Откровения Судного Дня. Глава 16. Армагеддон

Автор:
kimmeriec
Откровения Судного Дня. Глава 16. Армагеддон
Текст:

                             Глава 16. Армагеддон.

Верховный демон рвал и метал, рвал и метал. Хотя внешне он был весьма спокоен, но напряжение витало такое, что, казалось бы, воздух искрил от возмущения демона.

- Такую комбинацию проворонили. В кои веки пришла удача, на которую даже боги не могли бы покуситься. Потому что люди сами вызвали кракена, фактически вытащили его из Тартара. И так бездарно все профукать. Ты бы видел кракена. Еле бедолага добрался до Тартара. Это ж надо было так его ухайдокать. Ты хотя бы разобрался, чьих это рук дело.

Карс, вжался в кресло, стараясь не отсвечивать. Верховный демон хоть и отец Карса, но в таком состоянии мог сотворить что угодно. Так что лучше не нарываться на неприятности. Однако, отвечать на прямо поставленный вопрос нужно было. Карс слегка выпрямился в кресле.

- В результате проведенного расследования установлено, что беспорядки в храме во время появления кракена устроила группа, именующая себя Орден Креста. Она базируется где-то в горах Кавказа. Точнее установить не удалось.

- Не удалось там, не удалось здесь, - уже раздраженно сказал верховный демон. – Почему ты этой группе не уделил должного внимания раньше? Ведь они стали вставлять палки тебе в колеса почти с самого начала твоей деятельности в Израиле.

Карс только руками развел, мол, так получилось. Было много других дел.

- Это отговорки. Я уверен, что именно эта группа готовится противостоять тебе во время Армагеддона. И, как и ты, они собирают сейчас армию, с которой выступят в поход против тебя.

- Я знаю отец. Подготовка идет полным ходом.

Слегка остывший верховный демон спросил:

- Как смогли пришельцы попасть в храм? Разве на входе не было охраны?

- Все было, отец. И охрана, и пароли, и условные знаки. Но пришельцы, наверное, использовали заклинания отвлечения внимания…

- …или, - продолжил верховный демон, - среди твоих людей есть предатели. Этот вариант ты не просчитывал?

- Просчитывал, отец. Все охранники были подвергнуты пыткам, но, ни один не признался в предательстве.

- Значит, плохо пытал.

Карс только развел руками, мол, как мог.

- Ладно,- махнул рукой верховный демон, - не случилось, так не случилось. Рассказывай, как идет подготовка к Армагеддону?

Карс тщательно с выкладками и демонстрации на карте Пиренеев описал ход подготовки к будущему сражению. Верховный демон остался доволен докладом.

- Но смотри, не допусти, чтобы армия светлых вступила на территорию Пиренеев. Знаю, в горах итак неспокойно. А на территории полуострова их армия получит в резерв еще и местных партизан.

- Я знаю отец. Сегодня посылаю картографов на границу подобрать подходящее для битвы места.

- Учти, по соглашению между нами и богами в битве может участвовать не более десяти тысяч человек. Вот пусть под это количество и подбирают место.

- Я понял.

- Учти и то, что гора Мегидо – это, по сути, холм. Так что пусть ищут в предгорных районах холм с плоской вершиной. Желательно, чтобы сразу за холмом была какая-то река.

- Зачем?

- Чтобы прикрыть твои войска… от местных партизан.

- Но реку можно перейти вброд или переплыть.

- За это не беспокойся, в ночь перед битвой в горах пройдут дожди, и река станет бурной и глубокой. Так что важен сам факт присутствия реки, чтобы прикрыть тылы твоей армии.

- Я понял, отец. Дам указание разведчикам.

***

Готовились к войне и в стане Ордена Креста. Шестьсот воинов, которых привели с собой рыцари Ордена, были разосланы в разные стороны света. Каждому из них была поставлена задача, найти десять более-менее подготовленных воинов и обучить их в кратчайшие сроки владению мечом, луком и копьем.

К Любе по ночам приходила ее мать – Парфина. В первую же ночь она вручила Любе свой щит с совой, который полностью завершил военный наряд Любы.

http://www.hnum.ru/pub/katalog/Antichnost/Big/Owl.jpg

Тогда же Люба поинтересовалась, сколько же у Парфины щитов? Так, она видела в музее ее щит с изображением головы медузы Горгоны.

- У меня много чего есть, - с улыбкой отвечала Парфина. – Например, Эгида.- И Парфина показала на овечью шкуру, переброшенную через плечо.- Обладает волшебными защитными свойства.

- И что эгиду ничего не может пробить? – Удивилась Люба.- А если попробовать?

- Попробуй. Начни с арбалета.- При этом Парфина взлетела в воздух, пригласив Любу следовать за собой. Когда они были метрах в пятидесяти от земли, Парфина остановила Любу и отлетела от нее метров на двадцать. После чего жестом пригласила Любу стрелять из арбалета. Люба пару секунд поколебалась, потом подняла правую руку, в наручи которой был арбалет, взвела его в боевое состояние и начала стрелять. Стрелы/болты один за другим полетели в сторону Парфины, но ткнувшись в эгиду осыпались на землю, не принеся богине ни малейшего вреда. Выпустив с десяток болтов, Люба остановилась. Бесполезность занятия была очевидна.

С той же улыбкой Парфина предложила Любе попытаться поразить ее из бумеранга. Люба еще помнила, что это оружие смертоносно, что неоднократно доказывалось в боях, в которых участвовала Люба. Поэтому она с опаской активировала бумеранг и бросила ее в сторону Парфины. Эффект был тот же, что и с болтами. С той лишь разницей, что бумеранг отскочил от эгиды и вернулся к Любе, которая его и схватила. Еще несколько попыток были такими же безрезультативными.

Остальные ночи были посвящены обучению Любы сражаться в воздухе с противником, который, как и она имеет летающую лошадь. Намек был очень даже очевиден, учитывая, что у Карса был черный конь, который, как и ее кобылица, наверняка обладает способностью летать.

Поначалу получалось… не очень. Все-таки, сражаться, находясь на летающей лошадке, Любе еще не приходилось. Да, конечно, на драконе она применяла и арбалет, и бумеранг, но это было оружие, так сказать, дистанционного действия. Сейчас же Парфина обучала Любу владению мечом и щитом при непосредственной стычке с противником. А если учесть, что действо происходило в воздухе, занятие усложнялось невероятно. Спасало то, что во сне Люба не уставала. Поэтому практически всю ночь она упражнялась с Парфиной в ведении боя с противником.

Но и днем покоя не было. В подготовку армии Света внезапно вмешалась богиня возмездия – Немезида. Вместе с еще одной Богиней – Никой, прихватив с собой всех ребят, она переносилась с ними из одного лагеря подготовки в другой. И не просто инспектировала, но и вмешивалась в обучение. Особенно, когда началось боевое слаживание копейщиков и лучников, к которым впоследствии присоединились меченосцы с прямоугольными щитами от головы до пят и длинными копьями.

Всего меченосцев насчитывалось четыре тысячи. По плану, разрабатываемому на битву, меченосцам отводилась роль Передового полка, который должен был сдержать наступление войска Темных сил.

Для поддержки Передового полка формировалось два полка, каждый из которых должен был занимать либо левый, либо правый фланг Передового полка, чтобы не дать противнику обойти меченосцев с флангов. В каждом полу было по семьсот копейщиков, соответственно вооруженных

Наконец, впереди войска располагалось до шестисот стрелков из лука.

Луки у них были составными, что позволяло стрелять на дистанцию до пятисот метров. Лучники первыми встречали неприятеля, осыпая его градом стрел с калеными наконечниками. Они же сооружали простые укрепления из заточенных с одной стороны кольев, которые тупым концом закапывались в землю. Острие же направлялось в сторону врага. Это позволяло останавливать как пехоту противника, так и всадников. В случае опасности, лучники расходились по флангам, помогая копейщикам прикрывать фланги от противника.

Неплохо сработала разведка, в которой ведущую роль играла Кати. Благодаря своему дару она заблаговременно узнавала о планах противника, которые тут же сообщала Ивану. Тот либо сам принимал решение по вновь открывшимся обстоятельствам, либо собирал совет рыцарей Ордена Креста, и на нем решалось, как противостоять замыслам противника.

Кроме того, Иван и рыцари обнесли все лагеря подготовки зонами зачарованности, попадая в которые шпионы Варравы начинали блудить и либо так и оставались в этих зонах навечно, либо выходили обратно, где их ловили. Так что подготовка сил Света шла споро и в достаточной степени секретно, чего не скажешь о подготовке сил Тьмы. Варрава был очень недоволен таким положением дел, пытался изменить ситуацию в свою пользу, но у него так ничего и не получилось.

А тем временем срок, отведенный на подготовку войск, подходил к завершению. Настала пора выдвигаться на исходные позиции. Силы Света постарались сделать это с соблюдением максимальной скрытности, что им удалось. Одно огорчало руководителей будущей битвы. У них совершено не было конницы, да и по количеству войск они значительно уступали силам Тьмы.

Но и эта проблема разрешилась буквально на границе с Пиренеями. Внезапно открылись десятки портов и из них стали выходить воины в блестящих кольчугах, ведущие в поводу лошадей. Это Отец Марио привел свое войско из Лауренсии. И, что интересно, в нем было как раз четыре тысячи человек. Так что силы Света и Тьмы уравнялись, что придало уверенности в благополучном исходе боя.

Когда все конники Отца Марио оказалась в этом мире, армия Света, уже не скрываясь последовала к тому самому холму, который выбрал Варрава в качестве горы Мегидо. Но армия не остановилась в том месте, который предполагался по плану Варравы. Нет, армия, обошла гору Мегидо, перешла через реку и развернулась в боевой порядок на противоположной стороне. Такому расположению способствовало два обстоятельства. С одной стороны, восходящее солнце было за спиной армии Света. А так как предполагалось, что бой займет не один час, то уж пусть лучше лучи света бьют по глазам армии Тьмы, мешая ей в наступлении. С другой стороны, как раз в этом месте располагалась невысокая горушка со срезанным верхом. Эта горушка была в виде подковы. Именно в эту «подкову» и устремились воины Света. Конечно, при таком расположении войск ни о каком отступлении не могло быть и речи. Но воины Света пришли не для того, чтобы бежать с поля боя. Наконец, в горах было много источников воды, что было нелишним при длительном стоянии и ведении боя.

Как только армия Света сняла полог секретности со своих действий, шпионы Варравы тут же сообщили о том, что армия Света выдвинулась к установленному полю боя. Варрава по тревоге поднял свое войско и быстрым шагом устремился к горе Мегидо.

Нет, армия Света не стала нападать на армию Тьмы, когда та была на марше. И потому, что исход подобной операции был непредсказуем. И потому, что нарушался боевой порядок войска. И потому, что воины Света считали себя настолько благородными, что для них было унизительным воспользоваться промахами противника.

В общем, две армии выстроились для решающей битвы друг напротив друга. Правда, со стороны, противоположной той, на которую рассчитывал Варрава. Также его ожидание того, что прошедшие в горах дожди поднимут уровень речки, что не даст армии Света перейти ее, не оправдалось. Нет, в горах знатно грохотало и сверкало как раз в том месте, где был исток этой речки. Но и только. Варрава не знал, что вмешался сам Хорос, который посчитал действия верховного демона нарушающими соглашение между богами и демонами о невмешательстве в дела людские. В результате и гром гремел, и молнии сверкали, но не пролилось ни капли дождя, обещанного верховным демоном.

Когда армия Тьмы выстроилась в боевой порядок, Варрава на своем летающем коне взлетел на вершину горы Мегидо и обнаружил, что на противоположной горе уже находится Люба на своей белой, и тоже летающей, кобылицей. Нервно проведя рукой по лицу, Варрава отдал приказ армии начинать наступление.

По этой команде черный вал (а армия Тьмы была одета в доспехи черного цвета в отличие от армии Света, чьи доспехи блестели на солнце своей белизной) покатился в сторону Армии Света. Как и было запланировано, первыми противника встретили лучники, которые осыпали врага тучей стрел. Появились первые раненые и убитые. Но это только разозлило воинов армии Тьмы и они с еще большим остервенением понеслись на позиции армии Света.

Ну, как понеслись, так и откатились назад, поскольку были встречены сдвоенным рядом пик, сквозь которые с налету прорваться не удалось.

Откатившись армия Тьмы попыталась обойти светлых с фланга. Но стойко стояли пикейщики при поддержке лучников. Да и подковообразная гора не позволяла охватить с фланга армию Света.

Тогда Варрава пустил в ход цвет своего войска – конницу. Она, как и пешие воины была встречена сдвоенным рядом пик, выставленных из второго и третьего рядов Передового полка. Послышался треск ломаемых копий, ржание раненых лошадей, предсмертные крики павших. Но не зря Варрава считал конницу лучшей частью своего войска. В него подбирались исключительно те, в ком были демонические души. Потому они были безрассудно смелы. Кроме того, они обожали Варраву, и считали за честь, умереть за него.

Напор конницы темных не ослабевал, несмотря на потери. Фронт Передового полка прогнулся, но прорваться сквозь него темные так и не смогли. А когда в первые ряды Передового полка встали рыцари Ордена Креста, вооруженные, в основном, боевыми топорами (только Илья предпочел меч) ситуация стала выправляться. Дуга стала выравниваться, отбрасывая темных на исходную позицию.

Среди рыцарей Ордена особенно отличились Вадим и Андрей. Вадим, который был на голову выше самого высокого воина в войске, играючи размахивал огромным топором. И там, где прошел этот топор, живых не оставалось. Стоящий рядом Андрей, будто бы соревновался с Вадимом в лихости. Его удары также были смертельны. Так что перед этими двумя воинами спустя некоторое время образовалось свободное место, поскольку никто из темных, даже будучи на коне, облеченном в крепкий панцирь не осмеливался вступить с ними в противостояние.

Видя, что очередная атака захлебывается, Варрава нервно дергал лицом, размышляя, как еще подхлестнуть свое войско? Наконец, Варрава решился на безрассудный шаг. Он взял в левую руку круглый щит, вскочил на своего черного летающего коня, выхватил меч из ножен и помчался по воздуху выручать свое войско. Думал ли в этот момент Варрава о том, что Люба может ему помешать? Вряд ли. Да и что может слабая женщина против сильного, да еще и вооруженного мужчины? Потому Варрава был сильно удивлен, когда вслед за ним с противоположной горы взлетела белая кобылица, на которой сидела Люба. И, судя по всему, она имела намерение сразиться с Варравой.

- Что ж, эта женщина сама выбрала свою судьбу, - подумал Варрава и направил коня навстречу Любе. Они встретились почти над речкой, разделяющих два войска. Варрава постарался вложить в первый удар мечом всю свою силу, и был ошарашен, что его меч лишь скользнул по щиту, который Люба держала в левой руке.- О, да эта девочка, понимает толк в битве на мечах, - подумалось Варраве. Но это только его раззадорило.

Лошади разлетелись в разные стороны. Но метров через двадцать всадники стали их разворачивать в обратную сторону. И вот снова навстречу друг другу несутся белая кобылица и черный, как смоль конь. Варрава постарался притормозить коня и это ему удалось. Тоже сделала и Люба. Потому во второй сшибке не только Варрава нанес несколько ударов мечом, но и сам вынужден был прикрываться мечом от разящих ударов Любы. Наконец, лошади вновь разлетелись в разные стороны.

Неизвестно, сколько бы таких сшибок еще было, и кто бы в этой битве победил, но тут Люба вспомнила слова Парфины: «И помни, что у тебя есть не только меч и щит, но и другие средства поражения».

Люба повесила щит на луку седла, подняла правую руку так, чтобы она смотрела вперед, а меч был продолжением руки, развернула кобылицу и помчалась навстречу Варраве. Когда до его коня оставалось метров двадцать, она активизировала арбалет, находящийся в правой наручи, и открыла стрельбу болтами. Особо не целилась, ведь уже давно на арбалет было наложено заклятие, которое можно объяснить просто: Стрельнул и забыл. Потому что болты сами отыскивали цель, находящуюся впереди.

Удар болтами был неожиданностью для Варравы. Тем более, что болты почти пробили его щит… который ковался в кузнице самого Гефеста. От удара болтов Варрава качнулся вправо. И в этот момент Люба активировала бумеранг, который полетел в сторону Варравы. Бумеранг обогнул шею коня и своей острой серединой воткнулся прямо в грудь Варравы, войдя внутрь, чуть ли не полностью.

Парень упал на шею коня, и только что и смог, так это развернуть коня в сторону горы Мегидо. Он думал, что Люба не решится лететь за ним в стан противника, но он ошибся. Кобылица Любы помчалась вслед и Люда приземлилась на горе почти сразу за конем Варравы.

Варрава сполз с коня и упал на землю, завалившись набок. Соскочила с коня и Люба. Она подбежала к лежащему на земле Варраве, присела и перевернула его на спину. От увиденного Любе чуть было не поплохело. Бумеранг не только прорвал панцирь Варравы, но и глубоко воткнулся в тело, сломав ребра, которые воткнулись в легкие. Края панциря также загнулись внутрь, усиливая степень поражения.

Люба с ужасом смотрела на плоды своей деятельности. В это время Варрава раскрыл глаза, и Люба поняла, что это глаза смертельно раненного человека. На какой-то миг взор Варравы прояснился, и он увидело Любу.

- Добей меня, - попросил он. – Прерви мои страдания. Мне так больно.

Что-то внутри девушки оборвалось. Она не могла убить вот так, смотря в глаза парню, которому симпатизировала. Но понимала, что выбора у нее нет.

- Прошу, добей. Облегчи мою участь. – Шептал Варрава, его слова были ели слышны и давались ему с трудом.

Девушка подавила в себе жалость. Закрыв веки, вырвала острый кинжал из правой поножи и одним ударом пробила панцирь в районе сердца. Варрава почти сразу затих, но девушка не могла распахнуть глаза. Она понимала, что проявила слабость, не смогла убить, глядя в глаза. Но она ведь девушка. Сколько раз она ставила себя, как воина выше себя – девушки.

Набравшись смелости, она раскрыла глаза и взглянула на Варраву. Его лицо озаряла счастливая улыбка, его мучения завершены. Сейчас он был красив, нет, не так, как раньше. Сейчас на краткий миг, его красота стала чистой.

Люба хотела поцеловать умирающего в губы, но в это время кто-то сзади положил ей руку на плечо, не дав этого сделать. Люба обернулась и увидела богиню Немезиду.

- А вот этого не надо делать, - Сказала богиня, явно намекая на намерение Любы.

- Почему? - в отчаянии воскликнула Люба.

- Смотри сама, - ответила богиня и кивнула в сторону тела Варравы. Обернувшись, Люба увидела, что из приоткрытого рта Варравы вытекает какой-то черный дым.

- Что это? – в ужасе воскликнула Люба, отшатнувшись.

- Черная душа Карса. Верховный демон очень рассчитывал на то, что ты поцелуешь смертельно раненого Варраву и вдохнешь этот дым.

- Так он знал, что Варрава погибнет???

- Скажем так, предполагал. Этот вариант у него, как ты говоришь, был «планом Б».

- На что он рассчитывал?

- Помнишь, в Законах Ману написано, что чандала, т.е. ребенок от брахманки и шудры, худший из людей?

Люба кивнула.

- А ты знаешь почему?

Люба кивнула, но отрицательно.

- А все потому, что чандала берет от матери доступ к брахманскому знанию и брахманской мощи, но при этом имеет мелкую душонку шудры, которому все должны. При этом чандала понимает, что, по сути, он шудра, но опьяненный силой брахмана пытается доказать всем, что он достоин быть наверху. Так из чандалы, если его вовремя не остановить, получается злодей, который ради достижения своих целей способен на любое преступление…

- …а теперь представь какой злодей родился бы от потомка богов и демонов?

- Так я должна была родить ребенка?

- Да, на это и был расчет верховного демона. Причем непременно мальчика. Это был бы такой злодей, от которого вздрогнули бы не только этот мир, но и все миры, где бы они не находились.

К этому времени дым изо рта Варравы прекратил выходить.

- Всё, душа вернулась к своему хозяину – верховному демону. Теперь можешь проститься с телом. – При этом Немезида наклонилась и вырвала из груди мертвого Варравы бумеранг, который тут же очистился от крови.

- Негоже разбрасываться дарами богов. - И подала бумеранг Любе. Та механически взяла бумеранг, поместила его в левую наручь и склонилась над телом Варравы. Она протянула руку и закрыла глаза Варравы. Слезы градом хлынули из глаз. Но как только слезы Любы попали на лицо Варравы, стало происходить что-то непонятное. Тело Варравы стало рассыпаться и исчезать, пока на земле не остался лишь след от когда-то лежавшего здесь тела.

- Что это? - прижав пальцы к губам, прошептала Люба.

- Подобное вернулось к подобному, - был ответ Немезиды. – Оставим мертвое мертвым. Не забывай, что бой еще не кончился.

Богиня взяла Любу за плечи и буквально подняла ее на ноги, повернув лицом к полю боя. А там творилось что-то непонятное. Все видели воздушную битву Варравы и Любы. Видели и то, что смертельно раненый Варрава на своем коне полетел на гору Мегидо. Видели, что Люба на кобылице помчалась вслед. Было ясно, что с Варравой всё кончено. Поэтому армия Тьмы прекратила атаковать и ожидала, что же из всего этого получится?

Не трогались с места и воины армии Света, также ожидая, чем закончится битва вождей двух армий. И когда Люба поднялась и встала так, что ее увидели воины обеих армий, у светлых вырвались крики радости. Передовой полк расступился и вперед хлынули конники Отца Марио. Но они не успели доехать даже до реки, как слева и справа из-за той горы, где стояла армия света, стали выбегать оборванные люди. Они были в тряпье, и вместо оружия у них было всякое дреколье, но горящие глаза показывали, что армии Тьмы выписана путевка на тот свет.

- Прикажи своим чтобы не мешали, - С ледяным лицом приказала Немезида. – Месть должна свершиться в полном объеме. - Люба передала мысленный приказ, и армия Света остановила свой бег, хотя на лицах было написано удивление.

А тем временем сотни оборванцев превратились в тысячи, а тысячи в десятки тысяч. И вся эта армада с криками ярости обрушилась на армию Тьмы. Поначалу партизаны (а это были они) получали достойное сопротивление, все-таки темные были воинами. Но никакие потери не могли остановить орущую орду озлобленных людей. Потому на место одного убитого вставали десятки, а на место десяти убитых – сотни. Постепенно сопротивление воинов Тьмы слабело, лучшие воины были убиты, причем не всегда гуманным способом, т.е. с помощью меча, стрелы или копья. В конце концов, битва переросла в избиение оставшихся в живых. Пленных не брали. Через пару часов всё было кончено. И перед изумленными рядами армии Света предстало побоище, усыпанное телами павших.

Как только битва закончилась, рядом с Любой появилась еще одна богиня – Ника. Она молча возложила на голову Любы лавровый венок победителя, который тут же превратился в золотую корону. Сияя от радости, Ника напомнила

- Помни, что ты относишься к силам Света. Поэтому похоронить павших в битве твоя святая обязанность.

Так закончился Армагеддон.

0
15
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации