянулась из его рук во все стороны. Толпа радостно улюлюкала, на все лады приветствуя и благодаря своего спасителя. Люди на глазах покрывались румянцем, державшиеся за плечи друзей твёрдо вставали на ноги, а детям немного надо – они и вовсе начинали прыгать и скакать.

А затем верховный жрец Анарского Содружества, включавшего в себя прекрасный Анар, родную Онишу Таралу и еще несколько десятков планет, открыл ярмарку, ради которой, собственно, люди и собирали всё самое ценное в последние сутки. Кернот брал почти всё, что могли предложить нищие таральцы, наполняя энергией их кристаллы.

— Ох, он воистину святой человек! – счастливо смеялись вокруг. – Он дал мне чуть ли не в три раза больше, чем стоят мои вещи.

— Друзья мои, а теперь я, с вашего позволения, прервусь с наполнением кристаллов анаром до утра, так как не только крик о помощи привёл меня к вам, но и святой долг, — остановил очередь людей жрец, поднимая руку. – Не волнуйтесь, я не уеду с Таралы, не дав энергию каждому, — добавил он, глядя на испуганные лица не успевших к раздаче анара.

В наступившей тишине Кернот оглядел толпу, и всем показалось, что его только что добрые голубые глаза обдали холодом.

— Как вы знаете, скрывать что-то от меня бесполезно, — проговорил он. – Тем страшнее грех тех двоих, что на прошлой неделе совершили ужасное: не только вкусили физической пищи сами, но и накормили ею трёх малолетних детей, не имевших возможности противостоять родителям. Данвар и Сиона Шели, подойдите сюда.

Двое бледных как мел молодых людей, дрожа от страха, приблизились к помосту. Женщина упала на колени:

— Прости, умоляю, ты святой человек, ты знаешь, что мой муж настоял на этом! Дети неделю не получали анар, и нам показалось, что младший уже не дышит…

— На что же вы рассчитывали, несчастные, зная, что моё око вездесуще? То есть, по сути, греша прямо у меня на глазах? – скорбно глядя на них, вздохнул жрец.

— Накажи меня одного, — едва заставляя себя говорить, выдавил Данвар. – Моя жена просто подчинилась моей более сильной воле и от страха за детей. Если не будет нас обоих, то наши малыши пропали.

— Хорошо, — помолчав, вдруг вскинул голову Кернот, словно на что-то решившись. – Я приговариваю твою жену к штрафу в пять тысяч кристалнаров.

— Но… — несчастная пара поникла головами, — у нас нет таких денег…

— Я знаю. Поэтому лично даю вам кредит, а твоя жена пойдёт ко мне служанкой, отрабатывая долг. Детей она может взять с собой.

— Да здравствует Кернот! Ура верховному жрецу! – вскричала толпа.

— Он не только, по сути, прощает её, но и берёт с собой на Анар!

— Теперь уж точно их дети будут здоровы и счастливы!

— Ведь это надолго, и если, вырастив, они вступят в брак с анарцами, то и вовсе останутся там… счастливые!

Взмахом руки жрец остановил крики, и в наступившей тишине подытожил:

— Попрощайтесь.

Муж и жена, впервые за это время повернувшись друг к другу, со слезами в глазах прижались лбами, словно стараясь запомнить каждую чёрточку дорогого лица.

— Прости… — прошептал Данвар, порывисто обняв жену.

— Если бы не ты, они бы не дожили до этого дня… — тихо заплакала она в ответ.

— Данвар Шели, — начал Кернот, давая понять, что их время истекло, — ты совершил один из самых страшных грехов и подлежишь немедленному опустошению. Твоя энергия изымается и… будет учтена при погашении долга твоей семьи.

«Будут учтены эти крохи? Да он и так едва держится», — подумала Сиона.

Кернот, подняв правую руку над головой провинившегося, впервые за этот длинный день не давал энергию, а втягивал её. И без того бледный как смерть молодой мужчина начал опадать на землю, ловя губами воздух.

— Позаботься о них… Люблю тебя… — были его последние слова.

Ониш, словно парализованный, смотрел на смерть друга. Они с Данваром и Реми были неразлучны с тех пор, как научились ходить. «Почему?! Ну почему он не пришёл ко мне и не сказал, что всё настолько плохо?! — хотелось кричать ему. Ведь я бы ни за что не дал погибнуть ему и его семье!.. И грех совершить не дал бы…» По лицу стоящего рядом Реми он видел, что того одолевают те же чувства.

— Вероятно… он… и так… считал, что… слишком много… просил у нас… анара… — проглотив слёзы, прошептал гигант Реми, отличавшийся, кроме высоченного роста и горы мускул (редкость для тощих бледных таральцев) ещё и удивительно добрым сердцем.

— Что – плачете? – злорадно усмехнулась стоявшая рядом старая одинокая соседка. – Вот запомните, что никому не позволено нарушать главные заповеди Бога Анара! Я сама шестерых детей похоронила, ни одного в живых не осталось, но ни разу мне не пришло в голову совершить подобное!

На самом деле плакал только Реми, да сидящая на коленях рядом с телом мужа Сиона. Ониш был скорее в каком-то трансе, полностью вырубившем все эмоции. А остальные лишь благословляли справедливость верховного жреца: и волю Бога исполнил, и с женщиной и детьми поступил по милосердию. О том, что Данвара можно было оставить в живых, никому не пришло бы в голову в такой ситуации: люди хорошо знали законы Содружества.

Оставшиеся два дня до отъезда Ониш провёл как во сне: они с Реми молча ходили за Сионой, как привязанные, вытаскивая у неё из рук любую мужскую работу, которую сделал бы их друг, останься он в живых. Впрочем, таральцы давно привыкли к смерти. Она стала здесь такой частой гостьей, что, казалось, скоро ей начнут накрывать на стол и держать для неё тапочки. Долгие слёзы – прерогатива богатых анарцев, Онишу же надо было сосредоточиться на делах более житейских. Поэтому точно в установленный срок он, попрощавшись с матерью и другом, поехал на единственный на планете космопорт, чтобы отправиться на Анар, к дяде с тётей, куда он катался с детства каждое лето.

«Эх, жаль, что на Анаре действует запрет на пребывание туристов более месяца, — грустно думал он, глядя из окна на стремительно приближающиеся звёзды. – Дядя добрый, он приютил бы нас с мамой. А потом я нашёл бы работу и вытащил с Таралы Реми… Хотя… Кого я обманываю? — он хмыкнул собственным глупым мыслям, навеянным, без сомнения, смертью Данвара. – Я-то как раз могу остаться на Анаре. Вот только не очень-то мне этого и хочется…»

— Галли! – закричал от радости Ониш, как только высунул голову из дверей пассажирского корабля. Едва сдерживаясь, чтобы не расталкивать выходящих перед ним, он наконец добрался до встречающей его девушки и закружил её в объятиях. – Целый год тебя не видел!

— Ага, а каждый вечер по видеофону был, значит, твой двойник? – прищурившись от солнца, улыбнулась красавица.

— Поправка: целый год тебя не обнимал! – засмеялся Ониш, снова сжимая её в объятиях. – А дядя с тётей не приехали? – он осмотрел толпу встречающих.

— Не-а, — помотала головой девушка, ведя его за руку к новенькому Крылатому. – Дядя твой уехал вчера на два дня за какими-то новыми супер-редкими семенами с одной из неразвитых планет, а тётя решила дать мне возможность похвастаться и встретить тебя лично… — Галли лукаво посмотрела на парня, поглаживая блестящий бок машины. – Красавчик, правда? Папа купил мне месяц назад за успешную сдачу экзаменов на целителя.

— Вау… Галли, я тебя не прощу, если не дашь мне сесть за штурвал! – восторженно закричал Ониш.

— Ммм… у тебя мало опыта… — засомневалась девушка.

— Я буду осторожен! Ну, Галли… не жадничай, — умоляюще протянул парень.

— Ну ладно, — легко вдруг согласилась она. – Если что, папа мне всё равно новую купит.

Лёгкая тень промелькнула на лице Ониша, как бывало всегда, когда Галли так легкомысленно относилась к деньгам. Впрочем, что с неё взять: она единственный обожаемый всеми ребёнок, а её отец один из жрецов Содружества и слишком богат, чтобы считать количество таких Крылатых.

Ониш быстро забрался на водительское место.

— Включить сигнальные огни! – дурачась, процитировал он, наслаждаясь обстановкой салона. – Помнишь, как в детстве на дереве? Мы уже тогда знали, что будем летать именно на Крылатом! Оба разом выбрали именно эту модель.

Галли наклонилась к нему и впервые с момента встречи нежно поцеловала.

— А еще мы всегда знали, что поженимся. И ничто нам не помеха, — улыбнулась она, отстраняясь.

— Даже седьмой жрец Содружества? – с заминкой спросил он.

— Да ты же всегда нравился папе! – запальчиво ответила девушка. – Вот увидишь, он будет рад за нас.

— Нравился, нравился… Как бедный родственник, приезжающий к его соседям на месяц в году… Но не как муж его дочери.

Но, взглянув на помрачневшее лицо девушки, добавил:

— Да ладно, малыш, всё будет хорошо, вот увидишь. В конце концов, мы оба совершеннолетние и только нам решать свою судьбу. Правда? – он нежно провёл рукой по её щеке. – Ты же можешь и со мной на Таралу уехать. Моя мама будет очень рада тебе.

— Опять двадцать пять… — закатила глаза Галли. – Ониш, ты с луны или с Таралы? Ну, где это видано, чтобы кто-то уезжал с Анара на провинциальную планету, где через год свирепствует голод!

Ониш сжал зубы, не желая ссориться в первый же день. Но, чёрт подери, опять Галли говорит так, как будто верный кусок энергии ей важнее, чем их чувства! А впрочем… странно, но именно анарцы, у которых энергии было хоть отбавляй, были буквально помешаны на ней.

Как ни боялась Галли за своего новенького Крылатого, но Ониш вполне уверенно взлетел и так же хорошо приземлился в роскошном саду седьмого жреца Содружества. Мельком взглянув на особняк и отметив очередную золотую статую у входа, таралец засобирался к тёте.

— Солнышко, встретимся после заката, хорошо? Тётя заждалась, наверно.

— Договорились, — девушка коварно улыбнулась. – И помни: ты обещал, что в этот раз мы всё решим по поводу нас.

С оттенком беспокойства Ониш посмотрел ей вслед, когда она скрылась в дверях дома. «Эх, не наделала бы глупостей… Родителей же подготовить как-то надо к такому…»

Однако его ждал более простой, но при этом гораздо более душевный дом. Повернувшись к стоящему через дорогу уютному домику, утопающему в цветах, Ониш улыбнулся: здесь ему всегда были рады.

— Тётя, тебе хорошо на Анаре? – спросил гость, как только хозяйка заставила его втянуть достаточно энергии, чтобы восстановить силы.

— Странный вопрос. Конечно! – Каит засмеялась, убирая опустошённый племянником кристалл. – Здесь не знают, что такое голод и слабость, — добавила она со вздохом, вспоминая детство на Тарале.

— Но ведь анарцы… — Ониш замялся, не зная, как сказать, чтобы не обидеть тех немногих местных, кого любил.

— Не любят чужаков? – договорила Каит и вздохнула, пряча глаза. – Что ж делать, милый. Видно, такова жизнь. Их тоже можно понять: когда происходит наплыв инопланетных, те так рьяно начинают поглощать энергию, что сами анарцы чувствуют слабость. А они не привыкли терпеть неудобства. – Она ласково приобняла племянника. – К тому же не все такие. Мне вот повезло встретить твоего дядю, и он ни разу не попрекал меня моим происхождением.

— Да, дядя удивительный. Таких мало на Анаре, — улыбнулся Ониш. – Но, может, дело ещё и в том, что жил он всю жизнь здесь, на окраине, да и не интересовался никогда ничем, кроме своих цветов. Живущие в центре, среди развлечений и прочих искушений – они совсем другие.

— А что это ты заинтересовался этой темой? – вдруг тревожно спросила его Каит. – Или у вас что-то намечается серьёзное с Галли?

Ониш замялся: он собирался сначала удостовериться, что им вообще дадут пожениться, прежде чем сообщать радостную новость родным.

— Ну… ещё ничего не решено… Мы же с детства дружим, ты знаешь…

Тётка вздохнула:

— Милый, ты же знаешь, кто её отец и какой он. Если бы речь шла о дочери садовника, право же, у вас было бы больше шансов.

— Я всё понимаю, тётя! Анар свидетель, сколько раз я сам себе всё это говорил! – не выдержал Ониш. – Но что ж делать, если это Галли, и она уже есть, выросшая именно в этом доме и именно у этих родителей…

А его невеста тем временем так-таки реализовала самый страшный кошмар Ониша, выложив всё родителям, да ещё как выложив! С бухты-барахты.

— Дочь, ты хоть понимаешь сама, какую глупость собираешься сделать?! Да такие Ониши по всему Содружеству спят и видят, как бы жениться на анарке, чтобы получить здесь разрешение на постоянное проживание! – метал громы и молнии отец Галли, стараясь вразумить неразумное дитя, возомнившее себя достаточно взрослой, чтобы выходить замуж.

— Он не такой, папа! Ты же знаешь его столько лет! Он любит меня, и ему всё равно, анарка я или нет.

— Любит тебя? – прищурился седьмой жрец. – Отлично! Может, он согласится забрать тебя на свою, как там её, Маналу?

— Таралу! Да, он только сегодня утром предлагал именно это!

— Ерунда! Пыль в глаза! Как только дойдёт до дела – сразу скажет: «Давай-ка благоразумно останемся на Анаре».

— Это неправда! …Хотя, конечно, благоразумнее остаться на Анаре.

— Хорошо, ты хоть это понимаешь… — вздохнул её отец, устало садясь в высокое кресло.

— Пап… — печально протянула вдруг Галли, выглянув в открытое окно. – Он всё слышал.

Ониш, вышедший из дома напротив для того, чтобы зайти за ней, как договаривались, стоял у их калитки с мрачным лицом и, конечно, слышал каждое слово, так как кричали они отнюдь не шёпотом.

Жрец равнодушно пожал плечами: тем меньше недомолвок. А Галли побежала вниз, надеясь хоть как-то смягчить для любимого услышанное.

— Эй, я тебе, кажется, не разрешал никуда уходить! И вообще запрещаю тебе видеться с этим парнем! – кричал разъярённый отец ей вслед.

— А я, кажется, не спрашивала разрешения, — пробормотала на бегу Галли. Впрочем, шёпотом и себе под нос.

Ониш ждал её у калитки, хотя ежесекундно ему приходила в голову мрачная мысль: «Что я здесь делаю?» Но, как только Галли, подбежав, взяла его за руку и извиняюще заглянула в глаза, этот вопрос пропал сам по себе.

— Пойдём отсюда? – почти спокойно предложил он.

Они молча сидели на любимой с детства поляне на берегу озера. Анар настолько не походил на Таралу, что у Ониша до сих пор дух захватывало от обилия цветов и деревьев. Его родная планета по сравнению с этим великолепием напоминала выжженную пустыню.

— О чём ты думаешь? – обняла его Галли, стараясь хоть как-то снять возникшее напряжение.

— Думаю… о том, как достать энергии… много-много. Чтобы никто больше не умирал от голода. И чтобы твой отец был горд, выдавая свою единственную дочь замуж за этого богача Ониша, — он попытался улыбнуться. – А как часто вы берёте энергию из кристаллов? – спросил он вдруг.

— Ну, по-разному… — задумалась девушка. – Обычно, может, раз в два-три дня… а если там экзамены или ещё какой стресс, или человек спортсмен… тогда раз в день.

— Странно.

— Что странно?

— Что мало. В смысле редко. Те немногие на Тарале, что достаточно богаты, чтобы не терпеть голод и слабость, берут энергию хотя бы трижды ежедневно.

— Ну… не знаю… Мы же прямые потомки Бога Анара… А вы – только его учеников… Возможно, нам досталось это от него.

Ониш в задумчивости встал, отряхнув одежду, и подошёл к старому другу – раскидистому дереву, на котором немало часов он провёл в детстве с Галли. И тут впервые у него перед глазами промелькнула картинка, которой не было в реальности: он, вытянув руку вперёд, вытягивал энергию из дерева. Появившийся образ был в точности таким, как он видел всё вокруг, только возник он как бы напрямую в мозгу, без посредничества глаз. «Что это? Похоже на то, как Галли и дядя говорили о ясновидении. Но ведь я не анарец…» Однако он сделал в точности то, что ему пригрезилось – или не пригрезилось? И тут же живительная энергия анар потекла по его телу.

— Галли! – восторженно закричал он. – Это анар! Я понял: вы берёте его из деревьев и цветов!

Но девушка уже и сама видела, что происходит. В удивлении приоткрыв рот, она смотрела на источник энергии.

— Вот почему мы настолько слабее: ведь наша планета почти вся состоит из пустыни.

— А почему вы не высадите что-нибудь? Ведь сегодняшние технологии позволяют и пустыню превратить в сад.

— Но мы же не знали, что это источник анара! А жрецы всегда выгодно покупают любые растения.

К счастью, по поводу растений у Ониша был прекрасный советчик: ведь его дядя был садовником, причём одним из лучших на Анаре, недаром вся их улица, состоящая в основном из огромных домов богачей, пользовалась его услугами. Поэтому, как только на следующий день дядя вернулся из своей поездки за редкими семенами, Ониш просто не мог не пристать к нему с расспросами.

— То, что растения дают анар, это факт, нам давно известный, — тут же кивнул дядя Мито. – Это само по себе не тайна, хотя публиковать об этом в прессе запрещено, — чуть улыбнулся он.

— Но почему об этом не говорят нищим планетам?! Ведь это способ решить проблему голода раз и навсегда! – закипятился таралец.

— Ну, это вряд ли, — покачал головой дядя. – Энергию-то они дают, но не так много, чтобы можно было за счёт неё выжить. Я, например, беру кристаллы раз в неделю. Редко. Но они всё же мне нужны. А ведь я расстаюсь с растениями только чтобы обнять твою тётю, — он улыбнулся, — да с тобой пообщаться месяцок в году.

— А сон? – резко спросил Ониш, опять получив картинку напрямую в мозг. – Когда мы очень слабы, то спим дольше, и это даёт нам дополнительные силы.

— Да, и сон даёт анар. Я вот, например, уже и не сплю почти. Но только от сна анара поступает ещё меньше, чем от деревьев.

— Нужно что-то ещё… Что-то главное мы упускаем… — больше для себя размышлял вслух Ониш.

Мито засмеялся:

— Решил взять на себя работу Бога Анара? Так он уже всё придумал за тебя, создав кристаллы.

— Но ведь кристаллы наполняют… — Ониш судорожно пытался разобраться в очередной поступившей картинке, — аккумулируя энергию… со всей планеты?.. – удивлённо он спросил и дядю и самого себя.

А тот изучающее посмотрел на лицо племянника:

— Что – приступы ясновидения начались?

— Не знаю, — покраснел Ониш. – Я ведь не анарец… вряд ли.

— Ну, подобные способности не привилегия именно анарцев, — вдруг поразил его дядя как бы между словом. – Они возникают просто от изобилия энергии. А ты тут бываешь с детства. Такое случается иногда с инопланетными. Правда, редко.

Они помолчали, обдумывая поступившие каждому новости.

— Постарайся никому об этом не рассказывать, — сказал наконец Мито. – Это не преступление и не запрещено – да и как это можно было бы запретить? Но анарцы – наследники Бога Анара, и первым лицам планеты не нравятся подобные случаи. Они своего рода подрывают веру в нашу исключительность, — закончил он.

— Да я и не собирался… — кивнул Ониш. – Разве что вам с тётей да Галли.

— Дочери седьмого жреца Содружества, ты хочешь сказать? – резко спросил Мито. – Из которой любые секреты с детства сыпятся как из рога изобилия?

— Да, что-то я не подумал… — отвёл глаза в сторону парень. – А что по поводу процесса наполнения кристаллов? – напомнил он.

— Ты прав, — пожал плечами дядя. – Энергию в них аккумулируют со всей планеты. Весь Анар наполнен анаром, да не смутит тебя эта игра слов. Люди разленились или разучились брать его напрямую… Хотя частично всё равно бессознательно берут, особенно голодные инопланетные. Вообще-то я давно думаю, что не так уж нужны нам эти кристаллы. Тарале и другим таким же планетам – да. А нам не обязательно.

— А почему именно Анар? – тоскливо спросил Ониш.

— Ну, что за детский вопрос! Бог Анар наполнил всю планету, позаботившись о своих потомках. Ты знаешь это не хуже меня.

— Что ж он нам не наполнил? – чуть резковато рискнул спросить племянник.

— Ну, Ониш… Ты представь тогда, как обидно тем планетам, куда не дошли даже его ученики, — засмеялся Мито. – У них ведь нет даже ваших крох энергии.

— А почему… — парень покраснел, не зная, как и выговорить-то такое кощунство, — запрещена физическая пища? Ведь от неё сразу поступает просто гигантская волна анара! Все, кто пробовал, говорят это.

Вот тут Мито всерьёз побагровел:

— Ониш! Я понимаю, что молодости свойственно во всём сомневаться, но сейчас ты посягаешь на сами основы нашего общества! И благодари Бога, что тебя слышат только мои уши.

— Ну, я всё равно уже спросил, дядя Мито… — чуть виновато развёл руками племянник.

— Потому что это одна из основных заповедей Бога Анара! Что тебя вдруг потянуло на вопросы для малышей?

— То есть типа «верь и делай», да? А есть какое-то объяснение, почему и зачем существует эта заповедь?

— Затем, — дядя посмотрел на него, как на глупого ребёнка, — что не должен человек убивать что-либо живое ради пищи. Это продолжение заповеди «не убий», к слову сказать.

Ониш помолчал. Возразить как будто было нечего.

— Но мой друг Данвар! – вдруг вскинул голову он. – Они с женой съели яблоки! Растение не погибает, если есть плоды, более того: само отдаёт их, они падают на землю.

Мито вздохнул: настойчивость племянника огорчала его всё больше.

— А это уже вредно для самого человека! Желудок был дан нам как альтернативный способ поглощения энергии, когда ничего другого нет, и возникает угроза самому существованию человечества. Но расплата за это – болезни и преждевременная смерть.

— Так люди и идут на это, когда ничего другого нет!

— Я сказал «угроза существованию человечества», а не одного человека. Совершать подобный грех, сказывающийся на развитии последующего поколения, ради одной-единственной жизни недопустимо.

Мито испытывающе смотрел в лицо племянника, стараясь определить, остались ли в том ещё бунтарские вопросы. Но Ониш понуро молчал, хотя и явно по-прежнему что-то обдумывал.

— Я об одном тебя прошу, — тихо сказал наконец дядя. – Упаси тебя Бог толкать такие речи за пределами этого дома. И если ещё возникнут подобные вопросы, пожалуйста, иди с ними ко мне.

Ониш кивнул:

— Конечно, дядя Мито. Я всё-таки не младенец, чтобы не понимать этого.

Но тот только покачал головой: не младенец, а мысли-то отнюдь не взрослые.

Следующие несколько дней Ониш бродил по Анару, как потерянный. У него не проходило ощущение, что ещё вот-вот – и он найдёт такой простой и естественный источник энергии, что всем смешно станет, как же люди не додумались до этого раньше. Но в голову ничего не приходило, волшебных озарений не наступало, и моменты ясновидения его тоже больше не посещали. Возможно, причиной тому было и огорчение по поводу Галли: отец таки властным распоряжением запретил дочери видеться «с этим наглым таральцем, решившим за доброе отношение отплатить чёрной неблагодарностью». А для того, чтобы ей не пришло в голову ослушаться, пригрозил вообще запретить Онишу въезд на Анар, под любым предлогом. Так что теперь за прошедшую неделю они виделись лишь однажды ночью, да и то очень рискуя.

Солнце клонилось к закату, когда Ониш вышел на небольшую поляну в горах. Как же здесь было прекрасно! С одной стороны скалы, а с другой – пропасть и вид на чудесную долину внизу. Хотелось взлететь повыше и дотронуться до каждого высоченного камня, словно прочувствовать всё, что видел на своём веку он.

Задёрнуты туманной дымкой,
Словно из сна или мечты.
Жизнь кажется такою зыбкой,
Как глянешь с этой высоты.

Пропел Ониш вдруг во весь голос, наслаждаясь эхом. Казалось, впервые за последние дни ему было так хорошо и радостно.

— Пишете песни, юноша? – окликнул его неожиданно голос, и из зарослей кустарника вышел седой человек. По его виду было, казалось, невозможно определить его возраст: он выглядел как старик, который, однако, был совершенно здоров и крепок.

— Нет… — смутился парень. Он никак не думал, что здесь его кто-то услышит. – Это очень старая песня, группы «Мечта».

— «Мечта»? – странный старик выглядел каким-то диким, словно сотню лет жил в этих горах. – Хорошее название. – Он улыбнулся, присев на один из камней, — а у тебя есть мечта?

Странное ощущение нашло на Ониша: не приступ ясновидения, но словно сродни ему. Взглянув в лицо нежданного гостя, он вдруг подумал, что если бы тут оказался сам Бог Анар в человеческом обличье, он бы посмотрел на него именно такими мудрыми и добрыми глазами и задал тот же самый вопрос.

— Есть. – Он сел на камень напротив. – Хочу найти такой источник энергии, чтобы им мог воспользоваться каждый, в любом месте и в любом количестве. Чтобы никто больше не умирал от голода и не грешил, вызывая гнев Бога Анара. Чтобы молодые люди могли пожениться, просто потому, что любят друг друга, и вне зависимости от наличия у них сотен и тысяч кристалнаров. Чтобы семьи спокойно рожали детей, зная, что те никогда не будут голодать. Чтобы моя родная Тарала и все остальные планеты превратились в такой же цветущий рай, — он обвёл руками окружающее их великолепие. – Чтобы мир не делился больше на анарцев и всех остальных, провинциалов.

— Хорошее желание, — улыбнулся незнакомец, играя пальцами руки над цветком рядом с собой, словно общаясь с ним. – А что ты сделал, чтобы найти такой источник?

Ониш вздохнул:

— Я выяснил, что энергию можно получать от растений… — он испытывающе посмотрел на игру человека с цветком, — а также от сна и физической пищи, которая под запретом. Но этого не достаточно.

— А почему ты всё время ищешь где-то извне? – странник усмехнулся, — ты так можешь очень далеко уйти от истины.

— Хочешь сказать, что источник уже у меня в руках? – взглянул ему в глаза Ониш, почти не сомневаясь, что странный старик знает ответы на все его вопросы.

— О, нет. Ещё ближе, — засмеялся тот.

Парень, нахмурившись, автоматически взглянул на свои ладони и «всё, что ближе»: локти, грудь, живот – под смешок старика. И тут же сам улыбнулся:

— Да, это, наверно, было смешно.

— Нет, нет, не останавливайся. Ты, в общем, на правильном пути.

Ониш задумчиво посмотрел на случайного собеседника:

— Ты берёшь анар от этого цветка?

— Ты что – разучился видеть энергии? – вопросом ответил тот.

— Нет, — буркнул парень, — просто я не смотрю на них постоянно.

— Ну так посмотри.

Ониш включил энергетическое зрение и чуть не ахнул: перед ним сидел богач! Если бы он лично не видел жреца Кернота, то счёл бы, что перед ним первое лицо Содружества. У старика, наверно, были миллиарды кристалнаров, потому что он …давал свою энергию цветку! У таральца в буквальном смысле слова отвисла челюсть:

— Это какой-то особенный цветок? В смысле… я не понимаю… может, он дорог тебе как память о ком-то особенном, что ты тратишь на него силы?

Незнакомец опять издал смешок:

— Нет, цветок самый обыкновенный. А почему мне должно быть жаль для него энергии?

— Ну… — Ониш едва мог подобрать слова для того, что каждый в его окружении считал чем-то само собой разумеющимся. – Ты потратишь анар, который мог бы использовать сам или отдать своим близким…

— Мне на всех хватит. Тебе дать? – старик изучающе посмотрел на парня.

— Гм… Зачем все эти загадки?! – взорвался наконец он. – Почему бы тебе просто не сказать мне и всем остальным, где ты нашёл этот источник? …Ты бы спас множество жизней, и столько людей благословляли бы тебя, — добавил он уже просяще.

Старик молчал. Всё также продолжая играть с цветком и смотреть на Ониша.

А парень задумался. Странный человек не походил на жадного богача-анарца, который из алчности или вредности не хочет отвечать и осчастливить весь мир. Он как будто просто не мог ответить прямо. «Ещё ближе, чем в руках? Где же это?» Ониш прикрыл глаза, надеясь расслабиться и вызвать очередной приступ ясновидения. «Ещё ближе, чем в руках… А если…» О, да!.. Вдруг лишь небольшим, самым элементарным и лёгким усилием воли, практически просто желанием, он зажёг огонь энергий в центре груди. «Так вот, что означало “Ближе, чем в руках”: во мне! Источник прямо во мне!» — ликовал он, наслаждаясь потоками анара, растекающимися по всему телу. А затем эти потоки пошли вверх и вниз, открывая давно ждавшие этого энергетические центры, и теперь огнём было охвачено всё внутри него, а через несколько секунд Ониш понял, что его тело явно выходит за рамки физического: во всяком случае, огонь на расстоянии метра от груди он ощущал так же явно, как и внутри неё.

Самое странное для парня оказалось то, что удивление длилось не больше секунды. Он всегда полагал, что, столкнувшись с чудом вроде этого, будет прыгать от радости или получит сильнейший шок. Но вот оно случилось, только что – а у него уже ощущение, как будто он так жил всегда, как будто только так и можно жить.

Открыв глаза, парень увидел счастливую улыбку странника.

— Я рад, что ты догадался.

Ониш, сам светясь от счастья, чуть не бросился ему на шею:

— Спасибо!.. Ты даже не представляешь, что сделал для меня!

— Это ты сделал сам, — покачал головой тот. – В том-то и дело, что дать это другому, сделать это за него невозможно.

— Но почему ты не мог хотя бы сказать, как зажечь этот огонь?..

— Потому что это бесполезно, — пожал плечами старик. – Тот, кто желает зажечь – догадается сам. А кто не желает – не сделает этого, даже если я в лепёшку расшибусь, объясняя ему, как и что.

— Теперь… теперь всё изменится! – ликовал Ониш. – Я женюсь на Галли, подскажу другим, как открыть в себе источник… теперь…

— А как подскажешь? – хитро прищурился собеседник. – Я же тебе сказал: человек сам должен этого захотеть.

— Я найду нужные слова, я знаю! – уверенно взглянул ему в глаза Ониш. – Я вырос на планете, где один кристалнар в неделю считается почти богатством. Где люди падают на полпути от слабости и голода и полностью зависят от щедрости тех, кто наполняет кристаллы. Они просто не знают, не представляют, что возможен иной мир, в котором анар им не дают, а они создают его сами. Стоит рассказать им об этом, и они сами пожелают найти источник!

— И ты полагаешь, что тебе дадут направо и налево рассказывать такое? – усмехнулся старик. – Эх, наивная молодость…

— Да я пойду к самому Керноту, расскажу ему всё, и он будет счастлив лично принять в этом участие! – воскликнул окрылённый Ониш.

Странник не ответил. Он встал, ещё раз взглянув на парня своим пронизывающим насквозь взглядом, улыбнулся и …просто исчез.

Таралец усмехнулся: обычно он бы счёл телепортацию без единого слова прощания невежливым, но этот человек слишком многое сделал для него. К тому же подобное исчезновение ещё раз навело его на странную и забавную мысль: уж не сам ли Бог Анар спустился с небес, чтобы что-то изменить в мире руками Ониша.

На следующий день он стоял у входа во дворец Кернота:

— Но это слишком важно, от моей новости зависит жизнь миллионов людей! А я не смогу тут быть через два месяца, я не анарец.

— Приём в порядке очереди, твоя – через два месяца, — равнодушным тоном повторял страж у ворот.

— Послушай! – Ониш твёрдо решил достучаться до этого парня. – Помимо того, что ты несёшь службу, ты ещё и просто человек, и я человек. Хотел бы ты иметь неисчерпаемый источник анара? Я могу дать его!

— Да-да… — с ухмылкой кивнул тот, глядя на дешёвую потрёпанную одежду «богача». – Сам уйдёшь или проводить?

Ониш грустно посмотрел на него и повернулся прочь: ничего, он иначе выйдет на Кернота, без всей этой чиновничьей волокиты.

Пару недель он безуспешно пытался штурмовать дворец, прикидываясь разного рода посыльными. И так часто мелькал там, что в последний раз упрямый страж пинками выволок его за ворота, дав понять, что его уже тут запомнили под любой личиной.

Но, в конце концов, Онишу улыбнулась удача: верховный жрец объявил о том, что собирает на главной площади людей для бесплатного исцеления. Туда, конечно, ринутся все инопланетные, толпа будет не маленькая, но что делать. Надо будет как-то пробиться к Керноту, от этого слишком многое зависит.

Место на площади он занял за сутки: всё равно Галли рядом нет, а скучать можно и на улице. Поэтому когда появился жрец и, сказав приветственное слово, ласково позвал к себе всех больных, призывая людей не драться, а уступать место более нуждающимся, Ониш был в самом начале очереди. Ему было немного стыдно стоять среди больных и увечных, но он утешал себя тем, что в результате им же и поможет.

— Гм… юноша, если ты ко мне из-за сердечных мук, то их я не лечу, — с улыбкой махнул ему рукой Кернот, просканировав его тело и убедившись в полном здоровье пациента.

— Нет, верховный жрец, я к тебе из-за мук совести, — от наконец осуществившейся столь желанной встречи едва находил слова Ониш. – Я нашёл неисчерпаемый источник энергии, и мне стыдно, что столько людей голодают, когда я настолько богат. Помоги мне сказать об этом людям!

— Источник энергии? – жрец с подозрением уставился на молодого человека. – И где же?

— В каждом человеке! В нём самом! – с восторгом выпалил тот.

Кернот вздохнул, положив руку на голову парня:

— Ты слишком долго голодал, бедняга. Резкий избыток анара не пошёл тебе на пользу. Но сейчас твои мысли прояснятся, — и в голове таральца прошла волна живительной энергии. – Ну что – тебе уже лучше? – ласково посмотрел он и махнул рукой, подзывая следующего. А рядом стоявшие стражи быстро отодвинули в сторону Ониша, дабы он не загораживал проход.

— Но… мы же не договорили! – пытался прорваться обратно парень, но его тут же, кто кулаками, а кто костылями, начали отталкивать стоявшие в очереди:

— Твоя очередь прошла, не наглей-ка! Тут есть и побольнее тебя!

«Что же делать?» — судорожно соображал Ониш. Толпа стремительно отодвигала его к краю площади. Но упустить такой шанс он не мог. Вот же первый человек Содружества, который легко может помочь, он здесь, прямо перед глазами, только надо, чтобы он поверил – и всё!

И, подняв руки вверх над толпой, Ониш зажёг такой огонь внутри, что, стоявшие рядом отхлынули в почтении, решив, что идёт кто-то из жрецов. Но затем толпа в недоумении смолкла: бедно одетый парень давал энергию каждому! В первые мгновения люди просто жадно ловили её, не раздумывая, откуда и почему. Но когда основной голод был утолён, многие начали смотреть на него с подозрением и удивлением:

— Это тот псих, что первым подошёл к Керноту! – пронеслось в толпе.

— Точно псих… — ответили ему.

— Богатый псих-то… — усмехнулся кто-то.

Волна энергии докатилась и до верховного жреца, и он чуть поднял голову, ища взглядом кого-то из своих коллег. Но в удивлении он наткнулся взглядом на парня, которого только что исцелял. Обычно он бы даже не стал вмешиваться: если какой-то богатый идиот решил таким щедрым способом покончить с собой, то это его дело. Но молодой человек был весьма бедно одет, так что вывод напрашивался сам собой: от жадности, бедности или помешательства, но парень проворовался.

— Приведите его сюда, — нахмурившись, сказал он страже.

Но приводить, конечно, не потребовалось: как только толпа расступилась, Ониш сам побежал к жрецу.

— Так где ты нашёл столь внушительные запасы энергии? – хмуро спросил Кернот. – Надеюсь, ты знаешь, что лгать мне бесполезно.

— Конечно, верховный жрец! – просиял Ониш. – Мне бы никогда не пришло в голову лгать тебе! А запасы энергии я нашёл в себе самом! И они есть в каждом из нас!

На миг Керноту показалось, что у него едет крыша: ведь парень не лгал. Но потом он, помотав головой, пришёл в себя: просто этот ненормальный нашёл в себе энергию после того, как украл. В любом случае кража энергии равносильна убийству и заслуживает смерти. А доискиваться до того, в каком месте он взял анар, пожалуй, и некогда сейчас и бесполезно: всё равно бедняга не в себе.

— Ты совершил один из самых страшных грехов, — вздохнул Кернот, поднимая над Онишем руку. – И будешь опустошён.

Таралец только успел открыть рот, чтобы возразить, когда энергия потекла из него к верховному жрецу. Борясь с подступающей паникой, Ониш во всю силу разжигал огонь энергий внутри себя, создавая их ещё и ещё.

— Сколько же ты наворовал, несчастный? – ещё больше нахмурился жрец.

Наконец, через несколько минут Кернот устало опустился в услужливо поданное слугами кресло. Голова кружилась, словно от опьянения. Столько энергии он не в состоянии был впитать, не выпустив её. Избыток энергии порой так же изматывает, как и её нехватка.

— Схватить и посадить под замок, — мрачно кивнул он страже. – Вечером разберёмся.

В этот день Кернот исцелял до сумерек: гораздо дольше, чем собирался. Ведь ему просто необходимо было передать куда-то столько неожиданно поступившего анара.

Ониша приволокли во дворец верховного жреца и заперли в одной из комнат, поставив стражу у дверей и окна. Напрасно парень пытался убедить их, что и не собирается бежать оттуда, куда прорывался не одну неделю. В том, что Кернот всё поймёт и поможет, как только разберётся, он не сомневался. Поэтому ожидать решения жреца он остался в самом радужном настроении.

«Интересно, означает ли произошедшее, что я практически бессмертен? — думал он, размышляя о последствиях. — Хотя нет, конечно, ведь могу же я упасть в пропасть, разбиться на Крылатом, или ещё какой несчастный случай приключится. Но убить меня намеренно теперь точно ни у кого не получится». Убийств способом иным, нежели опустошение человека от энергии, в Содружестве не знали: слишком разорительно было бы, скажем, отрубить голову тому, в ком есть хоть капля анара. А в ком нет – тот и так уже мёртв.

— И где он? – послышался в коридоре незнакомый голос.

— Я посадил его пока под замок, — недовольным тоном ответил Кернот. – Я, честно говоря, перенапрягся на площади, пытаясь его опустошить, но так и не добрался до хоть сколько-нибудь видимого конца всего анара, что он втянул.

— Как же он сам-то справляется с таким количеством? – задумчиво пробормотал первый голос.

— Так поэтому и спятил парень, — равнодушно ответил верховный жрец. – Надо собраться всем и вытянуть остальное. Я подозреваю, что пара жрецов с этим не справятся.

— Но откуда столько анара? Чтобы получить такое количество, надо ограбить подчистую очень богатый дом – нам бы уже дали знать об этом.

— Ох, дорогой мой, я не знаю… — устало простонал Кернот. – Возможно, ограбил целую планету из простых нищих людей.

— Верховный жрец! Верховный жрец, я объясню всё! Умоляю, дай мне объясниться! – застучал кулаками в дверь, не выдержав, Ониш.

— Пожалуй, я пойду спать, — зевнул Кернот. – Оставим это до завтра. Самое отвратительное, что чувствую себя вымотанным, а взять сейчас анар значило бы вымотать себя ещё больше.

— А я выслушаю его, если ты не против.

— Всегда пожалуйста, — пробормотал на ходу жрец, удаляясь.

Ониш в надежде отступил от двери, когда услышал, что замок поворачивается. А затем дверь распахнулась, и в комнату вошёл мужчина средних лет в одежде жреца.

Секунду посмотрев на узника и оценив количество энергии, жрец уселся в кресло и хмыкнул:

— Анара у тебя много, но не больше, чем у любого из нас. И что же здесь показалось Керноту сложным, а? Может, ты мне подскажешь?

Впрочем, вопрос, конечно, был для него риторическим: он вовсе не ожидал, что бедный сумасшедший ответит. И больше из любопытства естествоиспытателя, нежели из желания покарать преступника, жрец поднял руку, впитывая энергию Ониша.

Но, вытягивая анар минуту, две, три… жрец всё больше удивлялся: ведь обвиняемый и не думал слабеть, хотя самого жреца, если б с ним провернули такое, уже давно вынесли бы ногами вперёд. Решив не искушать судьбу, мужчина остановился и с лёгким раздражением, вызванным избытком энергии, закричал страже:

— Пустые кристаллы мне! Быстро!

— Я всё объясню, жрец… — тихо сказал Ониш, как только позволил себе расслабиться и отвлечься от постоянного поддержания огня внутри.

— Ну! Я слушаю, — ответил тот, оценив, что количество энергии парня не изменилось.

Перевалило далеко за полночь, когда Ониш и второй жрец Содружества Нивт закончили. Таралец рассказывал всё, что с ним произошло с момента приезда на Анар, а жрец хмурился, слушая его и наполняя кристаллы.

— Значит, говоришь, каждый может открыть в себе источник? – хмыкнул Нивт. – И я могу?

— Конечно! – радостно воскликнул Ониш.

— И что для этого надо?

— Сосредоточься в области центра груди и ищи там огонь, просто пожелай его зажечь – и всё.

Второй жрец часто отличался инакомыслием и попытками всё понять на собственном опыте. Поэтому, как ни забавна ему была идея заключенного, но он прикрыл глаза и, расслабившись, честно пытался сделать то, что ему сказал Ониш.

— Долго желать-то надо? – через пару минут не выдержал он.

— Да мгновение… — растерянно ответил парень.

— Ну, тогда оно уже прошло, — хлопнул ладонью по столу жрец, вставая. – Стража! Кристаллы заберите и раздайте нищим. – А затем он повернулся к Онишу. – До встречи завтра …фантазёр. – Он с грустью посмотрел на парня: — жаль, что ты искренне веришь в свою историю… вытащить из тебя правду было бы интересно.

— Но это правда! – отчаянно крикнул вслед удаляющейся спине Ониш, и двери захлопнули.

В полном недоумении заключённый растянулся прямо на полу, пытаясь заснуть. «Почему у него не получилось? Тот странный старик говорил, что получится, только если человек сам пожелает, но ведь жрец пожелал! Или сделал вид, что пожелал?.. Но нет, он искренне хотел узнать это на собственном опыте».

Наутро его разбудили стражи, наспех растолкав и уведя в большой зал, вдоль стен которого стояло с десяток высоких кресел. Поставив заключённого в центре, стражи встали по обе стороны от него, а через минуту вошли жрецы во главе с Кернотом.

Верховный жрец за ночь явно восстановил энергетическое состояние и теперь выглядел вполне бодрым и весёлым. Не особо соблюдая церемонии – здесь были все свои – он опустился в наиболее торжественно украшенное кресло и довольно благодушно уставился на Ониша. Остальные жрецы, включая уже знакомых ему Нивта и донельзя довольного такой встречей отца Галли, также заняли свои места.

— Ну что, сказочник, не вспомнил, откуда анара столько взял? – с выжидательной улыбкой спросил Кернот.

— Верховный жрец, я не лгу! Клянусь тебе! Я открыл в себе источник, и каждый может это сделать! Просто попробуй, и ты убедишься в этом сам! – не слишком уже веря сам себе после вчерашнего опыта, отчаянно закричал Ониш.

Кернот только закатил глаза и обратился к остальным жрецам:

— Бесполезно. Давайте приступим. А то меня уже ждёт в спальне ослепительная красавица, — весело добавил он.

Нивт кивнул, и жрецы, подняв ладони к заключённому, разом начали вытягивать из него энергию. Странно: Ониш думал, что в такой ситуации ему придётся напрягаться в десять раз больше, но оказалось, что нет ровным счётом никакой разницы, вытягивает энергию один или несколько человек. Анар просто тёк сквозь него, всегда в нужном количестве.

Минут через пятнадцать один из жрецов, который и до процесса явно был заполнен под завязку, не выдержал и опустил руки:

— Всё, я пас.

У властителей слегка кружилась голова, и остальные, под влиянием одного, тоже опустили руки. Кернот мрачно посмотрел на такого же розовощёкого и здорового, как и был, Ониша.

— Выйдите все. Кроме тебя, Нивт.

Жрецы вышли. По взмаху рукой, вышла и стража, подталкивая заключённого.

— Что ты об этом думаешь? – спросил своего первого помощника Кернот.

— Важно не то, что я вообще думаю о ситуации. Важнее сейчас, что с этим парнем делать, — задумчиво откинулся на спинку кресла Нивт. – А что если он прав, и действительно открыл в себе источник? Правда, сделать это, вероятно, может только он…

— Тогда это ещё опаснее! – проворчал верховный жрец. – Неужели ты не понимаешь, Нивт? Ты что – хочешь, чтобы он поехал с доброй миссией по всем планетам, бесплатно наполняя кристаллы? А ведь с этого психа станется!

Нивт опустил глаза, нахмурившись. Он бы с радостью наполнял кристаллы беднякам бесплатно, но знал, что Кернот и остальные этого не одобрят.

— Но опустошить его мы, судя по всему, не можем… — глубокомысленно протянул второй жрец.

— Мы – видимо, нет. А вот подземные камеры опустошат кого угодно, — хмыкнул Кернот.

— Побойся Бога, верховный жрец! – побледнел Нивт. – Мы используем их для опустошения тех, кто наполнен плохой, злой, негативной энергией, которая стала бы смертью для остальных. Но этот анар – целительный, хороший. И ты хочешь вот просто так уничтожить его, когда большая часть Содружества умирает от голода?

— Мне тоже жаль на такое решиться, но как ты не понимаешь: у нас нет другого выхода! Он опасен с этим его неиссякаемым источником!

Нивт закрыл глаза, размышляя. Почему-то ему было жаль этого таральца, невесть откуда принёсшего неизвестно что. И ещё больше было жаль столько анара. Но Кернот даже в чём-то прав, ведь пойди этот Ониш завтра раздавать анар нищим, и многовековой уклад Содружества рухнет в один день. Невозможно безболезненно сделать резко богачами всех.

— Может, просто подержать его тут под стражей какое-то время? Глядишь, придёт в себя, вспомнит, как всё было на самом деле, откуда анар…

— Да-да, конечно… — усмехнулся Кернот. – А через недельку до него дойдёт, какую силу можно получить с помощью такого небывалого количества энергии. На него же это свалилось только что – видно по всему. И он просто поддерживает себя в комфортном состоянии. Но потом он накачается под завязку и просто телепортируется отсюда куда подальше.

Нивт, сдаваясь, кивнул:

— Пусть будут подземелья, — но был он мрачнее тучи.

Ониша, не отвечая на его вопросы, стражи повели по коридорам дворца. Через какое-то время он отметил, что лестниц вниз было так много, что, вероятно, он уже находится глубоко под землёй. Наконец, страж открыл железную дверь и втолкнул узника внутрь. Дверь тут же закрылась, и парень оказался в полной темноте.

— Откройте! – забарабанил он. – Ну, дайте хотя бы фонарь!

— А зачем тебе? – стражи захохотали. – Там пусто – не заблудишься. А завтра труп твой уже заберём. Считай, отмучился.

Ониш нахмурился, ожидая нападения какого-нибудь зверя, но вскоре, обойдя на ощупь всю комнату, понял, что он здесь один. «И почему я должен умереть до завтра?» — непонимающе вздохнул он. Но, улёгшись на каменный пол, вдруг почувствовал что-то странное: «Вот это да… Да ведь камни впитывают энергию! И пол, и стены, и потолок… Здесь действительно долго не протягивают …Все, кроме меня», — мысленно улыбнулся он и стал ждать утра, постоянно поддерживая внутренний огонь.

Прошли почти сутки, прежде чем он услышал шаги. «Наконец-то! А то б я точно помер …от скуки», — подумал Ониш, вспомнивший за время заключения все песни, стихи, загадки, несколько раз сделавший зарядку и пересчитавший мысленно несколько тысяч слонов.

Он улёгся на пол, стараясь внушить себе полное расслабление и сделать как можно незаметнее дыхание. Замок повернулся, и комната слегка осветилась от маленького фонаря.

— Я за ноги, ты за плечи, — буднично проговорил один из стражей, едва взглянув на «труп».

Пыхтя, парни протащили его через несколько коридоров. Медлить было нельзя, так как они несли сжигать тело – Ониш знал это, поэтому как только он почувствовал, что стражи достаточно устали, преподнёс им сюрприз, ожив у них на глазах и вскочив на ноги. Глядя на их округлённые глаза, таралец не смог удержаться от усмешки:

— А вы, ребята, не говорили, что можете видеть призраков.

— Эээ… кааак… — протянул, видимо, самый смышлёный из них. Второй был, казалось, парализован.

Драки не получилось: стражи были настолько шокированы, что даже не оказали сопротивления, когда он стукнул их лбами и умчался, оставив лежать в коридорах подземелья.

Немного пропетляв и поднявшись на несколько уровней вверх, Ониш, наконец, вышел к жилым комнатам. Здесь, вероятно, было крыло для слуг: что же, тем лучше, ему уже не так сильно хотелось встречи со жрецами, как раньше.

Из одной из комнат кто-то вышел буквально через секунду после того, как парень успел спрятаться за портьеру. Краем глаза Ониш увидел длинный подол платья и золотистые волосы до пояса. Девушке с ним не справиться, а вот помощь не помешала бы. И неожиданно выскочив, он схватил её сзади, зажав рот рукой.

— Не бойся меня, я не причиню тебе вреда и даже дам очень-очень много кристалнаров, если поможешь мне, — быстро прошептал он. – Сейчас я тебя отпущу. Не будешь кричать?

Жертва помотала головой, и он ослабил хватку, давая ей повернуться, но не выпуская на всякий случай её плечо.

— Ониш?.. – Сиона смотрела на него круглыми глазами. – Что ты здесь делаешь?..

— Сиона!.. – с облегчением вздохнул тот. – Слава Анару, это ты! Я и забыл, что ты должна быть здесь. – Но решив, что безопаснее тут же перейти к помощи, он протараторил: — я в бегах. Спаси.

Повторять дважды не потребовалось. Посмотрев по сторонам и убедившись, что никто их не видел, девушка схватила его за руку и потащила в одну из комнат.

— Здесь, значит, ты теперь живёшь, — усаживаясь на кровать, обвёл взглядом маленькую чистую комнатку Ониш. – А дети где? С ними всё в порядке?

— В соседней комнате, — кивнула Сиона, присаживаясь рядом. – Да, всё хорошо. – Она изучающе посмотрела на его лицо и чуть улыбнулась. – Хорошо выглядишь. Но что случилось?

Ониш сжал её руки в своих: она-то должна понять!

— Сиона, я нашёл источник энергии! Вечный, неиссякаемый источник!

Её лицо просветлело: они же были друзья с детства, Ониш не стал бы так шутить или лгать ей.

— Где? Где ты его нашёл? О, Ониш, я могла бы выплатить долг и уехать домой!

— Уехать? – он чуть отстранился, заглядывая в глаза подруге. – Тебе плохо здесь? – Она опустила глаза, и ему пришлось встряхнуть её за плечи. – Да что здесь происходит, Сиона? Кто тебя обижает? Говори!

— Нет-нет, ну что ты… Кто может обидеть меня во дворце самого верховного жреца… Кстати, здесь есть ещё несколько девушек с Таралы, очень славных, — улыбнувшись, она встала и начала перебирать детские распашонки, чтобы занять чем-то руки.

— Не лги мне! – подойдя ближе, Ониш убрал из её рук вещи и кинул их на кровать. – У тебя руки дрожат, и улыбаешься ты не по-настоящему.

— Просто… — она заплакала, — Данвар едва умер… я думала, что должно пройти хоть какое-то время, прежде чем я буду с кем-то другим… но верховный жрец позвал меня к себе и…

— Кернот… — Ониш побелел. – Он… тебя… силой?

— Нет-нет, что ты! – Сиона подняла на него заплаканные глаза. – Конечно, нет! Просто он… — она замялась, — он же святой человек, глава Содружества, он спас жизнь мне и моим детям, мы здесь ни в чём не нуждаемся… было бы ужасной неблагодарностью отказать ему, он не простил бы мне этого…

Сжав зубы, Ониш не знал, что ему делать: то ли кивнуть, то ли перевести Кернота из разряда надежды в число врагов. Вроде как, и не насиловал он вдову его друга, а, с другой стороны…

— Я должен поговорить с ним, Сиона. Ты знаешь, где его личные комнаты?

— Да, конечно… знаю… Но зачем? Ты же не собираешься мстить из-за меня и Данвара? Пожалуйста, Ониш! – она схватила его за руку. – Всё было по моему согласию, это правда!

— У меня к нему есть разговор помимо вас. Но про тебя я тоже с ним теперь поговорю.

— Нет-нет! Пожалуйста, ты всё испортишь! Он вышлет меня на Таралу, и тогда я точно не смогу выплатить ему долг!

— Долг? – он усмехнулся. – Сколько там было? Пять тысяч кристалнаров, кажется? Принеси-ка мне пять тысяч средних кристаллов.

— Зачем?

— Увидишь, — впервые даже чуть весело улыбнулся он. До чего же приятно дарить, когда ты богат!

К счастью, во дворце верховного жреца можно было найти гораздо больше, нежели пять тысяч кристаллов: и средних, из которых делали кристалнары – основную обменную единицу Содружества, а также малых, которые обычно давали детям с собой в школу, и больших – для хранения глобальных капиталов. Так что через полчаса Сиона принесла целую коробку с кристаллами и с любопытством уставилась на друга детства.

— И что теперь?

— Смотри, — и он начал наполнять кристаллы.

— О, ты дашь нам анар! – сначала захлопала в ладоши Сиона, но на третьем кристалле схватила его за руку, — всё, Ониш, прекращай, ты и так уже много отдал.

— Но я ещё не закончил…

— Я не хочу, чтобы ты упал сейчас в голодный обморок.

— Я же сказал, что нашёл неиссякаемый источник, — выделив слово «неиссякаемый», улыбнулся парень. – Так что смотри и радуйся.

— Хорошо, — решившись, девушка убрала руку, — но если тебе станет хоть немного плохо, я заставлю тебя втянуть твою же энергию обратно.

— Верно. Так и сделай, — подмигнул ей Ониш, продолжая процесс.

Этого, конечно, не понадобилось, и спустя час перед поражённой Сионой лежала целая коробка уже не с пустыми кристаллами, а с кристалнарами, за которые можно было выкупить свою свободу. А всё такой же бодрый Ониш смотрел смеющимися глазами и думал про себя, как же ей сказать обо всём, чтобы у неё получилось найти источник, чтобы не получилось как с Нивтом.

— Откуда столько энергии, Ониш?.. – наконец, выговорила она, приходя в себя. – Где ты нашёл этот источник?

— В себе. И в тебе он есть тоже.

— Да, конечно, — она закатила глаза. – А ещё во мне коробка с готовыми кристаллами. Серьёзно, Ониш!

Он взял её за плечи:

— Просто расслабься, сосредоточься в центре груди и ищи там огонь. Ну, давай же. У тебя должно получиться, Сиона.

С усмешкой нахмурив лоб, девушка закрыла глаза и всё-таки сделала, что он говорил, но через полминуты приоткрыла один глаз:

— Можно уже открывать?

Ониш со вздохом опустился на кровать:

— Странно… Что же я делаю не так?.. Ладно, давай вернёмся к этому позже, сейчас важнее, что долг ты выплатишь, а мне надо поговорить с верховным жрецом. Ты мне покажешь, где его комнаты?

Секунду посмотрев на друга, Сиона кивнула и выглянула за дверь:

— Никого. Пойдём!

Они побежали по коридорам дворца, стараясь ступать как можно тише. После нескольких поворотов, подъёмов и спусков (Ониш убедился, что ни за что не нашёл бы так быстро эти комнаты сам) Сиона показала ему рукой в коридор налево:

— Там. Большая резная дверь, не перепутаешь. Но у неё стоит круглосуточно страж.

— Ясно. И кого пускает?

— Только жрецов и некоторых слуг, на которых лично укажет Кернот.

— Гм… то есть всех, имеющих доступ, стражи знают в лицо, и обмануть не получится?

— Боюсь, что нет.

— Хорошо, — он усмехнулся, закатывая рукава, — тогда ты лучше уходи, тебе ещё неприятностей со мной не хватало. Давай, давай, Сиона! – он настойчиво подтолкнул её в обратном направлении.

Девушка грустно посмотрела на него, обернувшись, но всё-таки ушла. А Ониш, сделав резкий вдох, не спеша пошёл к незнакомому стражу.

— Привет! Прости, не подскажешь, где здесь туалет… В этой махине заблудиться – раз плюнуть…

— Ты кто такой? – резко ответил тот, вглядываясь в его лицо.

Ещё пару дней назад Ониш начал бы попытки достучаться до него, предложил бы неиссякаемый источник или просто энергией поделиться, но сейчас он уже вполне усвоил, насколько твердолобыми бывают люди, когда у них есть инструкция непосредственного начальника. Нет уж… тут только с самим начальником можно договориться. И резко создав целую лавину анара, он, став значительно сильнее парня, одним ударом отправил того в нокаут.

— Кто, кто… — проворчал он себе под нос, оттаскивая отключившегося стража в угол. – Человек. А ты винтик. Потому что сам так захотел.

И, открыв тяжёлые двери, он вступил в святая святых – личные апартаменты верховного жреца Содружества. Это было что-то вроде малой гостиной, где Кернот, вероятно, принимал ближайшее окружение. Сейчас здесь никого не было, но за другой дверью Ониш сразу же узнал голос Кернота:

— Слушай, я же сказал тебе, что хочу этот камень – и всё тут! – в голосе верховного жреца послышались капризные нотки подростка.

— И ты ради безделушки готов обречь на смерть целую планету? – Ониш узнал усталый голос Нивта.

— А ты поспеши их спасти, и никто не умрёт!

— Для того, чтобы эти бедняки отдали нам свой талисман, хранившийся у них испокон веков, должно умереть достаточное количество человек! Просто голод они давно научились терпеть!

— Ну, значит, кто-то умрёт! Давно ли ты стал подсчитывать жизни этих рабов?

— Вообще-то я никогда не одобрял убийств ради безделушек!

Наступила пауза, в которой явственно слышалось напряжение.

— Гм… верховный жрец, — послышался слащавый голос кого-то третьего, — может, поручишь это мне? Для меня нет ничего более важного, чем твоё удовольствие.

— Да-да, отличная идея! Убийства и подлизывание как раз по его части! Соглашайся! – раздражённо вставил Нивт.

— Дорогой мой, давай не будем ссориться из-за пустяков… — Кернот, казалось, сожалел о размолвке.

— Пустяков?.. Жизнь нескольких тысяч или даже миллионов человек для тебя пустяк?..

— Жизнь нищих, Нивт! Послушай, просто отправь туда несколько своих человек, которые выкачают побольше энергии, а потом вовремя появись с миссией – по-моему, я не прошу ничего особенного!

У Ониша к горлу подступила тошнота, а руки сами сжались в кулаки. Так вот, значит, как, верховный жрец?! Нищета и голод выгодны, чтобы удобнее было дёргать за ниточки и выкачивать всё ценное с бедных планет?! Да ещё под маской благодетеля, чтобы, отдавая последнее, люди благодарили за то, что взял?! И задышав глубже, он начал судорожно накачиваться энергией. Голова уже кружилась, и он буквально разрывался от изобилия анара, но понимал, что ему требуется очень много сил, чтобы остановить этих гадов.

— Что там происходит? – почувствовал неладное Кернот, открыл двери и тут же был пригвожден к стене на высоте в полметра от пола, причём одним лишь взмахом руки парня, который даже не сдвинулся с места.

На лице Ониша застыла маска ненависти. Он шёл сюда столько дней, будучи уверенным, что Кернот окажет помощь, а тот оказался мелочным и злобным подонком, готовым на всё ради своего мимолётного удовольствия.

Из комнаты следом за первым лицом Содружества вышли двое: мрачный Нивт и трясущийся от страха толстенький жрец с маленькими глазками-щелочками.

— И как, интересно, ты выжил? – почти без тени удивления спросил Нивт, скрестив на груди руки. – Тебя не отвели в подземелье?

— Отвели, — кивнул Ониш, не отрываясь от злобно корчащегося на стене Кернота.

— Понятно. Значит, и камни подземелья тебе не помеха…

— Нивт… Верховный жрец… да что же это… стража! – завизжал, наконец, толстяк.

— Стражи нет, — спокойно ответил второй жрец. – Так ведь, Ониш?

— Почему же? Есть. Только в отключке.

Усмехнувшись, Нивт подошёл к парню и положил руку ему на плечо.

— Отпусти его. Надо поговорить. Да хватит пускать волны ненависти по всей планете! – сверкнул глазами он. – Так из хорошей целительной энергии и получается невесть что, что мы потом вынуждены отправлять человека вниз!

— Правда? – от лёгкого удивления незваный гость даже ослабил хватку, и Кернот свалился на пол, почему-то хватая ртом воздух, который у него никто не отнимал.

— А ты думал, передав кому-то энергию ненависти, можно дать ему что-то хорошее? Садись, у меня к тебе есть предложение. А вам, господа, — он повернулся к застывшим жрецам, — я бы предложил обождать в соседней комнате.

— Уж не приказывать ли мне ты вздумал, Нивт? – исподлобья спросил Кернот.

— Поможешь по-быстрому убедить? – кивнул Нивт Онишу на трясущуюся от страха и ненависти парочку.

— С удовольствием. Как раз энергию девать некуда, — мрачно согласился таралец, движением руки молниеносно выкидывая жрецов из зала в соседнюю комнату, а затем таким же манёвром закрыв дверь, сквозь которую тут же послышались проклятия.

Потом Ониш ещё не раз спрашивал Нивта, как же тот не испугался так круто повести себя: ведь если бы парень отказался или оказался недостаточно силён, жрец навсегда получил бы врага в лице Кернота. Но, вероятно, терпение Нивта было на пределе, и он предпочёл рискнуть всем.

Через каких-то пятнадцать минут заточения дверь отворилась, и Кернот с толстяком злобно уставились на совершенно спокойное лицо Ониша.

— Ну что, господа, прогуляемся? Вы, вроде, хотели выйти отсюда? – усмехнулся он и усилием воли представил себя и их обоих в картинке какой-то заброшенной планеты, что передал ему только что телепатически Нивт.

Кернот с толстяком оглянулись вокруг: они стояли втроём возле небольшой речки, а вокруг цвела небогатая растительность. Верховный жрец расхохотался:

— Глупый смешной мальчишка! Ну, ладно ты, а вот от Нивта я ожидал большего применения ума! Ты думаешь, жрецу моего уровня сложно будет телепортироваться отсюда?

— Да! – победно улыбнулся Ониш. – Думаю, что очень сложно. Особенно когда я заберу у вас излишки энергии, оставив минимум. А пока я этого не сделал, можешь оценить в полной мере, где оказался.

Побагровев, Кернот мысленно просканировал планету и выругался: она была не только необитаема, но ещё и совершенно пуста в плане анара. Ну, кроме тех крох, что давали немногие растения. Но Бог Анар с учениками сюда явно не заходили.

— А теперь поделитесь-ка тем, что наворовали, — усмехнулся парень, вытянув вперёд руку, и жрецы заорали от ужаса, не зная, как противостоять такой лавине анара.

Через пару секунд они, совершенно ослабевшие, зло смотрели на него.

— Я верховный жрец Содружества! Ты не посмеешь! – закричал Кернот, бросаясь на него врукопашную.

Но с кем он, слабый словно после бессонной и голодной недели, пытался драться? Толстяк же просто молча смотрел жалобным взглядом. Через секунду к его ногам упал бывший властитель.

— Повеселитесь, ребята, — подмигнул им Ониш. – Советую не ссориться: других друзей у вас тут не будет, — и со смешком исчез.

— Верховный жрец!.. – со всхлипыванием простонал толстяк, падая на колени на песок, — что же теперь делать?..

— Спокойно! — тот пытался собраться с мыслями. – Я всё-таки главный жрец Содружества, и меня не так-то просто сломить. Дай-ка мне анара!

— Но… — побледнел ещё больше толстый. – Я и так на издыхании…

— «На издыхании»! Не смеши меня! Нищие считают такое состояние супер-бодрым. У тебя ещё куча энергии, а я заряжусь до нужного уровня, неожиданно вернусь, расправлюсь с этим бунтом малолеток, а потом пошлю за тобой. Вечером будешь наслаждаться в своих покоях с очередной любовницей. Ну!

Несчастный жрец испуганно и покорно открыл ему энергии, позволяя взять. В прежние времена Керноту и просить было бы не нужно: с его силой он бы и сам взял, но сейчас он был не в том положении.

— Всё, хватит, Кернот, остановись, пожалуйста! – прошептал, падая без сил на землю, бледный как мел толстяк. – У меня сердце уже бьётся так медленно, что страшно…

— Ещё немного! Терпи! – голосом, не терпящим возражений, приказал жрец.

— Кернот… — умоляюще прошептал толстяк и затих.

— Нет!!! – заорал верховный жрец теперь уже абсолютно необитаемой планеты. – Не смей умирать!!! Мне надо ещё совсем немного!!! Ну же, давай!!

Тишина была ему ответом. Навечно.

— Нет, ну почему просто не опустошить их? Не понимаю я тебя. Он с тобой это пытался проделать трижды, – поинтересовался всё же Нивт, когда Ониш вернулся.

— Прости, но я как-то… не привык убивать, — пожал плечами парень.

Нивт весело посмотрел на него:

— Как же ты тогда собрался править Содружеством, без единого трупа на совести? Наивный…

— А я и не собирался. Я просто хотел, чтобы я, мои близкие и все остальные люди больше никогда не голодали. Хотел найти источник энергии, и я нашёл его. А теперь я буду просто жить.

— Не смеши меня, — Нивт задумчиво подошёл к окну. – Во всём Содружестве не найдётся никого, кто бы мог сравниться с тобой силой. Кому как не тебе…

— Ну, например, тебе, — усмехнулся Ониш, подходя к жрецу. – Право же, в управлении государством ты смыслишь гораздо больше меня. И, похоже, ты не такая сволочь, как твой предшественник, и многое готов здесь изменить.

— О, какая высокая оценка в устах бедного провинциала – «не такая сволочь»! Я прямо польщён, — захохотал тот, ничуть не обидевшись. – Так как же ты открыл в себе источник, Ониш? – задумчиво посмотрел он на парня. – Почему не выходит у меня?

— Надо этого захотеть, — пожал плечами тот. Он и сам уже, честно говоря, отчаялся понять. – Но ты же хотел… не знаю даже…

— Гм… — Нивт задумчиво начал ходить по комнате из угла в угол. – Возможно, проблема в том, что я больше хотел удовлетворить своё любопытство, нежели именно создать источник анара?..

— Так захоти источник! – предложил Ониш.

— Ха, смешной ты парень… «Захоти»! Человек или хочет чего-то или …хочет чего-то другого.

И посмотрев в глаза Нивта, Ониш вдруг подумал, что этот человек понял об источнике, которого в нём никогда не было, гораздо больше, чем он сам.

* * *

— Он меня никогда не простит, — грустно сказала Галли, стоя у калитки огромного особняка бывшего седьмого жреца Содружества и словно не имея сил оторвать руку от дверцы.

— И чтоб ноги вас обоих тут больше не было!!! – доносилось сверху. – Я потерял из-за этого чёртового таральца всё, буквально всё!.. – из окна уже слышался звук разбиваемых ваз.

Ониш ласково взял её лицо в свои руки:

— Если передумала, то я всегда…

— Нет-нет! Я уже всё решила, — она несмело улыбнулась. – С тобой теперь и на Таралу не страшно.

— Только теперь? – он притворно нахмурился, беря её за руку и уводя от дома.

— Нет, — она прижалась к его руке, — с тобой всегда не страшно. …А куда ты говорил, поедешь потом?

— На пару планет недалеко. Я чувствую теперь тех, кто хочет открыть в себе источник. – Он засмеялся: — а я-то ещё считал того странного старика чудом или Богом Анаром!

Из окна бывшей комнаты Галли посыпались вещи и несколько прекрасных ваз.

— Ох, это же было Венецианское стекло! – закатила глаза девушка. – Шедевр земного искусства.

— Какое стекло?..

— Ониш, ты что – в школе совсем не учился? – Галли шутливо толкнула его в плечо. – Удивительно тонкое стекло с потрясающим декором. – Она со смешком посмотрела ему в глаза. – Земля, Италия, Венеция… Ну?

— А… Одна из неразвитых планет! Так бы и сказала. Я в них не очень силён. И как они живут-то там, на физической пище…

— Наверно, недолго, — хмыкнула девушка, и влюблённая парочка скрылась за поворотом к небольшому местному космопорту.

26.12.2012 – 11.01.2013

Другие работы автора:
0
55
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Маргарита Чижова №1

Другие публикации