МАГИЯ СТИХИЙ

Автор:
kimmeriec
МАГИЯ СТИХИЙ
Аннотация:
Карл Густлов специалист по мирам нереальности. Точнее, должен им стать по окончании Школы Боевой магии. На Факультете нереальности есть тренажер, в который вкладываются различные ситуации из книг по нереальностям. И ученику предлагается пройти эту нереальность с тем, чтобы сделать ее безопасной для остального мира. Карлу Густлову досталось изучение Магии Стихий.
Текст:

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. МАГИЯ ВОЗДУХА

СЕАНС 1.

С первого разу разлепить глаза не получилось, будто их что-то склеило. К тому же, бухающие удары в затылке, и боль в центре головы, доводящая до тошноты, отвлекали от попыток раскрыть глаза. Уго попытался приподнять голову, но вместо этого услышал стон.

Подумалось:

- Интересно, кто это стонет?

И тут Уго понял, что это его стон.

Вдруг он почувствовал, что кто-то подхватил его под шею и сажает. После чего в губы что-то уткнулось. Нос подсказал, что это что-то пахнет травами.

В сидячем положении Уго снова сделал попытку раскрыть глаза, и она удалась. Первое, что он увидел, это плошка у его губ, которая как раз и источала травный запах. Уго почувствовал, что горло совершенно пересохло, а потому с жадностью стал пить предложенный напиток.

Горло ожгло горячим и, вместе с тем, терпким напитком. Но по мере прохождения напитка внутрь, становилось легче. Боль отступила, хотя и не ушла. Да и буханье в затылке притихло, оставшись на заднем плане.

Облегчение состояния позволило Уго поднять глаза на того, кто его поил из плошки. Рядом с лежаком на коленях стояла пожилая женщина в простой домотканой одежде.

Увидев, что Уго раскрыл глаза, а также, заметив, что ему явно полегчало, старуха молвила:

- Вот и ладушки. Теперь будешь жить.

Голос был старческий, слегка надтреснутый.

Голову Уго опустили на подушку.

- Поспи. Должно полегчать.

И точно, Уго впал в забытье.

Сколько он был в этом состоянии, Уго понять не мог, но когда окончательно очнулся, был день, как и в первый раз, когда его поили травным отваром.

Опираясь на ослабевшие руки, Уго все же смог сесть и оглядеться. Судя по всему, он был в шалаше. Правда, в большом шалаше. И даже, очень большом. Основой шалаша была старая и толстая в диаметре ель, нижние ветви которой служили основанием для крыши и стен. Там, где ветви ели не доставали, щели в крыше и стенах были аккуратно прикрыты ветвями елей от других деревьев. Потому создавалось впечатление надежности сооружения в плане защиты не только от солнца, но и от осадков, типа дождя или снега. Впрочем, про снег – это сильно сказано, ибо в шалаше не было даже намека на кострище или иное устройство для отопления жилища. Из чего Уго сделал вывод, что шалаш используется только в теплое время года.

Уго опустил глаза, и увидел, что лежит на матрасе из полотняной ткани. Точнее, матрас представлял собой большой мешок, внутрь которого было набито сухое сено из разных трав. Матрас же лежал на топчане. А вот одеяло, сшитое из разноцветных лоскутков, было явно из шерсти, о чем свидетельствовали его толщина и вес, основательно придавивший Уго.

Он откинул одеяло и свесил ноги с топчана и понюхал подушку. Подушка, по всей видимости, тоже была набита травами. Но цвет самого холста, а также легкий запах конопли, идущий от наволочки, указывал, что мешок матраса, скорее всего, соткан из льна, а подушка из конопли. То-то его буквально бросало в сон.

Осмотрев себя, Уго удивился. Его одежды и доспехов не было и в помине. Зато в наличии была холщевая рубаха и такие же холщевые штаны. Оглянувшись в поисках обуви, Уго не обнаружил таковой. Что ж, придется походить босым.

Рядом с подушкой стоял грубо сколоченный табурет, на котором стояла все та же плошка, вновь наполненная каким-то отваром. Но, что удивило Уго, так это тот факт, что отвар был теплым, хотя судя по всему, в забытьи Уго был не один час.

Уго вновь ощутил жажду и уже, не раздумывая, опрокинул в рот содержимое плошки. Как и в первый раз в мозгах пошло просветление, и даже по телу пробежал бодрящий огонек. Захотелось выйти из шалаша, осмотреться, в какой-это медвежий угол его занесло.

Но едва Уго стал приподниматься над лежаком, он услышал недовольное ворчание, переходящее в рык. Буквально упав задом обратно на постель, Уго посмотрел вправо и увидел, что вход в жилище стережет огромный волк, даже не волк, а волчара, с огромными клыками, которые сейчас он наглядно демонстрировал в оскале, и горящим взглядом в недобро глядящих глазах.

- Ничего себе, собачка,- подумалось Уго.- Съест и не подавится.

Старухи в шалаше не было. Но, то ли она услышала рычание волка, то ли еще почему, но она почти сразу нарисовалась в проеме, стоя сзади волка.

- Очнулся? Это хорошо.

- Здравствуйте, бабушка. Скажите, как я здесь оказался?

- Какая я тебе бабушка? Зови меня Вангра. А тебя, милок, как зовут?

- Уго.- И тут же поправился.- Уго дер Залес.

- Из знатных что ли? А чего ж тебя без охраны занесло в наши леса?

- Так получилось. Направлялся в столицу, чтобы поступить на службу королю.

- Бастард?

Уго не сразу понял, о чем речь. А когда сообразил, замотал головой.

- Нет, я третий сын Барчи дер Залеса. В нашем роду исповедуется закон майората: Старший получает все, остальные сыновья только коня и оружие. После чего отправляются искать свое счастье в чужих краях. А у отца в знакомых капитан королевской стражи. Когда-то вместе воевали. Вот он и написал этому капитану прошение о том, чтобы меня приняли на королевскую службу.

- И все равно непонятно, как ты оказался в этом лесу, да еще и один. Ты что не видел придорожного камня?

Придорожного камня? Уго понял, о чем вела речь старуха, но хоть убей, он не помнил, чтобы что-либо подобное встречалось ему на пути. Потому он только что и смог, так это пожать плечами.

- Нет не видел. А вы не подскажете, где он стоит?

- Уго, ты хоть и из знатных, но в моем жилище обойдемся без политесов. Не привычная я «выкать». Да и жизнь на природе в окружении зверья да птиц не располагает к этому. Так что уж будь любезен, разговаривай нормально. А стоит этот камень на развилке дорог, странно, что ты ее пропустил. Зови меня Вангра.

- Суровая старуха, - подумалось Уго.- Хотя, что еще можно ожидать от отшельников?

Но вслух спросил:

- Вангра, я давно здесь валяюсь… бревном?

- Да уж пятый день.

- Ого.

- Ты, милок, погоди с полчаса, будет готова похлебка. Тебе надо поесть, чтобы силы прибавились.

Да уж, пожалуй. Пять дней без пищи. С ним такого еще не случалось.

- А почему же я не голоден?

- Так ты ж отвара попил. А у него такие свойства – раз в день достаточно выпить плошку, и будешь сыт целый день.

- Это как?

- Потом расскажу, - отмахнулась старуха.

- Вангра, а откуда у тебя волк? Насколько я знаю, волка приручить нельзя.

- Ты правильное слово подобрал «приручить». Приручить действительно нельзя, потому что такие отношения подразумевают отношения «хозяин-слуга». А волки этого не любят. Они вольный народ. Зато верный в дружбе. Я нашла его волчонком рядом с убитой волчицей. С тех пор мы вместе. И мы друзья. Правда, Ред?

Волк рыкнул и улегся в ногах старухи.

- Вангра, может быть, расскажешь, как я здесь очутился? А то в голове такой сумбур, что ничего не понимаю.

- А что ты помнишь последнее?

- Почти ничего. Хорошая вроде бы дорога вдруг перешла в еле заметную тропу. Я, конечно, был настороже. Явно неспроста такие кренделя. Но все равно прозевал, когда на меня набросились. Помню только удар по затылку, искры в глазах и провал.

- Вот ему скажи спасибо, - Вангра указала на волка.- Он с ночи зачуял в лесу чужих, и заставил меня следовать за ним. Так что мы успели вовремя, чтобы остановить твое убийство… и грабеж. Хотя, что-то мне этот грабеж не нравится… явно, что у разбойников цель была иная.

- Почему?

- Когда мы с Редом выскочили на тропу, где тебя встретили разбойники, я заметила, что они на тебя, лежащего, не обращают внимания, даже не обшарили, а что-то искали в переметных сумках. Так разбойники не поступают. Обычно сначала обшаривают жертву на предмет монет и драгоценностей.

- Их много было?

- Пятеро. Да ты увидишь все сам. Они и лежат там, где стояли. Ред всласть повеселился. А потом еще и Фред прилетел, помог. Так что управились быстро.

- Фред? Прилетел?

- Аааа, ты же еще не всех моих постояльцев видел. Пойдем наружу, Фред должен вот-вот с охоты возвратиться.

Уго стал вставать. Его качнуло. Вангра несмотря не ее почтенный возраст, мгновенно очутилась рядом, поддержала. Причем Уго почувствовал недюжинную хватку.

- Хм-м. Ничего себе старушка, - удивился Уго.- Она, похоже, по части здоровья, еще мне фору даст.

Только сейчас Уго обратил внимание на то, что Вангра, будучи худой, была высокой. Но т.к. она привычно горбилась, рост был не так заметен. Но сейчас она выпрямилась, и оказалась, чуть ли не одного с ним роста. А он всегда считал себя рослым мужчиной.

Поддерживаемый Вангрой под руку, Уго, не спеша, двинулся к выходу из шалаша. Волк молча поднялся и пошел впереди. Вовне Уго оглянулся, оценивая обстановку. Шалаш находился посреди чащобы, состоящей из вековечных елей. Потому Солнца не было видно вообще. И лишь редкие его лучи пробивались к подножию леса, расцвечивая яркими красками отдельные места.

Сразу перед шалашом была небольшая поляна, на которой находился стол, сделанный даже не из досок, а из половинок стволов деревьев, которые были обструганы и подогнаны, составляя столешницу. Сама столешница была укреплена на здоровенном пне. Рядом были вкопаны две лавки, сиденья которых тоже были из половинок стволов деревьев, опирающиеся на вкопанные столбики.

Слева от стола горел костер, над ним висел котел, в котором что-то варилось, булькая. Но, что интересно, запаха, ни от костра, ни от варева Уго не чуял.

- Чудны твои дела, Господи, - подумал Уго.

Старуха же, усадив Уго за стол, подошла к костру, взяла деревянную ложку, висевшую тут же на стояке, и помешала содержимое котла. После чего, взяла немного на пробу, подула в ложку и попробовала на вкус. Довольно прижмурясь, она повесила ложку, развернулась и зашла в шатер, откуда вскоре вышла, держа в руках пару струганных из дерева мисок и пару деревянных ложек.

Налив варева в миски она поставила их на стол, и уселась напротив Уго, снабдив его ложкой. После чего сама принялась за еду, постоянно дуя на ложку, чтобы не обжечься.

Уго не нужно было уговаривать, поскольку желудок давно играл встречный марш. Поэтому взяв ложку, он, как и старуха, стал осторожно хлебать варево. Впрочем, почти сразу он понял, что Вангра предложила ему мясной суп, изрядно приправленный местными специями.

Суп был хорош. А может быть, так показалось, потому что Уго был голоден, но варево пошло «на ура». И уже через пару минут миска была пуста. Уго взглянул на старуху, а та взглядом показала на котел. Мол, добавку каждый добывает сам.

- Ну, сам, так сам. В этом плане, мы люди не гордые, - подумал Уго, вставая из-за стола.

Набрав еще одну миску супа, Уго вернулся за стол, и также молча продолжил еду. И тут до него дошло, что ему чего-то не хватает для полного счастья. Он стал анализировать свои ощущения, и понял, что не хватает хлеба. Впрочем, какой хлеб может быть в лесу? Хорошо, что хоть супом покормили. Поэтому Уго не стал привередничать, а довольствовался тем, что дали.

Но вот съедена и вторая миска супа. Уго положил ложку в миску и отодвинул от себя, ожидая, пока поест и Вангра. И как только это случилось он, было собрался задать ряд вопросов, но Вангра опередила.

- Похоже, у тебя появились вопросы, задавай. На какие смогу, отвечу.

- Да, Вангра, вопросы есть. И первый, где моя одежда?

- Ты невнимателен. Иначе заметил бы, что она лежит за кроватью в изголовье.

- А зачем нужно было меня переодевать?

- Ты предпочитаешь ходить с кровяными пятнами на одежде?

- А что были и пятна?

- Уже нет. Твоя одежда постирана, кольчуга и шлем почищены. Все сложено стопкой и ждет, пока ты переоденешься.

- Понятно. А откуда здесь та одежда, что на мне сейчас? Мужчин-то в округе не наблюдается?

- Магия, - коротко ответила Вангра.

- Так ты ведьма?

- Не совсем. Ведьма – это ведающая мать. Мать, понимаешь? Если же не мать, тогда уже не ведьма, а ведунья, т.е. просто ведающая. Но я даже не ведунья, поскольку и ведьмы, и ведуньи предпочитают селиться в среде людей, либо где-то поблизости. Я же, как ты заметил, живу в лесной чащобе. От людей мое жилище отделяют сотни километров. И если я с кем-то из людей встречаюсь, то вот, как с тобой, или, как с теми разбойниками, что напали на тебя.

- Хорошо, хорошо, я согласен с твоими доводами. Скажи, как ты сама себя называешь?

- Я себя? – старуха задумалась. – Скорее, стихийница, т.к. предпочитаю работать со стихиями.

- Со стихиями? Это как?

- Ты, наверное, слышал, что есть четыре стихии: огонь, воздух, вода и земля. Вот с ними я и работаю. Хотя из всех стихий предпочитаю работать с воздухом, и считаю эту стихию королевой среди стихий.

- Это почему же?

- Потому что с ее помощью можно управлять остальными стихиями. Кроме того, стихия Воздух имеет качества, которых нет в других стихиях – она, так или иначе, присутствует во всех остальных стихиях. Именно через это присутствие и возможно управлять остальными стихиями.

- Гм-м, не знал. А еще почему ты выделяешь эту стихию среди других?

- Потому что именно она задействует все органы чувств.

- Это как?

- Мы видим окружающий мир, потому что наши глаза настроены различать предметы в этой среде.

- Но ведь и в воде тоже видим.

- Вода – это концентрированный воздух.- Отмахнулась Вангра. - Потому и видим, хотя гораздо хуже.

- Понятно. А как со слухом?

- И слышим мы, потому что воспринимаем колебания воздуха. И ощущаем запахи, потому что они распространяются в воздухе. Телесные ощущения возможны тоже только благодаря воздуху. И даже вкус ощущаем благодаря тому что он передается через воздух.

- Позволь, а как же в тех случаях, когда я языком что-то пробую? Здесь где воздух?

-Давай я тебя засуну в пузырь без воздуха. И ты попробуешь что-либо лизнуть языком. Уверена, ощущения будут незабываемыми.

- Позволь, а дышать-то чем я буду?

-А мы ненадолго, чтобы у тебя хватило воздуха в легких.

- Нет, спасибо. Я лучше поверю на слово.

- Ну, как хочешь.

- Ладно, ты меня убедила. Воздух, как стихия, действительно играет важную роль в нашей жизни. Но как можно использовать его магически?

- Не мастак я разговоры говорить. Лучше покажу. Пойдем на то место, где на тебя напали разбойники.

То ли варево из плошки, то ли суп подействовали на Уго благоприятно. Встав из-за стола, он уже не чувствовал боли и шума в голове. Да и походка стала ровной. Потому Уго нырнул в лесную чащу вслед за старухой, рядом с которой неотрывно следовал волк.

Шли они где-то с час, когда чаща вдруг кончилась, и они вышли на тропу. Еще с полчаса шли по тропе, когда Уго вдруг увидел разбросанные на земле тела. Они были в разных позах, с застывшими от ужаса лицами. У троих были вырваны глотки, а у двоих пробиты черепа… сверху пробиты. Но что интересно, ведь они лежат пятый день, а запаха тления тел не чувствуется. С этим вопросом Уго и обратился к Вангре.

- Присмотрись, ничего не видишь необычного?

Уго подошел ближе, хотя картина произошедшего была крайне удручающая. Действительно, над телами вился какой-то лучистый туман, отчего лежащие на земле тела казались заключены в хрустальные гробы.

- Ты прав, похоже на хрустальные гробы. Тем не менее, это не хрусталь, можешь попробовать.

Уго попробовал – потыкал пальцем. То, что накрывало ближайшего мертвеца, было упругим и прогибалось под пальцем, но не рвалось.

- И что это такое?

- Специальный магический полог. Я накрыла им мертвецов и выкачала из-под него воздух.

- Зачем?

- Потому что для жизнедеятельности всякой твари, которая кормится мертвечиной, тоже нужен воздух. А когда его нет, то и развиваться тварь не может.

- Потому они и лежат такие нетронутые тленом?

Вангра молча кивнула и добавила.

- Меня другое интересует. Что в тебе привлекло этих разбойников? Потому как спинным мозгом чую, что охотились именно на тебя. Так что давай по одному осмотрим одежду покойничков. Глядишь, чего и найдем.

Вангра подошла к ближайшему покойнику и взмахнула рукой, произнеся какое-то слово. Полог исчез, и Вангра присела у тела покойника. Уго было не по себе от этого действа, потому как сильно смахивало на мародерство. К тому же, вид у покойничка был аховый. Но любопытство возобладало, и он подошел поближе.

Старуха без стеснения лазила по карманам покойника, вынимала какие-то вещи. И осмотрев, отбрасывала в сторону. Не найдя ничего интересного, Вангра перешла ко второму покойнику и стала манипулировать с ним. И тоже без толку.

Уго все меньше нравилось то, что они делали. Он уже хотел призвать Вангру бросить это дело. И даже подошел еще ближе. Но тут Вангра вынула из внутреннего кармана камзола уже третьего покойника два свитка.

Схватив свитки, Вангра резко встала. Настолько резко, что чуть не угодила головой в подбородок Уго. И он снова удивился ее резвости. Но старуха не обратила на Уго никакого внимания. Она сразу же развернула свиток из пергамента. Перечитала его два раза и протянула Уго.

- Я была права, твое убийство заказали. Вот договор.

Уго не поверил своим ушам. Как это его заказали? Да кто он такой, чтобы на его убийство отряжали отряд разбойников? Но глазам поверить пришлось. Действительно, в договоре между каким-то Осей Кривым и Виагром Немым прописано, что нужно найти и уничтожить Уго дер Залеса, за что этому Осе полагалось вознаграждение в двести монет.

Увидев сумму вознаграждения, Уго даже присвистнул. Двести монет! Да он никогда не держал в руках такую сумму. Это ж за что ему такой почет?

Тем временем, Вангра возилась со вторым свитком. Он был явно не из кожи, а скорее всего, из бересты. Туго свернут. И если начать разворачивать как обычные свитки, на выходе получишь труху.

Но Вангра, похоже, была знакома с подобными свитками. Она начала что-то шептать, держа свиток в левой руке. А в это время с кончиков пальцев правой руки стала капать какая-то жидкость. Под воздействием жидкости свиток размягчился, и Вангра стала осторожно его разматывать, тем не менее, не прекращая шептать заклинания и сбрызгивая жидкостью свиток.

Уго через плечо заглянул, пытаясь разобрать, что же написано в свитке, но увидел только незнакомые закорючки. Вангра повернула в сторону Уго голову.

- Это руны, священные знаки. Так что, милок, дела обстоят более серьезно, чем я даже предполагала.

- Почему?

- Ну, ты сам подумай. Рунное письмо доступно только магам высшего посвящения. А их можно пересчитать на пальцах одной руки.

- А что просто маги не пользуются этим письмом?

- Пользуются, но то письмо, которым они пользуются гораздо проще того, коим написано это. Даже я знаю не все руны, имеющиеся здесь. Придется повозиться с расшифровкой. А теперь подумай, почему у простого разбойника Оси Косого находится письмо с секретным текстом?

- Кому-то передать?

- Правильно. Но после того как основное дело будет сделано, т.е. после того, как они убили бы тебя.

- Получается, вроде бы как некий знак свершившегося дела.

- Получается так.

Вангра оглянулась по сторонам.

- Ладно, главное мы нашли. Не думаю, что остальные будут хоть чем-то интересны. Так что будем прощаться с нашими разбойничками.

Она щелкнула пальцами и произнесла несколько слов на незнакомом языке. С тех разбойников, что еще были под пологом, этот самый полог исчез. И над всеми разбойниками закружились воздушные смерчи. Поначалу небольшие, они с каждой секундой становились все больше и больше, втягивая в себя тела разбойников. Наконец, они объединились в один смерч, который поднялся над землей и стал подниматься в небо, одновременно уносясь в сторону юга. В итоге, за несколько минут на месте нападения не осталось и следа от того, что произошло.

- Вангра, я коня своего не вижу. Не поможешь с поиском?

Вангра повернулась к волку и что-то сказала, очень похоже на рык. И то ли Уго показалось, то ли в самом деле, волк кивнул головой и скрылся в кустах.

Возвращение было небыстрым, сказывался стресс Уго. Чем ближе к шалашу, тем медленнее он передвигал ноги, до того устал. Но вот и знакомая полянка.

- Ты иди, поспи, пожалуй,- сказала стихийница.- А я покумекаю над документом. Нужно же понять, что почем.

У Уго не было сил даже кивнуть в ответ. Он добрел до топчана, упал и сразу заснул.

***

Карл Густлов раскрыл глаза, и почти сразу сообразил, что он лежит в кресле, спинка которого откинута так, что вместе с сидением составляет подобие кровати. Приподняв голову, Карл обнаружил сидящего за столом начальника факультета нереальностей Лавуса Дрейка. Тот читал какую-то книгу. Но почувствовав взгляд Карла, поднял глаза.

- Ну, как вам юноша, погружение в нереальность?

- Неплохо, но оборвалось на самом интересном месте.

Дрейк развел руками.

- Увы, юноша, таковы правила тренажера нереальностей – не более одной пары. Подобные погружения в нереальность забирают много сил. Так что бережливого боги берегут. Но вы не расстраивайтесь. Это ведь только первый сеанс погружения в нереальность. На следующем занятии продолжим.

- Это понятно, магистр Дрейк, - сказал Карл, вставая с кресла. – Но как бы не потерять нить произведения.

- Ничего страшного. Где потеряете, там и найдете.

- Что ж и на этом спасибо.

И Карл, распрощавшись, покинул тренажер.

0
45
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №2

Другие публикации