Ученик дьявола Главы 19-21

Автор:
Евгений
Ученик дьявола Главы 19-21
Текст:

Глава 19

По горам шла группа людей. Шли цепью, не нарушая ряда, строго затылок в затылок, ступая след в след. Впереди шёл высоченный, под два метра, мужчина в чёрной лохматой бурке и такой же лохматой папахе. Он не оборачивался, потому, что знал -- те, кто следует за ним, никогда не нарушат строя, и не свернут с пути.
Путь высокий не выбирал. Они шли через бурные протоки, по козьим тропам, карабкались по отвесным скалам и ледникам. Некоторых уносила вода, некоторые срывались со скал и, пролетев не один десяток метров, навсегда замирали на камнях, которые не всегда удавалось разглядеть сверху.
На упавших не обращали никакого внимания. Цепь смыкалась, не допуская никаких промежутков, никаких отсутствующих звеньев.
На ночь собирались в кучу, прижавшись спинами, и грея друг друга своим теплом.
С первыми лучами солнца снова вставали, выстраивались цепью и шли вперёд, напоминая собой цепочку муравьёв, которая движется по одним им ведомым тропам и никогда не сворачивает с них.
Они вышли к небольшой пастушьей хибаре -- кошу. Остановились, смиренно ожидая чего-то.
Высокий вошёл в хибару, для чего ему пришлось согнуться едва ли не вдвое. Пастух приветливо поздоровался, высокий сдержанно ответил.
-Не хотят ли гости айрана? - Пастух кивнул в сторону большого бидона, стоявшего в углу.
-Хотим.
Высокий снял папаху, вытер пот с бритого черепа и принял жестяную кружку с айраном. Пил медленно и долго, смакуя и наслаждаясь. Хозяин, тем временем, отлил айран в большую кастрюлю и вынес на улицу, остальным.
Те засуетились, выстраиваясь в цепочку, и по очереди начали пить прямо из кастрюли.
Высокий допил кружку и пристально посмотрел в глаза хозяину.
-Мы там, (кивнул головою себе за спину) это, наследили. Прибрать бы надо.
Хозяин кивнул головой.
-Конечно, прибрать надо. Не бойтесь, уважаемый, всё приберём.
Высокий отдал кружку, надел папаху и вышел на улицу. Ни на кого не обращая внимания, медленно начал подниматься в гору. Остальные, словно роботы, выстроились неизменной цепью и двинулись вслед за ним.

Глава 20

Рита, Лёшка и Шота тоже шли через горы. Шли в связке, выбирая оптимальную тропу, что бы и поближе, и не особо трудную.
У каждого из них на счету были восхождения шестой категории сложности, а тут всего лишь четвёрки. Пустяк, забава для тренировки. Погода хорошая, компания тоже, всё как в отпуске. Скальные крючья, ледовые, шлямбуры, перила, страховка, палатка -- все неприятности и проблемы далеко внизу.
Перед выходом Лёшка, правда, поинтересовался:
-А чего не поездом или самолётом?
-До лагеря нет дорог. Только пешком. Так что, лучше сразу, пусть подлиннее, зато безопаснее.
-В смысле?
-Качинский велик во всём. В том числе, и в предсказаниях. Любое транспортное средство, в котором будешь находиться ты, он уничтожит. А в горах нас ещё нужно будет найти. Тем более, что вариантов у нас много, путь будем выбирать по месту, в последний момент.
-Логично. А когда перекус?
Рита рассмеялась.
-Как говорит Карл: - "Если бы все походы состояли из привалов и перекусов!"
-Ну, Карл всегда производил впечатление умного человека. Правда, Шота?
-С каждым днём убеждаюсь в этом всё больше!
На привале Лёшка задал давно мучавший его вопрос:
-А почему Качинский тянет с началом войны? Не уверен в своих силах?
-Трудно сказать. С каждым днём его силы растут, к нему постоянно перебегают новые и новые сторонники. Многих он зомбирует. Но у Сатаны достаточно сил, что бы не проиграть. Качинский чего-то выжидает, что бы сыграть наверняка. Он знает, что сможет ударить только раз, второй возможности не будет. Нужно исключить все факторы риска. Ты -- один из факторов.
-А что он из себя представляет? Ты его знала?
-Знала. Он даже ухаживал за мной.
-И что? Ой, извини за бестактный вопрос.
-Ничего страшного. Он мне никогда не нравился. Позёр, любит внешние эффекты. Когда обучались искусству превращения в животных, он не хотел становиться обычным зверем. Саблезубый тигр -- вот его любимый типаж. Пижон, каких поискать. Обожает быть на первых ролях, что бы им восхищались. Ради этого мог быть великодушным, мог быть внешне бескорыстным. Потом мог смущённо говорить - типа, да ладно вам, я ничего такого не сделал. А сам таять от удовольствия. Любил возвышаться путём унижения окружающих. Заносчив, мстителен. Мстил по крупному, эффектно. Бил наверняка, что бы уничтожить обидчика, если не физически, то морально. Не брезгует ничем, для него все средства хороши. Играя в шахматы на уровне чемпиона мира, не гнушается украсть с доски фигуру.
-Не любит проигрывать?
-Очень не любит. Вероятно и сейчас не хочет идти ва-банк, пока есть вероятность поражения. Слушай, тут Олег передал, что у тебя есть какие-то свои сверхспособности? Расскажи.
-Да я не знаю, чего рассказывать. Ещё тогда, в школе, на горе вдруг понял, что совершенно точно знаю, как и куда ударит Качинский. А в последний раз вообще -- могу замедлять время. То есть, все вокруг двигались, как в замедленной съёмке, а я как обычно. И ещё. Я не метал энергозаряды -- я резал, как лучом.
-Как ты это делаешь?
-Понятия не имею. Оно вдруг само получалось. А что, так не бывает?
-Я о таком слышу в первый раз. Без сомнения, тебе даны величайшие возможности. Если ты сможешь их развить и использовать по своей воле, Качинский пожалеет, что так долго медлил.
-Он уже жалеет. - Шота снимал пробу с варящегося супа. - Но время упущено. Ему остаётся надеяться только на то, что его люди смогут остановить Лёшку. Он уже не надеется на его смерть, он уже хочет просто выиграть время. Поэтому они попытаются перехватить нас завтра на перевале, Если у них получится, Качинский лично присоединится к ним и сразится с Лёшкой.
-Это твоё предсказание?
-Это мой прогноз. Впрочем, есть варианты. Мы движемся быстрее, мы лучше подготовлены и у нас есть Лёшка. Зато их значительно больше.
-Успеем проскочить?
-Попробуем. Ладно, суп готов, давайте есть и спать, завтра встать нужно пораньше, пока снег не размяк, и камни не оттаяли.
Утром Шота поднял их в четыре часа. Быстро разогрели на бутановой горелке суп и чай, позавтракали и двинулись дальше.
-Послушайте, а к чему этот архаизм -- бутановые горелки? В ладонях бы вскипятили.
-Если применим заклятие, нас накроют через полчаса. Мало не покажется.
-А если применят против нас?
-Тогда накроют их. Так что, отвыкай от магии.
-Да я и привыкнуть ещё не успел.
Путь протекал без неожиданностей. Шота проработал маршрут безукоризненно. Несколько раз они оказывались перед выбором вариантов. Выбирали при помощи жребия. Непредсказуемость была гарантирована.
Неожиданно, Шота остановился.
-Смотрите!
На склоне среди камней и пучков травы лежало очаровательное существо -- детёныш яка. Он лежал, прикинувшись камнем, и очень надеялся, что его не заметят.
Поняв, что фокус не удался, будущий як поднялся на дрожащие ножки и заковылял прочь. Рита и Лёшка улыбались во весь рот, а Шота нахмурился.
-Если не хотим познакомиться с родителями, тогда валим скорее -- вон они, родители -- то!
Метрах в ста мирно паслась небольшая стая яков, пока не заметившая новых знакомых своего малыша.
Пришлось срочно прибавить шаг, забирая в сторону. Яки покосились в их сторону, но вид удаляющихся людей не вызвал у них никакого интереса.
-Я когда в первый раз их тут увидел, обалдел просто. Какая мощь, и вместе с тем, какая грациозность. Удивительные существа.
-Согласен с тобой, друг мой Алексей. Сейчас-то и к ним привыкли, и они привыкли. Мне отец рассказывал, что на них посмотреть специально в горы лазили.
-Сколько нам ещё идти?
-Да вот, на гребень залезем, по нему пройдём, заночуем, а утром будем на месте.
-А чего по гребню? На карте перевал показан, несложный, троечка всего. Махнём через него, вечером будем на месте.
-Нельзя. Мы же не ищем лёгких путей. Верно, Рита?
Рита в ответ пропела песенку из "Доктора Айболита" - Нормальные герои всегда идут в обход.
-Во-во. Не зря же я маршрут готовил, закладки делал. Вот тут, на гребне, перила лично вешал. Не зря же?
-Ладно, попробуем твои перила. Любите же вы по скалам полазать! Хлебом вас не корми, да ещё других заставляете! Жестокие вы, нету в вас сострадания.
-Не хнычь, я тебе вверху шоколадку дам, "Алёнку".
Лёшка оживился.
-Это же совсем меняет дело! Так бы сразу и сказал!
За шутками и прибаутками они потихонечку подошли к тому месту, с которого начинался путь наверх, по почти отвесной стене. На стене, как и обещал Шота, висели верёвки, обозначающие маршрут.
Лёшка пристегнулся к верёвке и полез первым. Рита за ним, Шота замыкал. Через несколько часов скалолазы выбрались на гребень. Лёшка плюхнулся на камни, и потребовал шоколадку.
-Ладно, обжора, держи.
Лёшка хотел было поделить шоколадку на троих, но Шота протянул Рите ещё одну, а третью оставил себе. Лёшка возмутился:
-Эй, эй! Мне шоколадка полагалась в виде приза, а вы и так удовольствие получили!
-А нам за вредность положена. Ты думаешь, так легко ползти за человеком, который двигается со скоростью черепахи?
-Откуда ты знаешь, с какой скоростью черепахи лазают по скалам?
-Я их на песке видела!
-Так на песке они силы экономят, что бы по скалам мухой летать!
-Ладно, черепаховеды. Сидим ещё десять минут, потом идём. Нам ещё сегодня пилить и пилить.
-Ты же говорил, что на гребне заночуем. Чего гнать-то?
-Заночуем там, где наметили. Утром у нас мало времени будет.
-Понял. Готов идти. Командуйте, шеф.
-Девятиминутная готовность. Отдыхай, балабол. И с чего только взяли, что его Качинский боится?
Они откинулись на рюкзаки и расслабили мышцы, давая им максимальный отдых.

Глава 21

Рита подняла их в четыре часа утра.
-Вставайте, копуши. Нужно пройти участок до солнца.
-Почему? - Зевнув и, потянувшись, спросил Лёшка. За Риту ответил Шота:
-Потому. Опасность камнепада.
Лёшка выбрался из палатки. Блин, холодно-то как. И ни зги не видно.
-А мы не заблудимся?
-Нет. Я здесь с закрытыми глазами пройду.
-Ну, ты-то ладно. Я про нас с Ритой.
-Не балаболь. Лопай вот бутерброд и пей кофе.
Они ещё немного прошли по гребню. Спускаться предстояло по снежному склону, вдоль крутого скального выступа. За выступом склон выполаживался, но наверху нависал снежный карниз - лавина, которая почему-то не сошла в мае. Даже в темноте на этом склоне можно было различить группу людей, двигающихся цепью.
Шота выругался. Рита достала бинокль.
-Ты смотри, они нас опередили. Это Густав, с ним отряд зомби.
Лёшка покрутил головой от Шоты к Рите.
-Кто такой Густав?
-Густав - один из старых приятелей Качинского. И он с отрядом зомби ищет нас.
-И что теперь? Давайте, я их лучом срежу.
-Нельзя. Поступим иначе. Стойте здесь, я сейчас.
Шота скинул рюкзак и побежал по гребню в сторону снежного карниза. Лёшка всё понял, но засомневался:
-Он один не справится. Я ему помогу!
-Сиди, где сидишь. Шота всё предусмотрел. Смотри, что сейчас будет.
Цепочка врагов, тем временем, подошла точно под карниз. Лёшка перевёл глаза на карниз, и увидел, как тот зашатался, и через долю секунды, рухнул вниз.
Грохот от сорвавшейся лавины был такой, что у Лёшки заложило уши. Снег набирал скорость и мощь. Он заполнил весь конус склона и неумолимо летел на зомби. Они стояли и тупо смотрели на приближающуюся смерть. Густав, который тоже вначале опешил от увиденного, успел среагировать и Лёшка увидел, как из снежной пыли вырывается в небо огромный чёрный ворон.
Его бойцов лавина снесла, разломала, раздавила и похоронила внизу, с разгона перелетев небольшую речушку и, спрессовавшись о противоположный берег, образовав плотину. Через какое-то время вода пробьет в ней ход, снежный мост на какое то время останется, по нему будут ходить люди, и никому не придёт в голову, что там внизу, под снегом, десятки мёртвых людей. Людей, которые умерли не сейчас, а в тот момент, когда из зазомбировали.
Потом, когда снег всё-таки растает, тела найдут, заведут уголовное дело по факту гибели группы туристов. Следователь будет ломать голову, как эти люди, без документов и снаряжения, без палаток, продуктов и прочего, попали в это место. Возможно, кого-то опознают, и это вызовет новые вопросы. Как, этот Имярек, пропавший без вести в каком-нибудь городке юга России, оказался здесь? Потом признают версию о похищении группы людей другой группой единственно верной и закроют дело в связи со смертью всех подозреваемых.
А сейчас чёрный ворон кружил над гребнем и пытался рассмотреть среди камней трёх спрятавшихся людей, которые постарались слиться с этими самыми камнями, закутавшись в накидки и, не дыша, ждали, когда эта птица улетит с глаз долой.
Птица улетела не по своей воле. Она услышала шум крыльев, и заметила, что к ней летит стая орлов, отреагировавших на факт использования магии.
Ворон отчаянно замахал крыльями и устремился прочь. Орлы погнались следом, кроме одного, который стал кружить над гребнем.
Рита вылезла из-под накидки и махнула рукой. Орёл спикировал вниз и приземлился на большой камень.
-Все целы? - Услышал Лёшка знакомый голос.
-Карл?
-Он самый! - Засмеялся чернокожий гигант. - А где Шота?
-Да здесь я, здесь.
-Ну, вот и славно. Дальше дорога чиста, встретимся внизу.
Орёл взмахнул крыльями и поднялся в небо.
-Ну, чего сидим, кого ждём?
Шота уже влез под свой рюкзак и вопросительно смотрел на Риту и Лёшку. Те тут же засуетились, надели рюкзаки и начали спуск. Шота двигался первым, Лёшка за ним. Рита, осмотревшись по сторонам, замыкала шествие.
Шота уже влез под свой рюкзак и вопросительно смотрел на Риту и Лёшку. Те тут же засуетились, надели рюкзаки и начали спуск. Шота двигался первым, Лёшка за ним. Рита, осмотревшись по сторонам, замыкала шествие.
Неожиданно, сверху просвистел камень и врезался в склон в нескольких сантиметрах от Лёшки. За ним второй, потом третий.
-Камнепад! Под скалы!
Уворачиваясь от камней, они метнулись к скале и спрятались под каменистым выступом. Камнепад прекратился.
-Ну что, рискнём дальше?
Лёшка надел каску на ледоруб и высунул её из-под скалы. Рядом с ней тут же ударил камень.
-Что это, засада?
-Да нет, это другое. Кто-то наложил заклятие на здешние камушки, и теперь они стараются упасть на всё, что движется. Вероятно, это Густав активировал заклятие. Так, на всякий случай. А вдруг? Вдруг лавина была не случайной? Вот он и решил - мы его снегом, он нас камнями.
-И чего теперь делать?
-Ждать. Когда камни ночью примёрзнут к скале. А после двигаться.
-Но мы же потеряем целый день!
-Зато у нас впереди два перекуса, обед и ужин. Правда, всухомятку.
-Почему в сухомятку? У нас же есть бутановая горелка. Растопим снег, вскипятим.
-И то верно. Слушай, Алексей Батькович. Почему, как только дело касается еды, ты становишься чертовски разумным?
-А потому, моя милая Рита, что через желудок лежит путь не только к сердцу. Но и к мозгу. А мозг, когда дело касается желудка, становится вдвойне продуктивным. Так что, женщина, помни основной закон жизни - женщина должна сновать по сакле! Это сказал великий и мудрый Омар Хайям, и не нам с ним спорить. Давай, готовь перекус!
-Врёшь ты всё. Ничего такого Хайям не говорил.
-Да какая разница, кто сказал, если я с ним согласен в принципе. Давай, готовь пищу для мужчин. А мы тебе поможем.
-Как?
-Конечно, песней! Жаль, гитары нету, верно, Шота?
-Ну конечно, песни горланить вы мастера. Впрочем, давайте ваши песни. Хоть какой-то прок в этой жизни от мужиков.
Они устроились поудобнее и, в ожидании чая, запели во весь голос. Репертуар поражал. От грузинских народных песен, до старых туристских. Особенно проникновенно получилось про "солнышко лесное".
-Ладно, певцы, заработали свой чай. Давайте кружки.
Так, за разговорами, дождались вечера. Лёшка снова попробовал выставить каску. Тишина.
На всякий случай подождали ещё полчаса и, осторожно ступая, подсвечивая себе фонарями, двинулись вниз.
Обогнув скальный выступ, увидели вдали свет фонарей.
-Кто это?
-Свои.
-Шота, ты в этом точно уверен?
-На все сто.
-Предчувствие?
-Не-а. Просто у меня очень тонкий слух, а у Карла слишком знакомый голос.
Они ускорили шаг и скоро попали в крепкие объятия Карла и его спутников.
За ужином Карл рассказал о новостях.
-Они обнаглели! Постоянные стычки, нападения из-за угла. Ударят и исчезают. Наши считают, что это у них разведка боем. И плюс нервозность вносят.
-Сбор ещё не объявили?
-Пока нет. Мессир придумал другое. Он учитывает, что у противника возможен численный перевес, и принял меры. Вы о них скоро узнаете.
-У них уже перевес?
-Да. Слишком лакомая штука - желание править миром.
-Но ведь править-то будет один?
-Ну и что? Соратникам тоже должно что-нибудь перепасть. Не будет же Качинский вникать в каждую мелочь? А таких мелочей - о-го-го сколько! Утонуть можно!
-И их так много, соратников этих?
-Очень много. Плюс они многих наших зомбируют. Но не это самое страшное.
-А что?
-Нам удалось перехватить делегацию, которую Качинский отправил на переговоры туда. - Карл указал пальцем в небо. - Теперь мы знаем о переговорах с небесной канцелярией.
-Они пошли на переговоры с Качинским? Отказав Мессиру?
-Кое-кто из архангелов горит желанием расправиться с Мессиром. Они считают, что потом легко разберутся и с Качинским.
-Тогда нам конец...
-Не спеши, сестрёнка. По этому вопросу ничего не решено. Без согласия Бога они ничего не смогут сделать, а он не так доверчив, сама знаешь. Прежде, чем принять решение, он сто раз всё взвесит и просчитает. Обмануть его, или сделать неверный ход ещё никому не удавалось.
-Но если он решит, что дело того стоит...
-Тогда плохо. Но опять же, это ещё не конец. Среди простых бойцов, которым, собственно, и биться, начался разброд. Многие помогают нам открыто, наплевав на мнение канцелярии. (Лёшка усиленно закивал головой). И станут ли они выполнять решение Бога - зависит от этого самого решения.
-Но ведь это полный хаос! Никто никого не слушает, бардак полный!
-Ты не права. В бардаке я бывал. Там порядок идеальный!
-Да ну тебя, вечно ты со своими шуточками!
-Ладно, пока ложитесь спать, утром много дел. И не волнуйтесь, это место находится под надёжной защитой.
Ночь прошла спокойно. Сознание того, что в данный момент им ничего не угрожает, плюс накопившаяся усталость -- и как будто провалились в сон. Головы еще не успели достигнуть импровизированных подушек, а они уже спали.
0
70
08:24 (отредактировано)
Как-то не вяжутся «кош» и «айран». Первое слово — из казацкого обихода, впоследствии перенятого пастухами (или наоборот), второе — из тюркско-среднеазиатсткого. И ешё: «Орёл взмахнул крыльями и поднялся в небо» — превращение это магия, а перед этим было обещано, что того, кто её использует, тут же «накроют». Короче, всем уже точно известна дислокация нашего героя?
09:57
В молодости ходил по горам. По Кавказу. Заходили в кош и угощались айраном. Магию использовать можно, но не всем.
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации