Зверь в конце тоннеля

Автор:
Саша Дель
Зверь в конце тоннеля
Текст:

«Давно ли, недавно ли случилась эта история, никто не знает, - мать нараспев начинает неторопливый рассказ. Коленька закрывает глаза и весь превращается в слух. – На высоком берегу хрустально чистой реки стоял город Крутояр. Люди там жили мирно и счастливо. Но однажды начался страшный мор. Неведомая болезнь выкашивала народ, а изобильный край пустел.

В ту пору в городке подрастал и набирался сил добрый молодец по имени Никифор. Как-то ночью привиделась ему во сне Богоматерь, которая сказала: «Пойди в Красные горы, в святую обитель, отыщи там мою икону и помолись перед ней». Утром юноша попросил благословение у родителей да отправился в дорогу. Но только в монастыре того образа не было, и никто даже не слышал о нём. Опечаленный, собрался паломник в обратный путь не солоно хлебавши. По счастью, уходя, разговорился он со старым служителем, а тот поведал ему, что в юности любил осматривать пещеры здешних мест. Над входом в одну из них видел древнюю икону. Не она ли это?»

Голос матери стал далёким-далёким, и Коленька крепко уснул.

***

Мальчик пробудился среди ночи. Подушка почему-то была влажной. «Мамочка», - прошептал Коля, и по щеке его покатилась слеза. Какой ужасный сон! Всей семьёй Пронины куда-то едут по над краем обрыва. Вдруг на полном ходу родные выталкивают его из повозки, и он падает в пропасть. Коля ещё не отошёл от наваждения сна. Он приподнял голову, пытаясь понять, где находится. В комнате темно и тихо, только тикают часы. Обстановка едва различима. Ах да, это квартира дяди, брата отца. Коля живёт у него около месяца. Вот на столе белеют страницы раскрытой книга. Намедни учитель предложил решить головоломку про Ахилла и черепаху. Вспомнив о задаче, мальчик замечтался. Как же он любит математику! Даже само это слово, которое похоже на склонение по падежам: мать – мате – мати…а ещё на мать-и-мачеху, первоцвет, выстреливающий из чуть прогретой земли навстречу ласковому солнцу…

Глаза опять наполняются слезами. Милая-милая мамочка…Мальчик подносит к губам образок, целует его, и боль сразу отпускает. Неожиданно думы Коли обращаются к вчерашней рождественской ёлке. Само дерево упиралось верхушкой в потолок и распространяло хвойный запах на всю огромную залу. Разноцветные свечи вспыхивали одна за другой от огонька, бегущего по пороховой нитке. Как это было восхитительно! 

На таком большом празднике Коля оказался впервые. В средоточии всех веселых развлечений – красивая нарядная девочка, дочь хозяина дома. Её отец, наклоняясь к разрумянившейся проказнице, спрашивает:

- Весело тебе, Верочка?

Златовласый ангелочек царственно кивает и случайно замечает зачарованный взгляд незнакомого мальчика. «Стоит, как столб. Дышит ли? - мелькает в головке Веры. – Забавный!» Но тут её наблюдения прерывает разговор двух дам, оказавшихся поблизости:

- Несчастный ребёнок. Его родители были в Персии с дипломатической миссией. Случилась эпидемия холеры, и вся семья умерла. Выжил только мальчик. Говорят, мать надела ему старинный образок с целительными свойствами.

- Любовь и молитва творят чудеса…

Лицо прелестной Верочки становится грустным. Девочку одолевает желание подойти, по-дружески обнять бедного сироту… Но вместо этого она спешит к отцу и о чём-то шепчется с ним.

***

Весной дядя сообщил Коле, что тот приглашён погостить на летней даче отца Верочки. И вот мальчик уже в дороге. Скромно расположился с краю, стараясь занимать в карете как можно меньше места. По липовой аллее конный экипаж мчит к большому дому со множеством колонн и бельведером на верху. У парадного входа - каменные изваяния львов. Вера погладила каждого из них по гриве и повела было приятеля показывать свой дворец, но вскоре передумала и потащила Колю в парк.

Античные статуи, беседки, грот, горбатый мостик над ручьём; зелёные, освещённые солнцем лужайки. Всё здесь удивительно красиво, но Верочка спешила к реке. Прибежав на берег, дети плюхнулись на скамейку в тени дерева и умолкли, любуясь то уплывающим от них ужом, то рябью на воде. Потом Верочке пришло в голову нарвать цветов, и они с Колей, стараясь опередить друг друга, кинулись за одуванчиками. Из букета озорница ловко сплела венок, нарекла его короной и водрузила себе на макушку. Товарища по игре она заставила встать на колено, положила ему на плечо руку и торжественно произнесла: «Я изволю, чтобы вы были моим рыцарем и выполняли любые желания и капризы своей госпожи. Итак, сейчас мы на лодке отправимся на тот берег, чтобы открыть новую землю».

За рекой возвышалось идеально ровное плато, казавшееся вулканическим островом. Оно напоминало гигантский пень спиленного мирового древа. По стенам его виднелись пещеры и каменные столбы.

- Что это? – спросил Коля, указывая на величественное урочище.

- Красные горы.

- Но они же белые!

Верочка вздохнула и с неохотой начала объяснять: «Это Алатырь, «алта ар», в переводе с латыни - возвышенное место. На мысе есть пятачок, окружённый камнями, похожими на огромные клыки, посередине, как говорится в предании, был жертвенник. Страшные дикари проводили там  кровавые ритуалы».

Последнюю фразу девочка произнесла для пущего эффекта чуть тише и понизив голос. А затем после паузы спросила:

- Ты не боишься?

Коля обиженно приподнял брови. Вдруг на его лице появилось выражение недоумения. Он посмотрел на воду, перевёл взгляд в сторону солнца и поделился с подругой наблюдением:

- Река течёт с запада на восток, а не как обычно с севера на юг. Странно здесь всё.

Вера в ответ молча кивнула.

По притоку лодка добралась до самого плоскогорья. Для высадки ребята выбрали бухту, где от берега шла вверх узкая тропка. Склон здесь был относительно пологий. В начале подъёма громоздились две каменные глыбы, похожие на исполинов. На этих вратах в неизвестность, очевидно, рукой какого-то шутника было начерчено:

                           Заповедник «Красные горы»

                                         Правила:

                           - ходить только по тропе;

                     - не собирать когти и зубы дракона;

                            - не рвать одолень-траву.

Дети на секунду заколебались, затем взялись за руки и шагнули в проход между скалами. Идти было трудно. Известняковая порода осыпалась под ногами, а подъём становился всё круче. Но как же восхитительно благоухало разнотравье! Ребятам попадались цветы, которых они никогда прежде не видели. Коля и Вера останавливались, рассматривали их, поражаясь, как удаётся растениям выживать на бедной, каменистой почве. Наконец, путешественники взобрались на плато и остановились, чтобы полюбоваться простирающимся перед ними видом.

Вот он первозданный мир, где нет пока ни одной души. Здесь владение птах, насекомых и зверьков. Место казалось заколдованным и удесятеряло силы.  Вдалеке мальчик и девочка заприметили зубчатые останцы и пошли в ту сторону. Это была огромная меловая скала, напоминающая причудливый готический замок. К его основанию вели выдолбленные в горной породе ступени. 

Верочка заметила в траве изумрудно-зелёную ящерку, бросилась за ней и едва не сошла с тропы. Коля крепче схватил подружку за руку и потянул за собой. «Бог его знает, чем грозит нарушение правил», - подумал он.

По крутой лестнице дети спустились на ровную площадку и увидели вход, закрытый дубовой, окованной железом дверью. Над ним в глубокой нише виднелась икона. Коля снял с шеи свой образок и показал Верочке, она взглянула на него и, потрясённая сходством изображений, покачала головой:

- Чудеса, да и только… С таким оберегом ничего не страшно.

- А если там внутри заточён дракон?

- Ну тогда он сидит на цепи, - улыбнулась в ответ девочка.

Это был пещерный храм. Сквозь выбитые в скале отверстия-оконца просачивался свет.

- Как здесь холодно и влажно, - отметил Коля и провёл рукой по стене. - Сырая. Фу!

Свод поддерживали шесть массивных колонн, а само помещение напоминало по форме ковчег. В юго-западном углу ребята увидели вход в узкий тёмный тоннель. Любопытство толкнуло их туда. Они прошли пять поворотов и впереди замаячил свет. Дети вынырнули наружу уже в северо-восточной части подземной церкви.

- Коридор длинный, саженей семьдесят будет, - прикинул Коля. – Давай ещё раз пройдём и посчитаем шаги.

- Может, отправимся с разных концов, встретимся посерёдке и напугаем друг друга, - предложила Вера.

Мальчик миновал уже третий поворот. «Где же она? Здесь невозможно разойтись. Наверное, струсила идти в одиночку по тёмной галерее».

Коля прибавил ходу и выскочил из тоннеля под просторные своды церкви. Верочки нигде не было. Он позвал её. Из-за акустики голос казался громоподобным, но никто не откликнулся.

Мальчик вышел наружу, ещё покричал, поднялся по лестнице вверх. Никаких следов подруги. да к тому же что-то изменилось вокруг. В ландшафте. В самом Николае. Он вспомнил своё настоящее имя, зачем оказался здесь, что должен сделать и поспешил к пещере. В глубокой нише на вершине скалы разглядел Никифор святой образ и тотчас узнал в нём явившуюся ему во сне Богоматерь с младенцем на коленях и белыми лилиями в руках. Достал юноша икону, рискуя сорваться вниз, и отнес находку в Крутояр. Там в церкви отслужили молебен, совершили крестный ход, и мор прекратился.

***

После чудесного избавления людей от страшного поветрия прошло несколько лет, Никифор вступил в тот возраст, когда пора и жениться. Все девушки в Крутояре хороши, но суженая на свет не родилась ещё. Опечалился парень, что нет невесты по сердцу, да тут вдруг приключилась в городке большая беда. Мысли о сватовстве из головы разом вылетели.

С некоторого времени стал у людей пропадать скот. Поведёт пастух стадо коз в Красные горы, а назад возвращается один. Решили крутоярцы выследить похитителя и начали караулить по очереди. Дошла она и до Никифора. На рассвете увидел юноша летящего дракона. Звенела чешуя чудища от взмахов крыльев, будто нежные колокольчики. Побежали козы следом, блея в такт волшебной музыке и неотступно держась за вожаком, а потом всё стадо сорвалось с обрыва вниз на камни. Изверглось из пасти дракона огненное пламя да изжарило несчастных. А чудище насытилось мясом и улетело.

В Крутояре, как услышали рассказ Никифора, послали в стольный город гонца с просьбой о помощи. Вскоре прибыло подкрепление – служилые люди во главе с воеводой. Приехали они с семьями и со всем своим домашним скарбом, потому как велел государь им здесь надолго обосноваться. В первую же ночь исчезла у воеводы дочь любимая.

На утренней зорьке пошло ополчение в Красные горы, чтобы сразиться с драконом и спасти девушку. Взяли воины Никифора в провожатые. На прощанье дала матушка сыну мешочек с золой из очага и наказала: «Встретишь врага лютого, кинь ему горсть в глаза, тем и спасёшься».

Пещер в Красных горах не счесть, утомились люди к вечеру, разбили лагерь и легли отдыхать. А Никифору не спится, о девушке думает. Жива ли, здорова? Решил молодец в одиночку поиски продолжить. Как только стихло вокруг, услышал он звук, похожий на бренчание колокольчиков, и отправился в ту сторону, откуда тот раздавался. Вдалеке разглядел Никифор летящего дракона и прибавил ходу, чтобы не потерять его из виду. В глухой балке, куда ещё ни разу не добиралась ни одна живая душа, юноша заметил вход в скале.

В пещере разливался радужный свет. Это отблеск луны через отверстие наверху отражался от чешуек дракона, устраивая в гроте огненное представление. Чудовище лежало, вытянувшись во весь рост. Прямо напротив змеиной головы стояла девушка, закрывая руками лицо. Подобрался Никифор поближе к ней, достал горсть золы из материнского мешочка и окликнул девушку. Обернулся дракон на молодца да тут же взвыл от боли – пыль ему глаза обожгла. Рубанул богатырь по шее ящера топором и полилась рекою чёрная кровь. Пыхнуло из пасти в последний раз пламя и осушило поток, а на его месте появилось несколько слитков металла серебристого цвета. Подобрал удалец один из самородков, положил себе в карман, а потом вывел спасённую им пленницу из пещеры. По дороге в город они познакомились. Дочку воеводы звали Варей. Рассказывала она о себе Никифору всё без утайки, но лишнего не болтала. Голос у неё мягкий, бархатный, лицо милое, фигурка ладная. «Вот о такой я и мечтал», - подумал юноша.

Дома выковал Никифор из слитка два колечка да отправил сватов к воеводе с подарочком. Обручились молодые, сговорились о свадьбе. Но взбрело жениху в голову сходить к тому месту, где когда-то он икону нашёл. Варенька с ним напросилась пойти. Солнце палило, как жаровня, и, дойдя до места, надумали влюблённые немного охладиться в пещере. Увидела девушка, что внутри есть подземная галерея с двумя входами, и говорит: «Давай пройдёмся по ней».

Никифор вошёл справа, а Варя слева. Идёт она, аукает – никто не откликается. Пропал её друг сердечный. Вернулась девушка в Крутояр одна-одинёшенька.

***

Первый учебный день в университете. Начинается новая жизнь, которую он, Никита Прохоров, посвятит математике. Средств на обучение нет, но как сироту его зачислили на казённый счёт и поселили в общежитии.

- Способный юноша! – обмениваются мнением о пытливом до знаний студенте профессора.

- Да-с! Далеко пойдёт!

Кроме математики, Никита увлёкся химией, а потом ещё биологией и географией. После занятий он пропадал в лаборатории или просиживал в библиотеке. Однажды в читальном зале подсел к нему сухопарый невысокий мужчина. Никита в этом время листал «Руководство по географии» Птолемея.

- Оригинальный выбор, - осторожно начал беседу сосед. – Позвольте представиться: Сергей Соколов. Тоже большой любитель географии.

Новый знакомец приятно улыбнулся, и Никиту озарило: да это же известный учёный и путешественник. Он как-то выступал у них в институте.

- Меня интересуют аномальные зоны, ищу упоминание о них в древних источниках, - объяснил Никита.

- Места силы? – тут Сергей задумчиво посмотрел на студента, что-то прикинул в уме, а затем продолжил:

- Немного отклонюсь от темы. Хотите поработать летом в музее-заповеднике в Красных горах моим ассистентом? Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Не так ли?

***

В гостинице для сотрудников заповедника Никита поселился в одном номере с Сергеем. Вечером тот подробно рассказал ему про удивительный мир Красногорья, его флору и фауну. Любитель всяческой живности, Никита загорелся мыслью посмотреть сурков (их подземный городок, по словам Соколова, находился недалеко от гостиницы).

Сергей не отговаривал товарища, скорее даже подзадоривал.

- Редко кому сурки показываются. Тут есть люди, что по нескольку лет работают в заповеднике, а этих байбаков и в глаза не видели. Осторожный зверёк. Боится человека. Я наблюдал за ними из схрона. Сутки просидел в маленькой самодельной палатке, чтобы сурки привыкли и не обращали на меня внимания.

Утром Никита проснулся чуть свет и поспешил к балке, упомянутой вчера Сергеем. Юноша бодро шагал по узенькой тропе. Травы вокруг были по пояс. Над этой разноцветной рекой растений местами высился в человеческий рост жёлтый коровяк. На пару со стройным "товарищем" дикие безлюдные места сторожил ежеголовый мордовник.

Никита любовался, вдыхал густой аромат, и выискивал взглядом сурочьи норы. Вот уже видно балку. На склоне холма выделяются бледно-серые останцы, напоминающие развалины старинной крепости. Рядом несколько небольших кучек щебёнки. 

Следопыт сошёл с тропы и, продравшись через заросли высокой травы, полез вверх. Известняковая почва осыпалась под ногами. Никита забрался на вершину и тут услышал резкий свист. Он поднял голову, рассчитывая увидеть птицу. Но небо было чисто, а странный звук не прекращался. Наконец, юноша сориентировался. Внизу у подножия горы столбиком стоял здоровенный сурок. Это он подавал сигнал: «Полундра!». Никита стал спускаться в обход, чтобы не спугнуть «часового» и подойти к нему со спины. Хотелось хорошенько разглядеть зверька вблизи, но того уже и след простыл.

Нора, возле которой недавно маячил сурок, была внушительных размеров. По всему склону имелись, по меньшей мере, ещё два-три десятка запасных выходов. Никита направился к тем, что были рядом с останцами. Один из них позволял проникнуть внутрь даже человеку.

Смельчак проверил, есть ли в рюкзаке спички, и, нащупав коробок, полез в нору. Через несколько метров Никита добрался до коридора, который под резким углом шёл вниз. Юноша скатился по нему, как по крутой горке, и очутился в огромной пещере. На какое-то мгновение он потерял сознание, потом пришёл в себя. Что за странная картинка промелькнула у него перед глазами? Привиделось иное место – уютная детская спальня и молодая женщина, нежно целующая сынишку на ночь. Прикосновение её губ дракон ощутил на своём лбу. Он поднял крылья (при этом твёрдые чешуйки весело звякнули) и взмыл вверх к большому проёму в стене пещеры.

***

Коля пробудился ночью от вспышки яркого света. Пригрезилось? В пламени весёлого огня, танцуя, сгорал феникс. Беззвучная и короткая картинка. «Сейчас я закрою глаза и досмотрю её до конца», - подумал мальчик и погрузился в сон.

Утром, подойдя к окну, Коля увидел в траве поблёскивавший на солнце слиток серебристого металла.

***

Прошли годы. Молодой профессор Николай Пронин случайно обнаружил, что в крови есть железо, и решил провести эксперимент. Причём на себе самом. Небольшими порциями он ежедневно выпускал свою кровь и химическим путем выделял железо. В итоге ему удалось выплавить крошечный слиток размером с булавочную головку. Ничтожный результат тем не менее потряс учёного. Он открыл шкатулку, где с детства хранил своё сокровище – самородок серебристого металла. Сомнений в идентичности двух слитков не было. Николай похолодел от пришедшей ему в голову мысли. В этой игре под названием «жизнь» оказывается имеется ничтожное количество кубиков. Но у каждого из них несколько граней. Всё зависит от броска. Варианты можно просчитать. Но тут учёный почувствовал сильное головокружение и упал без чувств. Чуть живого профессора привезли в больницу.

Подлечившись, Николай надумал съездить куда-нибудь развеяться. Приятель по университетской кафедре уговорил его поехать к нему в гости на дачу.

После спартанских условий студенческого общежития и съёмной квартиры Пронин растерялся, увидев роскошный дом, куда привёз его товарищ.

- Да это царские хоромы, брат. Я тут изнежусь у тебя, а мне надо будет вскоре серьёзно потрудиться. Поеду-ка я назад, в город.

Однако приятель легонько подтолкнул Николая в спину.

- Не валяй дурака, пошли. У нас по-простому. Да и дома только сестра, а она свой человек.

Без особой охоты Пронин подчинился, и «наследный принц» повёл его показывать свой дворец. По мраморной лестнице они поднялись наверх. Откуда-то из дальних комнат послышалось пение. Приятный женский голос исполнял довольно сложную оперную партию. Николай вопросительно взглянул на друга.

- Сестра музицирует, - расплываясь в горделивой улыбке, произнёс тот и повёл гостя к себе в кабинет. На стенах висели картины. В основном, портреты. Пробежав по ним глазами, Николай выцепил взглядом один, откуда смотрела на него божественно прелестная девушка с букетом белых лилий в руках. Очаровательное создание относилось именно к тому женскому типу, который молодому человеку безумно нравился. Только прежде такого точного попадания в идеал он ещё не встречал.

- Кто это? – вырвалось у Николая из самой груди.

Хозяин махнул рукой по направлению внезапно затихших звуков:

- Вера.

В дверном проёме показалась девушка с портрета. Воздуха стало вдруг не хватать, сердце замерло испуганным зверьком, который, казалось, никогда уже не очнётся от обморока. Но взгляд Веры был приветлив и ласков.

Пронин взял её руку и склонился, чтобы поцеловать. На безымянном пальце переливалось всеми цветами радуги старинное колечко из серебристого металла.

Другие работы автора:
0
60
Arbiter Gaius №1

Другие публикации