Скажи мне кто твой друг (часть 5)

Автор:
ЛюбовьТк
Скажи мне кто твой друг (часть 5)
Текст:

продолжение

От воспоминаний Аиду отвлекли слова тёти, обращённые к матери:

- Смотри Жанара, Талгат у калитки стоит. Неужто нас ждёт?

Возле старого, глинобитного забора, стоял мужчина, серая рубаха, блеклые невнятного цвета штаны − трико не трико, не поймёшь. Смуглый, с опущенными плечами: «будто пришибленный». Он ей сразу не понравился, хотя Аида даже не разглядела его. «Вот так кадр, прям клошар местного разлива», − вспомнились подобные типки в парижском метро. «Вот ты какая, первая любовь мамы», − Аида хмыкнула и закатила вверх глаза, стараясь при этом чтобы мать и тётя не заметили.

− Карлыгаш, откуда он узнал о нашем приходе? − испуганно спросила Жанара.

− Возможно кто из соседей сообщил.

Мужчина тем временем заметил их и поспешил навстречу, с каждым шагом двигаясь быстрее.

− Жанара! Здравствуй Жанара!

Он остановился прямо перед ними. Как-то сразу выпрямился и стал выше ростом, даже мятая, мешковатая рубашка не могла скрыть мускулистого тела. Аиде пришлось признать, что вблизи Талгат был совсем другим, «всё равно деревенщина» − она не хотела смиряться с фактом что он просто красавец.

− Это дочка твоя? − Талгат посмотрел на Аиду.

− Дочь.

Он поздоровался и перевёл взгляд на Карлыгаш:

− Карлыгаш, здравствуй. Может зайдете ко мне? Столько лет не виделись. А? Жанара?

− А мы как раз к тебе в гости и шли, − Карлыгаш бесхитростно улыбнулась.

Талгат разулыбался в ответ и жестом пригласил в дом.

В большой светлой комнате посередине стоял круглый стол на коротких ножках, вокруг него лежали карпешки.

− Садитесь, − Талгат засуетился вокруг женщин. Все расселись. Появилась неловкая пауза.

− Надолго к нам? − наконец заговорил Талгат.

− Как получится, − Жанара боялась поднять глаза, но мягкий, почти забытый голос Талгата успокаивал. −А как у тебя дела?

− Да как. Вот, стараюсь людям помогать, травами лечу. Да тебе Карлыгаш, наверное, уже рассказала.

Жанара кивнула в ответ.

Незаметно разговор стал непринуждённым, говорили о пустяках, вспоминали прошлое. Жанара не знала, как перевести разговор на болезнь.

Неожиданно Талгат заговорил об этом первым:

− Жанара, я должен сказать, твоя болезнь, она далеко зашла.

Она не ожидала такого:

− Ты знаешь? Откуда?

− Вы поговорите, мы с Аидой пойдём самовар поставим, хорошо, Талгат? Карлыгаш встала.

− Да, Карлыгаш, там во дворе самовар и рядом дрова. Заварка на кухне, найдешь?

−Найду, не волнуйся. Ну? –тётя многозначительно посмотрела на племянницу, та поднялась, и они вышли.

−Прости, Жанара, − снова обратился к Жанаре Талгат, − Как тебе объяснить, я чувствую у людей болезнь, у меня нет ответа, почему, просто я вижу, и, если немедленно не начать лечить тебя, ты не выживешь.

− Это я понимаю. Только врачи говорят, что уже поздно.

− Для них поздно. Для меня нет.

− Ты хочешь мне помочь? После всего что я сделала?

− Ты не во всём виновата, просто ты не боролась и позволила собою управлять. То, что с тобой произошло не совсем твоя вина.

− О чём ты? − она всю жизнь считала именно так, но, когда это произнёс Талгат, поняла, всё что с ней случилось, эта болезнь, её вина.

− Потом узнаешь. Ко мне твой отец приходил.

− Когда приходил? − Жанара удивлённо посмотрела.

− Сегодня рано утром, предупредил что ты скоро придёшь, рассказал о твоей болезни.

− Приснился? Мне он тоже снился вчера.

− Ну, пусть будет что приснился. Не это главное. Он мне объяснил какие травы для тебя собрать, и ещё кое-что, что болезнь прогонит.

− Так это тебе отец сказал о моей болезни, или ты её видишь? – с сомнением спросила Жанара.

− И то, и другое. Отец предупредил, но я бы и так увидел, я не лгу, поверь. И знаю, как лечить, но ты поедешь со мной, поживешь на джайлау, у меня там юрта стоит. А за Аидой Карлыгаш присмотрит. Твоя дочь в большой опасности.

Смысл сказанного Талгатом терялся, но сердце заныло от страха за дочь.

Послышалась возня в коридоре и в комнату вошла Карлыгаш с самоваром, а следом за ней Аида с чайником в руках. Талгат принёс мёд и лепёшки, все принялись пить чай. Старшие смеялись, вспоминая детство, проказы Талгата и Жанары. Аида слушала и не могла понять, что в этом всём смешного. Нигде не бывали дальше этого убогого посёлка, тоска смертная. Ей всё больше не нравился этот тип, слишком какой-то правильный, добрый до приторности. Вся это идиллия начала порядком раздражать.

− Я на улицу схожу.

− Конечно, только за калитку не выходи, − серьёзно произнёс Талгат.

Такой ответ взбесил:

− Почему? Маньяк в посёлке?

− Аида, не пререкайся, − сурово оборвала её тётя.

− Пф… − фыркнула, Аида − Дурдом, − и вышла

Дворик был небольшой, чисто выметенный, возле стены стояла скамейка, раскидистый карагач над ней давал плотную тень, она присела и огляделась − похоже животных Талгат не держал, не было ни характерных звуков, ни запахов. Под навесом, стоящим метров в пяти от дома, сушились травы, развешанные на трех бельевых верёвках, травы были разложены и на длинном столе под навесом.

Вдоль забора расхаживал беспородный пёс с густой белой шерстью, которая на груди была чуть длиннее и походила на гриву – этакий мелкий белый лев с торчащими круглыми короткими ушами.

− Что кобель, охрану несёшь? – она с презрением посмотрела на животное.

− Вуф, − так же презрительно ответил пёс, но тут же насторожился и повел ушами.

Послышался тихий шорох, похожий на тот, который издает скребущий по земле веник. Пёс забеспокоился, забегал и начал лаять, и через секунду выскочил за калитку, открыв её лапой. Раздался чей-то вопль. На шум вышел хозяин. В этот миг над забором появилась голова старухи Карагоз, она поправляла вылезшие из-под платка седые космы.

− Тетушка Карагоз, что вы тут делаете, − с уважением спросил Талгат.

− Ты держи этого пса на привязи, Талгат, − зло проскрипела старуха. − Он дикий совсем. На людей кидается.

− Так что вы хотели?

− Ты мне это, − старуха замешкалась, как будто не знала, что говорить дальше, − это… Дай-ка мне травы от бессонницы, вторую ночь не сплю.

− Хорошо, подождите, я сейчас принесу, − Талгат пошёл к навесу.

− Аида? − старуха уставилась на неё с притворным удивлением. Она подошла к самой калитке, но пёс встал на проходе, выставив свою лобастую голову. –А чтоб тебя. − Она махнула, в руках у старухи был веник из сухих прутьев. Пёс угрожающе зарычал. Тем временем Талгат подошел к калитке с бумажным кульком, который протянул Карагоз:

− Вот тётушка, дома заварите и через полчаса тёплым выпьете.

Старуха со злобой выдернула из рук Талгата кулёк и ничего не сказав пошла прочь.

− Старайся держатся от неё подальше, Аида. Тётушка Карагоз всеми путями будет пытаться с тобой поговорить.

− А с чего ей со мной разговаривать?

− Попробуй просто поверить. Ты же знаешь кем тётушка Карагоз приходится твоей тёте. И в смерти своего сына она всю жизнь винит Карлыгаш. К сожалению, она не просто обвиняет её. Она совершает очень плохие поступки. Так она испортила жизнь твоей мамы.

− Испортила маме жизнь? Что за чушь. Мама в поселке жила до восемнадцати лет. Потом в город уехала, а уж там она точно не была несчастной. Не говорите ерунды.

− Тебе лучше зайти в дом, − Талгат дал понять, что разговор на эту тему закончен. Аиде пришлось подчиниться, и она нехотя зашла.

Мама с тётей всё так же сидели за столом. Аида опустилась рядом и стала смотреть в окно, стараясь выкинуть из головы всю эту чушь. В уме закрутилась модная попсовая песенка и разговор отошел на задний план.

− Кто там был? − С волнением спросила Карлыгаш.

− Карагоз, уже принялась за старое.

− Так быстро?

−У нее мало времени, Карлыгаш. Очень мало! Сейчас можно ожидать всего что угодно. И главная её цель будет Аида.

Жанара невольно охнула:

− Что ей нужно от моей девочки?

−То-же, что было нужно от тебя. С тобой у неё получилось, но ей этого мало, она будет продолжать пока не умрёт.

− Но почему?

− Зло проявляется также, как и добро. Людям, которые это делают, всегда мало. Они будут это делать пока есть силы, пока они дышат. Так устроен этот мир.

Все замолчали, даже Аида, хоть и не вслушивалась в разговор и пыталась вообще отстранится от всего происходящего, почувствовала напряжение и тревогу.

− Жанара ты останешься у меня, завтра вечером мы пойдем на джайлау, ты там поживешь. Карлыгаш, Аида останется с тобой. Тебе придется следить с удвоенным вниманием. Я постараюсь на этот раз не совершать ошибок.

Все встали. Жанара и Аида вышли первыми, Карлыгаш прикоснулась к плечу Талгата и заставила его приостановится:

− Ты не в чём не виноват, слышишь? Не в чём.

− В этой истории нет невиновных. Каждый вложил свой камень, − Талгат горестно вздохнул.

На улице уже смеркалось.

− Надо спешить, Аида. Домой нужно вернуться до темноты, − обратилась к племяннице Карлыгаш, после перевела взгляд на сестрёнку, −Жанара оставайся.

− Нет, сегодня не останусь. Завтра воскресение, Талгат, к тебе люди придут, ведь так? Значит я буду здесь лишней. Да и мне собраться нужно. Я лучше завтра к вечеру приду. Хорошо?

− Не думаю, что это правильно, − Талгат в сомнении покачал головой. − Ну хорошо, завтра я сам приду за тобой, а теперь поспешите.

Он проводил их до калитки. Из сада выскочил пёс.

− Актоз, проводи наших гостей, проследи чтобы они дошли без приключений.

Актоз дернул хвостом и гавкнул. Карлыгаш, взяла под руку сестру и пошла к дому. Аида плелась сзади, рассматривая пса, тот с воинственным видом вышагивал сбоку, поглядывая по сторонам.

продолжение следует...

+3
84
20:42
+1
Так это старуха темная сила в поселке?
23:03
+1
Не думаю. Старуха просто злая.
05:28
+1
Точно подметили, Светлана. Старуха на стороне темных, но сила там пострашнее
17:44
Слуга тьмы devil
23:06
+1
Всё жду, когда девушки с копытами проявятся. Это авторский вымысел или народная легенда?
05:33
+1
Скоро проявятся) и девушки действительно появляются на трассе между Астаной и Карагандой. Они так гнались за коллегой моей приятельницы, они с мужем ночью возращались от матери из Караганды к себе домой в Астану под утро, на подъезде к Астане такое и случилось
08:41
+1
Так это реальная история?
09:04 (отредактировано)
+1
Только сон Жанары в первой части, и то, там муж с женой были. Остальное все моя выдумка)))
09:14
+1
Хорошая выдумка! thumbsup
09:15
+1
Спасибо inlove
Загрузка...
Мартин Эйле №1

Другие публикации