Скажи мне кто твой друг (часть 6)

Автор:
ЛюбовьТк
Скажи мне кто твой друг (часть 6)
Текст:

Продолжение

Вечерний посёлок сильно изменился, солнце почти скрылось за горизонтом, и сумерки сгустили краски в один серый цвет. Неспокойный ветерок поторапливал, подгоняя в спину. Актоз выглядел напряжённым − дрожь то и дело пробегала вдоль спины, круглые ушки настороженно шевелились, пытаясь уловить каждый шорох, пёс тихо поскуливал, тоже торопя припозднившихся женщин.

Наконец появилась крыша родного дома, они свернули в проулок и подошли к железным воротам, дверь противно заскрипела, залаял Карабас. Актоз ответил басовитым: «Вуф», и, повернув обратно, рысью побежал домой.

Глубокой ночью посёлок накрыла страшная буря. Ветер трепал кроны огромных карагачей так, что тонкие ветви не выдерживали, ломаясь, улетали прочь, а более толстые шатались из стороны в сторону и жалобно стонали.

Жанара проснулась от удара отлетевшей в окно ветки. Боль, не дававшая о себе знать целый день, вернулась. Пришлось с трудом приподняться и пошарить рукой по тумбочке, ища приготовленные таблетки. Наконец пальцы нащупали блистер, но он, соскользнув, с металлическим звуком упал на пол.

Сон исчез. В темноте чуть различались силуэты стола и стула. Тусклый свет уличного фонаря едва разгонял ночной мрак. Ветер врывался в раскрытую форточку и надувал тяжелую тюль, Жанара забыла задернуть шторы, и они висели по обеим сторонам, мрачно покачиваясь. Вдруг движение тюли изменилось, если раньше ветер надувал её внутрь комнаты, то теперь тюль рывками задёргалась в бок. Казалось кто-то с улицы пытается отодвинуть её.

Сердце неровно забилось и страх подкатил к горлу. В какой-то момент тюль поддалась и в открывшемся проёме форточки появился силуэт руки, всё остальное тонуло во мраке ночи и ненастья. Жанара не могла пошевелиться, не могла закричать, лишь в ужасе наблюдала, чувствуя, что сейчас потеряет сознание.

Рука начала изменяться, пальцы удлинялись, ногти превратились в черные когти. В ужасе Жанара закричала. Буквально через полминуты в комнату ворвалась Карлыгаш. Рука резко исчезла, но Жанара не отрываясь смотрела на распахнутую форточку.

− Что, что? Жанара, скажи, что случилось? – Карлыгаш включила ночник.

− Там, я не знаю, но кто-то отодвинул тюль, я видела руку.

Сестра подошла к окну поднялась на стул, захлопнула форточку, внимательно поглядела на улицу, но ночь и буря скрыли того, кто так напугал сестрёнку.

Карлыгаш сдвинула шторы.

− Никого нет. Тебе наверно просто показалось. Это окно выходит во двор, Карабас услышал бы.

−Там такое твориться, он в будку забился и нос не высунет. Я видела руку, страшную, с когтями, и на моих глазах она сдвинула тюль. Ты понимаешь? Я это видела.

− Ну хорошо, хорошо, не волнуйся. Кто-бы это ни был, он ушел. Эта буря, ох не зря она так разошлась. Чувствует моё сердце, нечистые бесятся. Ты ложись. В дом никто не проникнет, это я тебе обещаю, спи спокойно. Я ночник не буду выключать.

Жанара подняла с пола таблетки, положила одну в рот, запила водой и легла. Её в один момент окутала непонятно откуда появившаяся теплая волна, страх исчез и она задремала, а через десять минут крепко спала. Карлыгаш вышла, прикрыв за собой дверь.

***

Часам к четырем утра буря резко прекратилась, на посёлок опустилась тишина, закричали петухи. Вскоре забрезжил рассвет и первые лучи поднимающегося солнца нежно погладили измученные бурей деревья.

Пробуждение было болезненным, а когда вспомнился ночной кошмар, стало совсем плохо. Снова пришлось пить таблетку, вскоре боль отпустила, с трудом встав Жанара пошла на кухню.

По дому разносился запах еды.

− Карлыгаш, доброе утро.

− Доброе утро сестрёнка, как спалось? − Карлыгаш что-то готовила у плиты.

− Да так себе, − на столе стояла чашка кефира, − кефир можно? − очень хотелось поговорить о том, что случилось, но было страшно заговорить первой.

− Это молоко со вчерашней дойки, не знаю почему прокисло, вроде в холодильник ставила. Потерпи, кабачок пожарю, поешь.

С улицы раздался лай Карабаса. Послышался взволнованный мужской голос:

− Карлыгаш, это я, Талгат. Открой.

Карлыгаш не успела полностью распахнуть дверь, как во двор ворвался Талгат.

− Жанара, Карлыгаш, у вас всё хорошо? Всю ночь не спал, на душе неспокойно было. Эта буря, − Талгат не договорил.

− Кое-что произошло, − Карлыгаш кивнула головой, приглашая в дом.

Жанара рассказала, что случилось во время бури. Талгат, едва выслушав рассказ, встал, и направился к выходу.

− Ты куда, − удивленно вскинув брови, спросила Карлыгаш.

− Надо кое-что проверить, − ответил он, и уже на улице спросил, − Где окно в спальню?

Карлыгаш показала на окно, выходящее в палисадник. То, что они увидели повергло в шок − кусты пионов помяты, а на сырой земле отчётливо проступали следы.

− Что обсуждаем? − Раздался голос за спиной.

Все дружно обернулись, рядом стояла заспанная Аида и с недоумением разглядывала двор.

− Не поняла. Ночью прошёл торнадо? − Она смотрела на разбросанные ветви и повалившиеся набок цветы. – Ну ничего себе! Тут ещё и лошади топтались, − она кивнула на отпечатки лошадиных копыт на клумбе.

− Я чувствовал, что тебе нельзя домой возвращается, быстро собирайся, мы сейчас же уедем на джайлау.

Талгат, похоже, сильно волновался, отчего Жанара вспылила:

− Не нагнетай, и так не легко, ты еще паникуешь.

На смуглых скулах Талгата появился темный румянец, но сдерживая гнев, он спокойно повторил:

− Собирайся, не время перепираться.

− Послушайте, а может мне в город уехать? − неожиданно спросила Аида, и вопросительно поглядела на мать, это был прекрасный повод сбежать, − я тут, по-моему, лишняя, и вообще я ничего не понимаю. Происходит чёрте-что, − она знала, что мать трясётся за неё, какие-бы ссоры между ними не происходили.

− Правда, пусть она уезжает. Я меньше переживать буду. В городе её никто не достанет, − в глазах Жанары стоял страх.

− Хорошо, наверное, ты права, так лучше будет, − Карлыгаш перевела взгляд на Аиду, − собирайся дочка, если ехать, то сейчас.

− Тетя Карлыгаш, ворота откроете? − Аида радостно заспешила в дом − «Скорее собраться, пока не передумали». Быстро покидав в сумку вещички, она достала ключи и поспешила к машине.

− Мам, как только доберусь, позвоню на мобильный, тебе или тёте, не волнуйся. Тётя вы только телефон не забывайте заряжать, − Аида подошла к машине и по привычке пнула колесо.

− Ааа…− ахнула она, − кто это сделал? 

продолжение следует...

+5
48
11:01
+2
Спасибо вам! читаю потихоньку)
я оч люблю восточный колорит в текстах.
видимо, кровь))
спасибо!
11:37
+1
Спасибо, Рената, за интерес!!!
«Вопросы крови — самые сложные вопросы в мире!»
17:49
+1
Ого… бедная Жанара. Напоминает нападение на несчастного Варенуху, одну из лошадиных дам случайно не Гела зовут laugh
17:56
+1
Возможно. Имя история умалчивает)))
18:51
+1
А вот и девушки с копытами! Что-то недоброе замышляют. devil
19:15
+1
Пугают)))
01:36
пёс тихо поскуливал, тоже торопя припозднившихся женщин.

Тоже… А кто еще торопил?
Глубокой ночью посёлок накрыла страшная буря.

«Накрыла» для бури, как мне кажется, не очень подходящее определение. Накрыть — это что-то спокойной, без движения.
У нас в Баку тоже многие считали, что молоко просто так не прокисает, только от нечистой силы. Приятно мне читать повесть, свое вспоминается
14:24
А кто еще торопил?.. ветер)))
про бурю подумаю, исправлю.
Спасибо inlove
да, молоко киснет когда нечистое рядом))) спасибо что читаете inlove
Загрузка...
fulllib №1

Другие публикации