Про любовь и телепорты

  • Жаренные
Автор:
Коновалов
Про любовь и телепорты
Аннотация:
Двин - главный механик на телепортной станции. В его обязанности входит поддержание работы механизмов, ремонт и помощь клиентам. Но вот только в каждую свободную минуту он бежит в холодильную камеру, где в дальнем её конце происходит то, о чём не следует говорить обычным людям.

Размеренная и спокойная жизнь Двина под угрозой: по городу распространяются слухи о побеге опасного преступника, а сестра настойчиво уговаривает устроить на работу своего незадачливого сына...
Текст:

Двин долго не соглашался, хмурился и отнекивался. Однако сестра была очень настырной, и мужчина прекрасно понимал, что отстанет Луиза только после того, как он согласится. Устроить племянника на станцию своим помощником! Двин справлялся и сам, да и чем бы мог помочь этот юнец? Кроме того, есть кое-что ещё… И это «ещё», пожалуй, является главной причиной отказа. Но об этом сестре говорить не стоит.

– Луиза, я тебя прошу!.. Ну ты же знаешь, я не могу переносить твоих… Ну в самом деле! Хватит… – Двин пытался придать голосу твёрдости, но ему, добродушному и уже давно попавшему под влияние бойкой сестры мужчине, это удавалось с большим трудом.

В итоге он всё-таки сдался. Да и как, скажите на милость, отказать своей любимой младшей сестрёнке? У неё и так проблем по горло: недавно на заводе, производящем алюминиевую прошивку для кораблей ближнего радиуса, погиб Ренат, муж Луизы. Подвесные крепежи не выдержали веса каркаса, который упал и придавил нескольких рабочих. Конечно, профсоюз выбил у руководства материальную помощь семьям погибших, но от этого не легче. Да ещё и Майлз, племянник Двина, вылетел из университета. Правда, с правом восстановления на следующий год. Но для этого нужно скопить кое-какие средства: у Луизы ещё две маленькие дочки, а кормильца в семье теперь нет. Вот и приходится приспосабливаться. Майлз-то парень неплохой, но вот только не его всё это: тяжёлая индустрия, работа на заводе… ему бы на гитаре играть и в местных барах петь. Но много ли там заработаешь?

«Ладно, – подумал Двин. – Помогу племяннику в первое время, а потом, глядишь, найдёт что-нибудь получше». Как раз и место свободное есть: недавно единственный коллега вышел на пенсию, передав управление над телепортным узлом Двину, ставшему теперь главным механиком. Ну как главным? Больше на станции рабочих нет, поэтому «главный» – всего лишь условность. А вот теперь и помощник появится.

Своей семьи у механика не было, он так и не смог оправиться после потери Греты: двадцать лет назад его возлюбленная пропала без вести во время штатного перемещения между станциями. Собственно, именно тогда он и устроился механиком на телепорт... В то время система порталов только запускалась, и подобные случаи были не редкостью, да и сейчас, если быть до конца честным, эфир порой терялся, особенно во время высокого трафика. А что делать? Альтернатив нет: не межзвёздными же кораблями пользоваться. Кому хочется тратить несколько месяцев на дорогу от дома до работы и обратно? За двадцать с лишним лет функционирования порталов процент несчастных случаев свели к минимуму. На станции Двина после пропажи эфира Греты так и вовсе такого больше не повторялось, чем механик очень гордился.

Майлз пришёл на телепортный узел рано утром, он ещё не вполне пришёл в себя после смерти отца. Лицо, побледневшее на кладбище перед прикрытым чёрной тканью гробом (по нижней части туловища Рената будто катком прошлись), до сих пор не возвратило себе здоровый румянец, украшавший обычно улыбчивого Майлза. Вот уже две недели в пивнушках, расплодившихся по индустриальной части города, не было слышно ни игры его гитары, ни звонкого голоса юноши, а сам Майлз предпочитал сидеть дома. Только просьбы матери и слёзы сестёр, глядящих на постепенно увядающего брата, заставили юношу выйти на улицу.

Из-за стальных дверей послышался голос:

– Дядя… открывай.

Двин отложил в сторону дымящуюся кружку крепкого чая и впустил племянника на станцию, небольшое помещение под крытой платформой с телепортами, в котором и происходила вся «магия». На самом же деле лишь механическое перемещение эфира (сознания человека, его мыслей и памяти… если хотите, души). Несколько десятилетий назад один из известных физиков провёл первую в истории операцию по отделению духовной составляющей человека от физической. Оказалось, что масса «души» минимальна, а значит, эта субстанция без проблем может перемещаться в потоке таких мелких частиц, как фотоны. Уже через два года был проведён успешный эксперимент по транспортировке эфира на несколько километров. Ещё через год – с одной планеты на другую. Сенсационное открытие позволило решить проблему перенаселения и связи между отдалёнными колониями. Если раньше для того, чтобы добраться от центра человеческих поселений до их периферии, требовался многолетний космический перелёт, то теперь достаточно пары часов, проведённых в состоянии эфира, – и вот ты уже в другой звёздной системе. На моральную проблему существования внутри тела-клона быстро закрыли глаза – да и зачем, в самом деле, заботиться о таких мелочах, когда у тебя есть возможность снимать квартиру на дешёвых и чистых спутниках пятого кольца, а работать в самом центре?

Алгоритм телепортации следующий: извлечение эфира и нескольких образцов ДНК, расчёт траектории и выстраивание маршрута, выстрел из фотонной пушки, приём уже на другом узле при помощи специальной антенны, а далее либо снова выстрел, либо создание тела-клона и вливание в него эфира. Тела без эфира тоже не пропадали: они хранились в довольно крупной холодильной камере рядом со станцией и использовались для возвращения человека назад, например, после смены. Те тела, которые не забирались владельцами в течение двух недель, по регламенту утилизировались и пополняли резервуары с органической материей, использующейся для создания новых клонов. Всё просто.

Двин откинулся на спинку своего офисного кресла, маленькими глотками опустошая кружку горячего чая, Майлз отказался от напитка и молча сидел напротив. Разговор не клеился: юноша отвечал односложно и невпопад. Наконец, часы, на которые поминутно посматривал Двин, показали шесть утра. Механик отложил недопитую кружку и, кряхтя, поднялся на ноги.

–Итак, Майлз, ты уже знаком с работой узла, но знаний в технической части у тебя маловато, поэтому для начала дам тебе такую работу: будешь контролировать перемещение ДНК и следить за показателями эфироприёмника.

– Хорошо, Двин, – проговорил Майлз.

Механик ободрительно похлопал племянника по плечу и повёл его к одному из многочисленных мониторов, высвечивающих данные о состоянии антенны. Сейчас показатели по нулям, однако буквально через полчаса должен был начаться настоящий наплыв: рабочие, живущие на соседних планетах, вот-вот прибудут на спутник XZ-231-00, индустриальный район которого раскинулся на многие сотни километров вглубь материка.

Станция Двина принимала служащих L-дистрикта, считающегося элитной бизнес-площадкой, требования к обслуживанию выше, поэтому механик заблаговременно поспешил в холодильную камеру, чтобы проследить за перемещением тел. Во всяком случае, именно это он и сказал Майлзу.

***

Железные двери со скрипом разъехались, Двина тут же обдал холодный воздух. Застегнув кофту и надев капюшон, он вошёл в освещённое светодиодами помещение, вдоль которого стояли стеллажи с телами. Раздался сигнал: эфир первого рабочего только что прибыл на станцию. Автоматика мгновенно определила нужную капсулу, и уже через секунду механизм отцепил её от стеллажа и по внутреннему тоннелю направил к телепорту.

Понаблюдав за работой автоматики, Двин удовлетворённо крякнул и направился дальше. Десятки серых капсул с белым налётом инея, чистая, до блеска начищенная роботами-пылесосами плитка на полу, приглушённый свет… Морозильная камера успокаивала механика и навевала мысли, хотя обычно Двин не философствовал.

Двадцать лет он служил на телепортном узле. За это время его лицо испещрили морщинки, некогда искрящиеся глаза потухли, и лишь где-то глубоко внутри мужчины всё ещё жил тот самый молодой Двин, только-только закончивший школу, влюблённый и амбициозный, собирающийся поступать в Государственную Академию Космического Флота.

Двин заметно нервничал. Как сказал его давний знакомый Хью из соседней звёздной системы, эта партия одна из последних неразобранных за указанный период. Механик надеялся, что в ней он точно найдёт то, что ищет. А если нет?.. Двин даже не мог допустить такой мысли.

Холодильный зал заканчивался небольшим складским помещением, где располагалась стоянка клининговых роботов, лежали аккумуляторы и инструменты для ремонта оборудования. Здесь же отдельно от стеллажей стояли ещё две серые капсулы с открытыми прозрачными дверцами. Механик подошёл к одной из них и с полминуты молча стоял, глядя внутрь, затем достал из-за пазухи небольшие пластмассовые цилиндрики и зарядил их в одноразовые пистолеты, оснащённые лазерами.

– Ну, поехали, – тихо проговорил Двин и повернулся к соседней капсуле, внутри которой находилось связанное тело-клон одного из местных рабочих, облачённое в серебристый костюм.

Выстрел из пистолета. Пару минут ничего не происходило. Это вполне нормально: эфир пролежал в своей оболочке двадцать лет, для реакции нужно время.

Наконец, тело-клон открыло глаза и дёрнулось, пытаясь сбросить верёвку:

– Твою ж!.. Где я?

– Ваше имя, место регистрации и работы, – будничным тоном спросил Двин. Он уже понял, что это не то.

– Том Браун, CC-300-21, слесарь на местном заводе… – проговорил клон, морщась от холода.

– Том Браун, вынужден вам сообщить, что ваш эфир был утерян двадцать лет назад во время перегрузки телепортных узлов. Меня зовут Двин Джефферсон, я главный механик L-дистрикта XZ-231-00, через некоторое время я доставлю вас на место регистрации в новое тело.

– Но!.. – попытался сказать мужчина, однако Двин уже нажал на кнопку заранее приготовленного сканера, высасывая из клона эфир Брауна.

На столик упал цилиндрик с эфиром, на котором значилось имя и место регистрации слесаря. Двин взял следующий пистолет.

***

Прошла неделя. Майлз, занятый работой, постепенно приходил себя. Под руководством дяди он разбирался с функционалом станции и даже ремонтировал простенькие механизмы, на его щеках снова появился румянец, и уже в пятницу состоялось первое после длительного перерыва выступление Майлза в местном баре. Двин пришёл посмотреть на племянника и заодно встретиться со старым школьным товарищем Варгом, с недавнего времени ставшем заместителем капитана правительственной станции на орбите здешней звезды.

Вокруг было шумно и весело, со сцены раздавались аккорды очередного хита, родившегося несколько дней назад где-то в центре колоний и только сейчас добравшегося до XZ-231-00. Двин и Варг стояли у дальнего столика и неспешно потягивали крепкое пиво, делясь последними новостями:

– Да что у меня?.. – говорил механик. – Всё гладко, всё штатно и по регламенту. Ты лучше скажи, как там со службой?

– Дали полкаша, отправили в отпуск на две недели, поехал к матери. Но, видимо, весь срок отдохнуть не получится: на базе полная неразбериха, – здесь Варг понизил голос, – Боб Костяк сбежал…

– Это тот, который?.. – ужаснулся Двин.

– Да. Семь статей, сто пятьдесят лет тюрьмы и две смертные казни… В общем-то, сбежал он уже с месяц назад, по телепорту. Зарезал двух охранников и переместился. После этого ещё несколько скачков совершил, по самым оживлённым маршрутам, чтобы его, значит, отследить было сложнее. Ну и хитёр, собака!.. Но ничего, наши умельцы нашли примерное направление – соседняя звёздная система. А это моя зона ответственности. Сверху поступило распоряжение: огласке не придавать, найти и уничтожить. Поэтому ты это, никому… Тамошнего служащегоон грохнул, тело нашли несколько дней назад… Изуродованное. Пытал он его, что ли?.. Завтра полечу разбираться.

– Дела… – покачал головой Двин.

***

А на следующий день механик заболел: сказалось почти безвылазное пребывание в морозильной камере в течение недели. Он так и не успел проверить всю партию, на столике рядом с капсулами остались лежать два заряженных эфиром пистолета. Двин без проблем мог бы остаться и на ночь, как делал это уже множество раз, и закончить начатое, но встреча с другом, наконец-то вырвавшимся со службы, нарушила все его планы.

Луиза тут же взялась за лечение брата, категорически запретив ему выходить на работу. И если неделю назад Двин ни за что бы не оставил свой телепортный узел на племянника, то теперь, после уговоров сестры и обещаний поднабравшегося опыта Майлза строго соблюдать инструкцию и в случае чего незамедлительно обращаться за помощью к дяде, механик всё-таки согласился.

Майзл ответственно подошёл к выполнению своих обязанностей. Уже в пять утра юноша сидел в кресле дяди и перебирал струны своей потёртой гитары, то и дело поглядывая на разложенные по всему столу схемы и алгоритмы.

Вскипел чайник.

– А здесь не так уж и плохо, – задумчиво проговорил юноша, наливая кипяток в большую металлическую кружку.

Звонок телефона. Прочитав высветившееся имя, Майлз закатил глаза и с недовольным видом ответил:

– Да, Двин, я уже на месте… Всё хорошо, не бойся. Да-да, если что-то не так, сразу к тебе… Уже пятьдесят раз всё обсудили! Ладно, давай, пока.

Это уже третий звонок от дядиза сегодняшнее утро. Майзла начинала бесить подобная опека, поэтому, когда через час во время первой телепортации замигал жёлтый датчик, сигнализирующий о необходимости смазать механизм подачи тел, юноша решил всё сделать самостоятельно. Благо в инструкции эта операция подробно расписывалась – ничего сложного.

«Кажется, Двин уже немного тронулся на почве работы своей станции», – именно с такой мыслью Майлз вышел из комнатки и спустился к холодильной камере. Двери, лязгнув, открылись, пропуская юношу внутрь.

– Так, где тут у дяди хранятся инструменты?..

По какой-то не совсем ясной причине Двин ни разу не отправлял племянника в камеру с телами, поэтому Майлз долго не мог обнаружить маслёнку. Наконец, осмотрев все закутки, юноша нашёл то, что искал. И ведь надо было запихнуть все инструменты в самый конец камеры! Пока дойдёшь до него, околеешь. И почему это две капсулы вытащены из стеллажей и стоят себе спокойно здесь? Что за беспорядок устроил Двин? Ведь целую неделю работал в холодильной камере и даже не прибрался. Видимо, не успел. Конечно, тридцать восемь – температура не смертельная, но с ней лучше оставаться дома. Майлз решил помочь дяде: неясно, сколько тот ещё будет отсутствовать на работе, а за пропажу тел-клонов начальство может и выговор сделать...

Какой-то связанный мужик и довольно симпатичная девушка в обтягивающем серебристом костюме. Ни тебе обязательного в таком случае штрихкода, удостоверяющего хозяина тела, ни элементов ДНК… И зачем вообще связывать клона без эфира? Майлз в нерешительности стоял рядом с капсулами. По всему выходило, что нужно звонить Двину. Но тогда начнутся упрёки, зачем-де ты вообще в камеру пошёл, почему сразу не сказал… И ладно, если просто упрёки. Майлз хорошо знал дядю и не без оснований полагал, что после звонка больной мужчина, невзирая на уговоры сестры, примчится на станцию.

Майлз уже хотел было развернуться и пойти к выходу, но тут его взгляд скользнул по стоящему рядом столику.

– А не эфирные ли это пистолеты? – проговорил юноша, начиная стучать зубами от холода. – Точно, они. Ещё и заряженные… Наверное, люди, оставленные в этих цилиндриках, не обрадуются, когда выяснят, что продержали их там несколько суток. Видимо, Двин налажал с приёмом ДНК-образцов и всё это время разбирал, чьи же это безымянные эфиры.

Понятно, почему дядя ни разу не отправлял Майлза в холодильную камеру: это тянуло на административку с последующим увольнением...

Майлз навёл один из пистолетов на связанного клона-мужчину (предосторожность никогда не помешает) и выстрелил. Световая плёнка вспыхнула, приводя оружие в негодность, но вот с клоном ничего не произошло.

– Эй! – неуверенно позвал Майлз. – Там кто-нибудь есть?

Ответа не прозвучало. Тогда юноша, для верности отвесив телу пару пощёчин, заключил, что оболочка оказалась пустой, и перешёл ко второму пистолету.

Выстрел. Клон вдруг открыл глаза и вскрикнул:

– Ой!..

– Эм… Здравствуйте, меня зовут Майлз, тут произошла небольшая путаница…

– Почему я в теле мужчины?! Ещё и связанном!

Очевидно, эфир был женским. Майзл испугался напора девушки и поспешил успокоить её:

– Ой, простите, пожалуйста, мы скоро всё решим, я сейчас позвоню главному механику Двину Джефферсону… всё исправим.

Тон неизвестной переменился:

– Двин здесь? А почему он не на экзаменах в Академии Космического Флота?

– Да ему уже как-то поздновато… – проговорил опешивший Майлз.

Клон продолжил тираду:

– Так вот же моё тело, в соседней капсуле! Да развяжите же вы меня наконец.

– Конечно-конечно… – Майлз схватил лежащие в куче инструментов механические ножницы, обрезал верёвки и повернулся к клону. – Можно узнать ваше имя, чтобы быстрее разрешить эту проблемку?

Вместо ответа в висок юноши врезался кулак. Майлз, охнув, упал на холодную плитку и обхватил голову руками.

– Моё имя Боб Харрис, также известный как Костяк, – оскалился клон и, схватив юношу за шиворот, поволок его из холодильной камеры.

***

Раздался звонок телефона. Двин, укутанный в одеяло, протянул руку к тумбочке и взял гаджет. Звонил племянник.

– Да, Майлз, что случилось?

Вместо Майзла ответил клон, с которым Двин работал в течение всей этой недели и чей голос знал прекрасно:

– Двин! Я ничего не понимаю… Что происходит?! Как я снова оказалась на XZ-231-00? Почему в теле мужчины?.. Этот парень, кажется, его зовут Майлз… сказал, что ты не поехал на экзамены в Академию. А потом я вдруг отделилась от тела… а тут удар!.. Парень на полу, еле двигается, из головы кровь… Но ведь это сделал Он, а не я… Я это видела! Двин! Я очень боюсь, почему ты молчишь?!

Механик в ступоре держал телефон у уха, тупо глядя в потолок. Это была Грета… Это! Была! Грета! Двадцать лет, сотни проверенных безымянных эфиров, и вот она. Но как? Видимо, Майлз всё-таки ослушался его и использовал оставшиеся на столике пистолеты.

– Через десять минут буду, – проговорил механик, вскакивая с кровати и натягивая комбинезон.

Луиза, пришедшая к брату, чтобы приготовить ему синтетический бульон, вздрогнула и обернулась:

– Ты это куда собрался?

Двин будто не услышал сестру. Накинув на себя тёплую кофту и застегнув сапоги, он рванул из квартирки.

***

Телепортный узел располагался на небольшом холме рядом с побережьем. Такси домчало за несколько минут, показавшихся Двину вечностью. Лохматый шофёр невыносимо долго возился с электронным кошельком. Наконец двери разблокировались, и механик выскочил наружу.

Шёл дождь. Двин натянул на голову капюшон и побежал ко входу на станцию.

Стук. С противоположной стороны послышался задумчивый голос клона:

– Да-да?

– Грета, это Двин! Открывай!

– Аааа… Двин! Главный механик, – протянул клон. – Секундочку, дорогой…

– Гре… – мужчина осёкся.

Так, что-то здесь нечисто. Почему она назвала его главным механиком? Для Греты, заточённой в оболочке в течение двадцати лет, Двин должен был казаться молодым человеком, вчерашним школьником, готовящимся к поступлению в Академию. Ещё и манера такая насмешливая, не свойственная его девушке. И раненый Майлз…

Как только металлические двери разъехались в стороны, у шеи Двина оказались лезвия механических ножниц.

– Не дёргайся… – прошипел клон, зло глядя на механика, попытавшегося отскочить в сторону. – Пшёл на станцию!

Двину ничего не оставалось, кроме как подчиниться.

Клон посадил механика на одно из офисных кресел, связав его руки и ноги клейкой лентой для ремонта прошивки капсул. На соседнем месте полулежал ещё не пришедший в себя Майлз. Механик прислушался: дышит. Живой.

– Ты кто, с-с-сука?.. – проговорил Двин, исподлобья взглянув на клона. – Где Грета?

– Моё имя Боб, Боб Костяк. Грета – это баба твоя, что ли? Ну так спешу тебя обрадовать, она – здесь! – клон указал на свою голову. – Этот идиот наши эфиры в одно тело запихнул.

Двин замер. Главное правило, с которого неизменно начиналась любая инструкция для телепортных узлов, – эфиры смешивать нельзя. Как Майлз мог совершить такую грубую ошибку? Это правило Двин вдалбливал на подкорку его сознания всю неделю… Но откуда нетерпеливому юноше было знать, что для действия старого эфира требуется хотя бы пара минут?..

Клон отвесил Двину затрещину.

– Ты о чём там задумался?! Слушай меня, механик, мне нужно попасть на одну дальнюю планетку. Похрен, в какое тело, главное, чтобы данные о перемещении были стёрты с компьютеров.

– Ну так прыгай, я всё сделаю…

– Ага! Ахах!.. Ты за кого меня держишь? Был тут уже умник один, из соседней звёздной системы, попытался меня кинуть… Ну так я его ножичком! И вуаля, стою жив-живёхонек…

К Двину пришла страшная догадка:

– Хью?..

– Вроде того. Он своему другану собирался послать какие-то безымянные эфиры, которым уже лет по двадцать стукнуло. А… Так ты, похоже, и есть тот самый друган. Но не бойся… – Костяк ухмыльнулся. – Настроишь автоматическое удаление данных о перемещениях – останешься в живых. И этот тоже останется, если очухается, конечно… Ха! Неслабо я его приложил.

Двин сильно сомневался в правдивости слов Костяка. Боб явно был не из тех, кто оставляет свидетелей. Но, пока других вариантов нет, стоит подыграть преступнику.

– Ладно. Мне нужны руки.

Преступник щёлкнул механическими ножницами, перерезая ленту.

– Ну смотри… Одно движение – и твоя башка отделена от тела.

Боб толкнул кресло Двина к приборной панели. Механик неторопливо принялся вводить пароль, незаметно скосив взгляд в сторону соседнего стола, где были разбросаны инструменты… в том числе и сканер для высасывания эфира. Вчера во время сборов в бар Двин забыл убрать его в сейф, где такой опасный инструмент и должен храниться…

– Что ты медлишь?! – заорал Костяк, клацая ножницами рядом с шеей механика. – Быстрее давай!

Двин развернулся на офисном кресле и, уверенно глядя преступнику в глаза, сказал:

– Нет.

– В смысле нет?! – Боб угрожающе навис над механиком.

– Без меня ты всё равно не сможешь стереть данные, и тебя непременно поймают, так что слушай мои условия. Ты прямо сейчас выносишь на улицу Майлза и…

– А теперь слушай мои, – прервал механика Костяк, – у тебя есть две минуты на настройку системы, после этого я отрубаю пацанёнку руку. Ещё через две – голову. Так что…

Неожиданно Боб замолк, выражение его лица резко изменилось, и… из глаз потекли слёзы.

– Двин, это всё не я!.. – сквозь плач произнёс клон.

У механика внутри всё похолодело.

– Грета, ты здесь?

Клон выронил из рук механические ножницы и затрясся, прикладывая ладони к покрасневшему лицу.

– Он скоро опять… я еле удерживаю… Двин, мне страшно!

Механик обнял клона, в теле которого находилась Грета. Его Грета. Клон прильнул к плечу мужчины.

– Двадцать лет… – прошептал Двин.

Он уже знал, чем всё должно закончиться. Догадывалась об этом и девушка, дочка ушедшего на пенсию главного механика. Годы экспериментов до постройки системы телепортов и десятилетия практики вывели нерушимый закон: смешанные эфиры поделить невозможно.

– Двин, я не выдерживаю… – сквозь плач проговорила Грета, поднимая с пола механические ножницы и подставляя их к своей шее.

– Не нужно… дай мне сканер, – выдавил из себя Двин.

Грета принесла механику прибор и замерла, закрыв глаза. Непослушными руками Двин навёл сканер на клона. По щекам мужчины текли слёзы, прибор в руках дрожал… Двин зажмурился и нажал на кнопку.

Клон упал навзничь, с глухим звуком ударяясь головой о деревянный пол, а в руках Двина оказался цилиндрик с эфирами Боба Костяка и Греты. Освободив ноги от клейкой ленты, механик бросил цилиндрик на пол и с силой наступил на него. Визуально ничего не произошло, но Двин знал, что его любимой больше нет.

***

Варг одобряюще похлопал механика по плечу, Майлз обнял дядю и снова уставился себе под ноги, чтобы взрослые не заметили его красных от слёз глаз. Механик вошёл в телепортный узел и направился в сторону подстанции для переработки тел.

Подойдя к панели управления, он нажал на одну из многочисленных кнопок. Послышался отдалённый сигнал – в холодильной камере автоматика подцепила серую капсулу, стоящую немного поодаль от стеллажей. Уже через минуту девушка попала в чан для расщепления. Загудели механизмы, перерабатывая тело Греты.

Двин молча вышел из телепортного узла. Не проронив ни слова, он отдал ключ от станции племяннику и направился в сторону города. Шёл дождь. На телепортном узле L-дистрикта снова был только один механик.  

Другие работы автора:
+6
226
22:51
+2
Здорово! Так увлекательно написано, я даже забыла, что не люблю фантастику. Хотела просто пару абзацев прочитать. bravo
00:21
+1
спасибо)
20:01
+3
Легко написано, читать приятно! Сюжет интересный! Отличная работа!
00:27
Большое спасибо)
21:51
+2
Работа просто замечательная! Начиная от работы телепорта ( просто и понятно, вопросов не возникало ), заканчивая захватывающем сюжетом.
00:27
Спасибо)
22:19
+2
Очень грустно. Прекрасно написано. Легко читается, легко воспринимается. Понравилось.
00:27 (отредактировано)
спасибо)
01:11
О клонах очень хорошо написал Лем в одном из своих рассказов, там идея создавать клоны при охоте на опасной планете. Сама идея у Вас неплохая и уже обкатана великими писателями но ваши подробности меня смутили. Ведь это у вас фантастика, даже научная, классика. Но почему у вас высочайшая технология телепортации души ( вот тут явно смесь с эзотерикой и есть нарушение жанра) соседствует с обыденностью неустроенного капитализма 30-х годов прошлого века. Это противоречие мешает воспринимать сюжет и я смог дочитать только до половины.
12:48 (отредактировано)
Я как-то не очень понял суть замечания. Не было задачи описать будущее человечества, это, если хотите, вполне может быть параллельная вселенная (хотя бы потому, что в наших условиях механизм телепортации занимал бы от пяти лет, т.к. звёздные системы находятся на приличном расстоянии друг от друга).
Соседство высоких технологий и более древнего по своему укладу общества присутствует и в нашей жизни, вспомните хотя бы африканские племена с автоматами калашникова.
Обычный фантастический рассказ. С неплохим, но не выдающимся сюжетом. Исполнение на довольно приличном уровне, но придраться, естественно, можно.
С точки зрения физика, описанная трансплантация душ – ахинея. «Оказалось, что масса «души» минимальна, а значит, эта субстанция без проблем может перемещаться в потоке таких мелких частиц, как фотоны» – фотон не имеет массы покоя, именно это позволяет ему двигаться со скоростью света. Но это ж фантастика, тут возможно всякое… Но вот выражение «механическое перемещение эфира (сознания человека, его мыслей и памяти… если хотите, души)» неудачно: механическое перемещение к по отношению к нематериальному объекту смотрится странно. Кстати, непонятно, зачем существует Космический Флот, если уже освоен метод перемещения в пространстве. Или перемещают только нематериальные вещи?
Можно придраться к текстовой стилистике. Например, «Майлз пришёл на телепортный узел рано утром, он ещё не вполне пришёл в себя после смерти отца» – здесь слишком близко два раза «пришёл», а «некогда искрящиеся глаза потухли» ассоциируется у меня с неисправным роботом (этакий терминатор). Да и называть оружием обычный рабочий инструмент (хоть он и носит название «пистолет») некорректно.
Поведение Костяка абсолютно неубедительно: вряд ли преступник первым делом будет всем и каждому представляться – я, мол, такой-то… Он же вроде скрывается? Следы запутывает? Поэтому такое надо переделать.
Традиционно – автору вдохновения и творческих успехов!
12:11
спасибо, да, перемещаются только нематериальные вещи
18:12
+1
Хорошо. Читается легко. К фантастике отношусь сдержанно, но прочла. Так что + вам за это
22:50
+1
Понравилось.Хорошо написано.
21:55
Грустное чтиво. Но плюсану.
Загрузка...
Константин Кузнецов №2