Междумирье

Автор:
Дмитрий Федорович
Междумирье
Текст:

Тьма перед глазами рассеялась. Памва очнулся в каком-то подсобном чулане – судя по обстановке, в заднем помещении всё того же бара. Рядом поблескивал чешуёй мастер Вин, а гоблин то и дело заглядывал через открытую дверь. Видно было, что ему до смерти хочется покинуть стойку, но обязанности бармена приковывали его к рабочему месту. И был ещё четвёртый – казалось, небрежно собранный из запасных частей гомункул. Этакий голем-франкенштейн – не из глины, а из плохо пригнанных друг к другу частей плоти.

Где-то на краю сознания беззвучно взвыл Гийом: дух попытался проникнуть в мозг голема, и что-то его там ужалило. Памве пока было не до него. Он торопливо и сосредоточенно восстанавливал переломы.

– Я не стану его лечить, – сказал голем, хмуро глядя на Памву.

– У нас-с-с соглашение, – пропел змей, вперяясь в голема холодным взглядом. – Я ломаю, ты лечиш-ш-шь. Как это не хочеш-ш-шь?

– Не то. Он вылечится сам, он умеет. К тому же, ему нельзя принимать помощь от Клэ.

– Почему? – встрял гоблин. – Нам надо! Мы помним условия! Соблюдаем! Сделка!

– Я прош-шу помощь, – прошипел Вин. – Этот человек принёс-с прос-с-сьбу баньш-ши. У меня с-с-свои обяз-з-зательства! Нужно было помочь нез-з-заметно. А как нез-заметно? Как вс-сегда, с-с-схватка. С-сломал ребро. Никто ничего не заподоз-зрил. Теперь вос-станови!

– Исключено. Ты не понимаешь. Он ищет свою жену, Джоан. А Министерство ищет его. Если ему помочь, Клэ не сможет сделать вид, что не в курсе дела. А стычка с магами убьёт город... Нет, я останусь в стороне.

– Стоп! – прервал его Памва. – Джоан! Откуда ты знаешь это имя?!

– Джоан – это я, – отрезал голем. – Как тебе ни трудно в это поверить.

– Поясни, – холодея, сказал Памва.

Голем пояснил.

Оказывается, десять лет назад судьба случайно столкнула Джоан с Великим Клэ – ей нужно было вылечиться после серьёзной травмы, а Клэ имеет почти безграничные возможности в этом плане. Обращаться в муниципальный восстановитель почему-то она сочла нецелесообразным, почему – теперь уже не столь важно. Важно другое: Клэ, распознав возможности её организма, решился на захват. Джоан была сломлена и «встроена» в структуру Клэ, и теперь она одно целое со всем этим невообразимо сложным биологическим комплексом. Впрочем, не только биологическим…

– Тебе ни в коем случае нельзя иметь с Клэ никаких контактов. И вообще, лучше покинуть Город как можно быстрее.

Памва изумлялся безразличной холодности, с которой она говорила (сознание никак не хотело ассоциировать ту, прежнюю Джоан с этим набором кусков мяса). Холодности, словно бы речь шла не о нём, а о ком-то совершенно постороннем – а может быть, теперь так оно и было?

– А ты?

– Со мной покончено. Той Джоан, которую ты знал, больше нет. Примирись с этим, тут уже ничего не поправишь. Могу сказать, что в своём нынешнем состоянии я совершенно не страдаю – если тебе станет от этого легче. Чувства, если разобраться – всего лишь набор химических реакций в протоплазме… Пусть и сложный набор. И – да, это я сама позаботилась, чтобы никакой информации обо мне нигде в городе не осталось.

Это был шок. Памва буквально физически чувствовал, как в голове бестолково толклось сразу множество мыслей, толкаясь и перекрикивая друг друга, как орава пьяных орков в кабаке. Он несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь привести себя в порядок – тщетно.

– А дочка? – глухо спросил он.

– Тебе лучше не знать и этого. Сейчас она в безопасности, а если ты получишь о ней хоть какие-то сведения – не гарантирую… Впрочем, мне это почти безразлично.

–И всё же. Я должен знать!

– Нет... Пожалуй, нет. Во мне достаточно рассудительности, чтобы ответить именно так. Если я скажу, что её нет в Городе, или наоборот, она здесь – чему ты поверишь?

А ведь действительно, подумал Памва, что бы Джоан сейчас ни сказала – вернее, что бы через неё ни сообщил Клэ, можно ли верить её словам? Кто знает, какие цели преследует это чудовище?

Памва некоторое время перекатывал за щеками желваки, осознавая ситуацию. Он был ошеломлён. Джоан, которую он искал, которую нашёл, оказалась для него потеряна. И даже отплатить за неё не получится: кому мстить? Клэ? То есть ей самой?..

Где-то в глубине вскипали давно забытые слёзы; это было настолько невероятно, что Памва даже не осознавал своего состояния. Вся тренированная многолетними упражнениями воля его сейчас сражалась за то, чтобы сохранить холодный ясный ум и не поддаться волне ярости. Получалось плохо. То, что случилось, оказалось хуже смерти.

Так. Джоан – вернее, то, что от неё осталось – не уступит. И знать, что она рядом, но в то же время невозвратимо потеряна, было мучительно больно. Ведь единственное, что поддерживало его в последнее время – надежда. И вот её нет.

– И всё-таки… Ты советуешь мне сдаться?

– Не сдаться. Самоустраниться. Это целесообразно.

Чудовищное лицо глядело на Памву без всяких эмоций.

Да, та, прежняя Джоан действительно умерла.

– Сейчас ты прикидываешь, как уничтожить Клэ, – внимательно глядя на него, сказал голем. – Зная тебя, я в этом не сомневаюсь. Но подумав, ты откажешься от этого намерения.

– Это почему?

– Ты умный. Зачем совершать бесполезное, пытаясь сломать то, что работает хорошо и находится на своём месте? Даже если что-то тебе удастся – а шансов на это нет, поверь – то кому от этого станет лучше? Никому. Нарушится равновесие, и Город от этого только пострадает. А это миллионы живых существ.

– Не станет лучше?! Уверен, что станет. Такой монстр, как Клэ, не должен существовать.

– Один монстр помогает сдерживать другого монстра. Волшебники ничуть не краше. Ты можешь сказать, что случится, если у них не станет противовеса?

– Хуже, наверно, не будет.

– Будет. Я знаю точно, я вижу изнутри. Мы ведь умеем делать выводы и учиться на своих ошибках.

Вот это «мы» и сломило Памву окончательно. Кто «мы»? Клэ?!

– Помоги ему выбраться из Города, мастер Вин, – уходя, сухо бросил голем. – Прощай, Памва.

И тут ожил Гийом, взорвавшись в мозгу беззвучным шёпотом:

– Чёрт побери, сударь! Не в моих правилах проявлять эмоции без приглашения, но тут я не смолчу. Я чувствую себя оскорблённым!

– Я тоже, Гийом. Я тоже.

– И что же нам теперь делать?

Что делать, Памва не знал. Как можно добиться, чтобы Клэ вернул ему Джоан, и возможно ли такое вообще? Или нужно сцепить зубы и просто уничтожить это чудовище раз и навсегда? Хотя бы попытаться уничтожить…

– Я возвращаюсь, – решил Памва. – Придётся сотрудничать с магами. Думаю, Фантин здорово удивится.

– Ес-сли тебе нужно исчез-з-знуть, я помогу, – неприязненно-немигающий взгляд мастера Вина был холоден и отстранён. Чувствовалось, что решение, принятое Памвой, змей не одобряет.

– Спасибо, уже не нужно, – отказался Памва.

Атмосфера в гостиной создалась гнетущая. Конечно, кому понравится, когда посторонние бесцеремонно вваливаются и нарушают так приятно начатые посиделки с милой и юной соседкой! Настоятельная просьба двум незваным гостям избавить дам от своего присутствия действия не возымела. Более того, старший из них (это эльфийка легко определила по голосу и нюансам поведения) без приглашения нахально расположился на диване, игнорируя негодующе пискнувшего Форо.

– Позвольте представиться, – скучающим тоном начал гость. – Меня зовут Миракс ар Верк, а моего спутника – Шио. Может быть, вы о нас слышали, а возможно, и нет. Не имеет значения. Нам нужен Памва ар Болла. Это ваш сосед напротив, он заселился несколько дней назад. Уж его-то вы знаете наверняка. Да?

– Что вам нужно? – спросила Ева, оглядываясь на застывшую как изваяние Жанну. Презрение эльфийки читалось так ясно, что не заметить его мог только слепой.

Однако ни этот пренебрежительный вид, ни молчание не смутили мужчину.

– Хорошо, – терпеливо сказал он. – Я всё понимаю. Делать вид, что вы в восторге от нашего присутствия, излишне. Но чем раньше вы ответите, тем скорее от нас избавитесь. Так благоволите же удовлетворить наше любопытство. Где ваш сосед?

– Мы не знаем, – пробормотала Ева. Вышло это не очень убедительно.

– Почему вам так важен ответ? – чопорно вопросила Жанна. – Пока не имеется ни одной причины сообщать вам хоть что-то.

– Причина есть, – внезапно вмешался Шио. – Правда, чтобы объяснить всё так, чтобы стало понятно, нужно много времени.

– Ничего, мы вам его уделим. И послушаем, – царственно парировала эльфийка. – Хотя вы вломились сюда без приглашения, я пытаюсь надеяться, что отыщется хоть какое-то основание вашей бесцеремонности.

Ева попыталась было что-то вставить, но Жанна остановила её властным жестом.

– Спокойнее, девочка. Пусть говорят.

Шио беспомощно взглянул на своего спутника. Тот пожал плечами и безразлично кивнул.

– Ладно, – сказал Шио. – Слушайте…

Юный монах начал издалека. Он волновался, поэтому время от времени сбивался на повторения, но слушали его внимательно, не перебивая. Постепенно Шио освоился и толково рассказал о войне, о Герцоге, о священной миссии монастырей и своей роли в её исполнении. И о том, как надежда на Избавитель не оправдалась: какие-то части артефакта попали к Герцогу, и вернуть их нет никакой возможности.

– А для чего вам нужен Памва?

– Тут самое главное. По предсказанию оракула, именно он должен спасти Энроф.

– Что? – мрачно спросил Памва, входя в комнату. – Какое ещё предсказание? Извините, дамы, я без приглашения…

–Ура-а-а!!! – завопил Шио и повис на Памве. – Ты нашёлся!

– Я, в общем, и не терялся. Кстати, а что здесь делает ар Верк? Вот уж чего трудно было ожидать…

– Брат Миракс теперь на нашей стороне!

– Вот как. С каких это пор?

– Ничего удивительного, – криво усмехнулся ар Верк. – За это следует благодарить милорда герцога. Он приказал казнить меня, раз уж я упустил артефакт и некоего чересчур прыткого рыцаря по прозвищу Золотой Клинок. Естественно, мне такой поворот дела не понравился. В этот момент монастырский синклит предложил мне защиту и службу. Отказываться, стоя, фигурально говоря, на эшафоте, было бы слегка опрометчиво, не так ли? И вот я здесь – в качестве телохранителя данной молодой особы.

– И Моико тоже с нами! – выпалил Шио. – Не хватает только тебя!

– Моико? Она здесь?

– Колдунья её класса больше нужна там, чем тут, – уронил ар Верк. – Да и ты тоже.

– Нет. Я сейчас занят другим. Мне нужно уничтожить Клэ. И ещё я ищу дочь.

– Но пророчество… – начал Шио.

– Пророчества исполняются не всегда, – отрубил Памва. – И сейчас именно тот случай.

– Погоди, – вдруг перебила Жанна. – Если ты хочешь найти свою девочку… Впрочем, уже девушку: ей сейчас должно быть около двадцати пяти лет.

– Что ты хочешь сказать? – повернулся к ней Памва.

– Время здесь течёт быстро. Твоя дочь сейчас должна быть приблизительно одних лет с Евой… Это для тебя прошло всего два года, а она появилась тут – по нашим меркам! – почти четверть века назад.

– Это я знаю. Продолжай.

–Однако это не Ева, хотя и такое вполне могло быть.

– Что? – обернулась к ней Ева. – О чём ты говоришь?!

– Ты с малолетства росла сиротой. Ты помнишь своих родителей?

– Нет…

– То-то же. Всё, что ты знаешь, вернее – всё, что тебе сообщили, это то, что они погибли. Я позволила себе поразмышлять над этой ситуацией.

– Не тяни, – глухо попросил Памва. – Говори, если что-то знаешь.

– Я знаю, кто твоя дочь и где она.

– И ты молчала?!

– Я узнала это совсем недавно. После того, как служители Министерства магии обыскали твою квартиру. Надо признать, они разобрались в ситуации гораздо быстрее, чем ожидалось.

– Нас привлекали в качестве понятых, – вставила Ева.

– И где… Где Маша? То есть, Мария.

– Так её звали? Красивое имя.

– Что значит «звали»? Что с ней случилось?

– Она покинула Город. Возможно, навсегда.

– И где она сейчас?

– В Энрофе.

– Как это?

– Вот так. Она агент Министерства. Одна из лучших агентов. Видимо, сказалась хорошая наследственность, – Жанна криво усмехнулась. – Да, и вот почему «была»: несколько дней назад её звали Моико, а как теперь – не знаю. Маги часто меняют имена. Может, она осталась Моико, а может, уже и нет. Поэтому не могу увидеть... Да, я вижу – по-другому, не так, как вы. Будто просто вспоминаю... Намерения, события, судьбы. Это у меня наследственное.

– И что? Какова её судьба?

– Я знаю, что ты хочешь услышать. Не могу порадовать. Сожалею. Видимо, маги сразу обратили на неё внимание – сразу, как только она здесь появилась. У них есть специальная программа для одарённых детей. Так что можешь не сомневаться, воспитана она вполне в их духе.

Памва помотал головой. Смена обстоятельств обрушивалась на него слишком быстро. С одной стороны, не верить Жанне у него не было никаких оснований, а с другой – с чего она всё это взяла?!

– Откуда у тебя такие сведения?

– Не сомневайся, они точны, – холодно проговорила эльфийка. – Это ведь её кровь на этом платке? Его нашли в кармане твоей куртки.

Платок был мятый, заскорузлый от коричневых пятен. Памва с трудом припомнил, что, кажется, зажимал им полученную Моико ссадину, пока волшебница унимала кровь. Случилось это сразу после схватки возле пирамиды. Как же это было давно!

– Не знаю, чья это кровь. Скорее всего, смесь – и её, и моя.

– Правильно, так и есть.

– А ты-то откуда можешь знать?

Жанна выпрямилась в кресле – холодна, как лёд.

– Я на четверть вампиресса. Надеюсь, ты понимаешь, что вампиры не ошибаются в том, что касается крови. Она твоя дочь. Абсолютно точно. Я бы сказала раньше, если бы этот кусочек ткани сразу попал мне в руки.

Памва поверил. С ним так бывало несколько раз, когда нужно было принимать сложное решение, интуитивно основываясь на шатких домыслах и непроверенных фактах. Там, в прошлой жизни, его учили доверять внутреннему импульсу. Несколько раз это спасало ему жизнь.

Памва повернулся к Мираксу и Шио. Он был взведён, как стальная пружина, и готов к немедленному действию.

– Так. Обстоятельства изменились. Я отправляюсь с вами. Прямо сейчас.

– Хорошо, – кивнула эльфийка. – Это правильно.

– Не получится, – замотала головой Ева. – Операторы Врат наверняка предупреждены магами. Вас не выпустят.

– Смотря какие операторы, – уронила Жанна. – Другие нет, а ты – да.

Памва вопросительно посмотрел на Еву.

– Оператора можно принудить, – объяснила Жанна. – И сейчас мы наблюдаем именно такое развитие ситуации. Неужели непонятно? К нам ворвались посторонние и под угрозой оружия увели человека. А старую слепую эльфийку бросили связанной, заткнув рот, поэтому она и не смогла поднять тревогу. Домовой временно отсутствовал и смог освободить хозяйку лишь через два часа. Форо, ты слышал? Двух часов вам должно хватить.

– А! – весело воскликнул Памва. – Это круто! А что за оружие ты упомянула?

– Пистолет. Модель устаревшая, но сойдёт. Во втором ящике сверху, под старым плащом. Кстати, на будущее: понятия не имею, как ты догадался, где он. Верёвка там же.

– Спасибо.

– Не за что. Не теряй времени. Думаю, ты ещё вернёшься.

– Я тоже так думаю.

– Удачи. Будущее наступит очень быстро, это тебе скажет всякий, кто смотрит с другого конца жизни.

– Сейчас главное – добраться до Врат, – заметил Миракс ар Верк. – На улицах какая-то суета. Толпы. Полно полиции. Патрули министерства. Иногда стреляют.

– Ежегодная игра, – нахмурилась Ева. – Рабб-дренн, финал. Очень популярна среди всех рас, поэтому такое нашествие фанатов. Выпустили роботов-покемонов, идёт спортивный отлов. Плюс карнавал. Приключения, призы. Кстати, Дипил тоже играет.

– Ну, возможно, суматоха нам и на руку. Только вот маги… Ничего, попробуем проскользнуть.

– Мы прикроем, если что, – пообещал Шио.

– Не нужно. Вы ни в чём не замешаны, пусть так будет и дальше. В крайнем случае – попробуйте отвлечь внимание на себя, но строго в рамках закона. Договорились?

Ар Верк кивнул.

– Шио, ещё раз повторяю, без геройства! Миракс, присмотри за ним… Вы уходите первыми, мы с Евой – через пять минут.

У Памвы и Евы получилось незаметно добраться почти до самого конца. Только в транзитном зале взвыла сирена и наперерез им бросились полицейские, но увидев в руках Памвы пистолет, прижатый к виску девушки, замерли на месте. Памва пинком согнал оператора с рабочего места и усадил её на освободившееся место.

– Давай, живо, нечего копаться! Всем стоять на месте, иначе стреляю!

Ева, не теряя времени, запустила нужный алгоритм активации Врат. Памва, держа её на прицеле, стал пятиться к порталу.

И тут появился старший гильдион Фантин. Он сработал даже не на уровне заклинания, а обычного жеста. Тело Памвы вдруг одеревенело, он выронил пистолет и скорчился в судороге буквально в двух шагах от Врат. Но и магу тоже было трудно удерживать его: руки дрожали, по виску поползла капля пота. Фантин с трудом обернулся к сержанту-полицейскому:

– Что стоишь столбом?! Взять его!

Памва краем глаза увидел, как Миракс и Шио протискиваются сквозь замершую толпу. Они не успевали: полиция была гораздо ближе.

И тут туловище мага неестественно сложилось и рухнуло навзничь. Освободившийся Памва, воспользовавшись замешательством, в длинном прыжке нырнул в туман портала. В последний момент ему показалось, что в толпе на мгновение промелькнуло чешуйчатое тело мастера Вина.

Время шло – шло по-разному для разных миров. Где-то вспыхивали войны, свершались великие дела, возникали и рушились династии, а в Ловингарде ничего не происходило. Редкие беспорядки и единичные криминальные случаи мгновенно выветривались из памяти обывателей. Этому способствовала и царящая в городе атмосфера праздника и неги, поддерживаемая Министерством магии с помощью ведомым одним магам методов. Злые языки говорили о постоянном влиянии на психику населения – пусть и незаметными, мягкими пока методами. Но кто может знать, до каких пределов может простираться это влияние?

А гости города даже не задумывались над этим. Хорошее настроение, мягкий, расслабляющий климат, готовая на всё сфера обслуживания – чего ещё требовать? Курортная жизнь без заминок катилась по хорошо накатанным рельсам.

Ева осторожно положила тёплую ладонь на живот. Ребёнок толкался ножками: совсем скоро ему предстояло родиться. Оставалось две или три недели. Галик внимательно следил, чтобы в толчее никто случайно не толкнул его молодую жену.

Вокзал кипел, живя своей повседневной беспокойной жизнью. То и дело тяжко вздыхали врата. В воздухе мелодично пели птерокоптеры-такси, басовито урчали грузные экскурсионные автобусы. Группы убывающих туристов следовали к указанным на табло вратам, прибывающие же, наоборот, спешили разъехаться по отелям и поскорее погрузиться в знаменитую негу Ловингарда.

Ева заметила Джекки и Калкина и помахала им. Сегодня они трудились в поте лица, наплыв пассажиров не позволял отвлечься ни на минуту. Джекки лишь вымученно улыбнулся ей, гном же стоял вполоборота и ожесточённо спорил с туристом-гоблином, увешанным всевозможными гаджетами. На её собственном, Евы, месте сейчас находилась незнакомая девушка, ведущая диалог сразу с двумя богомолами. Всё было как всегда. И вдруг привычное течение Евиного дня было нарушено.

После очередного утробного вздоха врат (так они откликались на активацию) в портале появились Памва и Моико. Памва был собран и то и дело окидывал зал беглыми короткими взглядами, а волшебница отстранённо глядела перед собой и чему-то еле заметно улыбалась. Держались они спокойно, хотя выглядели усталыми. Ева было отчаянно замахала им, но тут же осеклась: кто знает, может, к ним совершенно не нужно привлекать внимание.

Но Памва уже заметил её и приветственно махнул рукой. Ева тут же бросилась проталкиваться к ним, не обращая внимания на яростно зарычавшего Галика, которому приходилось предусматривать и парировать пусть и ненамеренные толчки, вполне возможные в такой толчее.

– У тебя получилось! – Ева хотела было броситься Памве на шею, но ей мешал огромный живот. – Как? Рассказывайте, рассказывайте же!

– Сейчас.

Моико уже заканчивала таможенные формальности и присоединилась к ним.

– Собственно, всё просто, – улыбнулся Памва, которому был приятен бесхитростный порыв молодой женщины. – Главное было встретиться. Сложнее – изменить ситуацию на Энрофе.

– Изменить ситуацию? – удивился Галик. – Что это значит?

– Обстановка там стабилизировалась. Война прекращена. Поэтому, собственно, мы и могли со спокойной совестью вернуться.

– Там теперь новый бог, – чуть хрипловато уронила Моико. – Бог, которого нет. Ну, так мы его придумали и назвали.

– Бог? Придумали?!

– Энроф – мир религии. Вера – огромная сила, больше которой там нет и быть не может. Пришлось создать новый культ. Бог Эхо – милостивый, справедливый. Самый сильный, самый могучий. И непобедимый. Потому что его нет.

– Как это может быть?!

– Никак, – Памва весело подмигнул. – Но это уж не наше дело. Простым смертным не дано понять богов. Теперь, однако, всем остальным – и прежним богам со своими служителями, и светским правителям – пришлось потесниться. Сейчас Энрофом правит Эхо – как говорится, ныне, присно и во веки веков.

– Ну, кто-нибудь обязательно попытается командовать от имени этого несуществующего бога, – недоверчиво покачал головой Галик. – Так всегда бывает.

– Но не в этом случае. Бога-то нет! От чьего имени командовать?

Вот от его имени.

– Не выйдет. Этот бог самостоятельный, он такого не терпит.

– Так его же нет!

– Ну и что? Бога нет, а власть его есть. Религиозные чудеса происходят, народ верит. Главное было – внедрить в сознание понятия о справедливости, о её верховенстве… А дальше люди всё сделают сами. Так, как они этого заслуживают. А так-то нашего бога – да, действительно нет…

– Ладно, этого всё равно не понять, – Ева, улыбаясь, замотала головой, но тут же лицо её вытянулось. – А как быть с нашим Министерством?

– Разберёмся. Не думаю, что прямо сейчас они явятся нас арестовывать. Там же не совсем дураки сидят. Поймут, что если мы сами сюда заявились, то спешить незачем. Да мы и сами на них выйдем – чуть погодя…

– Тогда поехали к нам. И никаких отговорок! Твоя квартира до сих пор свободна. Отдохнёте. Жанна тебе так обрадуется!

– Конечно, поехали. Отдохнуть нам и в самом деле не помешает. Дел впереди много.

– А! Будете воевать с Министерством?! Или с Великим КЛЭ?!

– Почему сразу воевать? Здесь ситуация сложная. Здесь в богов не верят. Но что-то делать надо. Мы придумаем – что. Обязательно придумаем.

Другие работы автора:
0
43
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ирис Ленская №1