Приговорённый к трону

Автор:
Илия Майко
Приговорённый к трону
Аннотация:
Два корабля с представителями двух разных народов, направлявшихся с экспедицией, потерпели крушение на маленькой неразвитой планете. На своей земле они давно жили в мире, но в диких условиях вспомнили старую вражду.
Манду, бывший помощник капитана, вынужден стать царём, а затем решать и проблему с наследником. Как бы он хотел обычной простой жизни!.. Но война диктует свои условия, и капитан решается на небывалое: вмешаться в ДНК наследника, создав непобедимого воина…
Текст:

— Может, свергнем меня или убьём, и ты станешь царём? – вздохнул Манду, откинувшись в кресле.

Все вяло заулыбались, а Индра пожал плечами:

— Я отвечаю за корабль, ты – за местных. Хватит уже ныть, сто раз это обсуждали!

Круглый стол капитанской каюты с момента аварии стал местом обсуждения наболевших проблем команды.

Манду отвернулся и тоскливо уставился в иллюминатор. Дальше этой солнечной системы им теперь не уйти. Хорошо хоть, что нашлась планета, на которой можно жить. Впрочем, бывший помощник капитана, а ныне царь грустил не по родине, а по обычной, свободной жизни. Вся эта навязанная власть была отнюдь не его мечтой. «Моя любимая, маленькая, голубая планета… как бы я был счастлив, если бы мог здесь просто жить…» — в который раз подумал он, глядя на голубой шар в черноте космоса.

— Сам виноват, что не проверил здоровье девушки, когда женился, — развёл руками капитан. – И не надо теперь делать из меня злодея.

— Я не по этому признаку выбирал жену! – вспылил Манду.

— Ну и дурак! Думаешь, мы можем себе позволить влюбляться? Как дома? Мы на войне! Если у тебя не появится наследник, то власть перехватят. Полагаешь, местные удержат войско, если нападут асуры? – Индра буравил взглядом упрямца, а потом оглянулся к бортовому социологу: — Какой у нас прогноз, Риво?

— Год-полтора протянем, не больше. Потом нужен наследник. Вероятность захвата власти – 98%, — кивнул тот, включив для команды проекцию экрана со своего планшета. Манду мрачно уставился на повисшие над столом графики и цифры.

— Я не позволю вам убить её, — он сжал кулаки. – Мы не асуры!

— Это не обязательно, — Индра скрестил руки на груди, откинувшись в кресле. – Изобразим смерть, перевезём сюда…

— Да, конечно! Может, ты вспомнишь, что у неё слабое сердце? – Манду вскочил и начал мерить каюту быстрыми шагами. – Ты представляешь, что с ней будет, если она увидит всё это? – он махнул в сторону приборов и иллюминаторов.

— Тебе нужна новая жена! – рявкнул капитан. – Которая родит тебе ребёнка! От этого зависят судьбы всех нас, страны и жизнь твоей пассии, кстати, тоже!

— Усыновим!

— Да полдворца присутствует на родах, по их тупым традициям!

Манду сел и, застонав, опустил лицо в ладони.

— Хм… — кашлянул Зир, самый юный член команды, — а почему не сделать искусственное зачатие?

— Ага, — саркастически хмыкнул царь, — здесь её кондрашка и хватит от всех этих приборов. Индре даже руки пачкать не придётся.

— Ну, сам роди наследника, — пожал плечами парень.

Большая часть сидевших за столом на этих словах покатилась со смеху. Другие же, кто предпочитал пореже покидать корабль, непонимающе глядели на развеселившуюся команду.

— Ох, давно я так не смеялся, — вытер глаза капитан и глотнул воды из стоявшего перед ним стакана.

— Что особенного я сказал? — обиженно буркнул Зир, — меня отец родил.

— Здесь за такое скорее колдуном объявят, — отмахнулся Манду. – А там и до костра недалеко.

— А вообще-то… — задумчиво протянул капитан, — хм… магия… А что? Это мысль…

— Ты что-то придумал? – с надеждой посмотрел на него Манду.

— Можем попробовать объяснить всё мистикой, — предложил Индра. – Волшебство, позволившее – о, чудо! – забеременеть мужчине. Если прокатит, то мы не только сохраним позиции, но и сформируем нужные качества зародыша. Родишь настоящего богатыря, царь! – улыбнулся капитан.

У Манду и остальных лица уже озарились надеждой, когда Индра добавил:

— Заодно вложим инстинкт ненависти к асурам. Такой наследник непременно уничтожит их до последнего! – сверкнул глазами капитан.

— Нет! – резко воскликнул царь. – Я не позволю делать куклу из моего сына! Запрограммировать пол – да. Нужен мальчик, это понятно. Сделать его физически сильным, умным, ловким – да. Ведь от него будет зависеть страна. Но лишать его свободы воли? Нет, Индра! Мы не асуры!

— Да нет больше свободы, наивный! – простонал тот. – Война, Манду!

— Я тебе говорю: нет, капитан! У суров никогда не было, нет и не будет рабов. Ни в нашей вселенной, ни в какой другой.

…Цветы украшали парадный зал дворца, а драгоценные камни переливались в нарядах гостей. Сидевший на троне Манду величественно кивал каждому и мысленно вздыхал: «Господи, за что мне всё это?..» Вот уж не думал сын врача и сельского учителя, что самая обычная экспедиция закончится восшествием на престол в этом отсталом мире. Но и оставаться в стороне суры не могли, особенно когда их бывшие друзья, летевшие на втором корабле, решили захватить власть на планете. Кто ещё остановит этих подонков? Уж всяко не местное население со своими копьями и стрелами.

Повернувшись, царь улыбнулся жене. Бедняжка! Так и не сумевшая забеременеть в течение шести лет брака, она, по местным традициям, уже, по сути, была приговорена к смерти. Весь народ, казалось, ждал, когда же царь объявит о кончине супруги под любым предлогом. «Не дождутся!» — зло подумал он, вцепившись до боли в ручки кресла.

— Гость из Элама! Маг и целитель Джафар, — объявил слуга, и Манду внутренне напрягся.

В зал вошёл, медленно передвигая ножками, бородатый толстяк. Только глаза выдавали в нём строгого, подтянутого, молодого капитана. «Ну и вырядился», — хотелось расхохотаться царю, но он, конечно, сдержался.

Отвесив множество поклонов, гость представился:

— Я прослышал о твоей беде, царь, и могу помочь. Я изучал травы и зелья у лучших магов мира и создал специальное снадобье для твоей жены. Прошу тебя: прими мой дар. Стоит ей выпить это, и она забеременеет.

Манду милостиво махнул рукой, позволяя слуге принять флакон.

— Мы почти отчаялись, но всё в воле богов, — кивнул он.

— Ей следует выпить это как можно быстрее, пока свежи травы. Если на дне бокала останется бордовый осадок, то будет девочка, а если чёрный – значит, мальчик, — поклонился гость.

Царь недоверчиво усмехнулся, но приказал:

— Принесите два бокала! Мне налейте вина!

Через мгновение слуга подал ему необходимое. Бокал для царя уже был наполнен, а во второй Манду собственноручно вылил содержимое флакона. Красную жидкость невозможно было отличить от вина.

Царица встала, принимая из рук мужа бокал. Ещё более бледная, чем обычно, она, конечно, как и многие вокруг, думала сейчас, а не отравить ли её задумал супруг. Ведь даже не проверил, не дал попробовать прежде странный напиток слугам!

— Я люблю тебя, — обречённо прошептала она и сделала глоток.

— Не бойся, — так же тихо ответил ей муж и залпом осушил свой бокал. А затем, словно парализованный, уставился на дно и вскричал: — …чёрный осадок!.. О, боги! Неужели я перепутал бокалы?!

…Едва влетев в медицинский отсек корабля, Манду лёг на кровать и закричал Индре:

— Давай быстрее! Я сегодня вечером должен принимать послов!

— Тьфу ты! – выругался тот. – Нельзя такое делать наспех! Через три дня поместили бы зародыш…

— Я и так уже неделю как официально беременный! Некогда ждать! – замотал головой царь.

Вздохнув, капитан склонился над прозрачным компьютером, и пальцы забегали над виртуальными клавишами.

— Так… полный рост во взрослом возрасте… мышечная масса… уровень интеллекта… — бормотал он, настраивая показатели зародыша.

— Капитан! – окликнул его скучающий Манду. – Я всё спросить тебя хочу: что ты так ненавидишь асуров? Мы, конечно, все их не жалуем, но ты прямо искришься, едва речь о них заходит. А ведь именно ты вырос в их квартале, жил с ними. Признаться, я долго думал, что ты вообще встанешь на их сторону здесь.

— Вот поэтому и ненавижу… — хмуро взглянул на него Индра и снова углубился в расчёты. – Знаю потому что, кто они и чего от них ждать.

Манду посмотрел в белоснежный потолок и повертелся на кровати, стараясь улечься поудобнее.

— Вообще не так уж наши народы отличаются друг от друга, — царь явно настроился на философский лад. – На Арии мы два последних века жили в мире, а здесь – что с нами случилось, Индра?.. Я всё больше думаю, что нам обязательно надо найти общий язык, особенно теперь, когда мы вместе застряли на этой планете. Нам следует объединиться, а не драться.

— Искать общий язык – с асурами?! – вскричал капитан. – Ладно, знаешь что? Лежи-ка ты и помалкивай. Мне надо сосредоточиться, а то создам тебе шестирукое чудище с головой слона, и будешь воспитывать.

Царь засмеялся, но замолчал. А Индра склонился над экраном, переваривая услышанное. Нет, этого нельзя допустить! Мир с асурами?! И, сжав зубы, он набрал: «Инстинкты».

…Манду тихо покачивался в кресле в саду. До родов оставались считанные дни. То, что малыш – настоящий богатырь, можно было уже не сомневаться. Любая местная женщина при таком животе решила бы, что носит тройню, не меньше.

— Эй, сур! – услышал он вдруг шёпот в кустах и схватился за лазер на поясе. Неожиданно ребёнок у него внутри забился всеми конечностями, словно стараясь разорвать отца на части.

— Тихо, тихо… — зашептал Манду, поглаживая живот, и встал в боевую стойку. – Выходи давай, кто бы ты ни был! – крикнул он в темень сада и усмехнулся, — если не боишься.

— Я давно ничего не боюсь, сур, — услышал он насмешливый ответ, и перед ним предстал капитан второго корабля. – Да опусти ты лазер! – слегка повысил он голос. – Если бы я хотел драки, то не с разговора бы начал, верно?

— А если бы ты желал перемирия, то, вероятно, связался бы официально, а не проникал ко мне, как вор? – царь одной рукой поддерживал разбушевавшийся не на шутку живот, а вторая не опускала лазер из боевой позиции. – Сколько моих сейчас перебито, а? Честно!

— Суров – ни одного, — усмехнулся гость. – А людей… — он махнул рукой, — сам подсчитаешь потом. …Я просто хотел поговорить с тобой, Манду. Боюсь, что через связь на корабле я нарвусь только на этого фанатика Индру, — он презрительно нахмурился и присел на скамейку напротив. – Тебе самому-то нравится, что он тут устроил? Нам ли, разумным, убивать друг друга? Да опусти ты лазер!

— Как будто твой в кармане не нацелен на меня, — но царь всё же опустил оружие и присел обратно в кресло.

— Ты знаешь, а я люблю суров, — вдруг заявил вражеский капитан, слегка наклонившись вперёд. – У меня в школе был потрясающий учитель по древней живописи. Сур. Вот тогда я понял, что во всех искусствах вы намного, намного лучше нас. Но неужели ты не видишь, Манду, что в политике вам не место?

— М-да? И давно ты стал экспертом по месту суров в общественной жизни? – расхохотался царь. – Кстати, пятый владыка Арии был сур.

— Точно. И именно он чуть не довёл планету до гражданской войны, — парировал гость. – А кто спас положение? Следующие трое. Асуры, разумеется. Понадобилось три поколения, чтобы исправить то, что натворил этот неумёха!

Манду пожал плечами. Политика никогда его не интересовала. Он бы и тут с удовольствием отдал бразды правления, если б было кому.

— Может, нам и здесь просто передать вам власть? – с сарказмом уточнил царь.

— Это лучший выход, — серьёзно кивнул асур. – Но, принимая во внимание вашего фанатика-капитана, моя просьба куда скромнее: хотя бы не мешайте. Планета маленькая, но и нас не много. Забирайте себе эту страну и не лезьте в нашу. И перестанем драть друг другу глотки. Как тебе такой вариант, царь?

— И позволить вам превратить людей в рабов? – сжал зубы Манду.

— Ну, вам-то что? – простонал гость. – Что вы вечно лезете в чужое? У вас свои люди есть, и делайте с ними, что хотите! Ешьте их, дрессируйте или сдувайте с них пылинки, если вам так нравится!

Манду вскочил, сверкая глазами, но тут же опять схватился за живот: ребёнок явно не собирался успокаиваться. Царь медленно сел и взял себя в руки.

— Ты прав в одном: нам глупо ссориться. Именно сейчас, когда мы в западне, нам особенно важно сохранить мир. …Ведь мы вместе летели, Наму! Сообща решали все проблемы! И когда у вас прорвало отсек с палиуном, кто вам помог? Кто, не раздумывая, перекачивал вам свои запасы, пока мы все в итоге не остались без топлива?

— И это ещё раз доказывает, что вы не способны принимать важные решения, сур, — пожал плечами капитан. – Если бы авария случилась у вас, то вы бы просто спланировали вниз, и хоть один корабль вернулся бы за подмогой. А сейчас уже все были бы дома, — улыбнулся Наму.

— Но ведь могло и не оказаться подходящей планеты! – воскликнул царь. – А если бы негде было переждать беду?

— Мы бы вечно скорбели о вас, — с усмешкой ответил гость. – Но давай всё-таки вернёмся к перемирию.

— Я не позволю вам превратить людей в рабов, асур, — спокойно, но жёстко ответил Манду. – Есть их, дрессировать или что вы там делаете.

— Дурак!.. – простонал Наму. – Ну, какой нам смысл мучить их, ты подумал? Мы что – похожи на идиотов или садистов? Кто будет пахать в поле, мыть полы, если мы их перебьём? Кроме того, у нас мало своих женщин. Нет, дорогой мой, мы их холим, лелеем, заботимся о них гораздо больше, чем вы о своих. Что ты, царь, сделал в своей стране? Лазером только горазд махать. А мы уменьшили смертность в три раза!

— Это всё замечательно, — отвёл глаза Манду. – Но свобода выбора, асур! Ты знаешь, что за всю историю у нас никогда не было рабов.

— И глупо, — пожал плечами Наму. – Не на каждой ступени развития свобода – это благо.

— Манду! – послышался вдруг взволнованный возглас, и в конце сада показался Индра.

— О, маньяк пожаловал… — вздохнул гость, доставая из кармана лазер. – Похоже, переговоры пока окончены, царь. Но ты подумай над моими словами, — быстро добавил он, поскольку капитан суров, занимавший во дворце пост начальника охраны, уже подбежал, сверкая глазами и лазером.

— Грязный асур! – заорал Индра, бросаясь на врага.

— Ну почему ж грязный-то, а? – засмеялся Наму. – До чего ж вы эмоциональный народ… — он со вздохом отразил нападение, незаметно отступая к краю сада.

— Индра, остынь, — пытался утихомирить друга царь. – Мы обсуждали перемирие. Давайте сядем и поговорим.

— Что ты обсуждал с убийцей детей?! – орал капитан, всё дальше вытесняя врага к краю сада. – Ты знаешь, что он перебил всю западную часть дворца, чтобы проникнуть сюда?!

— Что?.. – ахнул Манду и в который раз схватился за живот, пытаясь успокоить разбушевавшегося ребёнка.

— Ну, ладно, приятно было повидаться, — холодно улыбнулся Наму и резанул лазером по ближайшему от царя дереву. Оно с грохотом повалилось на землю. Манду успел отскочить, но его всё же задело, и он упал рядом на бок.

— Нога застряла! – закричал он, пытаясь выбраться.

— Ребёнок как?! – орал Индра, пытаясь за плечи вытянуть друга.

— Да умею я падать, капитан! – обиделся тот. – Малыш в порядке. …Ха. Интересно… — вдруг засмеялся он. – С момента появления этого асура ребёнок бился во все стороны. А как он смылся – успокоился.

Капитан ничего не ответил на это, всё пытаясь вытащить царя.

— Нет, надо поднимать дерево. Я пошёл за слугами. …За теми, кто остался в живых, — зло добавил он, удаляясь.

Но поднять дерево им удалось ещё не скоро.

— Индра! – заорал Манду, едва завидев друга с толпой слуг. – Индра, ребёнок! Пора!

Тот, подбежав, склонился над животом царя.

— Тёплую воду! Чистые тряпки мне! Быстро! – скомандовал он, снова доставая лазер.

— Чёрт, я даже на спину перевернуться не могу, — простонал Манду, стараясь поменять положение, но тщетно.

— Ладно, не дёргайся, я сбоку сделаю разрез, — Индра уменьшил длину лазера и настроил его в форму скальпеля.

Толпа взволнованно ахнула, когда начальник охраны достал из бока царя ребёнка, а затем быстро провёл лазером по ране молодого отца, и она словно по волшебству затянулась.

— Богатырь! – улыбнулся Индра, когда малыш издал первый крик.

— Мальчик? Принц? – зашептали в толпе, и он повернулся к зрителям:

— Ах, да… — он повыше поднял ребёнка и торжественно провозгласил: — это мальчик!

Толпа радостно улюлюкала, поэтому капитан не сразу услышал недовольный окрик Манду:

— Эй, Индра! Да Индра же, асур тебя подери! – и когда тот, наконец, повернул сияющее лицо, царь потребовал: — ты дашь уже сына его отцу? И, может, займёшься деревом?

— Прости, дружище: традиция, — прошептал тот, передавая ему младенца. – Так, братцы, — скомандовал он слугам, — давайте-ка освободим царя.

* * *

Искры взрывов сотрясали пространство. Порой Мучо казалось, что он способен стрелять сразу в нескольких направлениях, причём везде попадал в цель.

— Не уйдёшь, гад! – зарычал он, увидев, что последняя стайка вражеских истребителей отступает.

— Мучо, хватит! – раздался в приёмнике голос Манду. – Они уходят! Достаточно!

— Ну уж нет… — фыркнул парень, направляя свой истребитель за асурами. Здесь, на орбите, они напоминали тараканов, разбегающихся от страха.

— На корабль, лейтенант! Это приказ! – заорал царь, и молодой пилот с нервным стоном повернул назад.

Машина с грозным шумом влетела в стартовый отсек. Открыв дверь, Мучо устало вывалился наружу и зло посмотрел на Манду:

— Какого чёрта, папа? Если бы боем руководил Индра, он бы дал мне закончить начатое!

— К счастью, сегодня здесь я, поэтому есть кому ограничить твою неуёмную энергию, — удовлетворённо кивнул ему отец. – Иди-ка поешь и спускаемся на землю.

— Думаешь, я могу есть, когда эти гады в двух шагах, а я их так глупо отпустил?!

— Значит, просто спускаемся.

Годы почти не сказались на Манду. А несколько седых прядей появились больше благодаря войне, нежели времени. Всё такой же подтянутый, он неплохо справлялся и с управлением страной, и с отражением нападений асуров. Правда и то и другое он по-прежнему с удовольствием обменял бы на простую жизнь пастуха.

Со вздохом он похлопал по плечу сына, который уже был на голову выше него, а ведь и сам Манду был не маленького роста. Но Мучо стал настоящим великаном.

— Ты слишком много времени проводишь здесь с Индрой, — он подвёл сына к иллюминатору и показал ему на планету: — твой дом – там, помни об этом. А тут просто станция переговоров да военная база, пока не закончится это дурацкое противостояние с асурами.

— Отец, почему ты к ним так добр? Приказываешь отпустить, противостояние – «дурацкое»… А все эти попытки мирных переговоров? К чему всё это?

Царь опустил тяжёлый взгляд в черноту космоса.

— Ты слишком молод и горяч, — тихо ответил он. – Направь свою энергию ещё хоть куда-нибудь кроме войны с асурами.

— Как?! Объясни мне! – закричал парень. – Я даже во сне вижу только то, как мочу этих подонков! – он сжал кулаки, а Манду встревоженно посмотрел на сына.

В этот день впервые царь обратил внимание, что, о чём бы ни зашла речь в пути или за ужином, Мучо всё сводит к разговорам об асурах.

— Какие качества ты запрограммировал у зародыша, Индра? – жёстко спросил он, когда вечером остался с капитаном наедине. — Или скажешь, он просто воспитан в этой войне, и его ненависть к врагам естественна? – с горечью добавил несчастный отец.

— Нет, — пришедший в себя Индра спокойно уселся напротив. – Я сделал то, что должен был. То, на что у тебя не хватило духу. Он нужен нам именно таким! Неужели ты не видишь, Манду, что только в последние два года мы уверенно побеждаем в каждом бою? Только с тех пор, как Мучо вырос!

— Да мне плевать! – заорал на него царь. – Речь идёт о моём сыне! Какой инстинкт, асур тебя побери, ты вложил в него?!

— Ненависть к асурам и желание убивать их до победного, как я и предлагал, — пожал плечами капитан.

— Что?! – раздался рядом отчаянный возглас, и, оглянувшись, суры обнаружили, что не одни. Мучо в смятении переводил взгляд с одного на другого. – Папа… Индра… Я что – мутант или робот?! – заорал парень. – Отвечайте мне!!! Кто я?!

Перевалило далеко за полночь, когда тяжёлый разговор иссяк. Индра устало зевнул и похлопал парня по плечу:

— Да расслабься ты, Мучо! Пойми, чудак, у всех нас в той или иной степени есть разные инстинкты.

— Да! Только ты из-за своих не мчишься убивать кого-то, — огрызнулся тот и грустно добавил: — …сам не зная зачем. …А с чего вообще началась вражда? Что вы не поделили с асурами? – вдруг спросил он, удивляясь, что не задал этот вопрос раньше.

— Они чуждая нам раса! – резко ответил Индра, вставая. Он подошёл к окну и, скрестив руки на груди, уставился вдаль. – Мы слишком разные, и не жить нам на одной планете, вот и всё!

— Да вы же абсолютно генетически совместимы! – вскричал парень.

Услышав это, царь и Индра впервые за вечер расхохотались.

— Вот уж не приходило в голову загулять с кем-то из асурских девушек… — смеялся Манду.

— Да уж, насмешил, брат… — вытер глаза капитан.

— А что особенного? – не мог взять в толк Мучо. – Та, например, с которой общался на последних переговорах отец, была очень мила. Ну, то есть, конечно, у меня всё клокотало внутри от желания разорвать её на части, — зло добавил он. – Но как факт, физически она была очень привлекательна.

— Разное строение мозга, малыш, — объяснил, наконец, сквозь смех Манду. – У нас больше правое полушарие, а у них – левое.

— И вся разница? – отчаянно спросил парень. – Из-за этого всё?

— Да, — отец пожал плечами. – Из-за этого мы никогда не поймём друг друга. Из-за этого у нас кардинально отличается система ценностей. Из-за этого у нас разное представление о мире. Из-за этого мы считаем злом то, что для них – благо.

Мучо уронил голову в ладони и простонал:

— Бред… ну, бред же…

— Послушай, — Манду приобнял сына за плечи. – Тебе стоит отвлечься от этой темы. Может, пора тебя женить, а? Давай-ка устроим праздник на той неделе! Позовём все знатные семьи города, выберешь любую девушку…

— Я удивлён, — мрачно отозвался парень. – Разве вы не вложили в меня любовь к конкретной девушке? Или вы только ненависть умеете программировать?

— Слушай, возьми себя в руки! – не выдержал Индра. – Мне казалось, мы воспитали тебя мужчиной. Идёт война, и ты на ней солдат! …А отец дело тебе говорит, — чуть мягче добавил он. – Расслабишься, отвлечёшься, да и наследник тебе нужен. Однажды ты станешь царём этой страны, а он – принцем.

Мучо грустно махнул рукой:

— А… делайте, что хотите. Нужна невеста – пожалуйста. Не сочтите за труд, выберите сами. А мне не всё ли равно, кто это будет? Ведь я всего лишь сделаю несколько телодвижений, чтобы зачать ребёнка – и снова в бой? Так, Индра?

Спустя пару месяцев Манду осуществил задуманное. Глядя на спящую жену, Мучо обречённо понял, что отец искренне сделал всё для его счастья, но это не поможет. Ниша была прекрасна: говоря по правде, парень не был уверен, что сам справился бы с поиском невесты лучше. «Я был бы так счастлив, просто пролежав всю жизнь рядом с тобой», — подумал он, слегка коснувшись её губ, чтобы не разбудить. «Завтра бой, а мы ещё не доработали план атаки», — шёл у него параллельно другой поток сознания, к которому он давно привык. Асуры, всегда асуры. Он ел и думал о них, спал и думал о них, решал, где прогуляться, или читал, но часть мыслей всегда была занята ими. «Нет! Сегодня у меня первая брачная ночь, и я буду думать только о жене!» — упрямо попробовал отвлечься он. «Чёрт, а если они напутают что-нибудь? Ведь план изначально разрабатывал я!» — парень вскочил и выбежал из покоев.

Манду и Индра склонились с налобными фонарями над бумагами. Они принципиально брали на землю минимум техники, чтобы не смущать местное население. И так про них уже ходили легенды. Но без фонарей никак: свечи и факелы ужасно портили зрение.

Увидев сына, отец нахмурился:

— Что тебе сегодня-то не лежится в постели с молодой женой?

А Индра лишь кивнул, протянув парню фонарь.

…Мучо вернулся во дворец под вечер, напряжённый и вымотанный. Бой был не из лёгких, а самое дурацкое, что он лично уничтожил всего два вражеских истребителя. Ощущение неудовлетворённости захлёстывало. И больше всего на свете ему хотелось спать, но как тут заснёшь, когда в голове пожар из мыслей?!

Тихо подошла Ниша и обняла сзади, начав мягко массировать его плечи.

— Ты устал?.. Я приказала приготовить на ужин твоё любимое блюдо. Сказать, чтоб подавали? – её нежный голосок был как бальзам, но и она не могла отвлечь его от мыслей об асурах.

— Да… — он улыбнулся, не желая огорчать жену. – И вина. Побольше.

Честно говоря, уже который день Мучо снимал напряжение только выпивкой. Впрочем, и она спасала лишь отчасти. На беду ещё и отец настоял-таки на своей официальной смерти и переехал на корабль. Теперь во дворце Мучо чувствовал себя вдвойне потерянным.

— Валите, асуры хреновы! – орал он после десятой бутылки, но требовал ещё и ещё.

Слуги боялись что-то сказать молодому царю, и Ниша тихонько выскользнула за дверь. Быстро смахнув слезу, она побежала в покои начальника дворцовой охраны: только он ещё обладал влиянием на её мужа.

— Дьявол! – выругался Индра, увидев своего питомца в таком виде. – Слушай, парень, по-моему, тебе хватит на сегодня. – Он попытался отнять бутылку, но Мучо со злорадным смешком поднял её над головой – куда уж кому-то дотянуться до этого великана.

— А вот и главный асур, — пьяным голосом пробормотал Мучо, захмелевшими глазами глядя на Индру. – А всё потому… ик!.. что у него больше лееевое полушарие… — вяло засмеялся он.

Капитан вышел из комнаты, а через пять минут вернулся со шприцем в руке. Увидев это, Мучо захохотал:

— Яду мне, яду! Ведь ты же добрый, Индра? Ты дашь мне яду, правда?

Он даже не думал сопротивляться, когда капитан закатал ему рукав и вколол содержимое шприца. Затем парень снова издал нездоровый смешок и вырубился прямо в кресле.

— Пусть поспит до утра, — мрачно сказал капитан и вышел из комнаты.

Мучо проснулся, когда солнце было уже высоко. Открыв глаза, он вдруг с удивлением понял, что ни разу в жизни ещё не спал так долго: мысли об асурах и новых боях то и дело заставляли его подскакивать с постели и мчаться в кабинет или к истребителям.

Потянувшись, он пошёл в покои капитана.

— Что ты мне вколол вчера?

— Прости, — ответил тот, едва повернувшись от стола, — иначе тебя было не утихомирить.

— За что «прости»-то? – засмеялся парень. – Впервые в жизни отдохнул. Слушай, Индра, а ты можешь мне такое снотворное вколоть, чтобы я полвека проспал?

— Ты что – хочешь всю жизнь проспать? Чудак, — грустно улыбнулся капитан.

С этого дня Мучо нашёл для себя новую отдушину: снотворное. Только оно позволяло вырубиться, отрешиться от мыслей о боях и сражениях. Едва проснувшись ночью от кошмара, в котором неизбежно присутствовали асуры, он бежал теперь не в кабинет, а в спальню капитана и требовал укол. Индра порой отказывался, ругался, но чаще шёл на поводу у парня.

— Стреляй! Придурок!!! – заорал Мучо, когда истребитель слева от него снова промазал.

Это был не обычный бой. «Сегодня всё закончится! Сегодня!» — мысленно приговаривал парень. Путём невероятных ухищрений им удалось втянуть в эту битву абсолютно всех асуров. Впрочем, потребовалась и полная концентрация своих сил.

— Мучо! Успокойся! — услышал он по рации голос Индры. – Я всё равно уже полчаса как отключил тебя от общей связи, чтобы ты не смущал остальных своими криками.

— Да пожалуйста, — проворчал тот и снова закричал: — Ну, куда ты целишься, мазила?! …Капитан, он нам всё испортит. Кто в этом чёртовом истребителе? Дай мне перестроиться в левый фланг!

— Разрешаю, — подумав, ответил тот.

Не медля ни секунды, молодой царь рванулся в основную гущу боя. На невероятной скорости он уворачивался от выстрелов и при этом умудрялся стрелять сам – причём попадал, почти не глядя! Ловкий, сильный – казалось, он видит каждого асура, со всех сторон от истребителя.

Только в такие моменты Мучо ощущал себя здоровым. Словно всё так, как должно быть. Не смотря на душившие его эмоции, злобу и ненависть к асурам, именно сейчас он мог, наконец, всё это выплеснуть. Он походил на ураган смерти: двигался столь молниеносно, что, казалось, он находится одновременно в нескольких местах и без перерыва раздаёт выстрелы во все стороны.

Через пару часов насквозь мокрый от напряжения Мучо добивал последние истребители: асуры уже не пытались стрелять, а убегали на свой корабль на всей доступной им скорости.

— …Всё! – выдохнул царь, когда перед ним разлетелись остатки самого быстрого из вражеских истребителей. – Отец! Индра! – он захохотал смехом безумца. – Всё!!!

— Последнее, Мучо. Соберись, — медленно сказал капитан. – Ты почти возле их корабля. Запускай торпеды.

— Есть! – радостно закричал парень и сделал невероятную петлю на дикой скорости к низу корабля. Наверно, никто, кроме него, не смог бы подобраться настолько близко. Но он был так быстр, что порой казалось, он растворяется в пространстве.

«Сейчас! Всё! Закончится!» – мысленно орал он. Хотелось петь, кричать, танцевать, лететь… «Последние асуры… все асуры… их не останется… ни одного… некого будет ненавидеть… некого убивать…» — проносилось в голове.

Но вдруг ему стало страшно. Словно всё, что составляло его жизнь, его суть, цель его существования – исчезнет. Пропадёт. Испарится. А будет ли что-то взамен и что именно – неизвестно. В груди пополз холодок. Он представил на мгновение мир без асуров и понял, что сходит с ума: его инстинкт не находил выхода. Только здесь, убивая врагов, стреляя по ним, он мог хоть иногда расслабиться, выплеснуть негатив, горевший в нём днями и ночами.

— Индра! – тихо сказал он в рацию, держа руку на пульте управления. – А что будет со мной, когда не останется ни одного асура?

Он не видел, как вздрогнул его отец, находившийся рядом с капитаном, только услышал крик Индры:

— Да запускай же торпеды, глупый мальчишка!

А потом всё стихло.

Манду и Индра молча боролись в капитанской рубке.

— Мучо! Поворачивай! Это приказ! – заорал наконец отец, но Индра рассмеялся:

— Я вырубил связь. …Да расслабься ты! – он резким движением оттолкнул Манду к стене. – Теперь всё равно остаётся только ждать и смотреть, насколько силён в нём инстинкт.

Рука Мучо застыла на пульте. Ещё никогда его так не разрывало в разные стороны. «Убить! Взорвать их всех!» — привычно орала одна часть его сознания. А другая изо всех сил сопротивлялась. «Ведь это тоже инстинкт. Самосохранения», — вдруг понял парень и с болью улыбнулся. Он словно не в силах был ни выпустить торпеды, ни лететь назад. …И всё-таки чудовищным усилием воли он повернул истребитель. Куда только подевалась его скорость, благодаря которой он становился почти невидим для глаза! Сейчас он едва двигался: как будто магнитом его притягивало к вражескому кораблю.

«Подонки! Подонки!!!» — хотелось закричать ему. И вдруг он понял, что не знает, к кому относились эти слова: к асурам или к своим, давшим ему такую жизнь.

Неприятель, конечно, не дремал: очередь залпов сопровождала вялое отступление царя. Всё же он интуитивно уворачивался, но разве можно это было сравнить с его мастерским появлением в стане врагов?.. Словно на похоронах, он медленно влетел в стартовый отсек.

Вымотанный не столько от боя с асурами, сколько от сопротивления самому себе, он открыл дверь истребителя и, пошатываясь, вышел.

— Мучо! – обнял его подбежавший отец. – Ты всё правильно сделал! – он похлопал по плечу сына и повёл прочь от машины.

Подняв голову, царь упёрся взглядом в Индру. Тот стоял напротив них, скрестив на груди руки. Во взгляде читалась грусть, разочарование, боль и …всё-таки любовь. Вздохнув, он протянул руки к парню, но тот увернулся от объятий:

— За что ты их так ненавидишь? – жёстко спросил он.

— Да за то, что они асуры, глупец! – вскричал капитан и быстрыми шагами вышел из стартового отсека.

…Впервые для переговоров собралась вся команда. Раньше один только Манду пытался связаться с врагом в надежде на перемирие. Но теперь всем было ясно, что силы асуров подорваны. Им не до войн, а, стало быть, они вполне могут пойти на уступки.

— Приветствую вас, друзья мои! – холодно улыбнулся появившийся на экране Наму. Как всегда невозмутимый, словно не он только что потерял весь свой флот.

— Друзья? – как от пощёчины вздрогнул от этого слова капитан. – Асурская дружба – штука хрупкая. Хочу – дружу. Расхотел – попрощался.

Наму поморщился:

— Свобода выбора, приятель. Та самая, за которую вы так радеете. Жаль только, что понимаем мы её по-разному.

— Вы о чём? – спросил Манду.

— Неужели Индра ни разу не рассказывал, что мы выросли вместе? – усмехнулся асур.

— Полагаю, сегодняшнюю дружбу ты так же легко порвёшь? – жёстко спросил капитан. – Ладно, давай ближе к делу. Мы требуем, чтобы на вашей территории немедленно было отменено рабство, телесные наказания, казни, поборы с населения.

— Как скажешь, — насмешливо наклонил голову Наму. – Что-нибудь ещё?

— Да! Нового царя мы назначим из суров.

— Отлично. Сразу вопрос, Индра. У меня тут ждёт казни группа разбойников… На их счету грабежи, убийства, изнасилования… Прикажешь отпустить?

— Не доводи до абсурда, Наму! Будет суд, решим по справедливости!

— Судьи, полагаю, вы? Ну, не люди же и не асуры…

— Конечно, мы!

— Ну, раз уж все суры собрались за круглым столом, думаю, это решение вы можете вынести прямо сейчас?

Манду пожал плечами:

— Что за диспут ты устроил на пустом месте, Наму? Ну, если всё именно так, как ты говоришь, то, полагаю, пожизненное заключение будет для них в самый раз. Ты доволен?

— Я очень доволен, Манду, — слегка улыбнулся асур. – Ведь у нас тюрем нет. Затратно, знаешь ли, кормить тех, кто вредит обществу. Стало быть, перенаправить эти отбросы вам? – буднично отметил он.

— У нас всё переполнено, — автоматически бросил Мучо.

— Ну, в ссылку их отправим, найдём место! Тоже мне, проблема, — отмахнулся Индра. – И, конечно, начнём у вас строительство тюрьмы.

— Отличное решение, друг! – последовал насмешливый ответ с экрана. – Разбойников четверо, и по прогнозам моих социологов вероятность гибели от голода или нападения диких зверей – 97%. Но вам, гуманным сурам, виднее, что лучше: мгновенная смерть через отсекание головы или медленная в изгнании. – Капитан открыл рот, чтобы что-то ответить, но Наму перебил его, взяв в руки планшет: — …теперь что касается тюрьмы. По нашим расчётам, на неё уйдёт весь бюджет. – Он снова насмешливо взглянул на собеседников и пожал плечами: — мы планировали строительство больницы, но вам виднее. И в дальнейшем придётся увеличить подати с населения на содержание преступников… ах, да!.. ведь подати отныне тоже запрещены, — он развёл руками. – Тупик.

— Мы не запрещаем их вовсе, — буркнул Индра. – Просто не в таком диком количестве, как у вас сейчас.

— Хорошо, — весело кивнул Наму. – Как скажешь. Жаль, конечно, 30% населения, но что делать…

— Ты о чём? – нахмурился Манду.

— Это официальный процент нищих, которые у нас до сих пор имеются. Мы организовали для них ночлежки и пункты раздачи еды, но это львиная доля бюджета.

— Хорошо, мы подумаем, что с этим делать, — сжал зубы Индра. – В любом случае все проблемы решаемы.

— Конечно, друг! Например, так, как решили их вы: свобода для каждого. Смертность зашкаливает, бродяжничество процветает, тюрьмы переполнены, а на их содержание пашут все честные люди. …Добренькие суры, — закончил Наму.

— На Арии у нас не было казней и телесных наказаний! И здесь не будет! – ударил кулаком по столу Манду.

— Ты что, приятель, историю не учил? Всё было. Куда ж без этого? Но я же говорил тебе не раз: каждой ступени развития – своё. Пока человечество понимает только язык плетей и отсекания головы – придётся учить так, — он развёл руками.

— Отмени рабство! – прорычал, наконец, Индра основной камень преткновения.

— Конечно, — легко согласился асур. – Но вот тут у меня одно условие.

— Тебе не кажется, что ты не в том положении, чтобы ставить условия? – нахмурился Манду.

— То, что я попрошу – справедливо. Суры не требуют то, на что не способны сами. Разве не так?

— О чём ты?

— О вашем ручном рабе, конечно, — он кивнул на Мучо. – Если уж я отпускаю на волю своих, то и вы сделайте то же самое.

— Мой сын был и есть совершенно свободен! – отрезал Манду. – Он царь этой страны!

— Ой ли… ты чувствуешь себя свободным, Мучо? – прищурился асур. – Ты делаешь, что сам пожелаешь?

— Я понимаю, о чём ты, Наму, — холодно ответил Индра. – Но в любом случае этого уже не изменить.

— Правда? А у меня есть биокапсула.

— Что? – вытаращил глаза Манду. – Какого чёрта ты её взял в трёхмесячную экспедицию?

— Эх, суры, суры… — снисходительно посмотрел на них Наму. – Какого чёрта вы её не взяли в космос, где возможно всё, что угодно?

— А что это? – вставил Мучо, который до сих пор только слушал, затаив дыхание.

— Её применяют для лечения, — тихо ответил Манду.

— Вплоть до генома, — веско добавил асур.

— Это правда?.. – просиял царь. – Индра! Отец! …Неужели вы не дадите мне использовать этот шанс?!

— Сынок… — Манду с болью посмотрел на него. – Даже если сделать это, то для изменения генома в таком возрасте потребуются годы.

— Сотни лет, я бы сказал, — жёстко добавил Индра.

— И что с того? – пожал плечами асур. – Закапсулируем тело, и пусть спит, сколько понадобится.

— Я согласен! – вскричал Мучо, а потом упал на колени перед отцом и Индрой: — умоляю, соглашайтесь! Я устал, я измучен, я так вымотан! …Я всю жизнь вымотан…

…Для долгого сна царя была выбрана пещера высоко в горах.

— Не передумал? – отец заглянул с надеждой в глаза сына.

— Нет, нет! – отчаянно помотал головой тот. – Сон – вот всё, о чём я сейчас могу мечтать.

Капсула была такой прозрачной, что её можно не заметить. Словно боясь, что кто-нибудь передумает, Мучо быстро прошёл к ней, на ходу порывисто обняв отца и Индру, и лёг внутрь.

— Откроем капсулу только мы, — добавил напоследок Наму. – Как только я включу напряжение, дотронуться до неё можно будет лишь в скафандре. Если же случайно это сделает человек, то его ударит смертельной дозой тока. А капсула автоматически испарится, и ты проснёшься.

— Так и надо тому, кто посмеет разбудить меня, — проворчал царь.

Наму захлопнул прозрачную крышку, и только тут Мучо впервые подумал, глядя сквозь капсулу на отца и Индру: «А ведь я их больше никогда не увижу». И тут же вырубился блаженным сном без сновидений.

Манду смахнул слезу, не в силах оторвать глаз от сына.

— Он заслужил отдых, — с болью в голосе тихо сказал Индра.

— Согласен, — холодно добавил асур. – Ну что, господа – пойдёмте? Пусть отдыхает. А нам пора обсудить новые условия перемирия.

— Новые условия? – нахмурился Манду.

— Кажется, ваш лучший солдат надолго вышел из битвы, — пожал плечами Наму. – И должен добавить, что, оказывается, люди не так уж плохо сражаются. Конечно, против одного сура их понадобится сотня. Но, в отличие от вас, мы готовы погнать своих в бой. Что скажете? Может, лучше установим чёткие границы владений? – и, победно улыбнувшись, он развернулся и пошагал прочь.

* * *

Целый день Нараян успешно прятался. Правда, один раз Калу со своей бандой чуть было не нагнал его, и он убежал в горы. Здесь было легко, свободно, и никто не издевался над ним за то, что он больше любит читать, чем играть в футбол. Мальчишка сел на камень и достал книгу и налобный фонарь: смеркалось, а раньше полуночи нечего и думать идти домой. Калу наверняка поджидает его где-то неподалёку.

— Вон он! Держи его! – раздался мальчишеский голос, и жертва с ужасом увидал своих мучителей.

О, нет! Бросив книгу и сумку, он помчался дальше в горы. Страх гнал его всё выше, но топот ног позади не отставал.

— Не уйдёшь, заучка несчастный! – орал Калу.

Понимая, что ему не тягаться с лучшим спортсменом школы, Нараян рассчитывал только на одно: что найдётся, где спрятаться. И удача улыбнулась гонимому: пещера! Он быстро юркнул внутрь и забился в дальний угол.

Калу хмыкнул про себя: тоже мне, умник. Прячешься – так хоть фонарь бы снял или выключил. Вовсе не сложно было понять, куда мелькнул огонёк. Вот жалкое существо!

Ухмыляясь, он, не спеша, зашёл в пещеру, чтобы страх ещё больше сковал этого отличника. Сквозь мягкий свет, проникающий внутрь, он заметил тело, лежащее прямо по центру, и расхохотался:

— Что – в книжках вычитал, что лежачего не бьют, придурок? – и пнул ногой спящего.

Он даже не успел понять, что ударился о что-то невидимое за сантиметр от тела, поскольку в ту же секунду забился в судорогах и через мгновение упал замертво.

Мучо почувствовал, как ветер коснулся лица, и медленно открыл глаза. Никогда ещё он не чувствовал себя таким отдохнувшим. Напрягая отвыкшие работать мышцы, он встал и огляделся.

Рядом валялся труп, а в углу пещеры застыл незнакомец с включенным налобным фонарём. Царь облегчённо вздохнул: братья-суры не забыли о нём.

— Спасибо, друг, что пришёл за мной! Как тебя зовут? – гость не отвечал, и сур решил, что будет вежливо сначала представиться самому: — Меня зовут Мучукунда, на Земле я принадлежу династии царя Икшваку, а на Арии – славному народу суров. Знаешь ли ты что-нибудь о судьбе капитана Индры и царя Мандхаты, моего отца?

Мучо с надеждой уставился в лицо гостя, но тот неожиданно издал дикий крик и вылетел из пещеры, убегая прочь.

Царь с тоской посмотрел ему вслед. Видимо, за время его сна суры заметно уменьшились в росте, ведь этот не доставал ему и до пояса. А, судя по его реакции, великий когда-то народ скатился в дикость и безумие.

Вздохнув, Мучо вышел из пещеры и направился ещё дальше в горы, прочь от города, крыши которого виднелись внизу.

(В основе рассказа – индийский миф «Сон царя Мучукунды»)

Другие работы автора:
0
52
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Константин Кузнецов