Анимус де гало

Автор:
Renata
Анимус де гало
Аннотация:
"Когда тюрьма - это только начало..."
Рассказ не из приятных, поэтому обратите внимание на возрастное ограничение.
Текст:

   В тесном помещении было прохладно и сыро. Никаких окон – только гладкие стены, покрытые ровным слоем тёмно-серой краски. Из мебели - лишь стол и два стула, на один из которых тут же усадили Серого. Второй чуть позже занял мужчина, принесший ноутбук, аккуратно положив его на край стола. Те, что привели Серого, вышли, плотно прикрыв дверь.

   Вначале оба молчали: Серый раздумывал, стоит ли снять обувь, вытянув усталые ноги, поразминать ступни, а мужчина напротив достал небольшой блокнот, осторожно расположив его ровно посередине стола. «Грёбаный педант», - подумал Серый, ухмыльнувшись. Его приводили сюда уже в третий раз, и ничего нового не происходило: двое крепких парней усаживали на стул, а этот, лысый, входил чуть позже с ноутбуком подмышкой и чёртовым блокнотом в кармане пиджака, щурил свои хитрые глазки, вздыхал, долго молчал, а потом резко переходил к делу. Хоп – и вопрос в лоб!

- Ну и как, говоришь, его звали? – мужчина обвел усталым взглядом небольшую комнату, а затем уставился прямо на собеседника.

- Аляска, - ответил Серый, ухмыльнувшись. Опять – чёрта хвать! Происходящее ему порядком надоело.

- Аляска, значит, - черкнув что-то в блокноте, вновь впился маленькими глазёнками, изучая грубые черты лица, словно запоминая каждую линию.

   Серый пытался прочесть хотя бы пару слов, но без толку: почерк у лысого был таким мелким, что разобрать даже несколько букв было невозможно. А вдруг он ничего и не писал? Просто выводил закорючки, дурил его? Вполне, почему бы и нет?

- Ну и, этот Аляска, что он сделал? – лысый отложил ручку в сторону и положил ладони на блокнот. Кисти у него были мощные, да какие кисти – лапы!

- Аляска к первому блоку побежал, - пробурчал Серый в сторону, не желая встречаться взглядом. - А я - за ним, правда, замешкался на повороте. Вернее, подскользнулся. А как встал, так...

   Серый запнулся на полуслове, замолчал, вспоминая. И что надо этому лысому от него? К чему все эти вопросы, допросы? Одно и то же.

- Как встал, что?

- Как встал, так и охренел! – огрызнулся Серый. – Что еще могло быть?

- Ты это... – лысый впился ледяным взглядом, сжав челюсть так, что кожа побелела, а глаза приобрели странный оттенок, или показалось? – Не наглей, - произнес он, взяв ручку. – Нормально выражайся, - добавил, вновь окинув комнату усталым взглядом.

- Как скажешь, начальник, - оскалился Серый, он был не из слабых, напротив. Боли не боялся, страха не имел, всегда шел напролом. – Только я побежал к первому блоку, как выскочил Хосе с ножом в руках. Он был не в себе. Я за угол спрятался.

- Испугался...

- Да ни х... – замолк Серый, остановившись на полуслове. Чертов лысый! Правила вздумал диктовать. Тоже мне, начальник! – Нет, не из боязливых я. Но и не тупой. Чего мне, на рожон идти? Че я ... кхм... придурок что ли... Хосе был не в себе.

- Ну и?

- Хосе в наш блок побежал! – Серый замолчал, и лысый понял, что он не желает вспоминать, всячески противится.

- Аляска? Что он сделал с Аляской?

- Хосе? – Серый поднял голову, удивленно уставившись на лысого. Глаза у Серого были зелеными, кошачьими, как у матери.

- Хосе, - голос прозвучал настойчиво, и убежать от ответа было невозможно. - Так что Хосе сделал с Аляской?

   Серый ухмыльнулся, уставившись на лысого.

- Скажу, если покажешь, чего там написал, – кивнул в сторону блокнота. Было совсем не важно, что выводил мелким почерком этот мужик, возомнивший себя главным, считавший себя важным – Серый просто тянул время, и лысый это знал. Тем не менее, развернув блокнот, резким движением подтолкнул его в сторону собеседника.

   Серый вновь ухмыльнулся, но любопытство взяло своё, и он, привстав, пододвинул тяжелый железный стул поближе к столу, нагнувшись над тетрадкой.

- Что за... – прошептал он, перечитав, затем прочел еще раз, и еще. – Что это значит?

***

   Утро было безрадостным, как и, впрочем, все пять последних лет. Серый молча курил, наблюдая как струйка дыма задумчиво блуждала в воздухе. Испанец бродил по периметру, сгорбившись, словно старик. Сегодня было непривычно тихо, но именно это и нравилось Серому: можно пораскидывать мыслишками, подумать о своем.

- Эй, испанец, расскажи чего-нить! – раздался грубый голос. – А то больно тошно на ваши молчаливые физиономии смотреть.

- Чего тебе рассказать, - пробурчал испанец, смуглый брюнет, даже не подняв головы. Он точно был не в духе, иначе как объяснить подобную дерзость в сторону Сета, немолодого, но подтянутого и широкоплечего мужчины.

- Ты чего там бубнишь! Ни хера не слышно. Тащи свою тощую задницу сюда, пока она не нашла себе приключений, - Сет громко рассмеялся, показно засунув руку в штаны. – А приключения бывают разными: от веселых до страшных, да ведь, Кискун? – он кивнул в сторону мужчины, всегда молча сидевшего возле белоснежной стены прямо на земле, больше похожего на призрака, нежели человека, с бесцветным лицом и пустым взглядом.

   Громкий хохот привел испанца в чувства, и он нехотя поплелся в сторону плотной кучки заключенных.

- Давай про ту, что без имени! Уж больно хорошие трюки она вытворяла!

   Испанец потер переносицу – было заметно, что сегодня ему совсем не хотелось развлекать Сета пошлыми историями о своих бурных, плотских утехах. Тем более с той, чье имя он никогда не называл.

- Про отель давай! – Сет улыбнулся, продемонстрировав ряд прокуренных, жёлтых зубов. – Какая там у нее попка была, говоришь? – он громко рассмеялся.

- Во-о-от така-а-я, - испанец потряс руками, словно держал огромный шар. – Упругая, плотная, крепкая.

   Сет и пятеро его псов засвистели, а затем, наперебой и громко выкрикивая ругательства, довольно переглянулись.

«Придурки», - подумал Серый, сплюнув и потушив окурок.

- Ну и? – требовательно крикнул Сет. – Всадил ей по самое? – он резко поднялся и принялся ритмично двигать телом. – Вот так, во-от та-а-ак!

- Всадил, ага, - отозвался испанец, которому явно надоел весь этот цирк. – Да не раз!

   Сет опять громко присвистнул, похлопав рассказчика по плечу в знак одобрения.

- А та чего? Понравилось?

- Понравилось, да как! Не так сильно, говорит, потише! Но я то вижу, что ей нравится, именно так, - испанец закатил глаза и застонал, подражая тону женского голоса.

   Серый слышал эту историю сотню раз, но сегодня ему совсем не хотелось всех этих подробностей, которые он и так выучил наизусть. Даже реплики псов были всегда одинаковыми. Сплюнув, он закрыл глаза, погрузившись в воспоминания. Так было проще, хоть и не всегда получалось, чтобы совсем забыться и не слышать отрывистые звуки из реальности, но сегодня он сразу погрузился в дрёму.

- Стивви, - раздался тихий голос матери, и молодой человек открыл глаза, сладко потянувшись. Теплая постель манила вернуться ко сну, и он даже подумал отмахнуться, но женщина стянула покрывало, сказав уже громко. – Там, внизу, Хосе. Вставай.

- Чертов испанец, - буркнул, приподнимаясь.

   Хосе переминался с ноги на ногу, нервно теребя край куртки.

- Чего такое? - выкрикнул Стивен, спускаясь.

   Хосе подождал, пока тот приблизится и прошептал: «Джею не понравился товар. Сказал, нужен новый».

- Пошел он! – огрызнулся Стивен, оглянувшись. Мать стояла за спиной, впившись ледяным взглядом. Она знала, что сын связался с «бандой весельчака», но бесконечные разговоры о том, что ничем хорошим это не закончится, на него не действовали.

- Оба сдохнете, как собаки, - произнесла она и скрылась в гостиной.

   Стивен накинул куртку и подтолкнул Хосе к двери. На улице было прохладно: поздняя осень уже покинула город, уступив место долгой зиме.

- Слушай, Хосе,- сказал Стивен, прикуривая, - пора с этим завязывать. Надоело.

- Но бабло! - возмутился испанец.

- К черту бабло! Завязываю. Теперь без меня.

- Кто тебя еще отпустил, приятель. Так просто не завязывают. Ты ведь знаешь Джея.

- К черту Джея, Хосе. И тебя тоже к черту! – Стивен быстрым шагом направился к машине.

- Не дури, Серый! – раздалось вслед. – Ты куда?

- К Джею, куда еще!

   Всегда веселый, улыбчивый афроамериканец – убивал он тоже с улыбкой – встретил их громким приветствием, а затем сразу перешел к делу. Тянуть Джей не любил. Резал он тоже сразу, без долгих разговоров и прелюдий. А если стрелял, то только в лоб.

- А камушки-то фальшивыми оказались, - произнес он, сложив руки в замок.

- Ты сказал вскрыть сейф, я вскрыл, Джей, - произнес Стивен, разглядывая статуэтку орла, что стояла на полке, расположенной за спиной веселого ублюдка. – Ты сказал принести всё содержимое. Я принес. Качество товара – не по моей части.

- Знаю, знаю, Стивви, - ответил он, улыбнувшись. – Но это кхм... неприятное обстоятельство нужно исправить. – Джей никогда не ругался матом, а всегда осторожно подбирал слова. Даже в ярости он не позволял себе грубых выражений. – Заказчик произвел оплату, а товар оказался ненадлежащего качества.

- Я пас, - сказал Стивен, впившись взглядом в статуэтку, словно собирался разнести ее одним выстрелом.

   Джей громко рассмеялся, а затем резко замолк. Напряжение повисло в воздухе, и Хосе принялся переступать с ноги на ногу.

- Как, говоришь, зовут его подружку? – громко спросил Джей, взглянув на испанца.

   Стивен подался вперед, но тут же остановился, обернувшись. Хосе опустил голову, пробурчав: «Джемми».

- Какого... – Стивен набросился на друга, повалив его на пол. И когда лицо испанца было похоже на кровавое месиво, остановился.

- Хочешь выйти из дела, - медленно произнес Джей, смакуя каждое слово, - что ж, пусть. Но сначала сделай мне последнее одолжение. Достань камни, а потом... А потом делай, как знаешь.

   Стивен поднялся, сплюнув, и вышел из кабинета. Последнее дело никогда не заканчивается, за ним следует еще якобы последнее и еще, и так - до бесконечности. Он прекрасно об этом знал, поэтому единственным способом выбраться из этого болота – пристрелить Джея.

- Серый? – надтреснутый голос Хосе раздался над самым ухом, и Стивен открыл глаза, выбираясь из воспоминаний.

   Испанец устало похлопал его по плечу, а затем улыбнулся, присев рядом на корточки.

- Как же меня достал этот Сет, - прошептал, прикуривая.

- Тогда прикончи его, и дело с концом, - огрызнулся Серый.

- Ты о чем опять задумался? - испанец не обращал внимания на подколки друга.

- Как обычно... О том, в какое дерьмо угодил.

- Время! – крикнул надзиратель, застучав по железной двери.

   Прогулка была окончена.

***

- Сколько вас было? – спросил лысый, резким движением вернув блокнот на место.

   Серый потёр глаза, тяжело вздохнув.

- Я уже говорил. Пятнадцать. Главный собрал нас после прогулки и сказал, что ближе к вечеру всех перевезут в другую тюрьму. Типа пришло распоряжение, и все дела, а кто распорядился и зачем, не сказал.

- Аляска?

- Нет, он не из наших.

- То есть он стал шестнадцатым?

- Нет. По дороге Шекспир загнулся – какая уж у него х... – Серый вновь тяжело вздохнул, продолжив. - Что там у него случилось, не знаю. Но загнулся.

- Так что Хосе сделал с Аляской? – лысый ухмыльнулся.

- А что за херню ты написал в блокноте? - Серый нахмурился, сжав кулаки. – Слушай, умник, какого черта ты таскаешь меня сюда вот уже который день, задаешь одни и те же вопросы. Говори прямо, чего надо?

   Лысый приподнял бровь, а затем рассмеялся. Взяв ручку, вновь черкнул что-то в блокноте – он делал это специально, чтобы вывести Серого из себя.

- Так что Хосе сделал с Аляской? – спросил, положив крепкие ладони на стол.

- Иди на хер! Вот! - Серый встал, спустив штаны. – Прямо на такой, понял, умник?

***

   В тюрьме, куда их привезли, было три блока. Говорили, что их доставят на «Альказар», но черта с два! Это было совсем другое место: пустое, безжизненное.

   С Аляской они встретились в столовой. Немолодой, сухощавый и темноволосый, он представился и присел рядом с Серым.

- Кормят здесь неплохо, - сказал, отправив ложку горячего супа в рот.

- Это мы видим, - огрызнулся Сет, до этого молча изучавший его взглядом. – А где, здесь, пока не въехали. Просвети-ка нас.

- А вам что не сказали, куда везут? – спросил Аляска, продолжая уплетать горячее.

- Ну то, что это не «Альказар», мы уже поняли. Маловат будет, да и где остальные? Не пятнадцать же человек в блоке здесь держат?

- Нет, не пятнадцать. Было четыреста, - откусив кусок хлеба, спокойно произнес Аляска.

- И где они?

- Сдохли.

   Сет закашлялся – у него и так были проблемы с легкими – отодвинув тарелку.

- Хрень здесь какая-то творится. Дохнут все, - тем временем продолжил Аляска, облизав ложку и перейдя к картофельному пюре.

- А ты чего не сдох? - Сет с трудом сдерживался, чтобы не набить самоуверенному гаду физиономию.

- Да кто ж его знает, - улыбнулся Аляска.

   После обеда Сет подошел к Серому. Окинув тяжелым взглядом двор – здесь он был намного больше – ухмыльнулся.

- Ну и куда нас привезли, парень? – спросил, закурив.

- Узнаем. Где Хосе?

- Без понятия.

   Испанца не было на обеде, на прогулку его не вывели, и Серый забеспокоился. Что-то было не так. Когда они пришли на ужин, Хосе уже был в зале, сидел за последним столом, уставившись пустым взглядом перед собой.

- Ты чего? – спросил Серый, похлопав его по плечу.

- Слушай, мне, правда, жаль, что всё так вышло... С Джемми... – он вдруг закрыл лицо ладонями и принялся всхлипывать.

- Ты чего, Хосе?

- Я ее во сне вижу. Постоянно. Плачет, зовёт куда-то, но никак не пойму, куда. На тот свет, наверное, куда еще.

- Ты чего, приятель, - сказал Серый, присев рядом. – Крыша едет? Лучше скажи, ты видел этого, как его там, Аляску?

- Кого? – испанец удивленно посмотрел на друга.

- Старожил хренов. Сказал, что здесь все сдохли. С катушек что ли съехал.

   Хосе пожал плечами и встал, направившись к «раздаче».

- Жрать-то будем, или как? – засмеялся, обернувшись. – Чего уселся?

- Да тут все с катушек съехали, - буркнул Серый, вставая.

   Аляска не появился на ужине, как и в последующие десять дней. Хосе стал тихим и молчаливым, все пялился куда-то перед собой, а то и начинал плакать. Тяжелая атмосфера давила с каждым днем всё больше. Сет и его псы тоже притихли, присматриваясь к новому месту, изучая. Серый стал беспокойным, спал через сутки, перестал выходить на прогулку.

- Что-то здесь не так, - шептал он, покачиваясь на кровати. – Проклятое место.

- А я предупреждал, - раздался громкий голос, и Серый вздрогнул.

   Аляска стоял за решеткой камеры, противно лыбясь.

- Слышал, Сет свалить подумывает, - прошептал, подмигнув. – Будто это так просто. Ты только глянь! Это с виду ни одного надзирателя, никакой охраны – даже тех, кто жрать готовит, не видно! Только кнопочки да сигналы, датчики, указатели. Но всё это мнимая свобода.

- Ты чего несешь? – Серый поднял голову, но Аляски уже не было. Он вскочил с кровати и подбежал к решетке, осматриваясь по сторонам. Никого.

   Вскоре раздался звуковой сигнал, к которому он уже успел привыкнуть, и свет погас. В темноте Серому становилось совсем худо: тихие шаги - то с правой стороны коридора, то с левой - сводили его с ума.

***

- Это ты убил Хосе? - спросил лысый, проведя рукой по гладкому затылку.

- Нет, Аляска.

   Лысый открыл ящик стола и достал небольшой ноутбук.

- Смотри, Стивен, - произнес, развернув к нему монитор.

   На видео Серый увидел себя, Хосе и остальных. Это был первый день, тот самый, когда они познакомились с Аляской.

- Который из них? – спросил лысый, кивнув в сторону монитора.

- О чем ты?

- Какой из них Аляска?

   Серый присмотрелся, оглядев столовую.

- Его здесь нет. Видимо, еще не пришел. Скоро появится, - ответил, задумавшись.

- Ты сказал, что он пришел сразу же, как вы сели за стол.

   Они просмотрели видео два раза, от начала до конца. Аляска не пришел.

- Может, это другой день? – спросил Серый, чувствуя, как холодеет где-то в области желудка.

- Нет, не может. Ты ведь видишь одежду. Это день вашего прибытия.

- Вижу.

- Хорошо, - ответил лысый, притянув к себе монитор. – Давай другой мультик тогда.

   На экране показался Хосе. Он молча смотрел перед собой, а затем вдруг закрыл лицо ладонями и закричал, словно ненормальный.

- Что это с ним? – спросил Серый. – Когда это снято?

- Месяц назад.

- Хм... тогда он уже окончательно съехал с катушек. Все повторял, что Джемми приходит каждую ночь и предлагает ему заняться сексом, а сама вся в крови. Я как-то не выдержал и заехал ему по морде. Придурок!

- А это? – лысый включил следующее видео.

- А это Сет, - прошептал Серый. – Я так и не понял, что на него нашло.

- Он ведь был первым?

- Первым?

- Из вас, кто умер.

- Да. Повесился. Странно.

- Что именно?

- Аляска сказал, что Сет собирается слинять отсюда. А через три дня Сет повесился.

- Здесь и не такое было, - лысый ухмыльнулся.

- Где, здесь? Что значит это «анимус де гало» в твоем блокноте?- Серый больше не собирался ждать. – Или отвечай, или я сверну твою шею прямо здесь и сейчас. Где мы, черт побери?!

   Лысый больше не улыбался, ухмылка сползла с его надменного лица. Он был серьезен и напряжен. Некоторое время они так и сидели: молча, не сводя взгляда друг с друга.

***

   Прошло два месяца: в блоке остались только четверо. Серый, Хосе, Хыска и Аляска. То, что место было проклятым, Серый уже не сомневался. Хосе был совсем плох: постоянно плакал и каялся, что Джемми умерла из-за него.

- Слушай, у меня была сестра, - прошептал Хыска, уставившись в потолок. – Сандра.

   Серый повернулся, заметив, как тот сдал: исхудал, перестал тренироваться – раньше он тягал железки с таким рвением, какому позавидовал бы любой тяжеловес, а теперь не спал, не ел.

- А я один, - ответил, вздохнув.

- Так лучше всего, - пробурчал Хыска. – Так лучше, поверь мне.

- Я все не пойму, какого хера Черри придушил Вектора? Никак не соображу.

- После того, как Сет повесился, всё пошло к черту. Сет ведь знал, что они ненавидят друг друга, сдерживал их, иначе бы давно глотки друг другу перегрызли. А как откинулся, так эти двое сразу и решили разобраться по понятиям.

- Тогда какого хера Черри себе глотку перерезал потом? – спросил Серый, уставившись на Хыску.

- Да кто его знает, - пожал тот плечами. – Крыша поехала. Говорю же, после того, как Сет повесился, все пошло к чертям.

   Серый задумался, и, достав сигарету, прикурил. Сет был хитрым подонком, но не из трусов. В ту ночь, когда тот затянул петлю, Серому не спалось. Вначале послышались шаги, а затем кто-то пробежал мимо камеры.

- Эй! – крикнул Серый, уставившись в темноту. – Кто здесь? - сердце бешено колотилось, от страха вспотели ладони. – Аляска, ты?

   Кроме чудного Аляски никто не мог расхаживать по коридору ночью, когда камеры были заперты. Надзирателей здесь не водилось, персонала – тоже, поэтому единственное, что пришло на ум Серому – опять Аляска развлекается, пугая зэков. Выдохнув, он лёг, закрыв глаза. Бессонница совсем измучила его, а звук шагов потихоньку сводил с ума.

   Вновь кто-то пробежал мимо камеры, тяжело дыша, но Серый даже не взглянул.

- Да хватит уже, Аляска! Прекращай! – крикнул, не шевельнувшись.

- Отвали, тварь! – раздался яростный крик Сета, и Серый подскочил, подбежав к решетке.

   Камера Сета была неподалеку, через три от его. Серый замер, прислушавшись. Тишина была душной и напряженной, давила на перепонки, и, казалось, они вот-вот лопнут. Кто-то пробежал мимо него, прямо перед носом, и Серый вздрогнул. Он даже не успел разглядеть, почувствовать, ощутить, насколько быстро пролетела тень.

- Что за... – прошептал мужчина, судорожно сглотнув обильную слюну. – И чего это было сейчас? Эй, Сет, ты чего орал?! Аляска, это ты тут шорох наводишь?

   Внезапно решетка отъехала в сторону, пропуская заключенного. Серый осторожно выглянул в коридор, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь. Сделав шаг, остановился, прислушавшись. В голове громко пульсировало, а сердце бешено билось, но он смог расслышать едва различимый шепот.

- Сет? – произнес, решительно направившись к камере приятеля. – Эй, Сет? Ты чего орал?

- Тсс, - раздалось позади, и Серый обернулся.

   Никого. Стоило вернуться в камеру, но мужчина пошел дальше.

- Серый, - прошептали над самым ухом, и он обернулся.

   Ничего - только темнота коридора. Приблизившись к камере Сета, прислушался. Было тихо, совсем не так, как всегда.

- Эй, Сет, - прошептал Серый, вглядываясь сквозь решетку. – Что за... – отшатнулся.

- Вот это да! – присвистнул Аляска. – Вот так хрень!

Серый вздрогнул. Когда этот чудила успел прибежать?

- Он чего это... Того что ли? – не в силах поверить глазам, прошептал Серый. В темноте, конечно, было не особо видно, но то, что Сет висел в воздухе, разглядеть удалось вполне.

- Того, ага, - весело ответил Аляска.

   Серый громко выругался, а затем позвал на помощь. Тут же включили свет – от острой рези потекли слёзы. А когда он открыл глаза, Аляски уже не было.

***

- Так, может, это ты его? – спросил Лысый, захлопнув ноутбук.

- Кого?

- Ну, Сета?

- Ты охренел что ли! – взревел Серый, резко поднявшись. – Я когда пришел, тот уже висел.

- Ну- ну, - лысый ухмыльнулся, жестом указав на стул. – Присядь.

- Слушай, - процедил Серый сквозь зубы. – Достало. Какого чёрта ты мне мозг...

- Не выражайся, - перебил мужчина. – Присядь. Расскажи про Хосе.

- А чего рассказывать? Испанец он и есть испанец!

- Ты ведь взбесился, когда он признался, что сдал твою подружку Джею?

- Погоди, а ты откуда... – Серый замолк. Конечно, лысый знал о них всё. Эти записи, которые он показывал. – Откуда у тебя эти видео? - Серый кивнул в сторону ноутбука.

- Это ты убил Хосе?

- Нет. Но тебя с удовольствием отправлю на тот свет, если еще раз задашь этот вопрос, - Серый не сводил ледяного взгляда с лысого. Плевать, что он там знает, тоже мне умник.

- Это Аляска? – мужчина достал из кармана маленькую фотографию и протянул Серому.

- Похож вроде, но только здесь он как будто другой что ли. Или фотка какая-то странная. Типа старомодная. Фиг его знает.

- Но это он. Ты уверен?

- Ну да. Аляска это. Взгляд точно его – хитрый, скользкий.

- Страшный, - лысый довольно улыбнулся. Затем открыл ноутбук и принялся что-то искать. - Вот, смотри... – произнёс, развернув экран к Серому.

***

   Прошлой ночью Серый обмочился во сне. Чертыхнувшись, стянул мокрую простыню с койки. В тюрьме, откуда их привезли сюда, над ним давно бы все уржались, от зэков до надзирателей, но здесь было некому.

   На прогулку вышел только Хыска. Хосе и Аляска, видимо, остались в камерах.

- Ты тоже их слышишь? – спросил Серый, замерев, в надежде, что тот не ответит.

- Шаги? – мужчина кивнул. - Это Сандра. Пытается свести меня с ума.

   Серый закрыл глаза. Черт побери, эти шаги слышали все. Но принадлежали они разным людям. К Хосе приходила Джемми. К этому – сестра. А кто наведывался к Серому, он и сам не знал. Легче всего было думать на Аляску, но что если это был не он?

- А к тебе? Кто приходит к тебе? – спросил Хыска, уставившись куда-то мимо.

   Серый вздрогнул, выбравшись из мыслей. В последнее время он словно проваливался куда-то. Потом долго не мог вспомнить, где был и что делал: благо, из тюрьмы далеко не уйти, да и заняться особо нечем. Но то, что он все равно не мог вспомнить, сильно напрягало.

- Никто. Никто не приходит, - прошептал, направившись к выходу.

   После обеда был час свободного передвижения, когда камеры открывали, и можно пройтись по всем трем блокам. Их держали в первом, два остальных были пустыми. Серый нашел Хосе во втором, в одной из камер.

- Хосе, приятель, ты чего тут делаешь? - спросил, присев рядом с другом. – Хреново выглядишь.

- Сам не лучше, - устало улыбнулся испанец.

- Слушай, меня это всё порядком достало.

- A cada uno lo suvo, - прошептал Хосе, вздохнув.

- А это чего значит? – равнодушно спросил Серый. В последнее время Хосе часто говорил по-испански. Всё нёс какую-то чушь.

- Каждому – своё, - ответил тот.

- Слушай, Хосе, надо выбираться отсюда, - сказал Серый, положив руку на плечо друга. - Нас осталось четверо. Нам хана.

- Четверо?

- Четверо, Хосе, четверо.

- Если только кто-то воскрес, то да, - отмахнулся испанец.

- О чем ты? Я, ты, Аляска и Хыска.

- Ах, Аляска. Паршивый засранец, который так и не изволил показаться мне на глаза. Если ты о нем, то да, четверо. Но все же, парень, как только выберемся отсюда, покажись врачу. Голова у тебя того, приболела, - он громко рассмеялся.

- Вместе покажемся. А вдруг там будет сексуальная докторша, которая вылечит не только голову.

   Серый не говорил с Хосе о шагах, боясь, услышать то, что совсем не хотелось. Теперь каждый день он молился, чтобы ночь была тихой. Он больше не спал. Иногда Аляска подбирался к самой решетке, и они болтали до утра – так становилось немного легче, и ночь пролетала быстрее. Как этот хитрый ублюдок выбирался из своей камеры, он так и не ответил. Но Серый был уверен, что однажды узнает.

   В этот раз Аляска не появился, и Серый, прислонившись к решетке, уснул. Сон был нежным, как кожа Джемми, которую он гладил, наслаждаясь. Они вдоволь накупались в прохладном море и теперь валялись на теплом песке. Она ласкала его, а он ласкал её, чувствуя, как дрожит тело.

   Резкий, пронзительный крик Хыски вырвал из сладкой дрёмы.

- Какого... – прошептал Серый, поднимаясь.

   Внезапно раздался звуковой сигнал, и включили свет. Серый зажмурился. Щелчок - и решетка отъехала в сторону.

- Какого хрена... Хыска! – крикнул, выбегая из камеры.- Ты где, приятель?

   Навстречу бежал Хосе в одних трусах.

- Слышал, - произнес, отдышавшись. – Это ж Хыска верещал? А в камере – никого.

- Куда ж он подевался?

- Весь этаж оббежал, нету его, - развел руками Хосе.

   Камера Серого находилась на втором этаже, Хыска и испанец были на первом.

- Пошли, остальные блоки проверим, - сказал Хосе, спускаясь, а потом засмеялся. – Черт, штаны одеть забыл! Ты иди, во втором встретимся. Ори, если чего.

- Если чего это чего? – спросил Серый, отмахнувшись. – Не гони, приятель. Нет здесь ничего такого.

   Серый осмотрел второй блок, но Хыски там не было. Подождав Хосе, плюнув, пошел в третий, решив, что испанец сам догонит, если надо. Когда он вошел в третий блок, резкий запах свежей рыбы ударил в нос.

- Что за вонь! – воскликнул, ускорив шаг.

   Хыска сидел на корточках спиной к нему. Серый зажал нос, громко выругавшись, и Хыска обернулся.

- Сандра проголодалась, - пробурчал Хыска, подмигнув в сторону. – Да ведь, крошка? Вот мы и нашли здесь, чего бы пожрать, - он громко рассмеялся.

   Серый стоял, не в силах сделать и шага. В руках у Хыски была обглоданная рыба, штук десять валялось на полу, открытый мешок – неподалеку. Сильная тошнота подступила к горлу, и Серый попятился назад.

- Sabemos quienes somos, pero no sabemos quienes podemos ser, - раздался тихий голос Хосе позади.

- Чего это? – спросил Серый, не обернувшись, глядя в глаза Хыски, в которых застыло безумие.

- Мы знаем, кто мы есть, но не знаем, кем мы можем быть, - ответил Хосе, поморщившись. – Ну и вонь, чёрт побери.

   Внезапно Хыска вскочил, озираясь по сторонам, затем бросился к мешку. Сверкнув широким лезвием, заорал диким голосом. А потом - раз, и полоснул себе по горлу. Серый замер в ужасе, пялясь на кровь, которая стекала на пол, образуя бурую лужу.

– Нас осталось двое, Серый, - прошептал Хосе, и направился к выходу. - Вот такие дела.

- Трое, испанец, трое, - выкрикнул Серый, но Хосе его не слышал.

   На лице Хыски застыла блаженная улыбка, а перед глазами Серого всплыла картинка из прошлого. Джемми, в глазах которой затаился испуг. Девушка боялась пошевельнуться.

   Они с Хосе завалились в квартиру Джемми слегка навеселе. Джей и один из его ребят были уже там. Чертов афроамериканец с противной улыбкой держал нож у её горла. Они с Хосе так и застыли на пороге.

- Где камни, Стивви? – спросил Джей, надавив на лезвие, и Джемми вздрогнула.

- Убери нож, - сказал Стивен, раздумывая, как выбраться из долбаной ситуации.

- Скажи, куда дел камни, и разойдемся, - улыбнулся Джей.

- Отпусти её и скажу, - Стивен блефовал, решил пойти ва банк, но в этот самый момент что-то пошло не так, как и бывает обычно.

   Джемми попыталась вырваться – какого черта она это сделала? Джей запаниковал, хотя навряд ли. Но острое лезвие впилось в нежную шею девушки и плавно проскользнуло, оставив чёткую полоску, которая тут же раскрылась и принялась выплёскивать содержимое. Хосе сцепился с парнем Джея, Стивен бросился к Джемми, но его тут же сбили с ног.

   Серый тихо вздохнул, отмахнувшись от воспоминаний. Он дал себе слово, что как только выберется отсюда, первым делом отправится на могилу Джемми. Но ему уже не верилось в то, что однажды он покинет это жуткое место.

- Vivir con el presente, - сказал он, улыбнувшись. Это была единственная фраза на испанском, которую он знал. Хосе часто повторял её еще до того, как их упекли в тюрьму. – Жить настоящим, - повторил уже на родном языке, присвистнув.

   Стараясь не смотреть на труп Хыски, Серый быстрым шагом покинул третий блок, как услышал крик Хосе. Затем увидел Аляску – тот выбегал из второго блока, направляясь к первому, и Серый бросился вслед, но подскользнулся.

- Какого хрена здесь... – произнес, разглядывая густую полосу крови под ногами. – Что за хрень...

   Когда из-за угла выскочил Хосе, Серый попытался его окликнуть, но тут же замолк, прижавшись к стене. Испанец был явно не в себе.

- Дерьмо собачье! Дерьмо! – кричал он, размахивая ножом. – Я не виноват!

- Да что за чертовщина здесь творится, - пробурчал Серый, озираясь.

   Хыска полоснул себе по шее, излучая при этом неземное блаженство. Испанец, еще пару минут назад равнодушно пожавший плечами, вдруг взбеленился.

- Какого черта на них всех нашло? – спросил Серый, входя в зал, но тут же остановился, выпучив глаза.

   Хосе уже лежал на полу со вспоротым животом. Он крепко сжимал нож, а Аляска склонился над ним, разглядывая кишки, которые вывалились наружу.

- Какого ... – крикнул Серый, подбегая.

- Хосе поимел Джемми, - напевал Аляска, улыбаясь. - Хосе имел Джемми! И так, и так, - он резким движением спустил штаны и принялся двигать тазом. – Вот так, вот так!

   Хосе лежал на полу в луже крови и тихо хрипел. Серый подошел поближе. Аляска все никак не замолкал.

- Lo siento... – хрипел испанец, сглатывая кровь. – Мне жаль...

   Серый знал, что Хосе винил себя в смерти Джемми. Ведь это он сказал про неё Джею, словно тот бы не нашел девчонку без него. Испанец просто упростил задачу.

   Серый закричал, зажмурившись, а Аляска, наконец, заткнулся.

   Больше не было ни Хосе, ни Сета, ни Хыски, ни остальных. Дни тянулись за днями, медленно и бесконечно. Аляска больше не появлялся – в какую уж дыру он залез. Серый спускался к обеду, ужину, изредка выходил на прогулку, прохаживаясь по периметру в одиночестве, и молчал. Молчал, когда слышал шаги, когда мастурбировал - молчал теперь даже во сне, лаская Джемми.

***

   Серый молча смотрел на экран. Запись была черно-белой, плохого качества, но он сразу узнал это место.

- Эту тюрьму закрыли около полувека назад, - произнёс лысый, взглянув на Серого. - Потом, правда, были попытки возобновить работу, но вскоре от этой идеи окончательно отказались. - Наткнувшись на вопросительный взгляд, развел руками. – Да дохли здесь все! Чертовщина какая-то. Но впервые датчики заработали только с тобой. Никогда прежде, никогда мы не могли засечь хоть какие-то передвижения.

- Какие на хрен датчики? Ты чего несешь? - взревел Серый, отшвырнув ноутбук.

- Этот «Зеленый холм» - один из отсеков тюрьмы «Де гало». Догадаешься, кто был здесь одним из самых известных заключенных когда-то?

- Аляска? – спросил Серый, и страх застыл комом в горле.

- У каждого – своя история, свои страхи, переживания. У тебя – Джемми и Джей. Как ни странно, и у Хосе – тоже. То, что он сдал Джею девчонку, мучило его. Сет убил отчима за то, что тот издевался над его матерью. Хыска изнасиловал сестру, не выдержав похотливого искушения. Черри любил малолеток. Ну и так можно продолжать про каждого из вас.

- Аляска?

- Аляска был психом, каких мало. Его называли гурманом человеческих душ. Он любил истории – чем страшнее, тем лучше. Изводил каждого с особым удовольствием: был и лекарем, и убийцей одновременно. Жестокий, беспощадный, невероятно хитрый, пробирался в глубины памяти, проникал в те её отсеки, куда не пускали даже самых близких.

- Ты хочешь сказать, что Аляски нет? – спросил Серый, взяв сигарету, которую протянул лысый, кивнув. – Как это возможно? Я ведь видел его.

- Возможно. Однако именно рядом с тобой датчики показывали движение, но камеры наблюдения... Так и не смогли ничего засечь. Ни тени, ни проблеска – ничего.

- Но я видел его, разговаривал с ним.

- Семьдесят три года назад профессор Клоуренс вплотную занялся изучением явления «анимус де гало» - именно он дал это название. Резкие вспышки страха и галлюцинаций, приводящие к подавленному состоянию и нарушению психического равновесия. В результате – полная потеря контроля над ситуацией и способности рационального мышления. Человек превращается в сгусток страха и ярости.

- Хрень собачья! – крикнул Серый, вскочив.

- Присядь, Стивен, - лысый указал на стул. – Профессор Клоуренс собрал много материала, все его записи стали огромным шагом в исследовании этого явления.

- И где он, этот профессор?

- Там же, где и все, кто вошел в отсек. Профессор продержался около месяца, пока не вскрыл себе вены. Кстати его дочь покончила с собой аналогичным способом. Поговаривали, что именно отец стал причиной её самоубийства - что уж там у них произошло на самом деле, не известно.

- То есть к нему явилась дочурка? – ухмыльнулся Серый.

- Не совсем так. Все, кто был в отсеке, говорили о неком мужчине, который представлялся Аляской. Мы с трудом нашли архивные списки заключенных. А в них – Аляску. Восемь лет назад я продолжил исследования профессора, нашел тюремные записи, приступил к работе с группами.

- Бред. Хреновая хрень! Дерьмо собачье! - кричал Серый, схватившись за волосы. – Аляска был там! Я сам видел!

- Ваша группа продержалась дольше всех, - продолжал лысый, не обращая внимания на истерику Серого. – Больше трех месяцев. Только вы, и никто больше. Предыдущие группы не выдерживали больше восьми-девяти недель. Но, самое главное, никому не удавалось выжить. Никому, кроме тебя.

- Ну и? – спросил Серый, впившись взглядом кошачьих глаз. – У вас уже есть следующие?

В комнату вошли трое. Серый не успел оглянуться, как они схватили его.

- Только с тобой мы продвинулись вперед. Надеюсь, что пойдем и дальше.

- Не-е-т! – закричал Серый, пытаясь вырваться. – Я не вернусь туда! Хрена с два! Долбаные ублюдки! – затем он почувствовал острую боль в шее. – Что вы вкололи, уроды? Я больше не... Я не... – слабость окутала тело.

- Попробуй не сойти с ума, - ухмыльнулся лысый, кивнув в сторону. – Уведите его. В третий блок. Попробуем там.

***

- Ты вернулся? – знакомый голос пробрался сквозь вязкую пелену, и Серый открыл глаза.

   Аляска сидел возле кровати на корточках, ехидно улыбаясь.

- Пошел к черту, - прохрипел Серый, отвернувшись к стене. – Тебе не свести меня с ума.

- Говорят, сегодня будут котлеты на обед. Чувствуешь этот аромат мяса?

- Заткнись.

- Как там Хосе, Стивви? Вы ведь с детства дружили? Жалко парня, совсем свихнулся.

- Да закрой рот! – Серый вскочил и подбежал к решетке. – Выпустите меня отсюда, долбаные твари!

- А как ты вспорол живот Хосе! – причмокнув, сказал Аляска. – Это было невероятное зрелище! Даже я бы так не смог, - он громко засмеялся.

   Серый вцепился в железные прутья. «Не я, не я, не я...», - шептал он, закрыв глаза.

   Тем временем в другом отсеке лысый довольно улыбался. Впервые на мониторе появилось пятно, некое подобие тени, еле видимое, совсем незаметное на первый взгляд. Это был первый шаг, который мужчина сделал за последние восемь лет.

- Только не сойди с ума, Стивен, - засмеялся он в голос.

18+
+6
126
02:42
+1
Второй чуть позже занял мужчина, принесший ноутбук, аккуратно положив его на край стола.

Как-то сложно построено предложение.
возле белоснежной стены прямо на земле,

Не думаю, что в камере, где курят, сттена останется белоснежной. Тем более, что к ней все время кто-то прислоняется
В криминальной среде вряд ли бы говорили «афроамериканец»
Пока читала, все не могла отделаться от мысли, что главного героя зовут Сергей smileНаверное, из-за клички Серый. Все имена иностранные, было бы логичнее — Грэй.
Интересный рассказ. Я была на экскурсии в Алькатрас, там тоже есть байка про вечного заключенного. Не эта ли тюрьма явилась прототипом?
10:46
Приветствую!
Спасибо за отзыв)
это вторая редакция рассказа) в первой не было цензуры и присутствовали пара жестоких сцен) вообще, рассказ писался для пробы и чтобы выйти из зоны комфорта, скажем так) затем все-таки отредактировала и решила оставить)
Тяжеловатые предложения специально вначале строила, чтобы надавить чуток) но подумаю, спасибо.
Про белоснежную стену — играла на контрасте, но надо тоже подумать. грязи добавить)
Про афроамериканца — вот здесь два момента. Белый не станет называть его нигером, уж простите. Их вообще так нельзя называть — это же уже дискриминация (мягко выражаясь). Читала, что и они настаивают на произношении именно афроамериканец. Сами они называют друг друга нигой, но не белые) поэтому решила соблюдать некую цензуру и как автор) потому даже не знаю)
Про Серого- думала, про грея — но нет, пожалуй, нет.
Удивлена, что прочли и очень рада.
Спасибо! rose
13:11 (отредактировано)
+1
Белый не станет называть его нигером,

Называть, возможно, и не будет. Но в тексте он ДУМАЕТ. Мысли, иногда, бывают не столь политкорректны, как слова. Но тут, конечно, вы автор, вам решать
Удивлена, что прочли и очень рада.

Удивлена, что удивлены :))) Я гораздо лучший читатель, чем писатель smileИ тут тоже особая политкорректность, на мой взгляд smileЕсли я выставляю свои работы и рассчитываю, что их будут читать, то и я должна читать в свою очередь. Но, к счастью, есть авторы, кого читаю с удовольствием.
Удачи!
14:16 (отредактировано)
Вы меня неверно поняли. Извиняюсь, если обидела. Удивлена в плане жанра. ) рассказ не из приятных. Спасибо, что прочли. roseКак автор оставлю все же политкорректность))) пусть будет афроамериканец. Про тюрьму не ответила) Альказар была прототипом Алькатраса -той, куда их якобы собирались отправить. Но попали они в другую. У этой тоже есть прототип. Там проводили исследования на наличие потусторонних сил )
18:41
Ну, что вы, какие обиды? Просто удивилась удивлению. Я кстати, очень люблю психологические триллеры, если без лишнего садизма и сцен насилия. Гораздо больше люблю, чем мелодраматичнский туман :)))
05:07
+1
Хорошо прописаны персонажи. Я даже удивился, что женщина очень точно описывает мужчин, причем в весьма специфической обстановке. Браво, Рената bravo
10:46
Приветствую и сердечно благодарю за отзыв! Рада видеть! rose
09:32 (отредактировано)
+1
Понравилось. thumbsup
Белоснежная стена, кстати, не в камере, а в помещении для прогулок. Т.е. у неё больше шансов остаться чистой, но прямо уж белоснежной, конечно, вряд ли.

Вопрос «Что Хосе сделал с Аляской?», который нагнетается по ходу рассказа, так и остаётся без ответа. Ничего он с Аляской не сделал, просто себе вспорол живот и всё. Об этом вопросе забываешь, но вообще это не очень хорошо, вопросы без ответов.

Серый и Хосе выпившие завалились к Джемми, а там опа — как по заказу с ножом у горла Джей стоит. Совпадение невероятное.

На допросе Серый подвинул тяжёлый железный стул. Ну, как я знаю по детективам, тяжёлые железные стулья обычно прикручивают к полу. Лёгкие обычные могут просто так стоять, но тяжёлые вряд ли.

Персонала нет совсем, еда типа сама появляется? Кто посуду моет/собирает? Кто туалеты чистит в течение 3-х месяцев? А заключенные сами расходятся по камерам и сидят положенное время за решетками, сами выходят на прогулку, сами в положенное время выходят на завтрак/обед/ужин?
Кто трупы собирает, кровь отмывает? Сет повесился, других зарезали — тела так и лежали?

Персонал там находится в опасности, это понятно, когда кругом полно сумасшедших, но, как мне кажется, заключенные бы распустились без надзора. Они и распускаются, но вот непонятно всё это.

Тюрьма — это место для жестокого подавления проявлений свободы действий. Когда нет аппарата подавления — тогда пружина распрямляется. Если нет персонала совсем, то какова реакция на погром помещения, например? Или им некогда об этом думать, сразу крыша съезжает?

А в целом — вполне годная криминальная история. thumbsup

PS: А ещё — профессор Клоуренс. Фамилия меня смущает. Тут получается, что Лоуренс издевательски превращается в Клоуна. Реинкарнация Джокера. Конечно, фамилии разные бывают, но на чем-то это основано? Интернет подсказывает, что это чаще имя, как в Sidney Clarence Collett, а фамилий не видел. Но вам, в англоязычном мире виднее, впрочем. :)
13:32
Огромное спасибо за такой подробный отзыв! roseрассказ писался таким, знаете, трешевым и чисто для пробы. Затем что-то мне все же в нем понравилось и решила оставить и отредактировать) Скажу по секрету, есть ещё один))) я их и писала один за другим) его нет в сети ) в этой тюрьме почти все автоматизировано. Заключенные находятся в камерах. Поэтому не могут видеть персонал, который в любом случае есть. Но привезли то их с иной целью, и вопросы относительно странности тюрьмы обсуждались персонажами. Но у них свои проблемы у каждого начались, все напуганы, хоть и вид не подают. Вопрос что сделал с Аляской Хосе, вы верно поняли, ход для читателя) ну а далее уже потихоньку разматываем. Ну и суть в том, что Аляску никто не видел, кроме гг. И лысый это знает. Вернее, не знает, догадывается и исследует, ведь лысый его не видит. Поэтому пытается в вытащить инфу из гг, исследует его реакцию и поведение. С фамилией не вижу странности ) ни на чем не основано, если честно. Они сами в голову приходят. ) не меняю) ещё раз спасибо огромное!!!
Загрузка...
Сергей Ярчук №1

Другие публикации