В контакте с пришельцами

Автор:
Илия Майко
В контакте с пришельцами
Аннотация:
Как много шума может наделать внезапно появившееся послание от внеземных цивилизаций! Что это? Желание контакта? Оружие массового поражения? Дар Богов? Или, может, дьявола?
Одни стремятся его изучать, другие – поклоняться ему, а третьи, от греха подальше, пытаются уничтожить.
Но что за «подарок» в действительности внезапно оказался на нашей планете?
Текст:

– Они прилетели!!! Веня, вставайте, ну же! – толстенький седой профессор тряс товарища по исследованиям за плечо, ввалившись в палатку.

– Петрович, имей совесть, только легли… – Вениамин зарылся с головой в спальник. – Они у тебя каждый день прилетают, – сонно пробормотал он. – Вчера это оказался турист с фонариком, а неделю назад светлячки. …Ксюху разбуди. Если подтвердит, тогда… – не договорив, парень перевернулся на другой бок и снова засопел. Впрочем, профессор ему не мешал: захватив что-то из сумки с аппаратурой, он уже помчался обратно.

– Спасибо, Господи!!! – раздался вдруг истошный женский крик, и Веня мгновенно открыл глаза. – Да святится имя твоё, да будет воля твоя… на небесах и на земле… – уже шёпотом тараторила где-то рядом Ксюша.

Как был, босиком и в одних трусах, Веня вылетел из палатки.

Зрелище завораживало: почти в центре поляны, на метровой высоте, висел в воздухе оранжевый шар, размером с человеческую голову. Казалось, он состоял из прозрачной энергии и слегка вибрировал, но совершенно беззвучно.

В этот момент Вениамин явственно ощутил одно: шар определённо имел внеземное происхождение. Ничего подобного на нашей планете просто не могло быть. Парень застыл возле палатки, с горящими глазами уставившись на шар: наконец-то! Пять лет поисков, со студенческих лет ещё – и вот. Прилетели, как говорит Петрович. Накатила блаженная эйфория.

Рядом стояла на коленях Ксюша, неистово крестясь и шепча молитвы. Покосившись на неё, Веня вздохнул: девчонка ничего не умела делать «слегка» или «в меру». До восемнадцати лет, воспитанная, по сути, одной лишь крёстной – игуменьей местного монастыря, она мечтала стать монахиней, а теперь примкнула к ним, с такой же страстной жаждой чуда.

Виктор Петрович, несмотря на внушительный уже возраст, бегал по поляне, как мальчик, снимая все возможные показатели. Столичный профессор отыскал молодого сталкера месяц назад. Жизнь в палатке давалась старику нелегко: и годы уже не те, и навыков соответствующих нет. Но учёный храбро переживал лишения: «Всё для науки!» - любил приговаривать он, наступив на очередные грабли жизни вне комфорта.

Медленно Веня подошёл к шару. Казалось, каждое движение приближает его к чему-то неизведанному, вечному, к тайне, которая даст ответы на все вопросы.

– Стойте, Вениамин! Не приближайтесь! – закричал профессор, но парень не слушал: это Петровичу нужны всякие доказательства, показатели, данные приборов… А он уже нашёл своё чудо: вот оно, прямо перед глазами. Дотронься до него – и познаешь весь мир. …Парень протянул руку – и шар исчез.

Троица застыла, погрузившись в шок: Ксюша перестала тараторить молитвы, а пальцы словно приклеились к левому плечу на полпути. Петрович выронил прибор, но даже не пытался его поднять, а мученическим взглядом уставился в пространство, где только что висело живое доказательство существования внеземных цивилизаций. На мгновение Вениамину показалось, что его и самого парализовало, но, придя в себя, он отдёрнул руку и – о, чудо! – шар возник вновь, словно никуда и не исчезал.

– Благодать Божья… – прошептала потрясённая Ксюша, а потом вдруг подскочила на ноги и бросилась бежать к стоявшему на опушке монастырю, отстраивавшемуся на месте разрушенной Свято-Троицкой церкви.

Очнувшийся от стресса Петрович подошёл к парню и похлопал его по плечу:

– Не всё так быстро, Веня. Вы же понимаете, что мы столкнулись с чем-то необычайным. Надо провести множество исследований. Если, конечно… – он вздохнул, кивнув на шар, – они нам позволят. Пойдут на контакт.

– Крёстная! – закричала Ксюша, едва вбежав на территорию монастыря. – Где матушка игуменья? – и, не дождавшись ответа от возмущённых столь ранним вторжением монахинь, девушка побежала по коридору.

Настоятельница монастыря не спала. Крик крестницы оторвал пожилую женщину от молитвы. Перекрестившись, она встала и вышла в коридор, навстречу девушке.

– Ты что кричишь? – строго начала она. – Это, чай, монастырь, а не притон. – Но тут же осеклась, взглянув на взволнованное лицо воспитанницы. – Случилось что-то? Ну-ка пойдём.

И, взяв девушку за локоть, монахиня повела её в келью. Ксюша же, едва сдерживая эмоции, кричала с сияющими от счастья глазами:

– Они прилетели!!! Инопланетяне!.. Я говорила Вам, что будет контакт! Я говорила!..

Игуменья, остановившись, серьёзно посмотрела в глаза крестнице:

– Так… Я знала, что добром это не кончится. Сначала непонятные ночёвки в мужской компании в лесу, теперь это… Что вы пили? – она требовательно встряхнула девушку за плечи.

Ксюша восторженно замотала головой и, не находя больше слов, потащила настоятельницу к выходу.

– Смотрите! – победно произнесла она, показывая пальцем на поляну, отлично видимую с входа в монастырь. Оранжевый шар мягким сиянием освещал всё вокруг.

– Господи, помилуй нас, грешных… – прошептала побледневшая монахиня, падая на колени. – Наказание пришло за грехи наши…

* * *

Сияющий Виктор Петрович, казалось, станцевал бы, если б находился не в кабинете шефа научно-исследовательского подразделения.

– Константин Фёдорович, мы должны построить лабораторию рядом с этим чудом! – профессор едва мог спокойно сидеть на месте.

Громов поморщился: говоря по совести, он никогда особенно не верил в НЛО. Нет, конечно, если спросить его, одни ли мы во вселенной, он бы уверенно и честно ответил «нет». Но представить, что все эти россказни и фотографии, соавтором которых, без сомнения, был фотошоп, являются правдой? Ну, что за глупости!

Однако с отчётом профессора Власова спорить было уже сложнее. Фото и видео тщательно проверены лучшими экспертами страны, а показатели приборов утверждали со всей определённостью, что энергии такого типа на Земле просто нет. Ну или, по крайней мере, нам она не известна.

– И что – он исчезает при любом прикосновении? А если зацепить чем-то… ну, неживым? И перевезти в Москву?

– То же самое! – так восторженно ответил профессор, словно сказал «мы молодцы!», а не «у нас ничего не получается».

– Вы тут ещё указываете, что шар вибрирует, а ультразвуковой генератор выявил звуки на частоте выше 20 кГц, – махнул рукой на отчёт Громов. – Расшифровали?

– Работаем, Константин Фёдорович.

– Возьмите-ка в помощь Семёна… – подумав, предложил начальник. И, посмотрев на побагровевшего Петровича, добавил: – вот будет какая-то гипотеза происходящего, и обязательно начнём строительство лаборатории.

«Этого Вашего выскочку-сынка мне ещё не хватало!» – явственно было написано на лице профессора, но он сдержался.

– Хоть охрану туда отправьте! – почти умоляюще вскричал учёный. – Уникальное же явление!

– Отправим, оцепим, – кивнул начальник. – Работайте.

Несмотря на многолетние споры, учёные с головой окунулись в исследования. Правда, Петрович наотрез отказался сотрудничать с «этим папенькиным сынком, по протекции назначенным», так что работал каждый в своём кабинете.

Честно говоря, профессору не терпелось вернуться к таинственному шару. Он чуть ли не каждый час звонил Вениамину, чтобы убедиться, что иноземное послание всё ещё на месте.

– Слушай, Петрович, ты бы о повышенной охране договорился, – сказал через пару недель после отъезда профессора Веня. – Тут прямо толпы паломников уже… Особенно Ксюха наша такую бурную деятельность развела, ты бы видел…

– Веня, дорогой, я Вас умоляю, охраняйте шар даже ценой собственной жизни! – не находил себе места старый учёный. – Это же контакт цивилизаций! Это важнее всех нас, вместе взятых!

Время от времени он порывался бросить тут всё и помчаться обратно, но лаборатория… где же там, средь леса, найти все необходимые приборы! И профессор работал в поте лица, спал прямо в кабинете не больше двух часов в сутки, чтобы только поскорее представить руководству более-менее обоснованную гипотезу о происхождении таинственного шара.

– Есть! – с победным возгласом вошёл он в кабинет шефа однажды утром, потрясывая папкой с результатами исследований.

– Виктор Петрович! Хорошо, что зашли, присаживайтесь, – кивнул ему Громов. – Срочное сообщение пришло из Вашей аномальной зоны.

– Шар пропал?.. – одними губами выдохнул профессор самое страшное, падая в кресло.

– Да если бы! – поморщился начальник. – Проблемы только устраивает Ваш непонятный шар! Там уже чуть ли не гражданская война в отдельно взятом селе. Какая-то секта обустроилась рядом и требует, чтобы им дали построить храм прямо вокруг шара. А на них чуть ли не войной идут монашки из православного монастыря, который тут же, в пяти шагах. Объявили всё это «от дьявола». И со всего мира уже валят толпы сталкеров – ну, с этими-то хоть договориться можно в большинстве случаев. А что с сектантами мне прикажете делать?

– Я же говорил, что надо строить лабораторию! – отчаянно вскричал профессор. – Построить здание вокруг шара, поставить забор, охрану! Кстати… – он вспомнил о своей папке и ещё раз победно потряс ею в воздухе, прежде чем положить на стол начальнику, – а вот и гипотеза.

– И? Коротко, – потребовал Громов, открывая талмуд.

– Это прибор связи! – восторженно заявил учёный. – …Или просто одноразовое сообщение, – признал он более сдержанным тоном. – В любом случае послание я расшифровал! Оно гласит: «Мы зелёного цвета, у нас большие головы и маленькие конечности». …Контакт цивилизаций! Свершилось! Они хотят общения с нами! – сиял профессор.

– Гм… – Громов почесал лысину и пролистал бумаги.

В этот момент дверь отворилась, и в неё буквально ворвался Семён с такой же папкой бумаг.

– Па… эээ.. Константин Фёдорович! – взволнованно начал он. – Я расшифровал!

Начальник посмотрел на Петровича:

– Вы разве не вместе над этим работали?

– Ну… мы решили накидать все возможные гипотезы, а потом сверить результаты, – поморщился тот.

– Ясно, – вздохнул начальник. – Всё в порядке, Петрович уже дал мне расшифровку, – кивнул он сыну.

– Уже передали информацию военным подразделениям? – спросил Семён, присаживаясь.

– Зачем? – одновременно спросили его отец и профессор, переглянувшись.

– Что у тебя получилось? – спросил его Громов, а Петрович буквально вырвал из рук молодого коллеги папку.

– «Мы идём на вас войной и уничтожим»… У Вас вышло что-то другое? – у парня вытянулось лицо. «Неужели я где-то допустил ошибку? – судорожно соображал он. – Вот позор-то будет!.. Петровичу только дай повод осмеять меня!»

– Не может быть. Что за глупости? – засмеялся профессор, листая отчёт. – Какой метод Вы использовали?

– Вальмана-Гросса… А Вы?

– Михеева-Петерсона, – буркнул учёный, уткнувшись в формулы коллеги. Не хотелось признаваться, что до других методов, после первого же успеха, он просто не дошёл.

– Можно? – потянулся к папке профессора Семён.

– Пожалуйста, – недовольно кивнул тот, и на какое-то время оба уткнулись в бумаги.

«Чёрт! А ведь этот сопляк может быть прав!» – у Петровича глаза на лоб полезли. Надо всё подробно перечитать, но, похоже, всё сходится.

– И? – коротко бросил Громов, когда профессор поднял голову от бумаг.

– Вынужден признать… – через силу ответил тот, – что такой вариант расшифровки тоже возможен.

Начальник повернулся к сыну, и тот, поправив очки, вздохнул:

– Версия Виктора Петровича тоже вполне вероятна.

Константин Фёдорович задумчиво откинулся в кресле.

– Если есть хоть малейший риск того, что Семён прав…

– Да нет же! – отчаянно закричал профессор. – Ну зачем, скажите на милость, предупреждать врагов о будущем нападении, а потом целый месяц ничего не предпринимать? В чём смысл?

– А Вы не подходите к ним с позиции шаблонов человеческого мировоззрения, – парировал Семён. – Это инопланетный разум. Кто знает, каковы их мысли. Или понятия о чести и традициях ведения войн.

Хозяин кабинета, схватившись за голову, склонился над столом. Надо что-то решать, и, если верить родному сыну, то решать быстро. А если профессору, то… тоже не затягивать.

– Езжайте снова туда. Оба, – наконец, решился он. – Запишите заново все показания. Проверьте на 150 раз. Примените все возможные методы. И на этот раз действительно все и совместно. – Он ещё раз взглянул на обоих и подытожил: – ну давайте, давайте! Прямо сейчас.

Петрович вышел из кабинета, а за ним, через пару минут, подтянулся и Семён. Положа руку на сердце, несмотря на проблемы в расшифровке и возможную угрозу, настроение у профессора от мысли о скорой встрече с шаром стремительно улучшалось.

Оставив машину на ближайшей дороге, Петрович чуть ли не вприпрыжку помчался к подарку вселенной. «И откуда прыти-то столько у старого сноба, когда дело касается его любимых НЛО…» – отметил про себя Семён, спокойно шагающий сзади.

Поляна кишела людьми, палатками, кострами и ароматами шашлыка.

– Да что вам тут всем – мёдом намазано? – ругался профессор, пробиваясь к своему инопланетному чуду.

– Петрович! – услышал он вдруг радостный возглас.

– Веня, как же я рад Вас видеть, – он даже обнял парня. – Ради всего святого, что тут творится? Кто все эти люди? Откуда узнали?

– Вон те, в оранжевом, – парень презрительно кивнул на сидящую кружком в позе лотоса группу в оранжевых одеяниях, – сектанты, которых, к слову сказать, организовала наша Ксюшечка. Ходят тут как блаженные, мантры читают и непрерывно делают попытки подобраться к шару. Вчера одному это удалось на пару секунд, даже дотронулся, так теперь его практически за мессию вон чествуют.

– С ними ясно, – кивнул профессор, пытаясь всё-таки пробиться к центру поляны. – А остальные?

– Ну, там вон, свалку устроили, туристы, любопытные всякие… А вокруг шара – это ваши, охрана. А тут – мои ребята, сталкеры, я позвал.

Петрович всплеснул руками:

– Веня, зачем?.. Я понимаю – Ксюша, туристы… Но Вы-то разумный человек!.. Зачем привлекать ненужное внимание?..

– Есть некоторое негласное братство, Петрович, – улыбнулся парень. – Не мог я их не позвать. Это же мечта любого сталкера аномальной зоны! Да мне не простили бы, если б зажал такое.

Профессор только вздохнул. А уже почти рядом с шаром, вдоль обтянутого лентой периметра, помимо зевак с фотоаппаратами, увидел ещё одну группу в оранжевом, а среди них и Ксюшу. Новоявленные сектанты скандировали:

– Доступ к шару – всем!

– Они не имеют права не подпускать нас! – кричала Ксюша, и её друзья отвечали возгласом согласия. – Это дар Божий, и он – для всех!

– Ксюшенька, девочка моя, – вздохнув, пробился к ней профессор, – что ж Вы творите?

– Виктор Петрович! – радостно кинулась к нему девушка. – Друзья, это профессор Власов из Москвы! Сейчас он скажет, чтобы нас пустили! …Правда же?

– Конечно, нет! – отрезал тот, вызвав на лице девушки удивление и обиду. – Ксюша, это инопланетный контакт, а не игрушки!

– А кто Вам сказал, что мы играем? – возмущённо воскликнула она. – Вы знаете, что несколько человек уже исцелились от тяжких заболеваний, едва только взглянув на этот шар?

– Враньё! – отрезал старик. – …Или самовнушение. Ксюша, я считал Вас впечатлительной, но в целом разумной девушкой…

– А представляете, что творят медитации в этом месте? У нас уже было пять случаев общения с высшими сферами через этот шар!

– И что говорят? – со смешинкой в глазах вставил подошедший незаметно Семён.

– Что это Божественный алтарь, и вокруг него надо поставить храм, чтобы каждый мог прикоснуться к вечному! – резко ответила Ксюша, поворачиваясь к нему.

– Ааа… – многозначительно протянул молодой учёный и нагнулся, пролезая под лентой, обтягивающей периметр с шаром. – Надо внести этот вариант в отчёт, – посмеялся он, удаляясь от толпы.

Всю следующую неделю профессор опять работал практически без сна и отдыха. В окружённый военными периметр, по личной просьбе Петровича, пустили только Вениамина, и исследователи без надобности вообще старались не выходить лишний раз к толпе фанатов и любопытствующих.

И вот однажды утром учёные задумчиво склонились над заново составленными документами: все показания совпадали с прежними, ошибка исключена. А вариантов расшифровки по-прежнему оставалось два.

– Надо писать в Москву, Виктор Петрович, – заметил, наконец, Семён, вставая.

– Да… – вздохнув, вынужден был согласиться тот. – Но Вы же понимаете, что его могут просто уничтожить! – отчаянно воскликнул профессор.

И в этот момент шар активизировался, начав распространять вокруг себя серебристые брызги энергии. Исследователи замерли, а затем одновременно закричали:

– Да это же бомба!!! С посланием было и оружие! – побледнел Семён.

– Я понял! Это летающая тарелка! Они же могут быть и маленькими, меньше нас! – вырвалось у Вени.

– Приборы! Приборы проверь!!! – заорал Петрович.

Но всё прекратилось так же внезапно, как и началось. Секунду все молчали, а потом бросились к приборам.

– Всё работало! Мы записали данные! – первым с облегчением вздохнул Семён. Однако, просмотрев записи, учёные развели руками: никаких аномалий и в принципе изменений в состоянии шара приборы не зафиксировали.

– Пишите в Москву, Виктор Петрович. Или я напишу, – жёстко подытожил Семён.

* * *

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Громову К.Ф. лично в руки

«Уважаемый Константин Фёдорович! Повторная проверка шара в аномальной зоне подтвердила первоначальные данные и выводы. Таким образом, версий расшифровки по-прежнему две – те, что Вы уже знаете.

Также должен сообщить, что сегодня шар в течение нескольких секунд распространял брызги энергии серебристого цвета и непонятного происхождения. Однако приборы их не зафиксировали.

Как и раньше, настаиваю на всестороннем изучении данного явления и считаю необходимым построить вокруг шара лабораторию со всем необходимым оборудованием и привлечением учёных мирового уровня.

Власов В.П.»

* * *

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Громову К.Ф. лично в руки

«Папа! Не уверен, что Власов напишет тебе всё, поэтому сообщаю: сегодня шар странным образом активизировался. Он словно выплёскивал из себя нечто, что приборы не смогли засечь. С учётом моего варианта расшифровки я не удивлюсь, если это бомба или медленно действующее оружие массового поражения. Многие люди здесь уже сейчас сходят с ума, рассказывая о «видениях», «чудесах» и «Божественных откровениях». Я прошу, как минимум, срочной эвакуации населения.

Семён»

* * *

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Вотникову В.А. лично в руки

«Довожу до Вашего сведения, что относительно явления, известного как «оранжевый шар инопланетного происхождения» была проведена тщательная проверка. По её результатам мы получили две версии, ни одной из которых не имеется оснований отдать предпочтение. Согласно первой из них, внеземная цивилизация желает вступить с нами в контакт, шар при этом является разовым сообщением или средством связи. Согласно второй – пришельцы собираются нас уничтожить и, вполне вероятно, с помощью самого шара.

Считаю риск слишком серьёзным. Не вижу другого выхода, кроме уничтожения шара. Вывозить население не представляется возможным: это вызовет панику, недовольства учёных и фанатов, лишние вопросы. Кроме того, не исключено, что вступавшие в контакт с шаром уже заражены.

Громов К.Ф.»

* * *

Петрович проснулся посреди ночи от неясного шума в периметре. Высунув голову из палатки, он заметил быстрые и тихие сборы военных.

– Виктор Петрович! Хорошо, что Вы проснулись, – тихо окликнул его подошедший Семён. – Собирайтесь, нас срочно вызвали в Москву.

– Ясно… – прошептал старик. – А как же люди? – он кивнул на спящий лагерь.

– Нам приказано выехать. Больше ничего не сообщали, – резко бросил парень и быстрым шагом направился к дороге.

Учёный, пошатываясь, подошёл к светящемуся шару. Через пять минут периметр опустел.

– Петрович, случилось что-то? – раздался сонный голос Вени, а затем и он сам оказался рядом. – А где все?

– Венечка, не в службу, а в дружбу… – медленно и тихо произнёс старик, не отрывая усталого взгляда от оранжевого светила, – отвезите, пожалуйста, в Москву мой последний отчёт.

Он подошёл к палатке, на секунду наклонился над своей сумкой и вытащил папку с бумагами.

– Прямо сейчас? А если утром? – обалдело посмотрел на него парень.

– Сейчас. Это очень срочно, Веня.

– Хорошо…

Оставшись один, профессор медленно сел на траву перед драгоценным шаром. Казалось, за последние несколько минут он постарел на десяток лет. «Эх, если бы…» – крутилось в голове. Если бы он вообще не пошёл с этим к Громову, а попробовал найти деньги на лабораторию сам. Если бы он отставил свою гордыню и сразу начал работать с Семёном, и вторая версия вообще не появилась бы. Если бы он вчера поверил собственному чутью и опыту и придумал повод, как ненавязчиво вывезти население, не вызывая давки и паники. Если бы…

Веня едва успел выехать за пределы села, когда огненная лава накрыла лесную опушку. Потрясённый, он резко нажал на тормоз и замер, не зная, разворачиваться обратно или ехать как можно дальше.

– Петрович… ребята… Ксюха… – прошептал он, а потом медленно взял в руки папку, которую дал ему учёный. Открыв её, он обнаружил пачку чистой белой бумаги.

* * *

Из новостной ленты всех СМИ и социальных сетей:

«…Ответственность за взрыв взяла на себя террористическая организация «Группа Аль-Клан». Правительство уже выразило официальные соболезнования семьям погибших. По словам известного учёного Громова К.Ф., не подтверждено не только то, что уничтоженный в результате шар имел отношение к инопланетным цивилизациям, но и само его существование. «Мы имеем лишь слухи да происки сектантов и фанатиков, – уверенно заявил учёный. – К сожалению, этого слишком мало для того, чтобы делать какие-то выводы»».

* * *

Капитан медленно прохаживался по рубке. Высокий, худощавый, синей расы, которая больше других подвержена внезапным сменам настроения. Когда он, посмотрев на выстроившуюся команду, сверкнул всеми четырьмя глазами, Гешо предпочёл втянуть голову поглубже. И, конечно, именно напротив него остановился капитан.

– Когда я говорю «Все на корабль!», это значит, что надо немедленно бросить то, чем вы занимаетесь, и двигаться на корабль! Это ясно?! А не устраивать внеплановые эксперименты!

– Так точно, капитан. Больше не повторится, – понуро отчеканил Гешо, смотря в пол.

– Разумеется! Потому что, клянусь, я закапсулирую Вас до конца полёта, если подобное случится ещё хоть один раз! …Свободны! – махнул он рукой, и команда предпочла как можно быстрее разбежаться по каютам.

С самого начала экспедиции Гешо чувствовал себя неудачником. Это он до смерти напугал прекрасную аборигенку с планеты 845, показавшись ей на глаза. Это он подшутил над археологами с планеты 7916, спроектировав на электроне и подсунув им якобы останки миллионы лет назад вымерших животных. Вот и сегодня задержал полёт, конечно, именно он.

– Да ладно тебе, не расстраивайся! – дружески толкнул его в плечо Дил, единственный его приятель на корабле. – Он синий, что с него возьмёшь! Чуть что – орёт «закапсулирую!», но ты же знаешь: он быстро отходит. Кроме того, даже если нас кто-то заметил, у них там уже месяц, наверно, прошёл, пока мы вылетели из их солнечной системы. Так что, считай, дело давнее. …Как насчёт вунша?

– Давай… – вздохнул Гешо.

Парни подружились с первого дня экспедиции. Возможно, потому что были единственными полосатыми гибридами на корабле: Гешо – фиолетово-красным, а Дил – жёлто-белым. В основном все старались сохранять чистоту цвета.

Друзья зашли в каюту, и Дил нажал пальцем на один из кристаллов своего браслета, вызвав в воздухе светящийся оранжевый шар.

– Эй, да он полный у тебя уже! Выключай, а то весь вунш дематериализует! Снова готовить потом, – сказал Гешо, заметив серебряные брызги.

– Угу, – кивнул Дил, подставляя ладонь под шар и нажимая на тот же кристалл. Из оранжевого сияния медленно выплыл металлический стакан с ароматной жидкостью. Откинувшись в кресле, парень довольно причмокнул, сделав глоток. – Бери давай! Остынет!

– Давай-ка я тебе лучше такое блюдо покажу – закачаешься! – оживился вдруг Гешо. – Там аборигены рядом готовили, и я успел снять слепок. Ммм… это нечто удивительное!

С этими словами он потянулся к своему браслету с кристаллами, но внезапно красные полосы на его лице стали серыми, и парень уронил голову в ладони:

– Теперь капитан точно меня закапсулирует!.. Дил, я забыл у аборигенов свою походную мультиварку!..

Лето 2014

0
98
Комментарий удален
08:43
Вы будете смеяться еще больше, но это произведение написано по рассказам реальных людей. Конечно, добавлена выдумка, но очень многие реплики героев — это прямые цитаты живых людей. Картинка-обложка рассказа — это фото, сделанное сталкером: оранжевый шар некой энергетической субстанции. Только он не исчезал при прикосновении, а не давал прикоснуться: при приближении к нему он отодвигался, т.е. между ним и человеком всегда было, грубо говоря, метра три. Можете объявить это чушью, но я-то представляю это как фантастику, художественную литературу. В данном же случае я просто говорю, что мнения людей относительно такого НЛО — именно таковы, как описано в рассказе. Именно такую сборную солянку мне довелось услышать.
Комментарий удален
08:51
Нет, мне «довелось услышать» тех, кто рассказывал о своем личном опыте.
Комментарий удален
Загрузка...
Илона Левина №2

Другие публикации