Откровения судного дня Глава 14.

Автор:
kimmeriec
Откровения судного дня Глава 14.
Текст:

Глава 14. Варрава Израильтянин.

Утро взорвалось новостями с Ближнего Востока. А конкретно, из Израиля. Судя по сообщениям, как говорится, то, что до поры было тайным, теперь стало явным. А Люба все удивлялась, что на фоне бегства мусульманского населения с территории Малой Азии в сторону Ирана, израильтяне почти не среагировали на два мощнейших землетрясения, которые, несомненно, затронули и территорию Израиля. А на фоне землетрясений начались подвижки и в социальной сфере. Поначалу эти процессы замалчивались СМИ, потому что уж очень они были необычными.

В самом деле, представьте человека, который во всеуслышание заявляет, что именно он и является тем пророком, который продолжит дело Авраама и Моисея, потому что он и есть настоящий мессия, а, проще говоря, Спаситель израильтян. И именно он является тем царем, при котором Израиль, наконец-то осуществит давно лелеемую израильтянами идею установления на земле Всемирного царства израильтян.

Другой, не менее парадоксальной идеей этого человека, который назвался как Варрава Израильтянин, было утверждение, что историю Израиля и израильтян исказили в средние века под давлением Священной Инквизиции, которая обнаружила у израильских священников исторические записи, начиная с Исхода израильтян из Египта. По утверждению Варравы, в те времена Египет назывался вовсе не Египтом, а страной Кемь. Это северная часть будущего Египта. В то время как южная часть называлась Стигия. И именно под давлением жрецов Стигии, которые настаивали на возвращении древних обрядов, и, в частности, жертвоприношений быку Апису (иначе, тельцу), в Египте были обряды противоречащие израильским обрядам. В частности, поклонение быку Апису совершенно расходилось с тем фактом, что израильтяне поклонялись Овну.

Кати сильно удивлялась тому, что Варрава упирает на каких-то зверей, приносимых в жертву. Но Люба разъяснила ей, что речь идет не просто о зверях, а о животном гороскопе и о так называемых Исторических Эпохах. Стигийцы считали свою историю от начала эпохи Тельца, в то время, как израильтяне укорачивали реальную историю, отсчитывая начало цивилизации от наступления Эпохи Овна, которая шла следом за Эпохой Тельца.

- Да, какая разница, в конце концов? -Удивлялась Кати.- Простому человеку совершенно безразлично, откуда берет начало история человечества.

- Простому человеку, да. Но Варрава-то считает себя не простым человеком, а продолжателем дела древних пророков-водителей древних семитов.

- Ну, и что из этого вытекает?

- Вспомни о том, что израильтяне всю свою историю лелеют мысль о богоизбранности. А если они примут версию стигийцев о том, что история человечества на самом деле более чем на две с половиной тысячи лет длиннее, и что в это время богоизбранным народом были народы Кеми и Стигии, получается, что в каждой исторической Эпохе свой богоизбранный народ. А это сильно бьет по идее об установлении всемирного израильского царства.

- Почему???

- Вспомни, что на дворе идет эпоха Водолея. А это означает, что поезд израильтян ушел …вместе с их мечтами о мировом господстве. И сейчас совсем другой народ является богоизбранным. В том смысле, что встал у руля правления развитием человечества. Именно эта мысль больше всего не нравится израильтянам. Ведь, по их мнению, это их Авраам заключал завет с богом о том, что они (израильтяне) будут править миром. А, значит, их богоизбранность не может подвергаться сомнению.

Кати толком так ничего и не поняла, но решила отмолчаться, осознав, что совершенно аполитична, а, значит, далека от всего того, о чем шла речь.

Возвращаясь к идеям, которые проповедовал Варрава, нельзя не отметить еще одну. Так, Варрава утверждал, что действия, описанные в книге Исход, а также в христианском Новом Завете происходили не в пустыне или в том месте, где сейчас находится государство Израиль. А совсем в другом месте. Инквизиторы ужаснулись, когда узнали, что действия Нового завета происходили у них под боком – в Иберии, которая, в самом деле, была под протекторатом латинян, которых совершенно незаслуженно называют римлянами. Поэтому было принято решение переписать как Ветхий, так и Новый заветы, перенеся место Израиля на Ближний Восток. По утверждению Варравы, Моисей не водил израильтян сорок лет по Синайской пустыне, а конкретно вел их на запад европейского континента, где впоследствии и было создано израильское государство под названием Иберия. Гора же Синай, на самом деле, является вулканом Везувий. И именно взойдя на Везувий, Моисей общался с богом и пришел с каменными скрижалями, на которых были записаны божьи заветы.

Верхушка Инквизиции путем угроз и страшных пыток заставила отдать израильских старейшин древние тексты и принудила их согласиться с версией, которая ныне считается официальной историей. Дошло до того, что название Иберия заменили на Испанию, чтобы имя первого израильского царства стерлось из памяти человеческой. При этом Варрава потрясал каким-то свитками, утверждая, что это и есть те самые свитки, в которых записана древняя история израильтян.

Казалось бы, какое отношение и сам Варрава, и его выступления имеют к происходящему? Очередной городской сумасшедший, которые всегда всплывают мутной пеной в лихие времена. Но не прост был Варрава, ох не прост. Помимо своих выступлений он решил доказать, что он кудесник похлеще древних пророков. Каждое его выступление (а он ездил по городам Израиля в поисках сторонников) сопровождалось пьяной оргией. Причем делалось это настолько откровенно, что закрадывалось сомнение в искренности помыслов Варравы. Обычно перед его приездом в тот или иной город, что активно анонсировалось в местных СМИ, на центральную площадь сносились столы и стулья для застолья. Сколько могла вместить площадь. Естественно, сходились и сбегались желающие до дармовщины и простые обыватели. Зачастую их было настолько много, что они не помешались на площади, а потому располагались в прилегающих улицах. После того, как Варрава в очередной раз произносил свою пламенную речь, умудряясь при этом не повторяться, он всходил на высокий помост, на котором стояло кресло, очень сильно напоминающее трон, и взмахом руки приглашал присутствующих за столы. И в это же время на столах, как по мановению палочки появлялись разные разносолы и вино. Причем, на месте съеденного и выпитого тут же появлялось новое.

Сам же Варрава в это время сидел на троне и снисходительно улыбался, глядя на пирующих.

Но на этом деятельность Варраввы не заканчивалась. Более того, дальше начиналось самое интересное и самое страшное. От неумеренного возлияния спиртного среди присутствующих начинались всякие мерзости. Тут присутствовало и то, что называют «свальный грех», и разборки между соседями и даже друзьями. Часто такие разборки кончались поножовщиной, а то и стрельбой, что почти наверняка приводило к жертвам среди пирующих. Но на это никто из них не обращал внимания… кроме Варравы. По его указанию, тела убитых сносились к его помосту, где и оставались до следующего утра. И когда поутру протрезвевшие жители данного города вновь появлялись на площади, в том числе, и для того, чтобы похмелиться, Варрава приступал (по его словам) к «священнодействию». Он подходил к каждому убитому, наклонялся и что-то шептал тому на ухо. И убитый возвращался к жизни, вставал и отходил в сторону. Стоит ли говорить о том, что возвращенные к жизни, становились ярыми поклонниками Варравы, пополняя ряды его последователей?

Нужно сказать, что первые публичные выступления Варравы Люба пропустила – летала на глайдере на разведку, и обнаружила, что с кораблей Средиземноморской эскадры России на территорию Малой Азии высаживается десант. В то же время корабли Черноморского Флота высаживали десант на Анатолийском берегу. Действовали десантники споро. За несколько дней территория Малой Азии, за исключением Израиля была под их полным контролем. Таким образом, был решен вопрос о контроле над обширными землями, на которых, после бегства жившего там населения, остались бесхозными.

Но однажды, прилетев с очередной разведки, Люба застала Кати с расширенными от ужаса глазами и в совершенно растрепанных чувствах. Из невнятного лепета девушки Люба поняла, что его напугало нечто, происходящее в Израиле. Поэтому она отложила все поездки и уселась у экрана телевизора, чтобы посмотреть новости, надеясь, что будут какие-то вести и из Израиля.

Люба не ошиблась. Через полчаса повторили утреннюю передачу из Израиля, которая так напугала Кати. Сначала шла нарезка из программы предыдущего вечера, в которой показывалась попойка и последующая поножовщина и криками и драками. Показали и Варраву, сидевшего на импровизированном троне. Он был весь в черном: черной рубахе с широкими рукавами и черных узких брюках, что были в тон его роскошным иссиня-черным волосам, рассыпавшимся по плечам. Лоб был высоким, нос тонкий, и какой-то хищный, глаза… глаза средние по размеру и карие, почти черные. Завершали образ узкие нервные губы и зауженный книзу подбородок. Глядя на происходящее, Варрава довольно ухмылялся, кривя свои тонкие губы.

Что-то в облике Варравы показалось Любе знакомым, но она никак не могла вспомнить, кого же он ей напоминает. Впрочем, дальнейшее отвлекло Любу от воспоминаний, ибо Варрава приступил к воскрешению мертвых. Люба буквально впилась взглядом в экран, стараясь не пропустить ни одного действия Варравы. А у того что-то не заладилось с воскрешением. Мертвецы никак не хотели возрождаться. Когда и второй покойник не повиновался приказу Варравы, тот разогнулся и стал осматриваться, ища того, кто ему мешает. Его взгляд уперся в телекамеру, а фактически, в Любу, которая смотрела передачу. Люба почувствовала, что Варрава то ли увидел, то ли ощутил ее присутствие. Понял он и то, что именно она мешает ему воскрешать мертвых. Поэтому Варрава немигающим взглядом уставился в телекамеру. Люба поняла, что таким образом он пытается через посредство телевидения воздействовать на нее, чтобы подчинить своей воле. Но не тут-то было. Люба лишь слегка напряглась и сосредоточилась, что оказалось достаточно для нейтрализации воли Варравы. Игра в гляделки длилась минут пять. Когда же Варрава понял, что взять власть над Любой ему не удастся, он поступил просто: подошел к телеоператору, отобрал у него камеру и разбил ее о землю. На этом передача прекратилась, что было немыслимо, поскольку Варрава самолично приказывал присылать ему операторов телевидения, чтобы его имя было постоянно на слуху. Но факт остается фактом. С этого момента, передач о воскресении в полном объеме не было. Показывали лишь заключительную часть, когда возрожденные возносили благодарность Варраве. Тот в это время снова сидел на троне, благосклонно принимая восхищенные послания в его честь. Но при этом старался не смотреть напрямую в телекамеру.

Увиденное потрясло Любу. Она сразу поняла, что никакого воскрешения Варрава не делает. Он всего лишь вселяет в мертвые тела демонические сущности, тем самым увеличивая число своих сторонников. Ей стало ясно, что делает это Варрава не просто так, а имея в виду определенную цель, но какую? К тому же образ Варравы был ей почему-то знаком. Но она точно знала, что не встречалась с ним, ни в этом мире, ни в других. Все эти мысли не давали покоя Любе, но ответов она не находила, потому решила мысленно обратиться к матушке Анни. Та откликнулась сразу.

- Матушка, не пойму, откуда я знаю Варраву? Ведь точно знаю, что мы незнакомы. Но, судя по всему он обо мне тоже осведомлен. Что происходит?

- Ты часом в него не влюбилась, а то он очень красив, да и умен. Знаю, что многие девушки от него без ума.

- Ну, что вы. Может быть он и красив, но красота у него какая-то отталкивающая, а вкупе с его делами, даже отвратительная. Но у меня ощущение, что я его хорошо знаю, впрочем, как и он меня.

- В этом нет ничего удивительного. И, возможно, ты вспомнишь его, когда я назову его настоящее имя.

- Какое?

- Отец назвал его Карсом. Да, да, это тот самый Карс, с которым тебе на роду написано сойтись в битве богов и демонов. И если ты потомок Хороса, то он прямой наследник главного демона. Так что, сама понимаешь, ваше столкновение неизбежно. И так как тебя с детства готовили к этой битве, не удивительно, что тебе показывали его образ на разных стадиях развития. Отсюда и ощущение, что ты его знаешь давно.

- И, вероятно, что и ему показывали мой образ… и тоже на разных стадиях развития.

- Возможно, хотя и не обязательно. Хорос в свое время поручил Парфине беречь тебя как зеницу ока, и до поры прятать от демонических сил.

- Но я никак не пойму, какую цель преследует Карс?

- Здесь все очень просто. Будучи сыном верховного демона, он обладает властью над низшими демонами. И то, что он называет «воскрешением из мертвых» на самом деле является воплощением в мертвецов этих самых низших демонов. Из них он формирует, как своих агитаторов, так и отборное войско, которое будет безоговорочно подчиняться только ему.

- А дальше то что?

- И дальше все понятно. Он соберет армию из своих поклонников и воскрешенных и двинется в Испанию, чтобы возродить древнюю Иберию.

- По Прокаженным Землям?

- И по ним тоже. Я думаю, Варрава действительно каким-то образом нашел древние свитки истории Израиля, в том числе и те, где описывается Исход израильтян из Египта. Вот он и будет следовать по этому пути, тем самым, подтверждая якобы его связь с Моисеем. Не исключено, что, когда они будут проходить мимо Везувия, Варрава повторит деяния Моисея и принесет новый завет. Но ты должна понимать, с чьих слов он будет записан… со слов его отца.

- Ладно, пройдет он со своей армией в Испанию. Благо, она после последних событий совсем опустела, даже беженцы покинули ее, перебравшись в Африку. Дальше то, что? Ведь не будет же Варрава просто сидеть в Пиренеях, восстанавливая древнюю Иберию?

- Не будет, тут ты права. Дальше вступает в силу заключительная часть его намерений. А именно, установить мировое господство израильтян. Хотя, на самом деле, это будет мировым господством демонов, которых призовет на помощь Варрава. И вот здесь тебе очень пригодится Кати со своим пророческим даром. Надеюсь, ты уже поняла, что ее дар реагирует только на действия демонов, что очень кстати. От нее не укроется ни одно действие, что Карса, что его приспешников. Особенно по части призывания демонов. Поэтому нужно серьезно поработать с Кати, чтобы настроить ее на плодотворную работу.

- Честно говоря, матушка, я переживаю за Кати. Когда она посмотрела передачу с оргиями израильтян, на которых присутствовал Варрава, она чуть не впала в депрессию, настолько ее потрясло это богохульство. Она же католичка, потому ей претит подобное действие.

- Люба, а кому сейчас легко? Да, Кати впечатлительная, да эмоциональная, но внутри она сильная девушка. Просто с ней нужно поработать, объяснить ситуацию, а также важность ее работы провидицей. Наконец, поставить перед фактом, что от эффективности ее пророчествования зависит судьба человечества.

- А не зависнет она еще больше, когда осознает всю меру своей ответственности? Ведь не каждый готов взять на себя ответственность за человечество?

- Чтобы она не зависла, как ты говоришь, как раз и нужно ее основательно подготовить к будущей работе. В конце концов, это и тебе пойдет на пользу. Ведь ты дочь Хороса. Вот и соответствуй своему статусу.

- Э-хе-хе, - только и ответила Люба. – Я попробую.

Нужно сказать, что во время этого разговора Люба вместе с Кати сидели в своих любимых креслах у камина. Они часто проводили время в этом месте, потому как обе не любили сырость и холод. Когда Люба закончила разговор и подняла взор на Кати, то встретила ее напряженный взгляд.

- Что сказала матушка?

Люба подивилась прозорливости девушки, улыбнулась и сказала:

- Матушка шлет тебе поклон. И говорит, что ты надежда человечества.

- Да, какая уж надежда! - В сердцах вскричала Кати. – Меня от всего происходящего в дрожь бросает.

- А кому сейчас легко? – Повторила слова матушки Люба. – Тем не менее, нужно изо всех сил держаться. Иначе будет еще хуже.

- Мне? – не удержалась от вопроса Кати.

- Всем, а, значит, и тебе, - отпарировала Люба.

- Но что я могу? – Кати заплакала. – Дар и тот оказался с дефектом.

- А вот и не с дефектом, а очень даже правильный дар. Как раз тот, что сейчас и нужен.

- Ты зря меня успокаиваешь, Люба. Я же чувствую свою никчемность и ненужность. Все вокруг меня жалеют, и от этого становится еще горше.

- А я еще раз повторяю, твой дар – это подарок богов. И он очень нам поможет.

- Да? – С какой-то надеждой в голосе прошептала Кати. – А чем?

- Ты видела репортажи из Израиля. А теперь я тебе скажу то, чего ты не знаешь. Тот, кто выдает себя за Варраву Израильтянина, на самом деле демоническая сущность, вселившаяся в человеческое тело. И эта сущность является никем иным, как потомком главного демона. Задача же у этого демона простая – сплотить вокруг себя всех, в ком присутствует демоническая сущность, а также тех, кто склонен видеть в демонах спасение. А это, как ты понимаешь, не только израильтяне, но и много последователей в разных странах мира. А теперь представь, как важно будет узнавать о планах этого Варравы и его приспешников с тем, чтобы активно и успешно им противостоять. И вот тут твой дар бесценен. И именно потому, что ты настроена видеть будущее глазами демонов, тем самым, вскрывать их планы. Ну, теперь ты поняла свою значимость в борьбе со злом?

Кати разогнулась в кресле и с надеждой посмотрела на Любу.

- Так ты считаешь, что от меня будет польза?

- Непременно. Ты даже не представляешь, насколько ты ценный для нас человек. И надо будет подумать, чтобы еще больше усилить твою безопасность. Разведки всего мира ничто в сравнении с тем чудовищем, которое вскоре нам будет противостоять. Вдобавок ко всему оно хитрое и умное. А потому скоро поймет, что кто-то читает его мысли. И постарается найти и уничтожить тебя. Но я этого не допущу!

На последней фразе Люба ударила кулачком по спинке кресла и вскочила, сжимая кулачки. Глаза ее блестели, вид был воинственным. Кати тоже спрыгнула с кресла, подбежала к Любе и обняла ее. Люба ответила взаимностью. Так они стояли долгое время, пытаясь унять льющиеся из слез глаза.

Внезапно Кати отстранилась. Слезы вмиг высохли.

- Я знаю, что он задумал, - воскликнула девушка.- Он хочет захватить власть над армией и двинуться в поход под прикрытием оружия армии. Он считает, что никто не сможет им противостоять. А он заодно покажет всему миру свою силу, чтобы привлечь на свою сторону как можно больше людей.

Люба задумалась. Потом посмотрела на Кати.

- Это важная новость. И ее нужно распространить как можно быстрее. Конечно, с помощью одного глайдера мы сможем охватить не все СМИ, но это и не нужно. Достаточно, чтобы узнали те, кто сможет противопоставить силе Варравы реальную силу. Готовься, скоро запишем твою очередную речь.

Новое предсказание Кати стало информационной бомбой, которая, взорвавшись, заставила многих шевелиться. Варрава понял, что его надежды скрытно подойти к границе Израиля и потом с боями прорваться в Европу, на что он очень рассчитывал, не сбылись. А ведь его помощники в один голос утверждали, что российские силы в Малой Азии немногочисленны и растянуты по всей территории. А потому преодолеть их сопротивление будет просто. Сообщение же Кати подхлестнуло руководство России в спешном порядке усилить группировку войск в Малой Азии. Всполошилась и ООН. В район, через который предположительно должны были пройти войска Варравы были стянуты войска ООН. Причем, многие участники этих войск были враждебно настроены против Израиля. Фактически была создана коалиция вооруженных сил, готовых противостоять замыслам Варравы, прорваться в Европу. И когда через три дня армия Израиля подошла к Голанским высотам, их встретили мощные укрепления, ощетинившиеся разнообразным вооружением.

Конечно, Варрава бросил на уговоры противостоящей стороны всю свою демоническую хитрость, пытаясь убедить противостоящую сторону в том, что армия Израиля всего лишь прикрывает тех, кто собрался в Землю Обетованную, и не имеет помыслов захватывать какие-то территории в Европе. Но это мало на кого подействовало. И в этом была немалая заслуга Любы, которая всячески оберегала командование коалиционных сил от вредоносного воздействия Варравы и его подручных. И они не сдались. Наоборот, выдвинули условия: все вооружение кроме стрелкового должно остаться на территории Израиля.

Варрава скрипел зубами, но ничего не мог поделать. В рядах же тех, кто собрался с ним в поход, именуемый как ИСХОД – 2, началось брожение. Нет, с питанием все было нормально, как и с водой. Но настроение идти у людей стало уменьшаться. А вот этого Варрава допустить не мог. Потому через неделю он пошел на переговоры с командованием коалиции по режиму прохода его сторонников в Испанию. Был согласован коридор прохода из Малой Азии в Испанию, которую Варрава называл только Иберией. Также Варрава обещал, что из всей техники, которая в походе останется только та, что нужна для перевозки людей. Боевая же техника останется на границе.

Но командование коалиционных сил все равно было настороже. И когда в образованный коридор хлынули паломники, их тщательно обыскивали, конфискуя гранатометы, и прочую носимую ракетную технику, которую можно применить как по наземной технике коалиции, так и по авиации. Так что Варраве и его сподвижникам пришлось довольствоваться только стрелковым оружием, нужным, якобы для самообороны.

Не сбылись мечты Варравы и о том, что в Европе они разгуляются. Не случилось. Вдоль всего пути стояли заслоны войск коалиции, которые не позволяли паломникам отклониться от намеченного пути. Но самым неприятным для Варравы оказался тот факт, что паломников не пустили на территорию Италии. А потому взобраться на гору Везувий была не судьба. Потому Варрава отложил свои намерения о новых скрижалях до прихода в Иберию, где он взберется на настоящую, по его словам, гору Мегидо, которая и есть настоящая гора Синай.

Вместе с тем нужно отметить, что кроме неудач, был у Варравы и несомненный успех. На его призывы ехать в Иберию откликнулись тысячи людей во всех странах мира. Были даже организованы специальные туры, которые по морю доставляли всех желающих в Иберию. Но еще больше было тех, кто добирался на Пиренеи пешком. При этом они сбивались в банды, которые терроризировали население тех районов, через которые эти банды проходили. Что добавило работы полиции. Сначала банды успешно скрывались с места происшествия. Но полицейские разных стран быстро поняли необходимость объединения усилий, и работа по искоренению банд и их изоляции пошла успешнее. Но все равно тысячи людей добирались до Иберии в надежде на лучшую жизнь. По крайней мере, безбедную, как обещал в своих выступлениях Варрава.

Неожиданно начались проблемы у Любы с Катей. Люба вдруг ощутила, что их настойчиво ищут. И сеть плетения продвигается все ближе к их дому в горах. Дошло до того, что Люба не просто стала брать с собой Кати в полет на глайдере, но часто они и ночевали в нем, просто зависнув в режиме невидимости над какой-нибудь безлюдной местностью. Но ничего не помогало. Запутать следы не получалось. И вот однажды Люба почувствовала посторонних в завороженном лесу, который создали ребята, как только перебрались на житье в горы. Это уже было серьезно. К тому же Люба не знала степень подготовки в магическом плане тех, кто их ищет. А она ведь могла быть достаточной, чтобы преодолеть чары леса и подобраться к самому дому.

С этого момента девушки перешли на житье в глайдер, а Люба послала весточку матушке Анни о сложившейся ситуации. Вскоре пришел ответ, который гласил: Потерпите пару дней, помощь будет. И девушки терпели.

К счастью, все закончилось благополучно. Действительно, через два дня появились ребята, закончившие командировку в Гималаи. Они быстро сориентировались в обстановке и наставили таких хитромудрых ловушек, что вся группа поисковиков, рыщущих в поисках Кати, ну, и Любы, заодно, попалась в эти ловушки на раз. Дальше… хе-хе… скажу лишь, что после обработки мозгов членов этой группы, они перестали быть поисковиками, забыли, зачем они пришли в эти горы. С тем и были отпущены на все четыре стороны. Причем, их предварительно усыпили и вывезли на глайдерах подальше от дома, где и оставили. На том и закончились приключения Кати и Любы. Но не закончилась история об их противодействии Варраве.

0
41
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации